Наращивание потенциала торгово-экономического сотрудничества России со странами АТЭС

Дипломная работа

Перечень сокращений

АСЕАН

АТР

АТЭС

БАМ

ВАС

ВВП

ВПК

ВРП

ВСТО

ГЧП

ДФО

ИДВ РАН

ИМЭМО

ИЭИ ДВО РАН

к.э.н.

ППС

РАН

РАЕН

РК

САР

СВА

СП

т.д.

Транссиб

ЮВА

Введение

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что Азиатско — Тихоокеанский регион является крупнейшим по масштабам и одним из наиболее динамично развивающихся регионов мира. Именно здесь формируется новый передовой экономико-политический и геостратегический центр, где сталкиваются интересы ведущих мировых держав — США, Китая, Японии, России и стран АСЕАН.

На фоне интеграционных процессов, происходящих в АТР, АТЭС представляет собой крупнейшее и наиболее амбициозное экономическое объединение. На долю экономик — участниц АТЭС приходится более 53% мирового ВВП (по ППС) и 44% объема мировой торговли, при этом уровень ВВП на душу населения на 40% выше средне-мирового уровня. В настоящее время основными игроками в АТР на территории Северо-Восточной Азии являются КНР, Япония и Республика Корея. Доля внешнеторгового оборота этих стран составляет более, чем 2/3 от общего объема товарооборота стран СВА. Характерная особенность интеграционных процессов в данном регионе — многоуровневость. В данном регионе отсутствует тесная структура межгосударственной координации, как, например, в Европейском Союзе. Таким образом интеграционные процессы между вышеупомянутыми экономическими лидерами СВА происходят на трех уровнях:

·
двустороннего межгосударственного сотрудничества,

·
сотрудничества в рамках субрегиональных группировок типа АСЕАН,

·
на уровне форума АТЭС.

Учитывая, что в многоуровневой иерархии интеграционных процессов в АТР АТЭС занимает наивысший уровень, то есть представляет собой интеграционное объединение глобального масштаба, можно говорить о постепенном превращении АТЭС в универсальную межгосударственную координирующую институциональную организацию.

16 стр., 7792 слов

Реферат: Статья: Финансовые основы развития интеграционных процессов стран Западно-Африканского экономического и валютного союза

... стран западноафриканского интеграционного комплекса; проанализировать принципы и механизмы формирования интеграционных процессов стран зоны ЗАЭВС; осуществить компаративный анализ макроэкономического регулирования интеграционных механизмов региональной конвергенции и интеграции зарубежных стран, в частности, стран Европейского экономического и валютного союза со странами зоны ЗАЭВС; определить и ...

Организация форума АТЭС была основана в 1989 году на совещании министров иностранных дел и финансов стран Азиатско — Тихоокеанского региона. Сегодня АТЭС объединяет экономику, в том числе Россию (принято употреблять именно этот термин для участников АТЭС, так как Тайвань и Гонконг не являясь независимыми странами, являются полноправными членами АТЭС).

Основной целью АТЭС является обеспечение устойчивого экономического роста и процветания в АТР. Главные направления деятельности АТЭС сводятся к четырем аспектам:

·
либерализация инвестиционного режима и создание открытого торгового режима,

·
облегчение условий ведения бизнеса в АТР,

·
экономическая и технологическая международная кооперация,

·
улучшение качества людских ресурсов в этом субрегионе.

Эффективное сотрудничество и решение проблем в данных областях актуально и для Российской Федерации. Таким образом, экономическое сотрудничество России со странами АТЭС может дать импульс для решении целого ряда приоритетных задач и проблем Российской экономики, обеспечивая одновременно активизацию ее внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности в данном субрегионе. Необходимым критерием полноценного включения России в разделение труда данного субрегиона является повышение регулирующей роли государства. Регулирующие функции государства должны быть направлены на обеспечение:

·
выполнения взаимных обязательств федерального центра и регионов Дальнего Востока и Крайнего Севера,

·
повышения транспарентности предпринимательской деятельности,

·
предсказуемости развития предпринимательской среды в стране (как для внутренних, так и для иностранных инвесторов),

·
исполнения сметных нормативов ценообразования (во избежание применения коррупционных схем).

Программы финансирования из центра должны осуществляться с целью всемерного развития хозяйствующих субъектов Дальневосточного региона. Усовершенствования в таких секторах экономики Дальнего Востока, как транспорт, оборона, добыча и переработка полезных ископаемых, рыболовство и т.д. — представляются ключевыми критериями для повышения экономического потенциала России в развитии сотрудничества со странами АТЭС. Важно, чтобы привлечение иностранных инвестиций и расширение экономических связей подчинялись целям стратегии национального экономического развития страны в целом, а не были направлены исключительно на развитие отдельных ее частей.

4 стр., 1609 слов

Реферат: Основные тенденции и проблемы развития экономических стран Еврозоны

... экономической консолидации и, как следствие, к ускоренному экономическому росту». Перспективы развития европейской валютной интеграции связанными с двумя аспектами: ; экономическими перспективами основных странах Европейского валютного союза и быстротой решения тех экономических проблем ... переходу от плановой экономики к рыночной в некоторыхстранах Центральной и Восточной Европы, ЕС был расширен ...

Учитывая, что в 90-е годы Россия преимущественно ориентировалась на Запад, восточные направления внешнеэкономической деятельности были сильно ослаблены, что привело к потере позиций России в экономике Китая, Японии, КНДР, Индии, Монголии, Вьетнаме и странах АСЕАН. Как следствия довольно длительного игнорирования восточного внешнеэкономического направления, Россия пока слабо участвует в интеграционных процессах в АТР. В этих условиях Россия рассматривается рядом стран АТЭС с позиций источника ресурсного обеспечения, особенно это актуально для стран и территорий с высоким инвестиционным потенциалом и нехваткой энергоносителей (таких как Сингапур, Тайвань, Гонконг).

Менее развитые страны, как, например, Вьетнам, КНДР, Монголия — экономические партнеры еще СССР — помимо ресурсной базы Дальнего Востока России заинтересованы в возможности использования разработок еще «доперестроечного» периода.

В последние десятилетия появилось немало научных работ, посвященных проблемам развития Дальнего Востока России и экономик, входящих в состав АТЭС. Однако в работах не был представлен всесторонний анализ потенциала развития основных векторов внешнеэкономического сотрудничества России и АТЭС, который учитывал бы необходимость:

·
развития России, как экономически и территориально целостной
единицы,

·
разработки и применения адекватной стратегии структурной модернизации и перестройки национального хозяйства РФ,

·
гибкого и компромиссного согласования интересов и потенциала преимущественно регионов Дальнего Востока России с предложениями и потребностями контрагентов из экономик АТЭС,

·
выявления наиболее эффективных направлений для активизации экономического сотрудничества России в целом и Дальневосточного региона в частности с членами АТЭС.

Не вызывает сомнения, что России в век глобализации и усиления интеграционных процессов необходимо укреплять свои экономические позиции в АТР, прежде всего путем активного участия в деятельности АТЭС.
Все вышесказанное определяет степень актуальности выбранной темы.

Степень научной разработанности темы дипломной работы. В качестве методологической основы для анализа возможностей и определения потенциала торгово-экономического сотрудничества Российской Федерации и стран АТЭС использовался системный подход. Для анализа статистической базы, представленной в статистических сборниках РФ и стран АТЭС (как организации в целом, так и отдельных экономик-участниц в частности) использовались экономико-статистические методы исследования, на основании которых были сделаны выводы о наиболее перспективных направлениях сотрудничества России в АТР.

Теоретическую базу исследования составили работы российских ученых, занимающихся вопросами сотрудничества России с партнерами из АТЭС, таких как С. Алабян и А.Барковский, академик РАН А. Гранберг, директор ИМЭМО РАН А.Дынкин, академик РАЕН А. Коржубаев, директор ИЭИ ДВО РАН П. Минакир, директор ИДВ РАН М. Титаренко. Кроме того, дипломная работа опирается на исследования и других российских ученых, затрагивающих проблемы социально-экономического развития стран АТЭС, таких как Д. Гордиенко, C. Лузянин, В. Мазырин и другие. Для анализа текущего состояния торгово-экономического сотрудничества России с членами АТЭС и оценки перспектив его расширения и углубления использовались данные аналитических справочников о сотрудничестве России и АТЭС, изданные Институтом Дальнего Востока Российской Академии Наук совместно с Министерством Иностранных Дел РФ. Так же использовались работы, опубликованные в Центре современных исследований по Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанскому региону (Россия), Университете Беркли, Стэндфордском Университете (США), Hанькайском университете (КНР).

20 стр., 9526 слов

Реферат: Экономические отношения России со странами СНГ

... аспекты сотрудничества России со странами ... связей, анализ соответствующих институциональных, структурных и прочих изменений. Некоторые результаты такого анализа излагаются в моей работе. 2.РЕСУРСНЫЙ И ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ. Страны СНГ обладают большим природным и экономическим ... связи с разрывом коо­перационных связей, по оценкам, недополучало ежегодно 40% своего ВВП. Потеря свободных торговых ...

Несмотря на внушительное количество публикаций по вопросам сотрудничества России и стран АТЭС, ряд проблем был недостаточно изучен. Так, например, без научного внимания остались области комплексного анализа, касающегося оптимизации внутрирегиональной хозяйственной деятельности и межрегионального сотрудничества с целью повышения региональной конкурентоспособности для формирования потенциала их сотрудничества со странами АТЭС. Кроме того, недостаточно изучены перспективы адаптации к Российской экономической реальности опыта стран АТЭС по применению программно-целевого подхода в реализации стратегии развития партнерского сотрудничества.

Целью данного исследования является разработка стратегических предложений по наращиванию потенциала торгово-экономического взаимодействия Российской Федерации с экономиками — участницами АТЭС с учетом необходимости:

·
обеспечения структурной перестройки и модернизации региональной экономики Сибири и Дальнего Востока (с одной стороны),

·
формирования адекватных реальных и взаимовыгодных условий, способствующих углублению инвестиционного, торгового и хозяйственного, технологического и инновационного партнерства (с другой стороны).

В соответствии с поставленной целью были сформулированы следующие задачи:

·
исследовать современное состояние регионального и глобального торгово-экономического сотрудничества России и стран АТЭС и определить основные направления взаимодействия, выделить наиболее перспективные области кооперации, определить потенциал инновационной составляющей этих сфер и пути его увеличения;

·
с учетом непредсказуемо изменяющейся экономической ситуации (в результате мирового финансового кризиса) выявить основные тенденции в развитии сотрудничества России со странами, обладающими высоким экономическим потенциалом — КНР, Республикой Корея и Японией;

·
выявить ключевые направления приграничного партнерства, с целью формирования зон с особым экономическим режимом для придания импульса развитию территории Дальневосточных регионов РФ;

·
определить основные конкурентоспособные области сотрудничества РФ с Азиатско-Тихоокеанскими странами в рамках форума АТЭС, исходя из национальных экономических интересов России в АТР;

13 стр., 6335 слов

Курсовая работа: Экономическая интеграция стран: достижения и проблемы

... объяснить достижения и проблемы экономической интеграции стран. В соответствии с поставленной целью в процессе написания курсовой работы решены следующие задачи: обоснованы теоретические основы «экономической интеграции», определены достижения «экономической интеграции» и обозначены её проблемы ...

·
оценить масштаб и значимость торгово-экономического партнерства и сотрудничества РФ и КНР;

·
выявить основные методы повышения роли государства в реализации целевых мер регионального развития и применения программ торгово-экономического партнерства, опираясь на опыт стран АТЭС.

Научная гипотеза:

На основании сравнительного анализа объема, интенсивности и структуры торгово-экономического сотрудничества РФ и стран СВА (Японии, КНР и Республики Корея) можно утверждать в среднесрочной и долгосрочной перспективе, что КНР, наряду с тем, что является активным членом ШОС и имеет двусторонние соглашения стратегического пратнерства с Россией, является к тому же ведущим партнером РФ среди стран АТЭС, который увеличивает интенсификацию российского участия в деятельности данного форума. Что же касается Японии и Республики Корея, то на сегодняшний день они могут только косвенно повлиять на эффективность торгово-экономического сотрудничества России в рамках АТЭС.

Методологической и теоретической основой данного исследования послужили труды как отечественных, так и зарубежных ученых экономистов, политологов, социологов и историков, исследователей сферы торгово-экономического сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе. При проведении данного исследования и изложения материала нашли применение общенаучные подходы (материалистический, системный и др.) и методы научного познания (индукция и дедукция, анализ и синтез, методы логического моделирования, теоретического и эмпирического исследования, исторический метод, сравнительный и статистический анализ).

Научная новизна работы.

В работе дается обоснование необходимости проведения мер по модернизации и развитию региональной экономики российского Дальнего Востока и Сибири, как ключевого фактора обеспечения национальной безопасности в контексте экономической и территориальной целостности РФ. На основании результатов исследования было выявлено, что в современных условиях смены глобальной экономической парадигмы, основные положения Концепции отношений РФ с АТЭС (2001г.) нуждаются в основательном пересмотре. Исходной точкой новой Концепции должны стать четко детерминированные национальные интересы России в АТР, с целью реализации взаимовыгодного и равноправного партнерства для увеличения экономического и инновационного потенциала страны в целом и российского Дальнего Востока в частности.

Кроме того, доказано, что для эффективного развития Дальневосточных регионов требуется с одной стороны проведение политики программно-целевого участия государства, с другой — стратегически-рациональное использование многогранного потенциала экономик АТЭС, в том числе в управленческой, финансовой и инновационной сферах. Более того, для поступательного развития Дальневосточных и Сибирских приграничных территорий РФ требуется интенсификация и рационализация государственного регулирования приграничного сотрудничества. На первый план выходит необходимость создания зон с особым экономическим режимом, что позволит улучшить инвестиционный климат не только для отечественных, но и для зарубежных инвесторов.

3 стр., 1205 слов

Домашняя работа: Эволюция Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества

... согласованной схеме; реализацию коллективного плана действий; экономическое и техническое сотрудничество (ЭКОТЕК) Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество «Россия 2012» : Бюллетень Российского центра исследований форума «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» (Российского центра исследований АТЭС). 2011. 16-31 января. №6. 15с ...

В работе даны обоснования, что ведущая регулирующая роль для наращивания потенциала торгово-экономического сотрудничества РФ и стран АТЭС должна принадлежать именно государству. Путем реализации государственных административных и экономических мер регулирования, проведения рационально обоснованных средне- и долгосрочных программ развития конкретных регионов государство способно создать устойчивую, транспарнетную и предсказуемую базу для расширения и углубления международного сотрудничества.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты позволяют:

·
более полно и разносторонне оценить потенциал торгово-экономического сотрудничества РФ и стран АТЭС;

·
детерминировать наиболее серьезные проблемные вопросы в сфере взаимовыгодного партнерства;

·
выявить новые эффективные пути развития Дальневосточных и Сибирских приграничных территорий, основанные на программно-целевом подходе государственного участия в модернизации региональной экономики, что, учитывая опыт стран АТЭС, способствует интенсификации международного торгово-экономического сотрудничества.

На основании данной работы возможна разработка основных векторов программы развития Сибири и Российского Дальнего Востка с целью увеличения региональной конкурентоспособности и экономического потенциала, совершенствования национальных хозяйств для последующего взаимовыгодного сотрудничества с экономиками АТЭС.

Структура дипломной работы.

Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. Первая глава посвящена современному состоянию торгово-экономического сотрудничества России и стран АТЭС. Во второй главе дается оценка экономического потенциала РФ и выявляются перспективные сферы сотрудничества. В третьей главе анализируются внешнеэкономические связи России и КНР.

1. Современное состояние регионального торгово-экономического сотрудничества России и стран АТЭС, .1 Общая характеристика экономического взаимодействия РФ со странами АТЭС

В век глобализации региональное экономическое сотрудничество приобрело качественно новую характеристику — развиваясь по собственным «внутренним» законам, оно в то же время стало детерминировать глобальные социально-экономические процессы и влиять на их динамику как в отдельных странах, так и в целых регионах. За последние два десятилетия интеграционная экономическая организация АТЭС достигла выдающихся результатов и не собирается останавливаться на достигнутом.

Что касается позиций России во внешней торговле с экономиками АТЭС, то участие РФ в товарообороте представляется весьма скромным на фоне остальных торговых партнеров. Статисктика свидетельствует о том, что удельный вес РФ в экспорте с экономиками АТЭС (кроме Монголии и КНДР) колеблется от 0 до 1,27%, а в импорте — от 0 до примерно 3%, что сопоставимо с показателями небольших развивающихся стран, таких как КНДР, Бруней, Лаос, Монголия и Камбоджа. Наибольший удельный вес России — в импорте КНР (3%).

15 стр., 7033 слов

Курсовая работа: Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество

... и жизненный уровень нашего народа. Глава 1. Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС) .1 Форум АТЭС Создание Форума «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС) в 1989 году было, в первую очередь ... могут внести и уже вносят свой вклад в развитие многостороннего экономического сотрудничества России с государствами АТР, значительно повысив его эффективность. На ...

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Россия в количественном отношении не является значительным фактором для экономик АТЭС.

Однако реальная ситуация сложнее и обстоит следующим образом: Россия не занимает весомые торговые позиции в экономиках стран АТР, равно как и страны региона не играют значительную роль в экономике России. Однако, несмотря на такое положение дел, Россия больше заинтересована в сотрудничестве с ведущими странами АТЭС, чем они с ней. Причиной тому стала узкая направленность российского экспорта — Россия не скрывает своей заинтересованности в высокотехнологичной продукции, но взамен она может предложить странам региона либо сырье либо полуфабрикаты. Что же касается наукоемких и высокотехнологичных отраслей российской экономики, то в Азиатско-Тихоокеанском регионе они представлены скудно, исключение составляет лишь сфера оборонно-промышленного комплекса.

Есть масса причин как объективного, так и субъективного характера (как, например, многолетняя недооценка дальневосточного региона, перекос в федеральной политики в сторону западной части России), которые привели к такому плачевному положению дел. По итогу экономическое состояние и перспективы азиатских регионов РФ весьма неоднозначны. Очевидно, что по конкурентоспособности и темпам развития дальневосточные регионы заметно отстают от от основных экономик АТЭС.

