Теорема Коуза, её критика и роль в экономической науке

Курсовая работа

Введение

Теория прав собственности оформилась в особый раздел буржуазной политической экономии в 60-70-е годы. В настоящее время ее развитие продолжается уже не столько в качестве самостоятельной концепции с четко очерченными границами, сколько в качестве методологической и общетеоретической основы трех новых направлений экономического анализа — экономики права, новой экономической истории и теории экономических организаций. Семейство этих подходов обозначается обычно терминами «трансакционная экономика» и «неоинституционализм».

Одним из тех, кто стоял у источников теории прав собственности был известный американский экономист — Р. Коуз. Приблизительно до середины 70-х годов теория прав собственности находилась на периферии западной экономической мысли. Затем на общей волне консервативного сдвига интерес к ней усилился, выросшие на ее основе направления завоевали популярность и академическую респектабельность, о чем свидетельствует как непрерывно увеличивающийся поток публикаций, так и появление специальных журналов по данной проблематике («Jourmal Law and Economics», «Bell Journal Economics», «Journal Institutional and Theoretical Economics» и др.).

С начала 80-х годов теория прав собственности, до того разрабатывавшаяся почти исключительно усилиями американских экономистов, получает широкое распространение в Западной Европе, особенно в ФРГ.

К сожалению, в отечественной критической литературе теория прав собственности вообще не нашла никакого отражения. До сих пор можно встретить утверждения, что буржуазная политэкономия игнорирует отношения собственности или видит только их юридическую оболочку, что частная собственность представляется ей естественной и единственно возможной и т.д. Чтобы исправить эти недоразумения, необходимо с возможной полнотой проанализировать современное состояние всего комплекса соответствующих западных концепций.

Это тем более оправдано, если мы примем во внимание ту злободневность, какую приобрело сейчас обсуждение проблем собственности в нашей стране. Поэтому знакомство с данным кругом теорий могло бы, вероятно, способствовать углублению дальнейшего научного поиска в этой области.

23 стр., 11466 слов

Эволюционная теория поведения экономического субъекта

... Тем не менее, инструментарий эволюционных теорий из смежных отраслей знания оказывается полезным и в области экономики (например, сигнальная теория, концепция пороговых эффектов и т.п.). ... Возможное направление поисков новой эволюционной теории поведения экономического субъекта подсказано ...

Объект исследования — теорема Р. Коуза.

Предмет исследования — особенности применения теоремы Р. Коуза в современных условиях.

Цель исследования — изучить особенности применения теоремы Р. Коуза в современных условиях.

Для реализации данной цели необходимо решить следующие задачи:

рассмотреть сущность и основные положения «теоремы Р. Коуза»;

проанализировать многообразие интерпретаций теоремы Коуза в трудах отечественных и зарубежных экономистов;

рассмотреть основные направления критики «теоремы Р. Коуза»;

проиллюстрировать использование «теоремы Коуза» в современной экономике на конкретном примере.

Разработанность темы в отечественной и зарубежной литературе достаточно велика. Основополагающими трудами, естественно, являются работы Р. Коуза. Изучением и возможностями применения теоремы Коуза занимались такие авторы, как: П. Браунинг [2], Р. Капелюшников [5], А.Н. Олейник [10], А.Е. Шастико [15] и др.

Глава 1. Теорема Р. Коуза: сущность, основные положения, .1 Сущность теоремы Р. Коуза. Опровержение теории А. Пигу

Статья Рональда Коуза «Проблема социальных издержек» была опубликована в 1960 г. Время ее появления, парадоксальность основного вывода, большое количество темных мест в аргументации, открывавших богатые возможности для самых разных толкований, породили огромную волну публикаций (страницы биографии Р. Коуза более подробно представлены в Приложении 1).

Статья Р. Коуза превратилась в одну из наиболее цитируемых работ по экономике: в 1966-1970 гг. насчитывалось ссылок на нее, в 1971-1975 гг. — 286, в 1978-1980 гг. — 331. Сейчас теорема Коуза признана на Западе одним из важнейших достижений экономической мысли послевоенного периода [5].

Теорема Коуза посвящена проблеме «экстернальных» (внешних) эффектов. Так называются побочные результаты любой деятельности, которые достаются не самому индивидууму, а касаются каких-то сторонних, третьих лиц. Они возникают, в частности, при нарушении правомочия под номером 9 из «полного определения» права собственности (воздержание от вредного использования).

Существование экстерналий ограничивает степень исключительности прав собственности.

Классический пример — шум аэродрома, нарушающий покой окрестных жителей, или фабричный дым, загрязняющий воздух на близлежащих фермах.

Подобные ситуации складываются, когда индивидуумы при принятии решений не считаются с последствиями своих действий для окружающих. Они недоучитывают либо издержки, либо выгоды, которые достанутся другим.

Возникают расхождения между частными и социальными издержками (где социальные издержки равны сумме частных и экстернальных издержек) или между частными и социальными выгодными (где социальные выгоды равны сумме частных и экстернальных выгод).

Поскольку любой агент основывает свои решения на сопоставлении частных выгод с частными издержками, то это приводит либо к перепроизводству благ с отрицательными внешними эффектами, либо к недопроизводству благ с положительными внешними эффектами.

Распределение ресурсов оказывается неэффективным, с точки зрения всего общества: «Как следствие, масштаб деятельности может оказаться слишком велик или слишком мал для достижения социального оптимума» [5].

5 стр., 2384 слов

Трансакционные издержки. Теорема Коуза

... направления в современной экономи-ческой науке - неоинституционализма. Ее разработка в первую очередь связана с именами двух экономистов - Р.Коуза и О.Уильямсона. Базовой единицей анализа в теории трансакционных издержек признается акт экономического взаимодействия, ...

Случаи расхождения между частным и социальным соотношениями издержки/выгоды характеризовались А. Пигу как «провалы рынка». Ссылки на провалы рынка служили главным теоретическим обоснованием для растущего вмешательства государства в экономику. Практические рекомендации Пигу были однозначны: необходимо приближать частное соотношение издержки/выгоды к социальному как путем налогообложения всех видов деятельности, связанных с отрицательными экстерналиями, так и путем предоставления субсидий всем видам деятельности, связанным с положительными экстерналиями [11].

Р. Коуз отверг вывод Пигу о необходимости государственного вмешательства для преодоления внешних эффектов. Из предложенной им теоремы следовало, что при определенных условиях рынок способен сам справляться с внешними эффектами, так что возможные отклонения от оптимальной аллокации ресурсов будут носить исключительно преходящий характер. Теорема Коуза гласит: «Если права собственности четко определены и трансакционные издержки равны нулю, то аллокация ресурсов (структура производства) будет оставаться неизменной независимо от изменений в распределении прав собственности, если отвлечься от эффекта дохода» [1; 4].

Таким образом, теорема Коуза выдвигает парадоксальное утверждение: эффективность и независимость (инвариантность) распределения ресурсов по отношению к распределению прав собственности (то есть структура производства остается той же самой независимо от того, кто каким ресурсом владеет).

Теорема выполняется при двух условиях: полной спецификации прав собственности и нулевых трансакционных издержках, под которыми понимаются затраты, связанные с поиском информации, ведением переговоров, оформлением контрактов, их юридической защитой и т.п.

Теорема затрагивает побочные результаты любой деятельности, которые касаются не непосредственных ее участников, а третьих лиц. Существование экстерналий приводит к расхождению между частными и социальными издержками (по формуле — социальные издержки равны сумме частных и экстернальных, то есть возлагаемых на третьих лиц).

В случае отрицательных внешних эффектов частные издержки оказываются ниже социальных, в случае положительных внешних эффектов — социальные издержки ниже частных.

.2 Основные положения теоремы Коуза

Логику теоремы Коуза лучше всего пояснить условным примером (на такого рода арифметических примерах строил ее доказательство и сам Р. Коуз).

Допустим, что по соседству расположены земледельческая ферма и скотоводческое ранчо, причем скот хозяина ранчо регулярно заходит на поля фермера. Если хозяин ранчо не несет по закону ответственности за производимую его стадом потраву, то, решая вопрос о поголовье скота, он не будет принимать во внимание причиняемый им ущерб (то есть он не будет нести полные «социальные издержки выращивания скота»).

Но если государство потребует от хозяина ранчо уплаты налога, равного по величине нанесенным убыткам, то тогда у него появится стимул полностью учесть последствия своих действий; внешние эффекты превратятся для него во внутренние (интериоризируются) [6].

Однако в теореме Коуза ситуация оценивается иначе: если закон разрешает фермеру и хозяину ранчо добровольно втсупать в соглашение по поводу потравы, то тогда не имеет никакого значения, несет хозяин ранчо ответственность за причиняемый им ущерб или нет. Допустим, фермер получает на своих полях ц зерна, а стадо хозяина ранчо насчитывает коров. Выращивание еще одной коровы обойдется ему в долл., а ее рыночная цена при продаже составит 100 долл. Предельные убытки фермера от увеличения стада на одну голову будут равны 1 ц зерна, или в стоимостном выражении — долл. (20 долл. прямых затрат плюс долл. недополученной прибыли).

15 стр., 7319 слов

Теория собственности , концепция пучка прав собственности

... прав собственности и экономика права, а также проанализировать особенности трансформации собственности в современной России. 1. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ И ВИДЫ СОБСТВЕННОСТИ 1.1 Место и роль собственности в системе общественных отношений Там, где есть экономическая ... слоев в обществе, возможности их доступа к использованию всех факторов производства. В-третьих, собственность есть результат исторического ...

Случай явно экстернальный: социальные издержки равны 130 долл. (50 + 80), а социальная выгода от выращивания дополнительной коровы — 100 долл. Ясно, что такое распределение ресурсов неэффективно. Но если хозяин ранчо должен возместить фермеру причиненный ущерб, то тогда, взвесив свою частную выгоду и свои частные издержки (стоимость выращивания плюс компенсация), он откажется от решения об увеличении поголовья стада на одну единицу.