Основными трудностями на пути реализации экономического потенциала азиатских территорий РФ представляются:

·
их культурная, геофизическая и социально-экономическая изоляция от европейской части России с наиболее развитыми отраслевыми рынками,

·
низкий уровень транспортной инфраструктуры при огромных размерах российской территории,

·
низкая плотность заселения по очаговому принципу,

·
суровый климат и нестандартные условия для ведения сельского хозяйства,

·
затратность производства и сезонность грузоперевозок, обеспечивающих северные и арктические части дальневосточного региона всем необходимым.

Прямо или косвенно проблемы неразвитой транспортной и энергетической инфраструктуры остаются ключевыми причинами неконкурентоспособности произведенных товаров, продукции и услуг.

В первые полтора-два десятилетия после распада СССР, Дальний Восток России представлял собой наиболее криминализированный и, можно сказать «маргинальный» регион, однако в последнее время наметились позитивные тенденции — федеральные власти стали проявлять к Дальневосточным территориям больше внимания. Несмотря на это далеко не все решения из центра можно назвать однозначно положительными (например, увеличение пошлин на ввоз поддержанных автомобилей).

Нынче официальный курс федеральных властей направлен на развитие экономики Дальнего Востока с целью ее максимального приближения по экономическим показателям к европейской части РФ. Вторым этапом будет постепенная интеграция Дальнего Востока в торгово-экономическую матрицу АТР, но не в «бесхозном» состоянии, а в качестве неотъемлемой и значимой части сильной экономически целостной державы. В подтверждение вышесказанного уместно упомянуть наиболее значимые государственные документы, направленные на экономическое развитие Дальнего Востока:

10 стр., 4502 слов

Автореферат: Торгово-экономическое сотрудничество между Российской Федерацией и Республикой Корея тема диссертации по экономике, полный текст а

... экономического сотрудничества на данном направлении. Торгово-экономическое сотрудничество между Российской Федерацией и Республикой Корея получило новый импульс развития на рубеже веков в контексте общего повышения заинтересованности России ... РФ, РК и КНДР) как способствующих улучшению общей обстановки на Корейском полуострове и ... президента России В.В.Путина, публикации и монографии российских ...

·
Федеральная целевая программа экономического и социального развития Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года;

·
Развитие Владивостока, как центра международного сотрудничества в АТР;

·
Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2015.

В последнем документе говорится о том, что «стратегические ориентиры должны опираться на реализацию комплексных мер государственной поддержки, включая создание системы специальных преференций и стимулов». Как справедливо заметил в своем интервью М. Николаев, цели и задачи Стратегии, как и других программ, могут быть достигнуты при наличии адекватного объема финансирования и при условии, что удастся привлечь российский и зарубежный капитал.

Несмотря на положительную динамику российской политики в отношении Дальневосточных территорий, ученые востоковеды подчеркивают: «Проводя прагматический внешнеполитический курс, активизируя его азиатское направление, прежде всего на путях стратегического сотрудничества с Китаем, опираясь на известные позитивные сдвиги в экономике и государственном строительстве, Россия смогла бы выйти из зоны политического небытия в Восточной Азии, хотя остаются серьезные проблемы по обретению и упрочению экономических позиций в регионе».

Как бы это не было прискорбно, но несмотря на все Стратегии и Программы, перечень конкретных дел РФ по продвижениию своих национальных интересов и углублению сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе в рамках участия в АТЭС не поражает ни масштабами, ни содержанием. Россия, как крупнейшая держава в таком обширном регионе, как АТР, могла бы иметь больший политико-экономический вес в АТЭС, чем она имеет сегодня.

Что касается стратегических основ внешнеэкономической деятельности Российской Федерации, то в долгосрочной перспективе (до 2020 года) они направлены на создание необходимых условий для выхода России на лидирующие позиции в мировой экономике путем эффективного участия в системе международного разделения труда и повышения конкурентоспособности национального хозяйства. Помимо указанного, Россия стремится играть более значимую роль в решении глобальных проблем и принимать непостредственное участие в формировании нового мирового экономического порядка. Однако в нынешних условиях глобализации это невозможно без инициативного и активного участия в международных организациях и интеграционных экономических объединениях типа АТЭС.

То есть главной целью РФ должно быть стремление не оказаться на переферии мировых процессов, эпицентр которых переместился в веке в азиатскую часть земного шара. При оценке возможных проблем и потенциальных перспектив, сопутствующих вовлеченности Российской Федерации в интеграционные процессы Азиатско-Тихоокеанского региона, по мнению академика М. Л. Титаренко, следует исходить прежде всего из того, что «эти процессы имеют характер объективного явления, подготовленные процессами экономического развития региона, формированием международного разделения труда на базе развития производительных сил стран региона. Они будут идти и дальше — с возможными подъемами и спадами — независимо от субъективной политической воли и желаний, оставляя на обочине тех, кто выпадет из этих процессов». Такое мнение кажется автору справедливым.

4 стр., 1605 слов

Дипломная работа: Роль налогов в социально-экономическом развитии страны на примере НК по Акмолинской области

... метод иногда называется методом субординации или властных предписаний ... 1.2 Роль налогов в социально-экономическом развитии страны ХХ век показал, что одним из основных направлений внутренней политики любого ... социальная политика, которая направлена на удовлетворение потребностей общества и включает в себя в качестве подсистем: политику доходов, в том числе заработной платы; политику социальной ...

Анализируя перспективы и потенциал торгово-экономического сотрудничества России в АТР, в первую очередь со странами АТЭС, можно сделать вывод, что первостепенное значение для РФ имеют отношения с КНР, которые являются ключевым элементом российского экономического присутствия в данном регионе. По сути, при благоприятных условиях, эти отношения могут послужить катализатором для реализации масштабных проектов в других азиатских странах, особенно учитывая, что Китай на современном этапе не только занимает прочные позиции в АТР, но и является одним из глобальных экономических лидеров. Как отмечает Н. П. Малетин, в сложившихся условиях нет ничего зазорного в том, чтобы двигаться за лидером и попытаться совместно реализовать те или иные инфраструктурные проекты в третьих странах, «не упуская при этом своей выгоды и не поступаясь собственными интересами». По мнению эксперта-китаиста А. В. Лукина, России не следует опасаться экономического сотрудничества с Китаем пусть и в качестве временного сырьевого придатка, боятся следует того, что плоды этого экономического партнерства не попадут в государственную казну, а если и окажутся там, то будут немедленно разворованы.

В сложившейся ситуации представляется целесообразным развивать стратегическое партнерство не только с Китаем, но и сдругими странами АТР, например с Вьетнамом. Цель такого вектора экономической политики — подстраховаться от возможной односторонней зависимости от сотрудничества с Китаем. Такая точка зрения найдет встречный отклик и поддержку в странах АТР, которые в свою очередь заинтересованы в дивесификации рисков, связанных с гегемонистскими настроениями Китая в области проведения более жесткой и напористой внешней политики.

.2 Основные направления экономического сотрудничества России со странами АТЭС

В последние годы начался активный процесс формирования основных наиболее перспективных направлений, по которым государство и российские частные компании (на основе государственно-частного партнерства) смогут реально внести занчительный вклад в развитие многосторонней экономической кооперации с экономиками АТЭС.

СОТРУДНИЧЕСТВО В СФЕРЕ ЭНЕРГЕТИКИ И ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

На фоне прочих потенциально взаимовыгодных направлений экономического сотрудничества на первый план выходит энергетика и связанное с ней обеспечение энергетической безопасности. Речь здесь идет не только о поставках энергоресурсов в бесперебойном режиме, но и о реализации проектов в сфере энергетики в третьих странах. Конкурентные преимущества России в данной сфере не ограничиваются простым наличием у страны огромных запасов энергоресурсов:

·
Россия способна предоставить высокотехнологичные услуги по строительству новых и модернизации существующих объектов энергетического сектора,

·
У России есть коллосальный опыт управления энергоресурсами, в рамках совместной эксплуатации в третьих странах.

Вопросы энергетической безопасности всегда были насущными, но сейчас они приобрели еще большее значение. Именно в этой сфере тесно переплетаюся и взаимодополняются интересы РФ, Японии, КНР и Южной Кореи. Как известно, на экономики АТЭС приходится свыше 60% глобального спроса на энергоносители, а 6 из крупнейших потребителей энергии в мире — члены АТЭС. Парадокс заключается в том, что главные потребители энергоресурсов не используют ресурсный потенциал дальневосточных регионов РФ и большую часть сырья везут с Ближнего Востока. По сути у стран АТЭС и России есть все необходимое для реализации крупномасштабных многосторонних проектов в сфере энергетики на базе Восточносибирских нефтегазовых месторождений. Однако такому вектору развития препятствует ряд факторов в основном субъективного характера, связанных преимущественно с определением устраивающей всех цены на нефть на долгосрочную переспективу. Кроме того, спос на российские энергоносители подвержен влиянию негативных факторов, таких как:

·
рост объемов потребления газа или нефти самой Россией,

·
снижение спроса на энергоносители со стороны Китая и других стран АТЭС,

·
активное потребление дешевых энергоносителей из Туркмении.

В отношениее данной проблемы сформировано два подхода:

·
основанного на долгосрочных преимуществах,

·
основанного на краткосрочной выгоде.

С одной стороны России выгодно играть на противоречиях Китая и

Японии, связанных с соперничеством этих двух стран в рамках АТЭС. Такой подход позволит России извлечь краткосрочную выгоду. С другой стороны гораздо более значительным достижением было бы объединение синергетического потенциала трех держав с целью создания в долгосрочной перспективе единого энергетического пространства в Северовосточной Азии. «Для того, чтобы не ограничить свою роль положением энергетического донора региона, — пишет В. Михеев — России следует осознать свою объективную потребность в усилении китайско-японского взаимодействия, а не конкурентного противодействия». Хотя, к сожалению большинство стран АТР, выстраивая свои торгово-экономические отношения с Японией или Китаем, исходят только из своих собственных интересов и ориентируются на получение краткосрочной выгоды.

АТОМНАЯ ЭНЕРГЕТИКА И РАЗРАБОТКИ В СФЕРЕ КОСМИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ

Что касается сферы атомной энергетики и космическийх технологий, то у РФ пока еще сохранились конкурентные преимущества.

На сегодняшний день Россия помогает таким государствам, как Вьетнам, Малайзия, Индоезия, Филиппины и Тайланд реализовывать проекты в сфере атомной энергетики. Чаще всего энергетика в этих странах создается с нуля.

Изначально, заинтересованная страна устраивает тендер, по итогам которого выигравшая страна подписывает контракт на строительство АЭС, обеспечение всей безопасности инфраструктуры и обучение персонала. Наиболее масштабные проекты по строительству АЭС у РФ во Вьетнаме — там предполагается построить две АЭС к 2020 году. Однако, у российских компаний (например у «Атомстройэкспорта») есть мощные и влиятельные конкуренты — зарубежные инвесторы, которые часто предлагают более выгодные финансовые условия. Помимо того, существует еще одна проблема — слишком большой объем уже взятых обязательств. Таким образом существует прямая угроза исчерпания экспортного потенциала РФ в области атомной энергетики.

Если говорить о космической сфере, то сотрудничество на этом поприще можно охарактеризовать, как перспективное и находящееся на начальной стадии развития. Тем не менее уже сейчас идет работа по разработке и реализации программ по таким направлениям, как:

·
запуск спутников и других космических аппаратов (невоенного назначения),

·
разработка спутниковой навигации,

·
сотрудничество в области астробиологии и космических медицинских технологий.

Во всех вышеперечисленных сферах Россия имеет обширный опыт.

Именно это конкурентное преимущество и позволяет РФ выступать в качесте поставщика технологий в менее развитые страны.

ОБОРОННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

В последние десятилетия страны восточноазиатского региона занимают одно из центральных мест в приоретах российского оборонно-технического сотрудничества. Страны АТР характерезуются не только высокими темпами экономического роста, но постоянно увеличивающимися расходами на оборону, что делает их перспективными партнерами для военного экспорта РФ. Многолетний опыт сотрудничества России с такими странами, как Китай, Вьетнам, Индия и др. в сфере ОПК позволяет РФ занимать довольно прочные позиции на региональном рынке, что с каждым годом становится все проблематичнее в виду появления новых сильных конкурентов.

СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ ТРАНСПОРТНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ И РАЗВИТИЯ МОРСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

Географическое положение России дает ей беспрецедентное преимущество. Россия издревле считалась естественным транспортным и коммуникационным мостом между Европой и Азией. Для обеспечения транспортной связи используются две основные железнодорожные магистрали:

·
Транссиб,

·
БАМ.

Однако, техническое состояние железнодорожного полотна не отвечает

нынешним требованиям для осуществления удобных и быстрых грузоперевозок. Ситуация отягчается еще и тем, что уровень перевалочного тарифа через Дальневосточный регион и Сибирь необоснованно высок, таким образом импорт и транзит, идущие с этого направления невыгодны.

К сожалению, из-за обострения на Корейском полуострове на неопределенный срок заморожен проект трансевразийской магистрали (стыковка Транссиба с транскорейской веткой), которая смогла бы составить конкуренцию морским путям из Азии в Европу. В то время пока Россия не извлекает выгоду из своего географического положения, стали появляться планы по возрождению «Великого Шелкового пути» в обход РФ.

Немаловажными для стран АТЭС и России являются и морские коммуникации. Морская коммуникация (преимущественно контейнерные перевозки) между странами АТЭС и Россией обеспечивается в основном судами Республики Корея и Японии. Такой расклад негативно влияет на конкурентоспособность российских производителей, так как значительно растут транспортные издержки. Чтобы немного подправить положение в Приморье с 2009 года ведутся крупномасштабные работы по строительству крупнотоннажных современных верфей. Данные проекты осуществляются с привлечением как российского, так и иностранного капитала.

ВЫВОД:

В последние десятилетия направленность российской инвестиционной активности стала ориентироваться на регионы Дальнего Востока и Сибири. В самое ближайшее время принятые меры, направленные на:

·
подъем и развитие производительного потенциала Дальнего Востока и Сибири,

·
внедрение российской экономики в интеграционные процессы АТР могут дать видимые экономические результаты и практическую отдачу.

Показатели результативности проведенных мер, по мнению российского научного сообщества, напрямую зависят от того, по какому пути будет идти развитие российского дальневосточного региона. В случае, если внутрироссийское экономическое развитие будет продолжаться в среднесрочной перспективе в рамках сырьевой и ресурсодобывающей модели, участие России в региональных экономических процессах будет происходить на невыгодных ей условиях, и РФ со временем превратиться из субъекта регионального развития в объект соперничества внешнх сил. В случае же, если оно пойдет по инновационному пути, Россия закрепится как один из направляющих факторов регионального развития.

Во многом результаты сотрудничества РФ и экономик АТЭС определяются инициативностью и усилиями частного сектора и исполнительной власти субъектов РФ, которые должны быть направлены на достижение эффективности этого сотрудничества. Особое значение имеет развитие системы прямых контактов между представителями предпренимательских кругов РФ и АТЭС. По итогу, именно от деловых кругов стран будет зависеть масштаб и эффективность торгово-экономического сотрудничества. При этом важно, чтобы федеральная власть смогла дать стратегические ориентиры для российского бизнеса в АТР, в контексте которых предпренимательские круги смогли бы четко сформулировать свои собственные цели.

В последние несколько лет форум АТЭС сфокусировался на разработке и реализации структурных реформ, которые позволили бы усовершенствовать систему корпоративного и государственного управления, создать базу для честной конкуренци, разработать регулирующие реформы и программу развития экономической и юридической инфраструктуры. Цели, которые преследует АТЭС близки и РФ. Однако для их достижения России требуется комплексная модернизация в области корпоративного управления, либерализации экономики, возрождения работоспособного института права и создания развитых демократических институтов. Усовершенствования во всех этих сферах можно добиться, используя сотрудничество с АТЭС в целом и с рабочими группами АТЭС в частности.

Сейчас АТЭС претерпевает трансформацию, чтобы соответсвовать нынешней экономической парадигме и отвечать новым вызовам современности. Изменились проблемы — изменился и подход к их решению. Например, проблемы с таможенным налогоообложением в АТР в большинстве случаев решены (или находятся в процессе решения), но появилась новая форма проблем — «после границы», связанных с увеличением таможенных тарифов, провозом контрабанды, ввозом некачественной продукции и т.д. Решение данных проблем будет находится в ведении различных рабочих органов АТЭС. В обозримом будущем АТЭС расчитывает унифицировать и стандартизировать процесс торговли для всех стран АТР. Для России эти проблемы также актуальны, особенно, если учесть, что РФ по срокам реализации импортно-экспортных операций очень сильно уступает остальным членам АТЭС.

Относительно недавно в Японии под редакцией бывшего посла в России К. Ватанабе был опубликован сборник эссе по теме: «Как вовлечь Россию в дела АТР и какова будет взаимная выгода от ее интеграции в регион?». Над сборником работали известные специалисты из 6 азиатских стран: Японии, Китая, Южной Кореи, Филиппин, Таиланда, Сингапура. Главной задачей экспертов являлось предоставление оценки торгово-экономического потенциала России и полезность от ее интеграции в экономические процессы АТР исходя из национальных интересов своих стран. Особенность всех без исключения работ, как подчеркивает К. Ватанабе, это отсутствие в них даже малейшего намека на «образ» РФ как государства, от которого может исходить какая-либо угроза безопасности и

миру в регионе. По мнению авторов сборника, России требуется экономическая помощь и поддержка для развития Дальневосточного региона. Кроме того, авторы придерживаются позиции, что России сможет стать активным участником эффективной экономической интеграции в АТР в том случае, если «стабилизируются все обстоятельства в самой России и окончательно определится путь, по которому пойдет страна».