Частное соотношение издержки/выгоды совпадает с социальным, распределение ресурсов окажется эффективным. Однако, как показал Р. Коуз, ситуация будет совершенно симметричной и в том случае, если хозяин ранчо не несет никакой ответственности за потраву. Просто фермер предложит тогда хозяину ранчо «выкуп» за отказ от решения о выращивании еще одной коровы. Размер выкупа будет колебаться от долл. (прибыль хозяина ранчо от выращивания одиннадцатой коровы) до долл. (прибыль фермера от продажи десятого центнера зерна).

Отказ от такой сделки противоречил бы стремлению экономических агентов к максимизации своего благосостояния. Исход оказывается тем же самым независимо от того, есть ли у фермера право собственности на взыскание убытков с хозяина ранчо или у хозяина ранчо есть право на беспрепятственный выпас скота на полях фермера.

Действительно, структура производства в обоих вариантах остается одинаковой: ц зерна и голов скота. Ресурсы распределяются по сферам, где они дают максимальную отдачу. В первом случае фермер имеет право вето на использование хозяином ранчо его полей, во втором — хозяин ранчо имеет право свободного пользования полями фермера. Тем не менее права собственности все равно переходят к той стороне, для которой они представляют наибольшую ценность. Когда существуют законная возможность заключить сделку, все экстероналии будут интериоризированы независимо от того, как распределены права между ее участниками: «Если бы все права были ясно определены и предписаны, если бы трансакционные издержки были равны нулю и если бы люди соглашались твердо придерживаться результатов добровольного обмена, не было бы никаких экстерналий» [2]. «Провалов рынка» в подобном случае не происходит. Добровольные переговоры о сделке способны устранить все расхождения между частным и социальным соотношениями издержки/выгоды. Таким образом, у государства не оказывается никаких оснований для вмешательства с целью корректировки рыночного процесса. Его роль является «дорыночной»: оно призвано четко специфицировать и защищать права собственности участников сделки.

Иллюстративно реализация теоремы Коуза представлена в Приложении 2.

10 стр., 4837 слов

Виды собственности и формы хозяйствования. Динара Ануаровна ТактомысоваЭкономическая ...

... В экономике различают два вида хозяйственных процессов: производство и потребление благ. В результате потребления блага утрачиваются, в результате производства появляются новые блага. 3.2. Теория «пучка» прав собственности У истоков теории прав собственности ... стояли известные американские экономисты Р. Коуз и А. Алчиан, в дальнейшей ...

Из теоремы Коуза следовало несколько важных выводов [3; 12]:

Во-первых, что внешние эффекты носят не односторонний, а двусторонний характер. Фабричный дым наносит ущерб близлежащим фермам. Но запрет на загрязнение воздуха, которого добиваются фермеры, обернется уже ущербом для владельца фабрики: «…социальные издержки являются обоюдными. Когда А причиняет ущерб В, то осмысленный для политики вопрос состоит не просто в том, как мы должны ограничить А. Устранение вреда для В нанесло бы вред А. Поэтому правильная постановка вопроса будет иной: следует ли разрешить А наносить ущерб В или же следует разрешить В причинять вред А? Задача в том, чтобы избежать более серьезного ущерба» [3]. Таким образом, юридическую постановку вопроса о причинности (кем совершено действие?) нельзя путать с экономической постановкой вопроса об эффективности (какое распределение ответственности минимизирует издержки с точки зрения общества?).

Во-вторых, теорема Коуза раскрывала экономический смысл прав собственности. Четкая их спецификация до такой степени, что все результаты деятельности каждого агента касались бы его и только его, превращала бы любые внешние эффекты — во внутренние: «Главная функция прав собственности — давать стимулы для большей интериоризации экстерналий, — указывает Г. Демсец. — Любые издержки или выгоды, связанные с социальным взаимодействием, являются потенциальными экстерналиями» [12].

В конечном счете, источником экстерналий служат размытые или не установленные права собственности. Не случайно основным полем конфликтов в связи с внешними эффектами становятся ресурсы, которые из категории неограниченных перемещаются в категорию редких (вода, воздух) и на которые поэтому никаких прав собственности до того в принципе не существовало. Без первоначального разграничения прав не может быть никаких сделок по их передаче или рекомбинированию. Ясного решения о наделении правами собственности бывает достаточно, чтобы внешние эффекты исчезли сами собой. Поэтому точная спецификация прав собственности открывает путь к преодолению экстернальных ситуаций и связанной с ними неоптимальности в распределении ресурсов.

В-третьих, теорема Коуза отводила обвинение рынка в провалах. Получалось, что если кто и «проваливается» в экстернальных ситуациях, так это государство. Ведь, по Коузу, путь к преодолению экстерналий лежит через создание новых прав собственности в тех областях, где до сих пор они еще не были установлены. Более того, зачастую внешние эффекты порождаются самим государством, когда оно воздвигает барьеры, препятствующие заключению добровольных сделок по интериоризации этих эффектов.

Отсюда, впрочем, не следует, что возможно и нужно преодоление всех случаев размывания прав собственности. Иногда это невозможно технически, иногда неоправдано экономически. При всем том западные экономисты подчеркивают, что технический и организационный процесс постоянно приводит к появлению новых способов и средств «овнутрения» внешних издержек. Так, внедрение кабельного телевидения позволило установить и надежно защитить права телекомпаний на создаваемые ими программы. Верно, однако, и обратное: научно-технический прогресс непрерывно порождает новые экстерналии. Всякое открытие нового ресурса или создание нового продукта может превратиться в источник внешних эффектов.

5 стр., 2315 слов

Вопросы. Микро. Суть теоремы Р. Коуза и её значение для экономической науки

... работы является Теорема Коуза, как экономический смысл прав собственности. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи: изучить сущность теоремы Коуза и её историю; лияние внешних эффектов в теореме Коуза; определить значение т Другими словами теорема Коуза - концепция, ...

В-четвертых, теорема Коуза как бы выворачивала наизнанку стандартные обвинения, выдвигаемые против рынка и частной собственности. Примеры разрушения окружающей среды в капиталистических странах обычно рассматриваются как эксцессы частной собственности. Теорема Коуза все ставит с ног на голову: «Вопреки некоторым распространенным представлениям, — пишут А. Алчян и Г. Демсец, — можно убедиться, что частные права могут быть полезны для общества как раз потому, что они побуждают индивидуумов принимать во внимание социальные издержки» [12]. Главной причиной внешних эффектов оказывается поэтому не избыточное, а недостаточное развитие частной собственности. С точки зрения теории прав собственности, это не что иное, как неспецифицированные и непродаваемые права собственности. Тогда как пиговианская традиция относится к экстерналиям как к «провалам рынка», требующим государственного вмешательства, теоретики прав собственности для их преодоления предлагают обратное решение, а именно: расширение рыночных отношений и дальнейшую спецификацию прав собственности.

Глава 2 Прикладное значение «теоремы Р. Коуза» для современной экономики

.1 Многообразие интерпретаций «теоремы Коуза» в трудах отечественных и зарубежных экономистов

В экономической мысли существует достаточно много формулировок «теоремы Коуза». В частности, в своих работах Р. Коуз сам приводит их. Например, формулировка Дж. Стиглера выглядит следующим образом: «В условиях совершенной конкуренции частные и социальные издержки будут равны» [6]. Другие варианты формулировок приведены Д. Кутером:

. Первоначальное распределение титулов собственности не имеет значения с точки зрения эффективности, если трансакционные издержки пренебрежимо малы.

. Первоначальное распределение титулов собственности не имеет значения с точки зрения эффективности в условиях совершенной конкуренции [6].

Таким образом, квинтэссенцией перечисленных формулировок является следующее положение: «при нулевых трансакционных издержках конечное распределение ресурсов не зависит от первоначального их распределения и спецификации прав собственности». Кроме того, Р. Коуз называет такое размещение ресурсов оптимальным, максимизирующим богатство и ценность производства [6].

Проблема интериоризации внешних эффектов может решаться и путем крупнения (агрегирования) субъектов права, и путем дробления дезагрегирования) объектов присвоения, более точной их адресации. В примере из теоремы Коуза «овнутрение» внешних эффектов может быть осуществлено не только вменением исключительного права пользования полем либо фермеру, либо владельцу ранчо, но и слиянием, вертикальной интеграцией их хозяйств, образованием из них единого предприятия. В определенных ситуациях превращение внешних эффектов во внутренние вообще достижимо только тогда, когда носителем права выступает все общество в целом. Какой способ интериоризации эффективнее, должно решаться по обстоятельствам в каждом конкретном случае.

Рассматривая доводы предыдущих критиков своей теоремы, Р. Коуз достаточно убедительно опровергает их, используя свой излюбленный прием доказательства, представляющий собой разные варианты взаимодействия между фермером и скотоводом.

3 стр., 1037 слов

По книге Рональда Коуза : «Фирма, рынок и право»

... формулирует теорему Коуза: “…в условиях совершенной конкуренции частные социальные издержки будут равны”¹. В этой главе включают термин “рента”. Этот термин используется для обозначения разницы между тем, что зарабатывает фактор производства в ...

О.Ю. Красильников [7] считает, что изложенная Р. Коузом методика не может служить убедительным доказательством «теоремы Коуза», так как принимая за исходное условие отсутствие трансакционных издержек, Р. Коуз, тем не менее, доказывает свою теорему, используя эти самые издержки. Чем иначе, как не трансакционными издержками являются те деньги, которые фермер платит скотоводу за уменьшение прогона скота по своим землям или скотовод — фермеру за увеличение прогона при различной спецификации прав собственности и доходности производства. «Производственными (или трансформационными) эти издержки никак не назовешь. В противном случае придется признать трансформационными любые издержки, связанные с заключением и исполнением рыночных сделок», — говорит О.Ю. Красильников.