Необходимость укрепления позиций России и ее стабильного экономического присутствия в АТР — наиболее динамично развивающемся регионе века — является ключевым параметром для ведения успешной внешнеэкономической деятельности на восточном направлении. России необходим решительный и долгосрочный поворот на Восток. Однако, как говорилось ранее, в первую очередь Россия должна справится с проблемами внутреннего характера (социально-экономического развития азиатской части страны, увеличение экономического потенциала Дальнего Востока путем развития транспортной и финансовой инфраструктуры в этих регионах), создание экономически целостной державы, определение национальных интересов страны в АТР и конкретных потребностей и ожиданий регионов от сотрудничества с экономиками АТЭС) и только затем постепенно интегрироваться в экономические процессы в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Конкретно сейчас позиции России в АТР довольно уязвимы в силу таких обстоятельств, как:

·
жесткие климатические условия Дальнего Востока и Сибири (что в свою очередь является причиной слабого демографического присутствия и очагового типа расселения населения),

·
низкий уровень транспортно-коммуникационной инфраструктуры,

·
социокультурная и экономическая изолированность Дальнего Востока от европейской части России,

·
низкая вертикальная и горизонтальная концентрация капитала при слабости финансовой инфраструктуры.

Таким образом, меры по модернизации и подъему региональных экономик Сибири и Дальнего Востока являются ключевым параметром для успеха в осуществлении реальной интеграции России в экономическое пространство АТР.

На фоне процессов глобализации, отталкиваясь от которых страны вынуждены формировать свои национальные интересы, стало видно, что предпочтительным путем развития человечества после преодоления глобального экономического кризиса, является не политика, основанная на «балансе сил» под монопольным руководством какой-либо сверхдержавы, а переход к «стратегии соразвития». Непременным условием реализации стратегии соразвития является разработка практических шагов в целях создания единой глобальной экономической, научно-технической, энергетической и социокультурной политики. Азиатско-Тихоокеанский регион — как один из самых динамично развивающихся узлов международного синергетического потенциала — наиболее подходящее место для осуществления политики международного соразвития, а форум АТЭС — площадкой для интеграции в экономическую парадигму АТР. В конечном итоге именно сотрудничество с экономиками АТЭС расширит возможности России в АТР, позволит укрепить экономическое присутствие в регионе и придать ему больший вес.

.3 Перспективы экономического сотрудничества России со странами АТЭС

Экономика России начала века находится в процессе поиска перспективных направлений стратегического сотрудничества, возможностей осуществления эффективной внешнеэкономической деятельности, в том числе используя потенциал российских Дальневосточных регионов для осуществления интеграции в экономическое протранство АТР в целом и АТЭС в частности. Для определения потенциальных стратегических направлений сотрудничества (с учетом планирования развития Дальнего Востока) нужно определить потенциальные возможности стран АТР.

В АТР можно выделить три наиболее экономически притягательных центра:

.»Большой Китай» (КНР, Гонконг САР, Тайвань САР, Сингапур),

.
Япония и Южная Корея,

.
Страны АСЕАН.

Тщательный анализ трех групп возможных партнеров свидетельствует о том, что потенциально наиболее перспективным является «Большой Китай». Сотрудничество с данной группой стран полезно не только для России в целом, но в особенности для Дальневосточных регилнов в частности. Во-первых, потенциал «Большого Китая» будет увеличиваться, кореллируясь с ростом экономики КНР. Во-вторых, масштаб «Большого Китая» увеличивается в силу того, что к КНР постепенно присоединяются отдельные территории (Гонконг — 1997, Макао — 1999, Тайвань — интегрируется в ближайшие 5-10 лет).

Что касается Японии и Южной Кореи, то иметь их в качестве стратегических партнеров желательно, но надо быть реалистами: эти страны в силу определенных обстоятельств преимущественно ориентируются на США. Помимо несовпадающего с РФ вектора внешнеэкономической деятельности у Японии и Южной Кореи есть ряд проблем препятствующих сотрудничеству с Россией, а именно:

·
довольно длительные взаимные политические противоречия,

·
неразрешенные вопросы территориальных притязаний,

·
большая разница в технологическом обеспечении реального сектора экономики,

·
сырьевая ориентация экспорта из регионов Дальнего Востока в эти страны.

Даже несмотря на то, что сбыт южнокорейских товаров повсеместно

осуществляется на Дальнем Востоке, а Япония заинтересована в обеспечении углеводородным сырьем из Сахалинского шельфового месторождения, для обеих стран Россия не является стратегическим и географическим приоритетом для осуществления своей внешнеэкономической деятельности.

.3.1 «Большой Китай»

На сегодняшний день КНР представляется самым оптимальным партнером для российского Дальнего Востока по ряду показателей:

·
Географическая близость (у КНР
: есть необходимая инфраструктура для развертывания внешнеэкономического сотрудничества с российским Дальним Востоком);

·
Взаимодополняемость экономик (у КНР
: сельское хозяйство, наличие избыточной недорогой рабочей силы, легкая промышленность; у России
: добывающая промышленность, тяжелая промышленность, наукоемкий потенциал, во много даставшийся РФ от СССР),

·
Инвестиционный потенциал (у КНР
: внушительный объем финансового капитала и валютных резервов в самом Китае, а так же финансовые ресурсы китайской диаспоры в Тайване, Гонконге и Сингапуре и других странах; у России
: потребности Дальнквосточного федерального округа в прямых иностранных инвестициях),

·
Близость по уровню развития технологической базы и уровню производительных сил (у КНР
: Северо-Восток Китая; у России
: Дальний Восток);

·
Политическая заинтересованность (у КНР
: потоки мигрантов в РФ; у России
: стратегические планы по увеличению влияния в АТР).

Таким образом, сотрудничество между Россией и КНР (Дальнего

Востока РФ с Северо-Восточными провинциями КНР) может не только благотворительно сказаться на развитии экономики (особенно региональной, Дальневосточной), но и в перспективе может позволить РФ создать определенные рычаги давления на США и Японию, как в рамках политичской парадигмы Азиатско-Тихоокеанского региона, так и на глобальном уровне.

Анализируя экономику КНР, можно заметить, что уже многие годы китайская экономика имеет четкую экспортную ориентацию. Доля экспорта в ВВП КНР сохраняется на высоком уровне (даже несмотря на ограничивающие меры после вступления в ВТО в 2001 году и после глобального финансового кризиса 2008 года).

В свое время власти КНР поставили задачу — поддерживать уровень внешнеторгового оборота на отметке 30%, что де-факто соответсвует уровню промышленно развитых капиталистических стран. Согласно данным китайской статистики, показатель доли внешнеторгового оборота достиг 30% в ВВП Китая уже в 1991 году. А к моменту присоединения КНР к ВТО, показатель доли внешней торговли в ВВП был на отметке в 40% и продолжал неуклонно увеличиваться. Из вышеизложенного можно сделать вывод, что такой значительный объем внешней торговли в ВВП КНР, свидетельствует о:

·
Высокой степени вовлеченности в систему международного разделения труда,

·
Динамичном участии в глобальном товарообороте,

·
Открытости китайской экономики.

По мнению экономического аналитика одного из крупнейших французских финансовых конгломератов Societe Generale Вэя Йао, несмотря на послекризисные последствия до 2020 года китайская экономика будет иметь тенденцию к увеличению в среднем на 7-8% в год (при уровне инфляции около 5%).

Сегодня КНР — самый крупный партнер РФ в АТР. Кроме того, Китай стремительно превращается в один из ключевых экономико-политических центров глобального мира. Россия и КНР находятся на этапе структурной модернизации своих экономик и готовы взаимодействовать на основании опыта прошлых лет и к поиску новых форм расширения сотрудничества.

На основе экономической дополняемости и географической близости КНР и РФ, можно определить наиболее перспективные векторы торгово-экономического сотрудничества двух стран.
Для РФ

в ближайшей перспективе Китай будет:

·
одним из крупнейщих рынков сбыта для продукции машиностроительного комплекса,

·
источником снабжения российского рынка стратегически важным сырьем, а так же различными товарами народного потребления и продовольствия.


Для Китая

основными направлениями внешнеэкономического сотрудничества с Россией остануться:

·
закупки топливно-сырьевой направленности (углеводороды и иные энергоносители, цветные металлы, лес, удобрения, товары химической промышленности),

·
ОПК,

·
Космическая промышленность,

·
Атомная энергетика.

В общем и целом, торгово-экономическое сотрудничество России и

Китая активно развивается. За период с 2000 до 2010 года объем оборота внешней торговли между РФ и КНР вырос в 7 раз. Ниже представлена таблица, основанная на статистических данных о товарообороте РФ и КНР.

Таблица 1 Динамика и объем товарооборота РФ и КНР (2000-20012 гг.)

ГодыОборотЭкспортИмпортСальдо, млн. долл.млн. долл.прирост, %млн. долл.прирост, %млн. долл.прирост, %20008003-5770-2233-+3537200110670+33,37959+37,92711+21,4+5248200211928+11,88407+5,63521+29,9+4886200315760,62+32,19726,07+15,76034,55+71,4+3691,52200421231,14+34,712129,46+24,79102,49+51,0+3026,97200529103,14+37,315890,89+31,013242,25+45,2+2678,65200633386,55+14,717554,12+10,515832,43+19,8+1721,68200748165,37+44,319676,89+12,128488,48+79,9-8811,59200855922,1+16,121142,0+7,534780,2+22,1-13638,2200939509,0-29,416668,6-21,222840, 3-34,3-6171,7201059,3+50,320,3+21,839,0+71,2-18,7201179249,3+42,738903,83+31,440345,47+55,6-1441,6201288158+11,244100,51+9,244057,53+13,2-42,98
Источник:

составлено автором по материалам Чжунго тунзи наньцзянь, данных статистики Федеральной Таможенной Службы, статистического бизнес портала InvestFuture.


Анализ внешнеторговой динамики в период с 2000 по 2010 год позволяет сделать следующие выводы:

1.
В докризисный период (то есть с 2000 по 2008 год) импорт и экспорт имели тенденцию к увеличению, а оборот внешней торговли РФ и КНР каждый год в среднем увеличивался на 28%.

.
В период с 2000 года до 2006 года у России было положительное сальдо торгового баланса, что свидетельствует о том, что экспорт превалировал над импортом, то есть РФ продавала КНР больше, чем покупала.

.
Максимальный объем внешнеторгового оборота РФ и КНР (до кризиса) был достигнут в 2008 году. По сравнению с 2007 годом товароборот РФ и КНР увеличился на 16%, экспорт — на 7,5%, импорт — на 22,1% (55,9 млрд. долл., 21,15 млрд. долл., 34,8 млрд. долл. соответственно).

Отрицательное сальдо в 2008 году торгового баланса РФ (Россия продавала Китаю меньше, чем покупала) составило 13,64 млрд. долл.

.
В 2009 году, в связи с последствиями мирового финансово-экономического кризиса, объем внешней торговли РФ и КНР сократился на 29%.

5.
В 2010 году двусторонняя торговля России и Китая находилась в процессе восстановительного роста. Показатели объема товарооборота превзошли ожидания экспертов и достигли докризисного уровня. По сравнению с 2009 товароборот РФ и КНР увеличился в два раза и составил 59, 3 млрд. долл.

Однако торгово-экономические отношения России и Китая не всегда отличались стабильностью. При анализе более ранних статистических данных, можно сделать нижеследующие выводы:

.
В 90-е годы тенденции роста объема внешней торговли России и Китая не отличались высокой стабильностью:

.1.
Снижение объема товарооборота на 33,9% в 1994 году

(
Причина

: Введение визового режима для пересечения границы российско-китайской границы);

.2.
Снижение объема товарооборота на 10,4% в 1998 году

(
Причина

: Последствия финансового кризиса в РФ).

2.
Начиная с 1999 года объемы внешней торговли РФ и КНР стремительно увеличивались (с 1999 по 2004 год товарооборот увеличился почти в три раза).

(Причина
: Установление стратегического партнерства между двумя странами, дополняющегося регулярными встречами на уровне глав правительств и постоянной деятельностью рабочих групп и отраслевых комиссий)

Подобные скачки в динамике внешней торговли не всегда имеют

негативный окрас. Например, снижение объема товарооборота в 1994 году позволило России и Китаю урегулировать торгово-экномические отношения, усовершенствовать структуру импорта и экспорта, установить порядок в деятельности как российских, так и китайских компаний, получивших законодательное право действовать как субъкты внешнеэкономической деятельности на территории друг друга.

Несмотря на позитивные тенденции роста товарооборота России и Китая, важно отметить, что доля российско-китайской внешней торговли в общем объеме внешнеторгового оборота Китая постепенно снижается. Например, в 2008 году в результате падения объема товарооборота между РФ и КНР, доля российско-китайской торговли в общем объеме товарооборота КНР составила 2,2%, а в 2010 году -уже 1,75%. В ближайшем будущем этот показатель будет оставаться приблизительно на этом же уровне или в лучшем случае незначительно повысится.

Что касается структуры товарооборота РФ и КНР, то можно сделать вывод о том, что Китай заинтересован в российском экспорте больше, чем Россия в китайском импорте. Это обосоновано тем, что в российском экспорте преобладают недостающие Китаю сырьевые и природные ресурсы, в то время как КНР импортирует в РФ потребительские товары, которые, по сути, можно произвести и в России, но с более высокой себестоимостью и, следовательно, ценой. Существует серьезный дисбаланс в структуре российско-китайского товарооборота. Россия поставляет в КНР преимущественно сырье и товары первичного передела и доля этих товаров в экспорте РФ с каждым годом увеличивается, а Китай в свою очередь поставляетна российские рынки продукцию машиностроения и бытовую электронику и другие товары народного потребелния (одежда, обувь и т.д.).

В целом структура внешней торговли РФ и КНР во многом напоминает с структуру всей внешней торговли России, где экспорт на 60-70% состоит из сырья и энергоносителей, а структуре импорта преобладает продукция машиностроения (до 40-50% объема всего импорта).

Говоря о проблеме расширения российско-китайской внешней торговли в целом, уместно сказать, что, в частности расширению китайского импорта препятствуют представители российского крупного бизнеса. Позицию российских деловых кругов можно понять, ведь заполонение российского рынка более дешевыми китайскими потребительскими товарами создает реальную угрозу для российских товаропроизводителей, особенно для предприятий, которые производят аналогичную продукцию и для экспортеров аналогичной продукции из стран Запада. Именно поэтому российский крупный бизнес более ориентирован на Запад. Это проявляется в увеличении экспорта энергоресурсов в этом направлении и увеличении западного импорта потребительских товаров в Россию. Кроме того крупный бизнес РФ стремится ограничить восточный вектор торгово-экономических отношений территорией азиатской части России.

Помимо сдерживания китайского импорта существует диаметрально противоположная проблема — наращивания российского экспорта в КНР. Причиной такого положения дел являются:

·
приверженность традиционным формам сотрудничества (простая торговля),

·
недостаточное развитие новых форм сотрудничества (как например, производственная кооперация или создание совместных проектов с участием капитала РФ и КНР),

·
отсутствие отлаженной системы финансовых и банковских связей,

·
отсутствие специального банковского института с уставным и привлеченным капиталом (свыше млрд. долл.) для осуществления эффективной экономической деятельности на китайском рынке.

Таким образом, в ближайшей перспективе наиболее подходящей формой сотрудничества для России, с учетом существующих ограничений, может стать реализация отраслевых программ развития китайской экономики, где будет использован потенциал российского интеллектуального капитала и китайские инвестиции. Однако, в долгосрочной перспективе необходимо стремится к реализации масштабных межгосударственных проектов, активному взаимному инвестированию, обмену квалифицированными трудовыми ресурсами.

Что касается увеличения потенциала торгово-экономического сотрудничества, то наибольший импульс для расширения может дать взаимодействие в сфере
производственной кооперации

. Сейчас на долю одной из простейших форм производственной кооперации — переработку и сборку — приходится всего около 10%, однако сотрудничество в данной сфере может принести значительную экономическую отдачу. Развитие производственного сотрудничества актуально в сфере машиностроения, энергетики, производства технологичного оборудования. Перспективными для такой формы сотрудничества выглядят планы по разработке и изготовлению передовой военной техники нового поколения.

Опыт торгово-экономических связей РФ и КНР, особенно в последние годы, свидетельствует о том, что для повышения эффективности внешнеэкономического сотрудничества требуется не только поиск новых форм взаимодействия и кооперации, но и усиление координирующей и регулирующей роли государства в таких вопросах, как:

·
создание механизма регулярных встреч на уровне глав правительств РФ и КНР,

·
совершенствование платежно-расчетных систем,

·
качественное улучшение транспортной инфраструктуры,

·
обеспечение информационных коммуникаций,

·
создание адекватной административно-правовой системы для урегулирования торговых споров,

·
формирование и укрепление договорно-правовой базы.

Совместная работа в этих направлениях позволит увеличить

потенциал торгово-экономического сотрудничества РФ и КНР. Во время визита Президента РФ в КНР в октябре 2011 года, данный круг вопросов составлял повестку дня. Было заявлено, что объединение усилий для решения данных задач, позволит значительно увеличить масштаб торгово-экономического сотрудничества двух стран.

В нынешних условиях сотрудничество с КНР является непременным условием для обеспечения экономического развития ряда регионов (прежде всего Дальнего Востока и Сибири).

Ключевым фактором для оптимизации такого сотрудничества является более активное участие регионов в интеграционных экономических процессах в АТР. Для обеспечения эффективной интеграции российских регионов в экономическую парадигму АТР, государству прежде всего следует сделать упор на развитие азиатских территорий РФ (к востоку от Урала), преимущественно регионов Сибирсокого и Дальневосточного федеральных округов. Помимо прочего, вступление в АТЭС позволило России расширить возможности развития торгово-экономических связей для азиатской части страны, и «китайский вектор» может стать в долгосрочной перспективе одним из наиболее значительных направлений внешнеэкономической деятельности, влияющих на территориальное размещение российских производительных сил.

В качестве мер, способствующих дальнейшему развитию внешнеэкономического сотрудничества с КНР, можно выделить следующие:

.
Создание новой адекватной нынешним условиям Федеральной программы развития регионального экспорта и разработка Концепции промышленной политики РФ (в контексте национальной стратегии экономического развития страны).

.
Формирование благоприятных правовых, огрганизационных, административных, организационных, экономических и других условий для стимулирования экспорта и поддержки экспортирующих предприятий как на уровне регионов, так и в масштабах страны.

.
Определетить приоритетные наравления внешнеторговой деятельности, на основании анализа конкурентных преимуществ в разрезе отраслей и секторов экономики, отдельных регионов и групп продукции.

.
Ускорить гармонизацию уровней экономического развития европейской и азиатской части страны, федеральных округов и регионов, и привести их в соответсвие с высокими мировыми показателями.

.
Информационное обеспечение иностранных партнеров о производителях и экспортной продукции. Создать сводноый каталог по отраслям и наименованиям конкурентоспособной на внешних рынках продукции с высокой степенью обработки.

.
Унифицировать и гармонизировать законодательную базу (в том числе Налогового и Таможенного кодексов) субъектов РФ для благоприятствования инвестиционной деятельности, как внутренних, так и зарубежных инвесторов.

.
Развивать законодательство и гарантии в сфере интеллектуальной собственности, что может увеличить приток инвестиций.

.
Усилить координирующую роль организационных структур межгосударственного экономического сотрудничества, что может благоприятно сказаться на расширении сотрудничества КНР и РФ (в частности с регионами) и придания ему стабильности и эффективности.

Всестороннний анализ различных факторов и статистических данных свидетельствует о том, что
основным партнером для РФ в Азиатско-Тихоокеанском регионе в рамках АТЭС является КНР

. В нынешних условиях сотрудничество на азиатском направлении с Китаем может помочь России не только решить проблемы, связанные с развитием приграничных регионов азиатской части страны, но и дать импульс для усиления российских экономических позиций на глобальной арене в целом.

.3.2 Южная Корея и Япония

ЮЖНАЯ КОРЕЯ

Помимо «китайского вектора» сотрудничества на азиатском направлении, в число приорететных задач российской дипломатии входит налаживание партнерских отношений и взаимовыгодного сотрудничества с государствами Корейского полуострова — Республикой Корея (РК) и Корейской Народно-Демократической Республикой (КНДР).

Для РФ представляет интерес совместная реализация крупномасштабных экономических проектов в числе которых:

·
соединение железнодорожного полотна Южной и Северной части Кореи с Транссибом,

·
строительство магистрального газопровода для поставки газа из РФ в РК,

·
строительство транзитной высоковольтной линии электропередач через территорию КНДР.

В последние годы века РФ и РК удалось перейти от простого разностороннего сотрудничества к стратегическому партнерству, что, безусловно, свидетельствует о высокой степени зрелости отношений между двумя странами..

Однако торгово-экономические отношения РФ и РК не всегда имели тенденцию к стабильности. В истории экономических отношений двух стран были разные периоды — и взаимных завышенных ожиданий (1990-е гг.), и взаимных разочарований (конец 1990-х начало 2000-х гг.).

Ситуация в сфере экономического сотрудничества относительно стабилизировалась к 2004 году. Именно в этом году в Москве проводился российско-южнокорейский саммит, приуроченный к юбилею120-летия договора о дружбе и торговле между Россией и Кореей, в ходе которого был подписан ряд соглашений на общую сумму превышающую 4 млрд. долл. Соглашения касались в том числе:

·
модернизации нефтеперабатывающего производственного комплекса в Хабаровске,

·
вопросов о сотрудничестве и совместной разроботке нефтяных месторождений на Сахалине и Камчатке (меморандум о взаимопонимании ОАО «Роснефть» и Корейской государственной нефтяной компании),

·
строительства в Республике Татарстан нефтеперерабатывающего комплекса,

·
урегулирования экспортно-кредитных соглашений российских Внешторгбанка и Сбербанка и южнокорейского Экспортно-импортного банка,

·
сотрудничества в сфере космических разработок и мирного использования космического пространства.

Кроме того, в ходе рабочего визита Президента РФ в РК (в ноябре 2005 года) был подписан План совместных действий в приоритетных областях российско-южнокорейского торгово-экономического сотрудничества.

За последнее десятилетие века потенциал торгово-экономичского сотрудничества РФ и РК существенно учвеличился. Об этом свидетельствует возросший более, чем в восемь раз объем взимного товарооборота с 2,1 до 18,4 млрд. долл. (в период с 2002 по 2008 год).

Тем не менее доля РК в российском импорте и экспорте (по оценкам на 2008 год) была довольно скромной и составила 3,9% и 2,5% соответственно. Что же касается доли РФ в общем объеме внешнеторгового оборота РК, то она остается весьма незначительной — 2,3%.

В 2009 году объемы торгово-экономического сотрудничества сократились почти в два раза (по сравнению с 2008 годом), что явилось следствием отрицательного влияния последствий мирового финансового кризиса. Однако уже в 2010 году объемы товарооборота возросли более, чем на 40% и почти достигли докризисного уровня.

Структура товарооборота РФ и РК практически не меняется уже в течение многих лет. По-прежнему в структуре российского
экспорта

в РК основными статьями являются: минеральное топливо, нефть, продукты их переработки, металлы и изделия из них, продукция химической промышленности, древесина и древесный уголь, сельскохозяйственное сырье, морепродукты.

В структуре
импорта

преобладает продукция машиностроительного комплекса (транспортные средства, машины и оборудование), суда и иные плавучие конструкции, судостроительные материалы, электронная аппаратура, продукция химической промышленности (в основном пластмассы и изделия из них).

Наиболее перспективной сферой торгово-экономического взаимодействия остается двустороннее
инвестеционное сотрудничество

. Заинтересованность южнокорейской стороны в размещении инвестеционного капитала в совместные с Россией проекты достаточно велика.

География южнокорейских капиталовложений постепенно расширяется и не ограничивается Москвой и Санкт-Петербургом. Активное инвестиционное сотрудничество осуществляется в различных субъктах РФ:

·
Хабаровске (нефтепереработка),

·
Республике Татарстан (автосборочное производство, нефтехимия),

·
Ульяновске, Нижнем Новгороде, Калининграде, Таганроге (автомобилестроение),

·
Кемеровской области (электроэнергетика),

·
Калужской области (производство бытовой техники).

Наиболее перспективными совместными проетами двух стран представляются:

·
разработка жидкостных ракетных двигателей, участие РФ в создании Корейского ракетно-космического комплекса,

·
сотрудничество между ОАО «Газпром» и «KNOC» по освоению ресурсов Охотского Моря (Западно-Камчатского шельфа),

·
разработки и реализация проектов в топливно-энергетическом комплексе,

·
работа ОАО «Газпром» и «Kogas» над проектами «Сахалин-1», «Сахалин-2».

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что сложившаяся в последние годы структура внешнеторгового взаимодействия РФ и РК весьма инертна и не может быть быстро изменена. Прежде всего потому что нынешняя структура экономического сотрудничества фактически отражает экономические возможности двух стран и степень их заинтересованности друг в друге, с учетом реального уровня развития экономик РФ и РК. Для расширения взаимных экономичских взаимоотношений уместно активировать инвестиционное сотрудничество двух стран и создать систему прочных двусторонних производственных связей. Это может послужить крепкой основой для создания стабильного и долговременного сотрудничества РФ и РК, которое может благотворно повлиять на экономическое развитие дальневосточных регионов и динамику их интеграции в АТР.

ЯПОНИЯ

Важным резервом развития торгово-экономического сотрудничества на азиатскои направлении является сотрудничество России и Японии. При этом важно учитывать, что экономики РФ и Японии не являются взаимодополняемыми и сильно различаются по уровню экономического и технологического развития. Опираясь на экономическую теорию конкурентных преимуществ государств и корпораций Майкла Портера, можно говорить о том, что японская экономика более склонна к взаимодействию и совместной экономической эволюции с США или странами ЕС, нежели с Россией. Это прежде всего следует из значительного отставания российской экономики от японской, что и определяет место РФ в системе внешнеэкономических связей Японии. Страна Восходящего Солнца склонна воспринимать Россию преимущественно в качестве сырьевого придатка и, с недавнего времени (после 2000 года), перспективного рынка сбыта для своей продукции. Однако после 2008 года перспективность российского рынка была поставлена под сомнение в связи с ухудшением платежеспособности россиян на фоне глобального экономического кризиса. Тем не менее, ситуация стабилизировалась к 2010 году, когда объемы внешней торговли между двумя странами выросли более, чем в два раза. Далее объемы товарооборота имели тенденцию к незначительному увеличению.

Для полее подробного анализа динамики внешнеторгового оборота России и Японии необходимо обратиться к статитстике. (см. Таблицу 2)

Таблица 2 Динамика товарооборота между Россией и Японией (2008 — 2012 гг.) (млрд. долл. США)


: составлено автором по материалам Госкомстата РФ

По данным ФТС, в 2012 внешнеторговый оборот между Россией и Японией превысил показатели докризисного периода на 10% и составил 31,2 млрд. долл. Это свидетельствует о том, что торгово-экономическое сотрудничество двух стран, несмотря на последствия глобального финансового кризиса, встало на путь относительного «оздоровления».

Что же касается позиции Японии в структуре внешнеторговых связей России, то в 2012 году она заняла восьмое место среди внешнеторговых партнеров РФ, в том числе девятое место по экспорту и четвертое по импорту. Доля Японии во внешнеторговом обороте России составила скромные 3,7%, однако доля РФ в товарообороте Японии еще скромнее и составляет менее 2%.

В товарной структуре российского экспорта преобладает минеральное топливо, сырая нефть и нефтепродукты, газ, каменный уголь, алюминий и другие металлы. За последние годы снизился объем экспорта древисины на фоне общего увеличения доли товаров с высоким уровнем переработки в структуре экспорта РФ.

В импорте превалирует продукция машиностроения (легковые и грузовые автомобили, подъемно-транспортные механизмы, оборудование), ядерные реакторы и комплектующие для них. Расширение товарооборота в сфере ядерного оборудования можно связать с расширением сотрудничества японской стороны с российской государственной корпорацией «Росатом».

Если говорить о японских капиталовложениях в российскую экономику, то до недавнего времени они были сконцентрированы на Дальнем Востоке. Это обусловлено не только непосредственной географической близостью данного региона, но и наличием внушительных запасов природных ресурсов на территории Дальнего Востока. На сегодняшний день наиболее успешными проектами в дальневосточном регионе с инвестиционным участием двух стран представляются нефтегазовые проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2». Данные проекты основаны на долевом участии российской и японской стороны, а полученная продукция делится в соответствии с соглашениями о разделе. Доля японского консорциума «Содэко» в проекте «Сахалин-1» составляет 30%, а в финансировании проекта «Сахалин-2» принимали участие две компании из Японии: «Мицубиси» (10%) и «Мицуи» (12,5%).

Важно отметить, что почти весь получаемый газ реализуется на территории Японии по контрактам. Опыт сотрудничества в данной сфере дал импульс к планированию новых проектов аналогичного типа с привлечением японских инвестиций («Сахалин-3…-9» — всего для реализации планируется девять нефтегазовых проектов).

Пик японского инвестирования в дальневосточный регион пришелся на начало 1990-х гг. Крупные японские компании стали активно открывать свои представительства во Владивостоке. На тот момент в Японии считали, что дальневосточный регион обладает значительным потенциалом (ресурсные богатства: минеральное сырье, лес, морепродукты; образованное население региона, наличие промышленных производств, географическая близость, удачное экономико-стратегическое расположение), при развитии которого можно получить внушительную экономическую отдачу. Так, Япония инвестировала в Дальний Восток и размещала там свой капитал примерно до 1998 года, а после — практически все японские компании минимизировали свою деятельность или вовсе закрыли свои представительства. Отток японских инвестиций из дальневосточного региона произошел во многом из-за внутренних экономических проблем, однако и нереализованность завышенных ожиданий о либерализации российской экономической системы также негативно сказалась на данном процессе и лишь ускорила его.

Японские инвестиции вернулись в Россию в гораздо меньшем объеме после краха «экономики мыльного пузыря», последствия которого называют «потерянным десятилетием». Коллапс японской финансовой системы оставил японскую экономику в больших долгах, почти с полным отсутствием сбережений и пассивным торговым балансом. Помимо прочего ситуация усугубилась начавшимися скачками рыночной конъюнктуры, которые повлекли за собой кризис банковской ликвидности, который в свою очередь стал причиной для обесценения финансовых активов кредитных учреждений (образовалась масса «плохих» безнадежных долгов).

Однако даже в такой непростой ситуации Япония продолжала инвестиционную деятельность на территории российского Дальнего Востока.

На тот момент, объем прямых иностранных инвестиций из Японии в российскую экономику сравнительно невелик — приоритетными направлениями инвестиционной деятельности Японии уже довольно долго остаются проекты на территории США и ЕС, АСЕАН и КНР. Вместе с тем, Япония не является лидером по прямым иностранным инвестициям в экономику России, даже более того, не входит в десятку крупнейших инвесторов.

Ситуация изменилась в лучшую сторону в 2004 году — начался активный рост японских инвестиций в экономику России. Однако инвестиционная политика японцев претерпела довольно значительные изменения: Япония переориентировалась на европейские регионы России и стремилась сократить свое инвестиционное присутствие в азиатской части страны. Одним из первых инвестиционных проектов в европейской части РФ (в поселке Шушары, недалеко от Санкт-Петербурга) стал завод «Toyota», специализировавшийся на отверточной сборке автомобилей модели «Camry». Эффективная реализация данного проекта дала толчок для вливания большего объема инвестиций со стороны Японии. Позднее стали открываться представительства крупнейших японских корпораций, стали появляться совместные предприятия разного профиля.

В целом проекты подобного рода благотворно влияют на социально-экономическое развитие регионов — создаются производства и промышленные предприятия, а следовательно и рабочие места для местного населения. Однако, отверточная сборка в принице не сопровождается передачей инноваций и современных наукоемких технологий. Подобное производство нацелено не на технологическое и инновационное сотрудничество, а на более выгодные условия размещения инвестиционного капитала и сокращение налоговой базы и таможенных пошлин.

Помимо инвестиций в европейскую часть России, Япония заинтересована в ведении экономической деятельности на территории особых экономических зон. Примером тому служит создание в 2012 году совместного предприятия по производству шин «Yokohama» на территории особой экономической зоны «Липецк» (которая отличается своей инвестиционной привлекательностью — общий объем инвестиций превышает объем консолидированного бюджета региона — в среднем в год прирост инвестиций в основной капитал составляет около 20%).

Однако, опираясь на статистические данные JETRO за 2012 год, следует подчеркнуть, что доля всех имущественных акционерных прав японцев в инвестиционных проектах в РФ составляет всего 0,6% от общего объема японского инвестиционного капитала за рубежом. Для сравнения, на США приходится — 26,1%, на КНР — 11%. Это говорит о том, что инвестиционная деятельность Японии направлена преимущественно на страны с высоким уровнем экономического развития. Россию к числу таких стран отнести довольно сложно. Кроме того, межгосударственный конфликт по поводу территориальных притязаний Японии (на о-ва Курильской гряды) осложняют развитие инвестиционного сотрудничества двух стран.

Существует еще одна форма экономического сотрудничества РФ и Японии — кредтно-депозитные операции на рынке ссудных капиталов. Наиболее плодотворно сотрудничество в данной области складывалось в конце 1980-х начала 90-х гг., когда рыночная стоимость японских финансовых активов стремительно возрасла и банковский сектор Японии располагал «дешевыми» и «долгими» деньгами. В этот период многие государственные корпорации и крупные предприятия сырьевой направленности активно кредитовались в японских банках под залог акций. Подобное сотрудничество было выгодным для всех — российские компании получали деньги, японские банки располагали акциями этих компаний и активно торговались ими на фондовом рынке, получая комиссию от спекулятивных операций. В связи с критически возросшим числом необеспеченных кридитов японская экономика начала стремительно стагнировать. Затем последовали «потерянные» 90-е годы. А в 2008 году еще не оправившуюся от социально-экономических последствий коллапса финансовой системы Японию настиг мировой финансовый кризис. Казалось, что глобальная рецессия убьет экономику Японии, однако ей удалось выжить. Ключевым моментом оказалось то, что после японского банковского кризиса многие коммерческие банки Японии буквально выпали из мировой финансовой системы и таким образом потерпели меньшие потери, чем их «атлантические» коллеги, плотно интегрированные в международные финансовые отношения. Именно изолированность японских банков помогла им устоять и, тем самым, вызвать доверие со стороны вкладчиков и кредиторов, ранее предпочитавших западные банки. Таким образом, в 2008 году привлекательность японских банков резко возросла, в том числе и для российских заемщиков.

На основе вышеизложенного можно сделать вывод о том, что японский вектор регионального торгово-экономического сотрудничества имеет потенциал, который в ближайшем будущем реализовать, к сожалению, не удасться по ряду причин политического характера (территориальный спор) и экономического характера (различный уровень развитости экономик, недостаточная привлекательность инвестиционного климата российского Дальнего Востока для ведения японской внешнеэкономической деятельности).

2. Российский потенциал и перспективные сферы экономического сотрудничества РФ со странами АТЭС, .1 Формирование потеннциала торгово-экономического взаимодействия дальнего востока с ведущими странами АТЭС

Дальневосточный федеральный округ (ДФО) занимает чуть более трети территории Российской Федерации. В состав ДФО входят: Амурская область, Еврейская АО, Камчатский край, Магаданская область, Приморский край, Республика Саха (Якутия), Сахалинская область, Хабаровский край, Чукотская АО.

Перспективы развития Дальнего Востока в контексте выстраивания новой системы внешнеэкономических связей с ведущими странами АТР представляются весьма неопределенными. Прежде всего это связано некоторыми особенностями Дальневосточного Федерального округа (составлено на основе данных Федеральной службы государственной статистики):

·
масштабность территории и малочисленность населения

(ДФО занимает 36,4% территории Российской Федерации при этом население данной терриории составляет всего 6265,8 тысяч человек или 4,4% от общей численности населения страны.),

·
неравномерность рассредоточения ресурсов: природных, технологических, человеческих

(Наиболее активными в экономическом плане территориями являются южные территории ДФО. Так, в Приморском крае сосредоточено около 31% производственных мощностей ДФО. Статистические данные свидетельствуют о положительной динамике роста инвестиций в основной капитал ДФО (инвестиции на душу населения в среднем в два раз выше среднего уровня по стране), однако высокие показатели данного параметра достигаются преимущественно за счет прямых иностранных инвестиций в сахалинские проекты нефтегазовой шельфовой разработки. При этом важно отметить, что инвестиции в данные проекты слабо влияют на рост валового регионального продукта и в целом на развитие производства в масштабах всего ДФО.)