По определению А.Е. Шаститко, «трансформационные издержки — элемент издержек производства, возникновение которых связано с использованием ресурсов для производства продукта через изменение его физической формы, а также перемещением его в пространстве и/или во времени» [15]. В приведенном примере с фермером и скотоводом не происходит ни того, ни другого. В то же время согласно наиболее общему определению, «трансакционные издержки есть эквивалент трения в механических системах [13]. А.Н. Олейник пишет, что «трансакционные издержки — это все издержки, связанные с обменом и защитой правомочий» [10].

В данном случае мы наблюдаем именно обмен отдельными правомочиями пучка прав собственности. Кроме того в своей книге А.Н. Олейник также фактически признает затраты фермера и скотовода «трансакционными издержками согласования правомочий собственности» [10].

Таким образом, О.Ю. Красильников [7] высказывает следующие замечания в адрес теоремы Коуза:

. В мире нулевых трансакционных издержек нельзя использовать для доказательства каких-либо теоретических положений эти самые издержки.

. Следующее замечание относится к положению о том, что согласно теореме Коуза в мире нулевых трансакционных издержек размещение ресурсов оптимально, что ведет к максимуму богатства и ценности производства. «Дело в том, — утверждает О.Ю. Красильников, — что выводы Р. Коуза построены на жестком, я бы сказал антагонистическом взаимодействии экономических субъектов (в частности фермера и скотовода).

Вообще неоинституциональная теория построена на крайних проявлениях человеческой психологии. Вспомнить хотя бы определение оппортунистического поведения О. Уильямсона, который полагал, что любому субъекту присуще достижение своих корыстных целей с использованием коварства. Не случайно многие представители неоинституционального направления в прошлом служили в органах правопорядка. Неоинституциональная экономическая теория пестрит примерами судебных разбирательств, тех или иных решений, основанных на прецедентном праве: урожай травится скотом, выстроенный дом портит вид из окна, искры от паровоза жгут посевы, трубы дымят и т.д.» [7].

В то же время основная масса людей не являются склочными натурами и больше склонны к сотрудничеству, синергии, нежели к конфронтации. Большинство хозяйственных договоров все же исполняется и Р. Коуз сам говорит об этом [6]. Тысячи голов скота ежедневно травят посевы, и фермеры не препятствуют этому, частично по доброте душевной, частично по причине обыкновенной лени. Естественно, ни о какой оптимизации ресурсов не может быть и речи даже при нулевых трансакционных издержках (затратах на подачу иска и ведения дела в суде).

9 стр., 4111 слов

Трансакции и трансакционные издержки в новой институциональной ...

... агенты действуют в мире высоких трансакционных издержек, плохо определенных прав собственности и ненадежных контрактов, в мире, полном риска и неопределенности. Новая институциональная теория преодолевает многие ограничения, присущие ... нового направления выразилось в присуждении Нобелевской премии по экономике двум его виднейшим представителям - Рональду Коузу (1991 г.) и Дагласу Норту (1993 г.). ...

В лучшем случае никаких изменений в размещении ресурсов не происходит.

О.Ю. Красильников [7] рискует высказать следующее теоретическое положение, в определенной степени развивающее теорему Коуза: в долгосрочном периоде трансакционные издержки взаимодействующих экономических агентов выравниваются, и это не приводит к сколько-нибудь существенным изменениям (оптимизации) в размещении ресурсов.

Рассматривая отношения фермера и скотовода, можно сказать, что трансакционные издержки фермера, уплачиваемые скотоводу за непотраву посевов примерно равны трансакционным издержкам скотовода, представляющим собой упущенную выгоду вследствие уменьшения поголовья скота. Так, согласно выводам А.Н. Олейника, равновесие по Парето достигается при равном распределении полезного эффекта (а, следовательно, и издержек — О.К.) от обмена между фермером и скотоводом [10].

Ему вторит А.Е. Шаститко [15], который пришел к следующим выводам при исследовании обмена правами собственности при возникновении отрицательных внешних эффектов (экстерналий):

а. Величина предельной прибыли фирмы, чей продукт является независимой переменной, определяет уровень цены предложения на право собственности при данных условиях игры.

б. Величина предельной прибыли фирмы, чей продукт является зависимой переменной, определяет цену спроса на право собственности.

«Для достижения равновесия (равенство цены спроса и предложения при некотором объеме сделки в физическом выражении) необходимо, чтобы величины предельных величин рент были равны». И далее: «В соответствии с этим условием, фирма, производящая Х, может уменьшить объем производства в обмен на компенсацию со стороны другой фирмы, что в свою очередь, позволит увеличить производство У и доход» [15].