·
ресурсное богатсво и обширность территории, соседствует с невысоким уровнем жизни и социального-экономического развития

(В Дальневосточном Федеральном округе производится менее 5% от общего числа российских валовых региональных продуктов, но при таком низком показателе ВРП стоимость жизни в регионе примерно на 40% выше среднестранового показателя. Это безусловно отражается на росте доли населения за чертой бедности, которая выше, чем в среднем по стране. Кроме того, ДФО занимает последнее место по таким показателям, как: налоговые поступления в федеральный бюджет, доля транспортных дорог с твердым покрытием, по стоимости основных фондов, а так же по производству и распределению электроэнергии, воды и газа внутри региона.)

·
ДФО обладает высоким потенциалом и всеми необходимыми факторами для вхождения в экономическую систему АТР, однако интеграционные процессы слабо развиваются

(Важно отметить, что экономическая деятельность приграничных, в основном южных, территорий в большей степени направлена на страны СВА, чем на АТР. Это обусловлено прежде всего географической близостью, но не является результатом интеграционных процессов. Таким образом приграничные территории Дальнего Востока не обеспечивают экономической интеграции в АТР. Основным фактором, ограничивающим интеграционные процессы, является низкий уровень хозяйственного освоения непосредственно приграничных территорий ДФО.)

·
богатая сырьевая база и неразвитость социальной, производственной и финансовой инфраструктуры

(Более половины национального богатства ДФО приходится на республику Саха (Якутия), затем следуют Сахалинская область и Приморский край с 12,2% и 9,4% соответственно, четвертое место делят Магаданская область и Хабаровский край — 7,4%, самые скромные показатели в Чукотской АО, Камчатском крае и Еврейской АО (1,3%, 0,7% и 0,2%).

Но при этом по показателю объема промышленного производства лидирует Сахалинская область, Хабаровский край и Еврейская АО).

После распада СССР, страна пошла по пути рыночного реформирования экономики. Учитывая, что Россия проводила политику «шоковой терапии», многие региональные предприятия не были готовы к таким решительным экономическим переменам, что и явилось причиной гибели многих производств на фоне неготовности к рыночным условиям. Издержки производства в регионах Дальневосточного Федерального округа сильно возросли, что послужило причиной для ограничения доступа дальневосточной продукции на другие российские рынки в связи с их неконкурентоспособностью. Сложившиеся условия фактически придали импульс для ориентации торгово-экономической деятельности ДФО на АТР. В 1996 году курс на интеграцию в АТР был официально утвержден и продекларирован в федеральной целевой программе «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на 1996-2005 гг. и до 2010 года». Сейчас основные тезисы данной программы отражены в аналогичном документе со сроком действия до 2013 года.

Приоритеными стратегическими направлениями ныне существующей федеральной целевой программы является интенсификация экономических интеграционных связей со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, преимущественно со странами СВА. В документе дается перечень практических мер по активизации торгово-экономического сотрудничества с экономиками АТР, в том числе расписан план по созданию институциональной базы для привлечения иностранных инвестиций в дальневосточную экономику. Однако, заявленные задачи имеют некоторый декларативный характер, так как не подкреплены достаточными финансовыми ресурсами и практическими деяствиями федеральных властей по реализации намеченного курса. Государство весьма скромно участвует в финансировании государственно-частных проектов и не обеспечивает надлежащего уровня институциональной поддержки, как, например, предоставление федеральных гарантий экспортных кредитов, различных льготных условий и иных преференций а также адекватных законодательных условий.

Что касается конкурентоспособности ДФО, то она является довольно низкой. Это связано прежде всего с суровостью природно-климатических условий, низким уровнем транспортной инфраструктуры и технологической базы, следствием которых является повышение производственных издержек на изготовление продукции. Кроме того, на низкий уровень конкурентоспособности ДФО влияют такие факторы, как сравнительно невысокий уровень заработной платы и высокая налоговая нагрузка. Таким образом Дальний Восток может выйти на несырьевые рынки АТР, заняв относительно «узкую» нишу, где факторы производства смогут быть менее, чем удовлетворительными, но отчасти компенсированными за счет сравнительно квалифицированной рабочей силы.

Экономическая ситуация и процессы в ДФО диаметрально противоположны основным тенденциям, проистекающим в АТР. Страны-лидеры Азиатско-Тихоокеанского региона переживают стремительный экономический рост, который сопровождается реформированием и модернизацией существующих экономических систем. Это проявляется не только в рамках совершенствования экономических процессов отдельной страны, но и в изменениях приоритетов внешнеторговой деятельности. Например, в экспортной структуре наиболее продвинутых стран наблюдается понижение доли сырьевой продукции, ориентация на создание масштабных производств различной специализации. Конкурентоспособность такого рода производств повышается за счет снижения издержек на единицу продукции или услуг и за счет экономии от масштаба. В нынешних условиях передовые экономики АТР модернизируют свои экономические системы исходя из необходимости переориентации на производство продукции с высокой добавленной стоимостью. Такая экономическая политика благотворно влияет на углубление и расширение внешнеэкономической интеграции в регионе, особенно, если учесть, что страны АТР постепенно либерализуют свою внешнеторговую деятельность, совершенствуют производственную структуру и структуру своего экспорта, формируют условия для создания транснациональных корпораций и передачи отдельных производств или его частей на аутсорсинг.

Кроме того, еще одним фактором, ограничиващим развитие экономического потенциала ДФО является низкий уровень транспортной инфраструктуры. Низкая транспортная доступность, не только негативно сказывается на осуществлении различного рода транзита, но и блокирует развитие производств природно-сырьевой направленности в труднодоступных регионах. В связи со специфическими природными условиями ДФО и высоким уровнем коррупции в регионе, издержки на строительство дорог чрезмерно высоки. В результате большинство регионов ДФО и Забайкалья не обеспечены дорожным полотном для внутри- и межрегиональной транспортной коммуникации.

Проблема траспортной доступности косвенно решается на федеральном уровне, в рамках программ расширения промышленного производства, разработки новых месторождений и вовлечения новых территорий азиатской части страны в хозяйственную деятельность, что безусловно требует развития транспортных коммуникаций.

Помимо низкого уровня развитости автотранспортной инфраструктуры, в Дальневосточном регионе существуют и другие проблемы, как, например, низкая пропускная способность железнодорожных магистралей, малые перевалочные мощности портов, отсутствие достаточной и равномерной плотности электрических сетей. Все эти факторы существенно ограничивают развитие экономического потенциала ДФО, в том числе и внешнеторгового.

Исходя из вышеизложенного, можно заключить, что для формирования торгово-экономического потенциала ДФО, в первую очередь необходимо поднять уровень транспортной инфраструктуры и топливно-энергетического комплекса (имеется ввиду производство и доставка потребителям электроэнергии).

Данные отрасли указаны в числе приоритетных в ныне действующей федеральной целевой программе «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018 года».

·
финансирование строительства и реконструкции региональной сети автодорог, обеспечивающих связь между населенными пунктами и важнейшими экономическими объектами,

·
обновление портовых объектов,

·
развитие авиакоммуникаций и перевозок,

·
строительство объектов железнодорожной инфраструктуры,

·
планы расширения железнодорожных коммуникаций и их пропускной способности (в том числе строительство железной дороги Беркакит — Томмот — Кердем — Якутск, которая обеспечит связь с действующей железнодорожной сетью страны, строительство развязки на участке Находка, строительство мостового перехода через реку Лена; увеличение пропускной способности Транссиба, реконструкция с целью увеличения пропускной способности Байкало-Амурской железнодорожной магистрали),

·
строительство и реконструкция порядка объектов топливно-энергетического комплекса, что позволит обеспечить энергоснабжение региональных населенных пунктов и экономических объектов.

Данные проблемные вопросы являются насущными в подавляющем количестве регионов ДФО.

Что касается уровня социально-экономического развития регионов ДФО, то он весьма неоднороден. Размежевание регионов по показателям экономического развития произошло, главным образом, в период перехода российской экономики на рыночные принципы функционирования. Ослабление влияния федерального центра по-разному отразилось на региональных экономиках ДФО: одни регионы впали в экономическую депрессию, не сумев подстроится под сложившиеся условия, другие — напротив преуспели (получив необходимые полномочия от федерального центра по контролю за ресурсами, регионы стали постепенно перестраивать свою экономику, развивая отрасли, направленные на экспорт и межрегиональные экономические связи).

Важно отметить, что на социально-экономическое развитие регионов повлияло объективное различие в геоклиматических условиях, что безусловно сказалось на возможности развития производственной базы и в некоторой степени предопределило разницу в пределах устойчивого развития. Помимо прочего, такая неравномерность во многом определяется рядом факторов объективного характера такими, как обеспеченность природными ресурсами, исторически сложившаяся инфраструктура, геоклиматические условия, особенности менталитета населения и др. Важно отметить, что

Следует также отметить, что положение регионов ДФО усугубляется такими параметрами, как преимущественно сырьевая специализация, высокие издержки производства на единицу продукции, отдаленность от федерального центра и, следовательно, проблематичность доставки дальневосточной продукции на рынки европейской части России. Эти факторы резко ограничивают межрегиональный обмен между европейской и азиатской частью страны. Кроме того, после проведенной в 1990-е гг. либерализации цен и тарифов, ДФО столкнулся с проблемой неконтролируемого роста этих цен и тарифов (прежде всего это касается сферы тепло- и энергоснабжения регионов, транспортного обслуживания).

Подобное положение дел привело регионы ДФО либо в состояние экономической стагнации, либо экономической депрессии. Такая ситуация продолжается и по настоящее время, что, безусловно, негативно сказывается на конкурентоспособности ДФО и препятсвует полноценному развитию дальневосточного потенциала.

В представленной ниже таблице рассмотрен современный социально-экономический уровень развития регионов Дальневосточного Федерального округа (табл. 3).

Таблица 3 Валовой региональный продукт в основных ценах (2009-2011 гг.)

Регионы200920102011Рост ВРП в 2011г. к 2009 г., в %Амурская область151 118 611,2179 508 747,5223 682 779,947Еврейская АО25 320 010,732 537 491,836 533 819,344Камчатский край94 643 180101 677 076,7112 750 507,719Магаданская область47 895 927,758 174 343,775 146 965,956Приморский край368 996 679464 325 173,2546 552 29448Республика Саха (Якутия)328 201 747,8384 725 853,7483 007 018,447Сахалинская область392 380 063,3492 730 331,5596 906 817,552Хабаровский край276 895 391,4351 261 323,7401 456 419,244Чукотский АО45 067 574,841 974 164,844 756 855,1-1РФ32 007 228 11437 398 520 08245 265 221 61141
Источник

: сотавлено автором по данным ЕМИСС.

Как видно из таблицы большая часть дальневосточных регионов (в 2011 г.) имеет довольно низкий показатель ВРП (в основных ценах) — ниже, чем в среднем по ДФО и по РФ. Кроме того, данный показатель весьма дифференцирован по регионам — от 48% до почти 221% от среднестранового показателя.

Абсолютным лидером по ВРП в регионе (в 2011 году) стала Сахалинская область. Показатель ВРП данного региона превышает средний показатель по ДФО в два раза. Это обусловлено тем, что в регионе реализуются проекты типа «Сахалин» по добыче нефти и газа.

Что касается показателя ВРП на душу населения, то помимо Сахалинской области на лидирующие позиции вышли: Республика Саха, Магаданская область и Чукотский АО. Рост душевого ВРП связан прежде всего с активизацей деятельности по разработке природно-ресурсного потенциала данных регионов и с довольно стремительным сокращением населения северных районов.

Если учитывать динамику роста ВРП в 20011 году по отношению к показателю 2009 года, то наиболее быстро развивающимися регионами в пределах ДФО являются Магаданская область (56%) Сахалинская область (52%), Приморский край (48%).

Рост динамики ВРП в Амурской области и Республике Саха (Якутия) составляет 47% и обусловлен развитием сельскохозяйственного комплекса (в Амурской области) и начавшейся в 2011 году разработкой крупнейшего в России Эльгинского месторождения угля (в Якутии).

Согласно рейтингу, составленному Группой Риа Новости, по итогам 2011 года положение регионов ДФО по социально-экономическому развитию в масштабах страны следующее:

·
Сахалинская область (16 место),

·
Республика Саха (Якутия) (23 место),

·
Хабаровский край (29 место),

·
Приморский край (31 место),

·
Амурская область (51 место),

·
Камчатский край (57 место),

·
Магаданская область (58 место),

·
Чукотский АО (68 место),

·
Еврейская АО (77 место).

Возвращаясь к анализу внешнеэкономической деятельности ДФО, можно сказать, что роль внешней торговли (в общем объеме реализуемой продукции) стала возрастать в 1990-е годы в следствие удорожания продукции ДФО (на фоне повышения производственных издержек) и снижением объемов межрегионального обмена и взаимодействия с европейской частью России.

Внешнеторговая деятельность регионов ДФО с сопредельными странами АТР играла стабилизирующую роль для региональных экономик. Таким образом, в первые десятилетия века стали складываться реальные предпосылки для экономического развития дальневосточных регионов путем активизаци внешнеэкономических связей и интенсификации сотрудничества с сопредельными государствами. Именно увелечиние объемов экспорта произведенной на территории ДФО продукции стал источником для увеличения промышленной базы и роста производства.

Согласно данным ФТС за 2012 год, объем внешней торговли Дальневосточного Федерального округа составил 19,3 млрд. долл. США. Важно отметить, что сальдо торгового баланса положительно, что свидетельствует о том, что экспорт ДФО превысил импорт. При этом внешнеторговая модель ДФО выглядит, как «импорт готовой подукции, экспорт сырья и энергоносителей».

Сопоставление темпов роста объемов внешнеторгового оборота в 2012 году по сравнению с 2011 годом свидетельствует о положительной динамике данного показателя. Однако доля объемов внешней торговли ДФО составляет лишь 4,2% от общероссийского показателя внешней торговли.

Данные по экспорту/импорту продукции по регионам ДФО в период с 2011 по 2012 год представлены в таблице 4.

Таблица 4 Динамика внешней торговли регионов ДФО (2011 — 2012 гг.) (тыс. долл. США)

Субъект РФ2011Январь — июль 2012Темпы роста в %экспортимпортвсегоэкспортимпортвсегоэкспортимпортвсегоДФО140329285 089 75619 122 68313 356 8745 980 94519 337 81995,2117,5101,1Амурская область124031,2282 251,7406 283,0192 649,9437 029,4629 679,2155,3154,8155,0Еврейская АО6760,435 239,041 999,47 901,524 084,831 986,2116,968,376,2Камчатский край410933,371 006,6481 939,9456 690,160 336,1517 026,2111,185,0107,3Магаданская область115506,888 181,3203 688,075 444,5123 109,0198 553,565,3139,697,5Приморский край1200086,43 252 149,04 452 235,31 136 528,23 688 224,54 824 752,694,7113.4108,4Республика Саха (Якутия)2500233,6141 557,62 641 791,32 629 792,292 137,92 721 930,1105,265,1103,0Сахалинская область8807701,8591 041,09 398 832,98 071 609,9870 461,78 942 071,691,6147,395,1Хабаровский край845130,8597 661,31 442 792,1765 411,8625 866,11 391 277,890,6104,796,4Чукотский АО22452,730 668,953 121,620 846,359 696,280 542,592,8194,6151,6
Источник

: составлено на основе Базы данных муниципальных образований РФ.

Среди регионов девяти регионов Дальневосточного Федерального округа пять имеют темпы роста превышающие общий показатель по ДФО:

·
Амурская область,

·
Чукотский АО,

·
Приморский край,

·
Камчатский край,

·
Республика Саха (Якутия).

Весьма дифференцированны и доли регионов в стоимости внешнеторгового оборота ДФО (см. Таблицу 5).

Таблица 5 Доля регионов ДФО в стоимости внешнеторгового оборота

Наименование субъектаУдельный вес регионов ДФО, в %ДФО100Амурская область2Камчатский край2Приморский край21Республика Саха (Якутия)13Сахалинская область47Хабаровский край9Еврейская АО, Магаданская область, Чукотский АО2
Источник:

составлено по материалам Минестерства регионального развития РФ.

Среди рассматриваемых регионов ДФО лидерами по объемам внешней торговли являются:

·
Сахалинская область (17 137 млн. долл.)

·
Приморский край (7 663 млн. долл.),

·
Республика Саха (Якутия) (4 769 млн. долл.),

·
Хабаровский край (3 109 млн. долл.).

По данным Дальневосточного таможенного управления ФТС, в 2011 году произошло увеличение внешнеторгового оборота ДФО к предыдущему году почти в 1,3 раза (36 379 млн. долл.), что связано с ростом:

·
Экспорта на 36%,

·
Импорта на 20%.

В 2011 году стоимость экспорта ДФО составила 421 млн. долл. и увеличилась на 36% по сравнению с уровнем 2010 года, что обусловлено благоприятной конъюнктурой мирового рынка на сырье и энергоресурсы — основные статьи экспорта РФ. Динамичный рост стоимости экспорта в 2011 году был характерен для Сахалинской области и Хабаровского края на 36%, Республики Саха (Якутия) — 42%, Приморского края — 34%. В остальных регионах наблюдается менее значительная положительная динамика. И только в Камчатском крае стоимость экспорта снизилась на 3% по сравнению с 2010 годом.

Показатели основных статей экспорта представлены в таблице 6.

Таблица 6 Основные статьи экспорта Дальневосточного Федерального округа в 2011 году

Товарная группаСтоимость экспорта, в млн. долл.Доля от общей стоимости, в % к 2010г.Динамика экспорта в 2011 г. к 2010г., в %Нефть и нефтепродукты11086427,9Древесина и изделия из нее133252Металлы и изделия из них625220Драгоценые камни и металлы36521440Рыба и морепродукты205058Машины и оборудование588220
Источник

: Министерство регионального развития

В нынешней экспортной структуре ДФО преобладают сырьевые ресурсы (нефть и нефтепродукты, газ, уголь) (42%), драгоценные камни и металлы (14%).

На древесину и изделия из нее, рыбу и морепродукты приходится по 5%, на машины и оборудование, металлы и изделия из них, по 2%. На долю товарных групп топливно-энергетического, лесного, металлургического и рыбного комплексов приходится более половины всего экспорта ДФО.

Что касается географической структуры дальневосточного экспорта, то основной поток экспорта приходится на Республику Корея (32%), КНР (18%), Японию (26%), Бельгия (9%), США, Индия, Швейцария по 2% и прочие страны (15%).