Подобное «доказательство» ученым-экономистам [5; 8; 14] кажется не совсем убедительным. Более научным будет доказательство с использованием закона средней прибыли, так как в долгосрочной перспективе предпринимательская прибыль выравнивается, можно предположить, что то же самое происходит и с трансакционными издержками. Причем в данном случае этому не могут препятствовать барьеры, существующие в современной экономике на пути переливов капитала, такие как монополизм, ценовая дискриминация и т.п. В самом деле, если сегодня при заключении конкретного контракта кто-либо из контрагентов понес трансакционные издержки большие, чем другая сторона договора, либо потерял от оппортунистических действий партнера, в следующий раз он будет избегать заключения сделок с ним. Его трансакционные издержки станут меньше, а трансакционные издержки недобросоветного партнера вследствие остракизма со стороны сообщества могут вырасти и даже стать запретительно высокими.

И в этом смысле, как это не парадоксально, теорема Коуза работает. Если трансакционные издержки выравниваются, то в долгосрочном периоде можно вообще не принимать их во внимание, представив как определенную процентную надбавку к трансформационным издержкам.

13 стр., 6182 слов

Трансакционные издержки и их роль в рыночной экономике

... трансакционные издержки и предпосылка об их нулевом значении перестает быть корректной. Любопытно отметить, что теорема Коуза доказывает значение трансакционных издержек “от противного”. В реальной действительности они играют огромную роль и удивительно то, что неоклассическая экономическая ...

Наиболее интересными представляются случаи, когда трансакционные издержки взаимодействующих экономических агентов различны. Подобная ситуация возникает, когда существует асимметрия в распределении информации, переговорные силы сторон не равны, либо какая-то из них имеет преимущества в использовании потенциала насилия.

Парадокс состоит в том, что даже в этом случае неравное распределение трансакционных издержек не может сохраняться достаточно продолжительное время. Трансакционные издержки все равно имеют тенденцию к выравниванию. Так, введение государством неких правил, ведущих к неравному распределению трансакционных издержек между экономическими субъектами, ведет к увеличению неформальной деятельности и сужению либо полной ликвидации формальной деятельности, то есть к снижению трансакционных издержек до приемлемого (среднего) уровня, либо до нуля. Говоря образно, строгость законов российских всегда компенсировалась необязательностью их выполнения [7].

Кроме перечисленных недостатков теорема Коуза не учитывает многие весьма существенные факторы такие как, например, научно-технический прогресс или динамику экономического развития. В этой связи хочется вспомнить слова самого Р. Коуза, назвавшего неоклассическую экономическую теорию «экономикой классной доски». При этом приведенный анализ показывает существование этого недостатка и в рассуждениях самого Р. Коуза.


.2 Основные направления критики «теоремы Р. Коуза»

Главная линия критики была связана с эффектом дохода. Стоимостная оценка фермером ущерба от потравы будет неодинаковой в зависимости от того, как распределится правовая ответственность между ним и хозяином ранчо. Объясняется это тем, что уровень богатства (дохода) фермера в одном случае окажется выше, чем в другом. При альтернативных вариантах распределения правомочий фермер станет по-разному оценивать предельный ущерб от отравы, о чем можно будет судить по его ответам на вопросы: «Сколько вы готовы заплатить, чтобы избежать потравы? Сколько нужно заплатить вам, чтобы вы ее разрешили?». Разность в называемых суммах может оказаться настолько значительной, что при одном варианте распределения правомочий фермер предпочтет согласиться с увеличением поголовья скота у своего соседа, при другом — не допустит этого. Структура производства, следовательно, станет меняться вместе с изменениями в распределении прав собственности [5; 9].

Вдобавок потребительские предпочтения фермера могут сильно отличаться от потребительских предпочтений хозяина ранчо. В этих условиях перераспределение дохода, сопутствующее перемещению прав собственности из одних рук в другие, приведет к изменению структуры совокупного спроса, а значит, и структуры производства. Требование инвариантности нарушается. Чтобы учесть это обстоятельство, в формулировку теоремы Коуза и была введена оговорка относительно эффекта дохода.
теорема коуз экономическая

Другое направление критики отталкивалось от теории игр. В игре с двумя участниками и нулевой суммой равновесие может достигаться в неоптимальной точке («дилемма заключенного»).

Кроме того, существует опасность стратегического поведения: хозяин ранчо может специально наращивать поголовье стада только для того, чтобы вынудить фермера пойти на увеличение размеров «выкупа». Каковы же итоги анализа теоремы Коуза с помощью аппарата теории игр? В рамках кооперативных игр теорема Коуза приобретает тавтологический характер и выполняется по определению. Для некооперативных игр критическое значение имеет ответ на вопрос: подразумевает ли предпосылка нулевых трансакционных издержек совершенство имеющейся у обоих участников информации или нет? Теорема Коуза остается в силе в первом случае и перестает работать во втором. В асимметричной ситуации, когда один участник обладает совершенной, а другой — несовершенной информацией, результаты оказываются неоднозначными. Теорема выполняется, если точно неизвестны размеры предполагаемого ущерба от внешних эффектов, но не выполняется, если неизвестна структура предпочтений противоположной стороны [5].

Теорема Коуза подвергалась также экспериментальной проверке. Экспериментальные исследования показали, что она перестает выполняться при численности участников сделки свыше двух. Вместе с тем и при трех участниках в 80-90% случаев исход оказывался оптимальным [4].

Наконец, теореме Коуза можно предъявить обвинение в нереалистичности. О. Зербе назвал мир с нулевыми трансакционными издержками «почти мистическим» [8].

В реальной экономике всегда какие-то права собственностви недостаточно определены, а трансакционные издержки никогда не равны нулю.

Но сказать так, значило бы не уловить основной идеи теоремы Коуза. Ее цель заключается в том, чтобы доказать от противного определяющее значение именно трансакционных издержек. Теорема Коуза по существу решает одну из «вечных» проблем политической экономии: существуют ли условия, при которых законы производства и эффективности не зависят от законов распределения, и если да, то каковы они? Теорема Коуза отвечает, что для того, чтобы процесс производства товаров и услуг и процесс распределения дохода оказались автономными, никак не связанными между собой, трансакционные издержки должны быть равны нулю (размытость прав собственности — это другое обозначение того факта, что издержки по их спецификации и защите очень высоки) [7].

Отношения собственности начинают влиять на процесс производства при положительных трансакционных издержках. Поэтому в реальном мире отношения производства и отношения собственности всегда взаимосвязаны, ибо издержки трансакции никогда не бывают нулевыми. Именно это и делает их центральной объясняющей категорией теории прав собственности.


2.3 Иллюстрация использования «теоремы Коуза» в современной экономике на конкретном примере

Теорему Коуза можно проиллюстрировать на следующем примере [8]. Пивоваренный завод «Емельян Пугачев» использует для производства пива воду из реки. Выше по течению расположено химическое предприятие «Красный квадрат», сбрасывающее отходы своего производства в реку. Объем этих стоков прямо зависит от объема выпуска продукции «Красного квадрата». Это означает, что затраты на производство пива зависят от выбора химическим предприятием объема выпуска продукции, а также от количества вредных веществ, которые должны быть удалены из воды перед тем, как приступить к производству фирменного сорта пива «Емельян Пугачев».

«Красный квадрат» будет устанавливать объем выпуска исходя из максимизации собственной прибыли и не будет учитывать воздействия загрязнения на прибыль пивоваренного завода. Но руководство последнего предпочло бы заплатить химическому предприятию за снижение выброса вредных веществ, поскольку это снизило бы издержки производства «Емельяна Пугачева». Но это привело бы к снижению прибылей химиков из-за уменьшения выпуска их продукции. Если снижение издержек пивоваренного завода превосходит снижение прибыли химического предприятия, то существует потенциальная возможность для «торговли» уровнем выбросов и его приведения к эффективному.

Отложим на оси абсцисс (Приложение 3) количество (x) выброса вредных веществ в реку. Для простоты допустим, что дополнительная прибыль «Красного квадрата» является функцией от количества загрязнения и изображена кривой MPB. Также предположим, что ущерб «Емельяна Пугачева» (в виде потери прибыли) тоже есть функция от количества загрязнения и показана кривой MPC. И наконец, предположим, что выбросы химического предприятия не являются внешними эффектами для других индивидов.

Эффективный уровень загрязнения x*, при котором суммарная прибыль двух фирм достигает максимума, удовлетворяет условию: MPB = MPC.

Рассмотрим два возможных законодательных режима установления прав собственности на загрязнение и предоставляемые ими варианты решения проблемы.

. Разрешительный законодательный режим. «Красный квадрат» имеет законное право сбрасывать любое количество вредных веществ, и никто не может ему в этом помешать.

В этом случае «Красный квадрат» выберет величину загрязнения на уровне x1, при котором его предельная выгода равна нулю (MPB = 0).

Уровень загрязнения будет неэффективно велик, потому что его воздействие на пивоваренный завод химическим предприятием игнорируется.

В этом случае пивоваренному заводу будет выгодно предложить «Красному квадрату» сократить уровень загрязнений до x*, компенсировав ему потерю прибыли в размере фигуры с. «Емельян Пугачев» при этом сэкономит свои затраты на сумму c + d, получив чистый выигрыш в размере d. В результате возникнет парето-эффективное распределение ресурсов и общая прибыль достигнет максимума.

. Запретительный законодательный режим. «Красный квадрат» не имеет законного права сбрасывать вредные вещества, а «Емельян Пугачев» имеет право запретить любые выбросы.

В этом случае «Емельян Пугачев» будет контролировать уровень загрязнения и выберет уровень загрязнения х2 = 0, при котором дополнительные издержки на ликвидацию последствий выбросов минимизируются. Но нулевой уровень загрязнения также неэффективен при наших допущениях, так как прибыль «Красного квадрата» сведена на нет.