Главные статьи экспорта в РК, КНР и Японию — нефть и нефтепродукты, рыба, углеводороды. Кроме того 3% экспорта в Японию составляют суда-толкачи и буксиры. За последние годы структура экспорта незначительно меняется в сторону увеличения удельного веса продукции первичного передела и сырьевой продукции, и снижения удельного веса оборудования и машин. Ведущие экспортеры ДФО — Сахалинска область, Якутия, Приморский и Хабаровский край.

В последние годы века наблюдается значительное расширение географии внешней торговли Дальневосточного Федерального округа. Если 2008-2009 гг. на долю стран АТР приходилось 90,6% и 93% соответсвенно, то в 2011 году доля стран АТР в экспорте ДФО снизилась до 77%. Сейчас ДФО осуществляет торгово-экономическое сотрудничество с 133 странами.

Что же касается импорта, то по отношению к показателю 2010 года он увеличился на 20% и составил 9 890 млн. долл. США. На долю внешнеторговых операций со странами АТР приходится около 80%, где основными торговыми партнерами выступают Китай (49%), Республика Корея (14%), Япония (9%), США (6,9%).

Импортные поступления из КНР имеют тенденцию к стабильному увеличению. Основными статьями импорта из этих стран являются машины и оборудование. В совокупном объеме импорта ДФО наибольшии доли приходятся на Приморский и Хабаровский край, Сахалинскую область. Важно отметить, что импортные поступления в ДФО имеют в основном инвестеционный характер.

Именно инвестиции выступают в качестве стабилизирующего фактора для региональных экономик ДФО. Так, в 2011 году рост капитальных вложений за счет всех источников финансирования увеличился на 21,4% по отношению к предыдущему году. Динамика наращивания инвестиционной деятельности ДФО в 2011 самая высокая по России и составляет 27,3%.

Наращивание инвестиций в ДФО обусловлено проведением федеральными властями политики по развитию ТЭК и транспортной инфраструктуры, цель которой:

·
преодоление существующих препятствий для разработки и эффективной эксплуатации сырьевых и топливно-энергетических ресурсов регионов ДФО,

·
наращивание экспорта в АТР.

Основной объем инвестиционных ресурсов в 2011 г. пришелся на Приморский край — 27,5%, Республику Саха (Якутия) — 16,4%, Хабаровский край — 17,4, Сахалинскую область — 17,9. Такое географическое распределение инвестеционных ресурсов обусловлено реализацией на этих территориях проектов с высокой степенью затратности: магистраль нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан, строительство объектов к саммиту АТЭС (который был проведен в сентябре 2012 года), разработки ресурсов южной части Якутии, строительство железнодорожного полотна и автодорог федерального назначения.

Территориальная структура инвестиций представлена в таблице ниже.

Таблица 7 Территориальная структура распределения инвестиционных ресурсов в основной капитал по регионам ДФО в 2009 — 2011 гг., в %.

Наименование субъекта200920102011ДФО, млрд. руб.6867261014Амурская область9,610,912,2Еврейский АО1,22,62,6Камчатский край3,64,13,3Магаданская область2,21,91,9Приморский край21,827,727,5Республика Саха (Якутия)28,116,216,4Сахалинская область17,31817,8Хабаровский край1418,117,4Чукотский АО2,20,60,9
Источник

: составлено автором по материала Федеральной службы государственной статистики

Что касается структуры инвестиций в ДФО, то:

·
Доля средств федерального бюджета — 15%,

·
Доля собственных средств — 22,4%,

·
Другие источники, включая иностранные инвестиции — 62,6%.

Федеральные средства в основном пришлись на Магаданскую область (36%), Приморский край (32%) и Чукотский АО (31%).

По оценкам А. Левинталя, по итогам 2011 года, ДФО:

·
Занимает второе место по показателю иностранных инвестиций на душу населения, после Центрального Федерального округа (скорректированный показатель инвестиционных ресурсов на душу населения (за вычетом инвестиций на разработку месторождений полезных ископаемых в Сахалинской области) в три раза ниже среднего показателя по России),

·
Занимает второе место по общему объему иностранных инвестиций среди остальных федеральных округов РФ,

·
Объем привлекаемых иностранных инвестиций увеличился в раз по сравнению с прошлым годом. Главным фактором увеличения инвестиций послужило успешное проведение саммита АТЭС, которое простимулировало рост интереса иностранных инвесторов к данному региону.

Основными иностранными инвесторами являются Нидерланды, Япония, Великобритания, Индия, оффшорные территории. Наиболее привлекательной для инвестиционной деятельности остается разработка и добыча ископаемых, хотя в последние годы зарубежные инвесторы стали проявлять интерес и к сельскохозяйственному комплексу. Кроме того, ДФО является тнрритоией нарастающего притяжения инвестиционных интересов стран Азиатско-Тихоокеанского региона: в первую очередь, Китая, а также Южной Кореи, Тайваня, Сингапура, Японии.

Важно отметить, что в структуре иностранных инвестиций ДФО преобладают привлеченные кредиты иностранных организаций (кредиты международных финансовых организаций, торговые кредиты).

Регионами ДФО с высокой долей прямых иностранных инвестиций являются Магаданская и Амурская область, Еврейский АО. Высокая доля портфельных инвестиций (около трети от всего объема поступивших иностарнных инвестиций) характерна для Сахалинской области.

Привлечение иностранных инвестиций способствует модернизации различных производств и интенсификации экспортных связей ДФО с экономиками АТР.

На сегодняшний день важнейшими задачами Дальневосточного Федерального округа являются:

·
Совершенствование и диверсификация экспортной структуры,

·
Увеличение удельного веса готовой продукции в дальневосточном экспорте (преимущественно машиностроительного комплекса),

·
Увеличение удельного веса высокотехнологичного оборудования в импорте (для модернизации и повышения конкурентоспособности производств, ориентированных на экспорт).

На основании данных представленного выше анализа внешнеторговой деятельности ДФО, можно сделать вывод о том, что потенциал развития торгово-экономических связей со странами АТР может быть реализован в сфере помышленного, научно-технического, инновационного и технологического, а не только сырьевого сотрудничества, путем развития государственно-частного партнерства, создания совместных предприятий РФ и стран АТР и привлечения иностранных инвестиций Дальневосточный Федеральный округ. Оснывным партнером для внешнеэкономических связей является Китай и ее провинции (в свете реализации приграничной торговли и инвестиционного сотрудничества), Республика Корея и Япония. Наращивание потенциала сотрудничества с этими странами может внести реальный вклад в развитие социально-экономического положения Дальневосточного Федерального округа и, как результат, России, что впоследствии будет способствовать интенсификации и расширению торгово-экономического сотрудничества РФ со странами АТЭС и укреплению экономичискех позиций, как в АТР, так и на глобальном уровне.

.2 Перспективные сферы экономического взаимодействия России со странами АТЭС

В системе торгово-экономического взаимодействия России и стран АТЭС выделяются три основных направления взаимодействия, которым отдается взаимное предпочтение:
энергетический комплекс, транспортная инфраструктура, трудовые ресурсы

.

ЭНЕРГЕТИКА

Наиболее значимой сферой сотрудничества представляется
энергетика

. Особенно, учитывая, что подавляющее большинство стран АТР сталкивается с проблемой недостаточной обеспеченности их растущего экономического потенциала достаточным объемом энергоносителей (имеется ввиду нефть, газ и уголь).

Данная проблема является следствием либо малого объема ресурсной базы на территории этих стран, либо полного отсутствия у этих стран своих месторождений углеводородов (и, как результат, они сталкиваются с необходимостью покупки энергоносителей в других регионах мира, преимущественно в странах Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки).

На сегодняшний день в АТР, наиболее значительным ресурсныи потенциалом обладает только РФ. Ряд стран Юго-Восточной Азии, как КНР, Вьетнам и Индонезия располагают сравнительно небольшими объемами энергоносителей, но этих объемов будет недостаточно по мере повышения их экономического роста.

Что касается потребления энергоресурсов, то лидером по данному показателю в АТР является Китай. Ко всему прочему КНР является вторым (после США) крупнейшим потребителем первичной энергии в мире (доля КНР — более 10% от мирового потребления энергии).

Значительная составляющая энергетического баланса КНР — сырая нефть, и ежегодно доля этого ресурса в энергобалансе страны увеличивается. Начиная с 80-х гг. века КНР наращивал объемы производства нефтепродуктов, однако потребности экономического развития страны росли опережающими темпами, и вскоре Китай столкнулся с проблемой дифицита энергоресурсов. Для решения возникшей проблемы правительство КНР было вынуждено значительно увеличить производство угля и увеличить объем импортных поставок нефти. КНР нуждается в нефти. Об этом свидетельствуют показатели структуры китайского потребления энергоносителей в период с 1978 по 2008 год, где доля потребления нефти в разы выше, чем доля производства, в то время как по остальным энергоресурсам наоборт — доля производства выше доли потребления.

Теоретически нехватку энергоресурсов в Китая можно было бы компенсировать за счет увеличения доли в производстве и потреблении природного газа и/или гидроресурсов. Однако возможности производства снижаются на фоне все увеличивающего потребления. Например, начиная с июля 2012 года введена в эксплуатацию крупномасштабная гидроэлектростанция Санься на реке Янцзы. Изначально предполпгалось, что ГЭС Санься будет покрывать порядка 10% потребности КНР в электроэнергии, однако за годы строительства ГЭС потребности Китая значительно выросли, и по факту, в 2011 году Санься выработала всего 1,7% от объема всего китайского электричества.

На основании вышесказанного можно сделать вывод, что в среднесрочной перспективе китайская экономика будет находится в состоянии ощутимой зависимости от импорта энергоресурсов. Поэтому перспектива наращивания потенциала сотрудничества РФ и КНР в сфере энергетики выглядит обоснованной, целесообразной и отвечающей потребностям двух стран. Однако, следует учесть, что в настоящий момент возможности РФ по обеспечению КНР необходимыми объемами ресурсов весьма ограничены, так как за неимением надлежащей энергетической инфраструктуры экспорт нефти из России в Китай ограничен пропускной способностью Транссиба.

Вопросы энергетической безопасности и проблемы дефицита инергоресурсов актуальны не только для конкретных стран АТР, но и для всего мирового сообщество в целом. Сегодня в основе проблем энергетической безопасности лежат причины как экономического (мировой финансовый кризис), так и политического характера (кризис на Ближнем Востоке).

В этих условиях у ведущих экономик АТЭС («Большого Китая», Республики Корея, Японии) возникает острая необходимость в разнесении рисков путем диверсификации географии импортных поставок энергоресурсов, наращивая импорт из стран, обладающих избыточными объемами энергоресурсов, но не затронутых политическо-экономическими катаклизмами. Таким образом, наиболее перспективным рынком энергоресурсов для стран АТЭС может стать Россия.

Россия занимает второе место в мире по объему экспорта подукции нефтяной отрасли. Кроме того, на долю экспортных поставок нефти и газа в стоимостном эквиваленте приходится около 70% от общего объема экспорта РФ. Однако, важно отметить, что сегодня основной экспортный поток нефтегазовой продукции направлен на Запад, в то время, как на восточное направление приходится всего около 14,9 млн. тонн экспортируемой нефти, что являет собой незначительный объем в сравнении общим объемом экспортной нефтепродукции РФ — 265 млн. тонн. Причина тому — отсутствие нефтепровода на азиатском направлении.

Нерациональность размещения производительных сил на территории РФ служит причиной неравномерного развития европейской и азиатской части страны в социально-экономическом плане. В результате, для европейской части России характерна экономическая гипертрофированность, а для восточной- отставание в экономическом развитии. Отсутствие необходимой инфраструктуры в регионах ДФО для транспотировки энергоносителей в восточном направлении закрывает для России рынки энергоресурсов стран СВА (преимущественно КНР, РК, Японии), где наблюдается острая нехватка ресурсов, необходимых для дальнейшего развития их экономик.

Основной задачей для увеличения потенциала взаимовыгодного сотрудничества в энергетической сфере является диверсификация маршрутов нефте- и газопроводов в сторону развития восточного направления экспортных поставок РФ и активизация сотрудничество в данной сфере. Федеральные власти принимают ряд практических мер для решения указанных задач, в том числе:

·
Реализация масштабного инфраструктурного проекта строительства нефтепровода ВСТО (Восточная Сибирь — Тихий океан) от станации Тaйшет до специализированного нефтяного порта в Козьмино (общая протяженность нефтепровода — 4 770 км),

·

·
в марте 2006 года были подписаны соглашения о строительстве ветки газопровода Томск — Карамай для поставки трубного газа из РФ в КНР и участии российской стороны в строительстве газохранилища в Всоточном Китае.

Другая тенденция наблюдается на уровне российского бизнеса, заинтересованного преимущественно в скорейшем получении прибыли, но не в стратегическом партнерстве с компаниями стран АТЭС. В последние годы ряд крупнейших нефтедобывающих предприятий РФ совершил сделки по продаже акций своих компаний китайским нефтегазовым корпорациям. Так, нефтедобывающая компания «Sinopec» получила 49% акций ОАО «Удмуртнефть» (одного из крупнейших нефтедобывающих предприятий) и более четверти акций в проекте «Сахалин — 3». Другим примером служит необоснованная продажа корпорации «PetroChina» 49% акций СП «Восток Энержи», которое имеет лицензионной право на разведку и разработку Иркутских нефтегазовых месторождений. Продажа столь крупных пакетов акций не была обеспечена должной компесацией со стороны КНР в виде, например, доступа к транспортной или переработывающей инфраструктуре, предоставления преференций для ВЭД, работающих в нефтегазовой отрасли или участия на льготных условиях российских компаний в энергетических проектах на территории КНР. Таким образом подобная экономическая деятельность российского бизнеса не представляется оправданной.

По мнению ученых Института нефтегазовой геологии и геофизики Сибирского отделения РАН, без реализации проектов по поставкам нефти и газа из Западной Сибири в Западный Китай энергообеспечение Китая не может быть надежным в долгосрочной перспективе, состояние и перспективы увеличения разведанных запасов нефти и газа в РФ позволяют значительно увеличить их добычу в азиатской части страны, а месторождения Западной и Восточной Сибири, а так же Дальнего Востока могли бы выстипать главными источниками поставок энергоресурсов в Китай.

Еще одной перспективной сферой энергетического сотрудничества России и стран АТЭС являются поставки избыточной электроэнергии. Самые масштабные переговоры по данному направлению начались еще в конце 1990-х гг., когда Россия предложила осуществлять поставки электроэнергии для Северо-Востока КНР из Амурской области. Однако переговоры зашли в тупик, когда коснулись вопроса цены за киловатт электроэнергии. КНР настаивал на привязке цены российской электроэнергии к стоимости угля, избыточное количество которого активно испульзуется северовосточными китайскими провинциями. Таким образом, на фоне дешевого угля покупка дорогостоящей амурской электроэнергии представлялась китайской стороне нецелесообразной. Переговоры сдвинулись с мертвой точки во время подпсания «Программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР на 2009 — 2018 гг.», когда обе стороны пошли на компромисс. В итоге Россия поставляет КНР электроэнергию из Амурской области, при этом осуществляя совместное с китайской стороной строительство вставки постоянного тока мощностью в 750 мВТ на территории КНР и линии электропередач через Амур. Кроме того в рамках данной программы планируется совместное российско-китайское строительство электрических станций и объектов электросетевой инфраструктуры на территории Дальнего Востока и Сибири.

Помимо вышеуказанных сфер энергетического сотрудничества немалый интерес представляет и сфера ядерной энергетики. Начиная с конца 90-х гг. века РФ активно сотрудничает в данной области со странами АТЭС, в частности с КНР:

·
1997 год — контракт на строительство Тяньваньской АЭС в Ляньюньгане и поставка ядерных реакторов.

·
2008 год — международный проект строительства экспериментального термоядерного реактора c участием семи стран: РФ, США, КНР, Японии, Республики Корея, Индии.

·
2010 год — ведение переговоров о поставках тепловыделяющих сборок, топлива для АЭС нового поколения; подписаны контракты на строительство 3-ей и 4-ой очереди Тяньваньской АЭС.

Таким образом сотрудничество со странами АТЭС в сфере энергоресурсов выглядит наиболее перспективным направлением для РФ. Для экономик АТЭС, обладающих чрезвычайно высокой энергоемкостью, характерен устойчивый спрос на углеводороды и сырье, преимущественно на нефть, газ и отчасти уголь. Комплиментарность потребностей РФ и стран АТЭС обуславливает возможность установить модель взаимовыгодного и эффективного сотрудничества. Представляется, что реализация масштабных проектов по расширению поставок энергоресурсов в СВА, наряду со строительством АЭС (как на территории РФ, так и на территориях стран АТЭС) позволит в значительной степени решить вопросы России по диферсификации экспорта и расширению внешнеэкономических связей, способствующих интенсификации интеграционных процессов. Главная роль на пути экономической интеграции РФ в АТР отводится Дальнему Востоку и Восточной Сибири, где состредоточены значительные объемы нефтегазовых ресурсов и угля, гидроресурсов, углеводородного сырья.

ТРАНСПОРТ

Другой важной областью сотрудничества России и стран АТЭС является транспорт. Учитывая, что регион АТЭС (в частности субрегион СВА) является одним из динамично развивающихся ныне регионов, без делового сотрудничества России с КНР, Республикой Корея и Японией невозможно стабильное развитие инфраструктуры ДФО и Восточной Сибири.

Россия обладает преимуществом географического положения и огромным потенциалом транспортного развития. Однако, развитию транспортной инфраструктуры препятсвует ряд факторов, как недостаточный объем федеральных инвестиций, нерациональная тарифная политика, низкий уровень социально-экономической сферы. По этим причинам РФ лишается значительных источников поступлений и инвестиций, в том числе для развития ДФО.

Преимущество развития транспортного корридора РФ на базе уже существующих транспортных узлов заключается в том, что транзитные магистрали соответсвуют кратчайшим географическим расстояниям. Таким образом, объединение транспортных коммуникаций в единую систему позволит создать общую Азиатско — Европейскую транспортную структуру, преимущества которой имеют мультиплицирующий эффект.

Сейчас основные транзитные потоки из стран АТЭС в Европу фактически идут в обход РФ. Согласно статистическим данным доходы от морских грузоперевозок в обход РФ ежегодно составляют млрд. долл. США, в то время, как доходы от транзита через территорию России — 0,2 млрд. долл. США. Только 1% грузоперевозок между ЕС и АТР осуществляется транзитом через транспортные коридоры РФ. Таким образом Россия теряет значительные зароботки.

В целом развитие сухопутных транзитных коммуникаций необходимо не только России, но и странам АТЭС по ряду причин:

.
существуют ограничения технического характера по объему грузов, перевозимых через Суэцкий канал,

.
обострение проблемы пиратства у берегов Сомали увеличивает риски перевозок по Аденскому заливу, что существенно сказывается на росте страховых взносах и приводит к удорожанию транзита,

.
использование маршрутов близ мыса Доброй Надежды сказавыется на увеличении стоимости транзита из-за удленинения сроков доставки, а для ряда грузов время доставки определяет конечную стоимость товара,

.
существует проблема порожнего прогона контейнеров из Европы в страны АТЭС, что ведет за собой лишние транспортные расходы компаний.

На основании всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что транспортный потенциал РФ сравнительно высок. Однако для увеличения привлекательности сухопутного транзита (в сравнении с морскими грузоперевозками) России следует предложить потенциальным потребителям оптимальную карту маршрутов, выгодные цены и малые сроки доставки, современную систему логистического сопровождения, гарантии безопасности и сохранности грузов.

Сухопутный транзитный коридор через территорию РФ имеет ряд неоспоримых преимуществ:

·
дорога проходит по территории одной страны, следовательно снижаются таможенные издержки,

·
путь через российскую территорию является кратчайшим между Европой и странами АТЭС,

·
двустороняя заполняемость контейнеров приведет к росту доходов от взаимного азиатско-европейского транзита.

Помимо сухопутных перевозок, РФ необходимо развивать морские и авиа коммуникации.

Учитывая, что в среднесрочной перспективе наиболее интенсивное торгово-экономическое сотрудничество ожидается между рынками Европы и странами АТЭС, приоритеными направлениями для развития транспортных коммуникаций являются:

·
Европа и регион АТЭС (на базе использования железнодорожных узлов европейской части РФ, Транссиба и ее ответветвлений к портам ДФО),

·
Северная Европа и Южная Азия (на базе использования железнодорожных магистралей и внутренних водных путей, для соединения балтийского побережья России с Каспийским морем, с последующей возможностью использования транспортных инфраструктур Ирана и Индии),

·
Северная Европа и АТР (на базе использования Северного морского пути),

·
Европа, Азия и Северная Америка (на базе расширения и использования авиатрасс трансполярных маршрутов).

ТРУДОВЫЕ РЕСУРСЫ

Одна из основных проблем, как РФ, так и стран АТЭС — необходимость оптимального использования трудовых ресурсов. Ситуация усугубляется еще и тем, что в рамках АТЭС отсутсвует какая-либо административно-правовая база или программа по данному вопросу. Во многом дальнейшее экономическое развитие стран АТЭС и , в частности России, будет зависеть от оптимального размещения трудовых ресурсов надлежащего качества и необходимого количества, в соответвии с экономическими потребностями стран.

Сейчас практически все страны Северо-Восточной Азии, включая Южную Корею, Японию и отчасти Китай, столкнулись с проблемой дефицита трудовых ресурсов.

Острый трудовой дефицит наблюдается и в ДФО. Имеющихся трудовых ресурсов недостаточно для развития производственных мощностей и освоения природных ресурсов в пределах столь обширной территории. Для ДФО не характерны высокие показатели численности населения, но характерна тенденция к быстрому старению работоспособного насления. По оценкам китайских экспертов, на основе статданных, занятое население ДФО к 2015 году сократится на 14% по сравнению с 1997 годом, в том числе из-за страния населения (темпы старения увеличатся почти в полтора раза), что сильно усложнит демографическую ситуацию и увеличит нагрузку в данном регионе. Таким образом компенсация трудовых ресурсов может произойти за счет привлечения китайскиой рабочей силы, тем более, что миграционные потоки неминуемо хлынут на российский Дальний Восток, что обусловлено общей численностью населения ДФО (сейчас на территории Дальнего Востока проживает немного более 7 млн. человек, в то время, как на приграничных территориях КНР — свыше 100,1 млн. чел).

Исходя из нынешней демографической ситуации, из-за уменьшения доли работоспособного населения (в связи со старением), дефицит трудовых ресурсов постпенно затрагивает Южную Корею, Японию и Тайвань, которые в скором времени могут составить конкуренцию РФ на рынке рабочей силы (как низко-, так и высококвалифицированной).

Это связано прежде всего с проводимой в этих странах демографической политикой по модели «высокая рождаемость и смертность — низкий прирост», «высокая рождаемость, низкая смертность, высокий прирост», «низкая рождаемость, низкая смертность, низкий прирост». Одной из первых стран осуществивших демографическую трансформацию в рамках указанной выше модели была Япония, затем РК и Китай.

Что же касается экспорта трудовых ресурсов из КНР в РФ, то его можно охарактуризовать, как взаимовыгодный. Для КНР дальневосточные регионы являются одним из крупнейших рынков экспорта трудовых ресурсов. Для ДФО — импорт рабочей силы из КНР компенсирует нехватку собственной рабочей силы (особенно в сельскохозяйственной сфере и строительстве).

В составе иностранной рабочей силы (примерно 10% от всего трудоспособного населения ДФО) на территории российского Дальнего Востока преобладают работники из Китая, КНДР и Вьетнама. В основном они более всего востребованы в Амурской области, Хабаровском и Приморском краях, где заняты в лесной промышленности, сельском хозястве и строительстве.

Однако стоит отметить, что экспорт трудовых ресурсов не идет в одном направлении (из провинций КНР в ДФО).

Учитывая тот факт, что сейчас средний уровень заработной платы китайских рабочих и служащих сравнялся с аналогичныи российским показателем, а уровень потребительских цен в Китае ниже, чем в России, то для многих российских граждан дальневосточных регионов жизнь на территории Китая представляется более привлекательной, чем в РФ. По отдельным оценкам, численность работающих на территории КНР граждан РФ уже сопоставима с количеством китайских граждан, работающих в России.

Дальнейшее расширение и углубление торгово-экономического сотрудничества КНР и РФ (особенно азиатской части страны), неминуемо приведет к росту численности китайского населения на территории России, однако демографическая угроза со стороны Китая прослеживается только в долгосрочной перспективе (при условии, что экономический рост Китая будет динамично продолжаться, наряду с постепенным ослаблением экономической мощи РФ).

Панацеей от всех возможных бед, в том числе демографических, является создание экономически сильной и целостной России и наращивание потенциала азиатских территорий нашей страны, с целью оживления российской экономики для последующей ее интеграции в систему внешнеэкономических связей со странами АТЭС.

Заключение

В целом внешнеторговые показатели России со странами АТЭС свидетельствуют о ее незначительном месте в данной группировке. Удельный вес российского экспорта, как и импорта в экспортно-импортной структуре стран региона (за исключением КНДР и Монголии) колеблется от 0 до 1,3% в экспорте и от 0 до 3% в импорте, что по сути и определяет реальные торговые позиции РФ в регионе (сопоставимые с позициями таких малых слаборазвитых стран, как Лаос, Монголия, Камбоджа, КНДР, Бруней).

Для большинства стран АТР Россия не является определяющим, более того, даже ощутимым фактором в их экономике.

Исходным пунктом для выстраивания новых отношений РФ со странами АТЭС должно стать четкое определение государственных интересов России в Азиатско-Тихоокеанском регионе, котороые ориентировались бы в первую очередь на российские потребности для модернизации и эффективного инновационного развития регионов Дальнего Востока и Сибири в контексте сочетания общероссийских национальных интересов и интересов российских регионов Дальневосточного Федерального округа и Восточной Сибири.

Подъем КНР и других азиатских стран Азиатско-Тихоокеанского региона является убедительным подтверждением того, что в основе магистрального пути развития человечества в веке лежит решительный переход к стратегии «соразвития», принятие практических мер по выработке единой, целостной, общемировой экономической, энергетической, научной и технической, общеобразовательной и культурной политике. АТР представляется оптимальным местом для реализации такого соразвития. Тем более, что саммит АТЭС, проведенный во Владивостоке в 2012 году, дал импульс для расширения отношений РФ со странами АТЭС и наполнения их новым содержанием, что безусловно будет способствовать укреплению российских позиций в АТР.

Как видится, в рамках дальнейшего развития сотрудничества дальневосточных регионов России и северо-восточных провинций КНР, целесообразно принять ряд мер по созданию двух типов зон:

·
зон приграничного торгово-экономического сотрудничества

, включая создание российско-китайских торговых комплексов (Суйфэньхе — Пограничный, Дуннин — Полтавка, Маньчжурия — Забайкальск), совместное освоение дельты реки Уссури близ города Фуюань и на о-ве Большой Уссурийский.

·
зон развития новых и высоких технологий, технико-экономического сотрудничества,

как в городах Дальнего Востока и Восточной Сибири, так и Северо-Востока Китая, где уже имеются научные центры РАН и крупные университеты (Владивосток, Благовещенск, Иркутск, Хабаровск), а так же в северо-восточном Китае (Чанчунь, Харбин, Даалянь).

В результате подписания Программы сотрудничества РФ и КНР на 2009-2018 гг., государства фактически сделали первый шаг к созданию и развитию зон сотрудничества. В целом для развития российско-китайского сотрудничества на территории ДФО и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока Китая оптимально создавать не только зоны научно-технического сотрудничества и промышленные зоны, но и разного рода зоны приграничного торгово-экономического сотрудничества, концентрация которых смогла бы стать своего рода анклавом (или кластером) для отработки и совершенствования торгово-экономического сотрудничества РФ и КНР. Опыт подобных образований (по мере их развития) мог бы быть перенесен на другие регионы российского Дальнего Востока и Восточной Сибири для увеличения потенциала их экономического развития.

Учитывая все более углулубляющийся и интенсивный процесс глобализации в Азиатско-Тихоокеанском регионе, среди стратегических приоритетов развития экономики ДФО целесообразно выделить следующие:

Во-первых, интеграция в процессы индустриализации АТР за счет создания и развития трансазиатской энергетической и транспортной инфраструктуры, а так же использования новых технологий (например, производства высокотехнологичной продукции нефтехимического и лесоперерабатывающего комплексов, производства сжиженного природного газа).

В настоящее время ведется активная деятельность по промышленному освоению коксующего угля, редких цветных металлов, железной руды, шельфовой добыче природного газа и его транспортировка в сжиженном и газообразном состоянии, лесопереработке, рыбной ловле и переработке морепродуктов. Реализуется строительство экспортного нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан, который в будущем будет сопровождаться магистралью газопровода в этом же направлении.

Во-вторых, в нынешних условиях страны АТР заинтересованны в дальневосточных регионах прежде всего, как в источнике дешевого природного сырья и продуктов его переработки (причем перечень этих продуктов довольно мал).

Таким образом, представляется целесообразным диверсифицировать экономики регионов ДФО, путем поощрения развития конкурентоспособных перерабатывающих производств, выспускающих продукцию с высокой добавленной стоимостью и ориентированных на экспорт. Однако, данный вопрос не может быть решен исключительно усилиями частного бизнеса в рамках рыночных механизмов. Должна быть поддержка в виде федеральной политики в регионах, которая должна опираться на четко дерменированные стратегические принципы развития регионов ДФО на среднесрочную перспективу. Кроме того, государственный протекционизм должен выступать в роли компенсирующего фактора. Исполюзуя финансовые средства государственного бюджета, могут быть компенсированы дорожающие факторы производства и реализации продукции в дальневосточных регионах, в форме введения льготных тарифов на железнодорожные перевозки приоритеных, социально значимых грузов; частичной компенсации тарифов на электроэнергию в этих регионах; специальных преференциальных условий по начислению подоходного налога основным группам населения и др.

Помимо этого, федеральный центр может стимулировать привлечение прямых иностранных инвестиций, активизируя деятельность на базе государственно-частного партнерства и сотрудничая с инвестиционными институтами или создав свой собственный специализированный Инвестиционный Фонд.

В результате указанные меры могут благоприятствовать росту доходности региональных бюджетов ДФО, улучшить не только показатели, но и реальный уровень социально-экономического развития и отчасти оказать стабилизирующий эффект на миграционную обстановку.

На основании проведенного в дипломной работе анализа можно сделать следующие выводы:

.
Сложившаяся структура торгово-экономического взаимодействия России и стран АТЭС не может быть быстро изменена, так как объективно отражает их фактические возможноси и степень заинтересованности друг в друге на современном этапе их экономического развития. Таким образом, постепенное изменения структуры экономических связей возможно при условии инновационного развития экономики РФ.

.
Международный опыт свидетельствует о том, что узкую базу экономического сотрудничества можно расширить путем увеличения объемов взаимных инвестиций и создания интегрированных производственных связей, оказывающих положительный эффект на развитие долгосрочного и стабильного сотрудничества.

.
Углубление экономического сотрудничества России и Республики Корея можно связать с активным вовлечением российской экономики в интеграционные процессы в АТР и с решением задач развития социально-экономического положения регионов ДФО в рамках реализации Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года.

.
В нынешних условиях КНР является оптимальным экономическим партнером для ДФО по многим параметрам, таким как:

·
комлиментарность экономик (у РФ: тяжелая и добывающая промышленность, наукоемкий потенциал, во многом доставшийся от СССР; у КНР: легкая промышленность, сельское хозяйство, наличие избыточной недорогой рабочей силы;

·
географическая близость (у КНР
: есть необходимая инфраструктура для развертывания внешнеэкономического сотрудничества с российским Дальним Востоком);

·
инвестиционный потенциал (у КНР
: внушительный объем финансового капитала и валютных резервов в самом Китае, а так же финансовые ресурсы китайской диаспоры в Тайване, Гонконге и Сингапуре и других странах; у России
: потребности Дальнквосточного федерального округа в прямых иностранных инвестициях),

·
близость по уровню развития технологической базы и уровню производительных сил (у КНР
: Северо-Восток Китая; у России
: Дальний Восток);

·
политическая заинтересованность (у КНР
: потоки мигрантов в РФ; у России
: стратегические планы по увеличению влияния в АТР).

В нынешних условиях сотрудничество с КНР является непременным условием для обеспечения экономического развития ряда регионов (прежде всего Дальнего Востока и Сибири).

Увеличение потенциала торгово-экономического взаимодействия РФ и КНР может быть достигнуто путем развития прямых связей между регионами двух стран и наращиванием экспортной базы российских товаров в Китай. Ключевым фактором для оптимизации такого сотрудничества является более активное участие регионов в интеграционных экономических процессах в АТР. Для обеспечения эффективной интеграции российских регионов в экономическую парадигму АТР, государству прежде всего следует сделать упор на развитие азиатских территорий РФ (к востоку от Урала), преимущественно регионов Сибирсокого и Дальневосточного федеральных округов. Помимо прочего, вступление в АТЭС позволило России расширить возможности развития торгово-экономических связей для азиатской части страны, и «китайский вектор» может стать в долгосрочной перспективе одним из наиболее значительных направлений внешнеэкономической деятельности, влияющих на территориальное размещение российских производительных сил.

.
Важным резервом развития торгово-экономического сотрудничества на азиатскои направлении является сотрудничество России с Республикой Корея и Японией. Эти две страны являются важными партнерами РФ в АТЭС и являются пограничными с Россией странами, однако по сравнению с КНР их роль в торгово-экономическом сотрудничестве носит вспомогательный характер в силу причин, как экономического, так и политического характера. На Корейском полуострове по-прежнему не урегулированы противоречия между РК и КНДР, что существенно осложняет экономическое взаимодействие как двух стран между собой, так и с РФ. В виду этих причин по сей день не реализован проект воосоздания Транскорейского железнодорожного пути с юга на север и фактически свернут международный долгосрочный экономико-политический проект создания зоны Туманган из-за одностороннего выхода из него КНДР. Япония уже многие годы ведет территориальный спор с РФ по поводу принадлежности островов Южно-Курильской гряды (Шикотан, Кунашир, Итуруп, Хабомаи) и ставит признание этих территорий за Японией основным и обязательным условием для развития торгово-экономических российско-японских отношений.

Перспективы развития регионов Дальнего Востока России в рамках выстраивания новой модели стратегического партнерского сотрудничества с ведущими странами Азиатско-Тихоокеанского региона пока не вполне ясны и достаточно неоднозначны. Прежде всего, это можно связать с проблемной экономической обстановкой регионов ДФО. В современной федеральной целевой программе «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья до 2013 года» в качестве одной из приоритетных доминант был определен курс на внешнеэкономическое сотрудничество регионов ДФО со странами АТР, и прежде всего АТЭС.

.
Конкурентоспособность продукции дальневосточных регионов по сравнению с продукцией ведущих стран АТЭС сравнительно низка. Это связано прежде всего с суровостью природно-климатических условий, низким уровнем транспортной инфраструктуры и технологической базы, следствием которых является повышение производственных издержек на изготовление продукции. Кроме того, на низкий уровень конкурентоспособности ДФО влияют такие факторы, как сравнительно невысокий уровень заработной платы и высокая налоговая нагрузка. Таким образом Дальний Восток специализируется в основном на торговле сырьевыми ресурсами со странами АТЭС, а при попытке выйти на несырьевые рынки АТР сможет занять только относительно «узкую» нишу, где факторы производства смогут быть менее, чем удовлетворительными, но отчасти компенсированными за счет относительно квалифицированной рабочей силы.

Развитие восточного интеграционного вектора рассматривается федеральным правительством РФ в качестве долгосрочного внешнеполитического и внешнеэкономического ориентира. Приоритеными направлениями российских интересов в АТР является эффективное использование экономических связей со странами региона, его инвестиционного потенциала и емкого рынка для ускорения темпов социально-экономического развития не только Дальневосточных и Сибирских регионов, но и всей Российской Федерации в целом. Для достижения поставленных целей России необходимо наращаивать внешнеэкономическое взаимодействие со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, используя межгосударственные региональные организации, преимущественно АТЭС, как эффективный инструмент для усиления российских позиций в АТР, путем расширения всестороннего сотрудничества как в экономической, так и политической сферах. Иначе говоря, полноценное включение азиатской части РФ (прежде всего Дальневосточного и Сибирского регионов) в систему мирохозяйственных связей представляет собой основное условие оптимального социально-экономического развития самих регионов и государства в целом, устойчивого наращивания экономического потенциала и укрепления позиций Российской Федерации как в АТР, так и в мировой экономике. При этом азиатско-тихоокеанских вектор естественным образом должен стать основным направлением в стратегии экономического взаимодействия Дальнего Востока России с мировым хозяйством.

Для более эффективного сотрудничества РФ со странами АТЭС необходимо активно развивать систему региональных связей на Дальнем Востоке России с целью развития приграничных территорий. Для этого в приграничных регионах необходимо создавать зоны, имеющие особый экономический статус, и инвестиционный климат которых был бы не хуже, чем на сопредельных территориях. Создание подобных зон будет с одной стороны стимулировать развитие торгово-экономического сотрудничества с ведущими странами АТЭС (прежде всего КНР, Республикой Корея и Японией), а с другой, позволит создать благоприятный торгово-инвестиционный климат на территории ДФО. В результате РФ могла бы включится в реализацию выдвинутой на встречах лидеров стран АТЭС задачи поэтапного создания ЗСТ и либерального инвестиционного режима к 2020 году для постепенной интеграции России в систему мирохозяйственных связей на региональном уровне в рамках организации АТЭС.

.
Наиболее перспективным направлением сотрудничества России со странами АТЭС представляется сфера энергоресурсов. Развитие масштабных проектов по поставкам нефти, газа и электроэнергии в СВА может поспособстовать решению вопроса диверсификации энергетического экспорта и дать стимул для экономического развития Дальневосточных и Сибирских территорий в целом, поскольку будет благоприятствовать привлечению иностранных инвестиций, в том числе из стран АТЭС.

.
Еще одной значимой сферой сотрудничества РФ и стран АТЭС является транспорт. Ожидается, что в начале века наиболее интенсивное развитие торгово-экономического взаимодействия будет осуществляться между рынками стран АТЭС и Европы. Таким образом, при расширении потенциала транспортной инфраструктуры РФ необходимо ориентироваться на несколько направлений: 1) Европа — АТЭС (использование системы железнодорожных сетей европейской части РФ и Транссиба, транспортных узлов с выходом к портам Дальнего Востока); 2) Северная Европа — АТР (использование Северного морского пути); 3) Европа — Азия — Северная Америка (использование трансполярных авиатрасс).

.
Одна из основных проблем, как РФ, так и стран АТЭС — необходимость оптимального (рационального) использования трудовых ресурсов. Во многом дальнейшее экономическое развитие стран АТЭС и, в частности России, будет зависеть от оптимального размещения трудовых ресурсов надлежащего качества и необходимого количества, в соответвии с экономическими потребностями стран региона. В веке практически все страны СВА, отчасти включая КНР, сталкиваются с постпенно возникающей проблемой дефицита трудовых ресурсов. Уже сейчас острую нехватку трудовых ресурсов испытывают российский Дальний Восток и Япония. Через некоторое время проблема дефицита рабочей силы затронет Республику Корея, а через 20-25 лет после вступления в рабочий возраст родившегося в — 90-е годы века «однодетного» поколения — Китай.

.
В качестве одного из ключевых инструментов наращивания торгово-экономического сотрудничества РФ и стран АТЭС может использоваться государственно-частное партнерство. В применении к международному сотрудничеству такое партнерство понимается двояко: либо как система отношений государства и частных компаний различных стран, которая используется в целях национального, международного, регионального, городского, муниципального социально-экономического развития; либо как конкретные проекты, реализуемые на объектах государственной и муниципальной собственности с одной стороны различными государственными органами, учреждениями и организациями, а с другой — национальными и/или частными зарубежными компаниями.

На федеральном уровне в РФ нет соответсвующего законодательства, которое определяло бы государственно-частное партнерство, как, впрочем, и нет ни одного закона, предметом которого было бы ГЧП. Таким образом, де-юре ГЧП в России нет, хотя многие проекты, в том числе финансируемые из Инвестиционного фонда РФ, считаются таковыми. Фактически российский потенциал развития ГЧП огромен. В качестве примера можно вспомнить многочисленные масштабные инфраструктурные объекты, построенные к саммиту АТЭС 2012 года во Владивостоке на бюджетные деньги всех уровней. Однако, принимая во внимание мировой опыт, можно говорить о том, что такое расходование бюджетных средств неэффективно. Более эффективным представляется привлечение частных компаний к финансированию любого объекта инфраструктуры с начального этапа, то есть включая разработку проектно-сметной документации, и последующий возврат ей средств из федерального бюджета в рассрочку. Такой подход к расходованию бюджета приводит к экономии средств в среднем на 15%.

Полноценное включение российского Дальнего Востока в систему мирохозяйственных связей посредством расширения торгово-экономического сотрудничества со странами АТЭС и повышения его конкурентоспособности представляет собой обязательное условие для нормального социально-экономического развития самого региона и государства в целом, устойчивого наращивания экономического потенциала и укрепления позиций РФ в мировой экономике и политике.

Список использованных источников и литературы

1.Официальный сайт форума АТЭС: http://www.apec.org/


2.

С.С. Алабян, А.Н. Барковский
— Прогноз внешней торговли Российской Федерации на период до 2025 года/ Внешнеэкономический бюллетень. — 2003. — N12.


3.

А. Н. Барковский, Р. Г. Томберг
— О внешнеэкономической стратегии России на Дальнем Востоке/ Вестник Российского гуманитарного научного фонда. — 2009. — N 1. — С. 51-58.


4.

А.Г. Гранберг
— Восток России в новой стратегии национальной экономики/ Россия в АТР, № 1(6).


5.

А. А. Дынкин, В. Г. Барановский
— Россия и мир: 2012. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз.: М., ИМЭМО РАН, 2011.


6.

А.Г. Коржубаев
— Перспективы развития нефтегазового комплекса Восточной Сибири и Дальнего Востока / Регион: экономика и социология, № 2, 2011.


7.

П. А. Минакир
— Региональная экономическая динамика. Дальний Восток. Хабаровск: ДВО РАН, 2010.


8.

В.В. Михеев
— Стратегический глобальный прогноз 2030. Расширенный вариант / под ред. акад. А.А. Дынкина. М., Магистр, 2011. (Раздел I. Глобальное управление — соавтор. Раздел V. Центры и регионы мирового развития. Тихоокеанская Азия — соредактор и соавтор).


9.

М.Л. Титаренко, Кузык Б.Н.
— Россия — 2050: стратегия инновационного прорыва. — М.: Институт экономических стратегий, 2006.


10.

Д.В.
Гордиенко
— «Оценка уровня экономической безопасности государств Азиатско-Тихоокеанского региона» (доклад конференнции «Взаимодействие стран Восточной Азии в формате АТЭС» ИДВ РАН), 2012.


11.

С. Г. Лузянин
— Измерения российско-китайских отношений в АТЭС. Региональные факторы влияний и взаимодействий (В кн.: Китай в мировой и региональной политике. История и современность. Выпуск XVII: ИДВ РАН) 2012.


12.

В.М. Мазырин
— Россия в Индокитае: назад в будущее?/ Международная жизнь. 2010. № 11.

.Россия и мир: 2013. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз/ под ред. А.А.Дынкина, В.Г.Барановского/ ИМЭМО РАН 2012

.Интервью зам. председателя Совета Федерации М. Николаева для журнала «Международная жизнь», №1, 2010.

.Сайт форума АТЭС во Владивостоке http://ru.vladivostok2012.com/content/?a=365&s=175&p=1

.Сайт Министерства Регионального Развития Российской Федерации http://www.minregion.ru/activities/territorial_planning/strategy/federal_development/346/

.М.Л. Титаренко, Кузык Б.Н. — Россия — 2050: стратегия инновационного прорыва. — М.: Институт экономических стратегий, 2006.

.Министерство экономического развития Российской Федерации. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации./ Москва, 2008.

.М. Л. Титаренко — Геополитическое значение Дальнего Востока. Россия, Китай и другие страны Азии./ Памятники исторической мысли, 2008.

.Н. П. Малетин — Почему нас нет в ВАС. Тихоокеанское обозрение 2008-2009./ Институт стран Азии и Африки МГУ им. М. В. Ломоносова

.А. В. Лукин — Китай и Россия: зачем они друг другу? (Экспертный коментарий)/ «Российская Газета», 2013. http://www.rg.ru/2013/04/16/kitai-rossia.html

22.APEC Business Advisory Council/ Report APEC Economic Leaders, Russia, 2012. https://www.abaconline.org/v4/download.php?ContentID=2609958

23.В.В. Михеев — Китайско-японское стратегическое соперничество в глобализирующемся мире. ИМЭМО РАН/ Изд. Рушана Эллина/ Москва — 2009

.Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html

.Доклад, подготовленный в рамках ситуационного анализа «Политико — экономическое развитие Азиатско-Тихоокеанского региона и интересы России», проведенного Советом по внешней и оборонной политике РФ и журналом «Россия в глобальной политике». Руководитель ситуационного анализа — С. А. Караганов / Москва, 2007.

.Koji Watanabe — Engaging Russia Asia Pacific www.JCIE.jp

.Чжунго тунзи чжаяо (Китайский статистический справочник)/ Пекин, 2010.

.»Экономика Китая растет медленнее, чем прогнозировали» — статья ВВС, 2013. http://www.bbc.co.uk/ukrainian/ukraine_in_russian/2013/04/130415_ru_s_china_economy_growth.shtml

29.Китайский статистический сборник за соответсвующие годы/ ГСУ КНР, Пекин.

.Федеральная Таможенная Служба (официальный сайт) http://www.customs.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=13858&Itemid=2095

31.InvestFuture http://investfuture.ru/indicators/country/6

32.Чжунго тунцзи няньцзянь (Статистические экономические ежегодники КНР за соответсвующие годы)/ ГСУ КНР, Пекин

.Федеральная Служба Государственной статистики/ Россия и страны мира http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1139821848594

.The China Trade Data Services/ Сайт статистических данных по основным макроэкономическим показателям: http://www.chinatradedata.com/

.»Рабочий визит Путина в Китай»/ РИА Новости: http://ria.ru/trend/putin_visits_china_11102011/

.»Корейское урегулирование и интересы России» / ИДВ РАН / Москва, 2008. (Ссылка на документ: http://archive.kremlin.ru/interdocs/2005/11/19/1236_type72067_98253.shtml)

.С.С.Суслина — «Российско-Южнокорейское экономическое сотруничество: пора зрелости?» / Корейский полустров. Уроки истории. / ИДВ РАН / Москва, 2010.

.Министерство экономического развития РФ / Портал Внешнеэкономической Информации: http://www.ved.gov.ru/exportcountries/kr/about_kr/ved_kr/

.База данных ТН ВЭД ТС РФ (Товарная Номенклатура Внешнеэкономической Деятельности Таможенной Службы РФ): http://www.tks.ru//tnved/tree

.М. Портер — «Теория конкурентных преимуществ стран» Электронная версия книги: http://www.seinstitute.ru/Files/Veh6-35_Porter.pdf

.»Россия. Особое экономические зоны» (официальный сайт): http://www.russez.ru/

42.Japan External Trade Organization: http://www.jetro.go.jp/en/reports/statistics/

.А. С. Кузьмина — Классификация регионов Дальневосточного Федерального округа по уровню социально-экономического развития / Тихоокеанский государственный экономический университет / Владивосток, 2011

.Федеральные целевые программы России: http://fcp.economy.gov.ru/cgi-bin/cis/fcp.cgi/Fcp/ViewFcp/View/2011/136/

.Сайт Правительства Российской Федерации / Документ: http://xn--80aealotwbjpid2k.xn--p1ai/docs/23912/

46.»Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018 года»

47.Единая межведомственная информационно-статистическая система http://www.fedstat.ru/indicator/data.do

.База данный муниципальных образований РФ / Статистический бюллетень «Формирование местного самоуправления в Российской Федерации»/ Федеральная служба государственной статитстики: http://www.gks.ru/scripts/munst/munst.htm

.Риа Новости — Рейтинг социально экономического положения субъектов РФ. Итоги 2011 года /Москва, 2012: http://vid1.rian.ru/ig/ratings/rating_regions_2012.pdf

.Министерство регионального развития http://www.minregion.ru/

.Инвестиционный рейтинг дальневосточных регионов: www.dalrate.ru

.Социально-экономическое положение Дальневосточного федерального округа в 2011 году. / Москва, 2012.

.А. Левинталь — «ДФО в 2011 году получил 9,9 млрд. долл. иностраных инвестиций»/ Журнал ДВ Капитал, 2012: http://dvkapital.ru/

54.China PRO (Деловой журнал про Китай) №13 (201), 2013.

.А. Конторович, А. Коржубаев, Л. Эдер, И. Филимонова — «Состояние и перспективы сотрудничества России и Китая в нефтегазовой сфере» / Доклад для Конференции по развитию торгово-экономических отношений РФ и КНР / Пекин, 2008.

.Аналитическое агенство РОСБАЛТ: www.rosbalt.ru

.Ху Аньган и коллеги — «Китай и мир к 2030 году» / в рамках встречи ученых ИДВ РАН / Москва, 2012.

.Министерство экономического развития Российской Федерации. Департамент торговых переговоров. Доступ российских товаров, услуг и инвестиций на зарубежные рынки/ Москва, 2010.

.Внешнеэкономическая стратегия России в АТЭС (на встречу саммита АТЭС 2012 во Владивостоке) Актуальные очерки / ИЭ РАН, Москва, 2009.

.Внешнеэкономическая стратегия России в АТЭС. Актуальные очерки / под ред. С. А. Ситаряна / ИЭ РАН, Москва, 2009.

.И. Д. Иванов — Внешнеэкономический комплекс России: взгляд изнутри / Русь-Олимп, Москва, 2009.

.И. С. Троекурова — Перспективы интеграционного взаимодействия стран-членов Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества / изд.: ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2005.

.Ю. А . Райков — Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество. Эволюция регионализма в АТР/ изд.: «Восток-Запад», Москва, 2012.

.В. Б. Мантусов — Международная экономическая интеграция в современных мирохозяйственных отношениях. Мировая экономика и МЭО/ изд.: «Юнитти-Дана», 2011.

65.Changchun Declaration. The 11th Consultative Commission Meeting the Greater Tumen Initiative, Changchun, China, 2010

66.Korean Trade international Association Database

67.»China’s Three Gorges hydroelectric project sets new production record» Hydro World / Yichang, 2013

.World Trade Organization Database

Материалы информационных агентств:

.ИТАР — ТАСС. 2010-2013

.Ведомости. 2009 — 2013

.РИА Новости. 2010-2013

.Интерфакс

.ВВС World news. 2012 — 2013

.Сайт министерства внешней торговли и экономического сотрудничества (МВТЭС) КНР: www.moftec.gov.cn

.Министерство Коммерции КНР: www.china.org

.Представительство Китая в РФ: www.china.polpred.ru

.Н. Волочкова — новая теория международной торговли и новая экономическая география (нобелевская премия по экономике 2008 года)// Россия в глобальной политике, том 9, №2, март-апрель 2011.

.А. Либман — Границы, конфликты и переговоры в федерациях и сообществах государств// Россия в глобальной политике, том 9, №2, март-апрель 2011.

.В. Карлусов — Китай: антикризисный потенциал экономики и меры борьбы с мировым кризисом// Россия в глобальной политике, том 9, №2, март-апрель 2011.

.Н. Рыжкова — Влияние приграничной торговли на экономическое развитие Китая и России// Россия в глобальной политике, том 9, №2, март-апрель 2011.

.А. Силуанов, В. Назаров — Взаимодействие федерального центра и регионов при проведении антикризисной политики: международный опыт// Россия в глобальной политике, том 9, №2, март-апрель 2011.

.Л. Зевин — Векторы внешнеэкономической политики России// Россия в глобальной политике, том 9, №2, март-апрель 2011.

.В. Гельбрас — Россия и Китай: неизбежность судьбоносных перемен// ИМЭМО РАН, Москва, 2011.

.А. Аганбегян — О месте экономики России в мире// Вопросы экономики, 2011

.М. Вудфорд — Сближение взглядов в макроэкономике: элементы нового синтеза// Вопросы экономики, 2010.

.С. Гуриев, А. Плеханов, К. Сонин — Экономический механизм сырьевой модели развития// Вопросы экономики, 2010.

.ВР: Статистический обзор мировой энергетики, июнь 2010 года// Вопросы экономики, 2010.

.П. Мозиас — Китай в период мирового кризиса: бенефициар, жертва или виновник?// Вопросы экономики, 2010.

.Л. Албакин — От экономической теории до концепции долгосрочной стратегии// Вопросы экономики, 2010.

.О. Борох, А. Ломанов — От «мягкой силы» к «культурному могуществу»// Россия в глобальной политике, том 10, №4, июль-август 2012.

.Сюн Гуанкай — Перед новым стартом// Россия в глобальной политике, том 10, №4, июль-август 2012.

.Родерик Макфаркуар — Россия и Америка в новой Азии// Россия в глобальной политике, том 10, №3, май-июнь 2012.

.Роберт Каплан — География китайской мощи// Россия в глобальной политике, том 8, №4, июль-август 2010.

.В. Дребенцов — структурные изменения на рынках природного газа и перспективы экспорта газа из России// Экономическая политика, февраль 2010.

.Пол Грегори, Кейт Чжоу — Как Китай выиграл, а Россия проиграла// Экономическая политика, февраль 2010.

.В. Михеев — Россия-Китай: «дозагрузка отношений»// МЭ и МО, 2010.

.Д. Кузьмин — Факторы риска в моделях равновесия открытых экономик// МЭ и МО, 2010.

.В. Кондратьев — Минерально-сырьевые ресурсы как фактор глобальной конкурентоспособности// МЭ и МО, 2010.

.А. Иванов — Тихоокеанские комбинации: споры вокруг интеграции в Азии// Россия в глобальной политике, том 8, №4, июль-август 2010.

.Декларация лидеров стран АТЭС (по итога саммита во Владивостоке)// Инвестиции в России, №10, 2012.

.Приоритеты России в форуме АТЭС// Инвестиции в России, №10, 2012.