В этом случае «Красному квадрату» будет выгодно просить у пивоваренного завода разрешения на увеличение уровня загрязнений до x*, компенсировав ему потерю прибыли в размере фигуры b. «Красный квадрат» при этом увеличит свою прибыль на сумму a + b, из которой он отдаст b в качестве компенсации и получит чистый выигрыш в размере a. В результате тоже возникнет парето-эффективное распределение ресурсов и общая прибыль достигнет максимума.

Таким образом, согласно теореме Коуза, при сделке будет достигнуто эффективное размещение ресурсов, несмотря на первоначальное закрепление прав собственности. Если взаимодействующие стороны могут заключить контракт друг с другом, то за внешний эффект может быть предложена плата, и сторона, которая имеет законное право контролировать внешний эффект, в своих действиях учтет ее влияние на контрагента. Единственное, на что влияет первоначальное закрепление прав, — это на распределение дохода обеих фирм. В соответствии с разрешительным законодательным режимом эффективная сделка увеличивает прибыль химического завода на c, при запретительном режиме — прибыль пивоваренного завода на a.

Самым главным следствием теоремы Коуза является то, что при нулевых трансакционных издержках перераспределение прав «делать что-либо, имеющее вредные последствия» (именно так трактовал Коуз право использования ресурсов), может происходить парето-эффективным образом без вмешательства государства. В этом теорема резко расходилась с общепринятым до ее появления мнением, что правительственная интервенция всегда необходима для достижения эффективного размещения ресурсов при наличии внешних эффектов.

Вместе с тем эта идея далеко не всегда обеспечивает саморегуляцию рыночной системы и достижение парето-эффективности. Ведь мир теоремы Коуза очень специфичен — он существует только для двусторонних сделок, при полноте информации и при нулевых трансакционных затратах.


Заключение

Оценивая экономические подходы Р. Коуза и теорию прав собственности, в целом, следует иметь в виду, что многие экономисты Запада настроены к ней достаточно критически. Отчасти это связано с ее особым интеллектуальным стилем, который можно было бы назвать «прецедентным». Вместо построения математизированных моделей, берется отдельный конкретный случай из реальной деловой практики и скрупулезно прослеживается, что можно извлечь из него с помощью инструментария экономической теории. Но, конечно, дело не только в этом. Понятийный аппарат теории прав собственности некоторые авторы считают не более чем удвоением терминов, лишенным серьезного аналитического значения.

Далеко не все принимают понятие трансакционных издержек. Дихотомия «издержки производства — издержки трансакции» слишком напоминает деление труда на производительный и непроизводительный, давно отвергнутое западной экономической теорией. Неизмеримость трансакционных издержек также служит причиной настороженного отношения к ним.

Теория прав собственности нередко впадает в порочный логический круг. Например: от чего зависит уровень трансакционных издержек? От существующего распределения прав собственности. Чем определяется господствующая система прав собственности? Уровнем и структурой трансакционных издержек. Трансакционные издержки детерминируют характер прав собственности и в то же время сами детерминируются им.

Появление такого рода тупиков в теории прав собственности (и теореме Р. Коуза) не случайно. В ней не проводится ясной границы между конкуренцией на рынке в обычном смысле и мета-конкуренцией институтов. Не замечаемые самими теоретиками прав собственности скачки с одного уровня рассмотрения на другой приводят к изъянам в логической структуре концепции.

Теория прав собственности разделяет со всем неоклассическим направлением врожденную склонность к оправданию статус-кво. Примером может служить та же идея институциональной мета-конкуренции. Если какая-либо форма экономической организации существует, значит она эффективна, потому что в процессе конкурентной борьбы выживают сильнейшие, то есть наиболее эффективные, институты. Если же какие-либо организационные формы практически не встречаются, значит они неэффективны. Итак, все существующее (достаточно продолжительное время) эффективно!

Скажем, в США, где никогда не было недостатка в разного рода утопических проектах, многократно предпринимались попытки устроить дело на началах общей собственности, жить коммунами и т.п. Раз в своей массе они оказались нежизнеспособными, значит частная собственность является сравнительно более эффективным институтом.

Однако идея мета-конкуренции институтов предполагает наличие эффективного институционального рынка. Но как об этом может идти речь, когда даже среди «обычных» рынков почти нет таких, которые признавались бы эффективными? «Выживаемость» вовсе не гарантирует оптимальности. В процессе отбора, будь то биологическая или социокультурная эволюция, выживают не обязательно наиболее сложные, развитые, эффективные по каким-то абсолютным стандартам виды или группы, а относительно лучше приспособленные к условиям строго определенной, конкретной «экологической ниши». В зависимости от того, какова сама эта «ниша», победителями могут выходить отнюдь не самые эффективные, а иногда даже самые неэффективные социальные институты (так называемый «обратный отбор»).

Тем не менее, следует отметить, что влияние Коуза на развитие экономической мысли было глубоким и разноплановым. Его статья «Проблемы социальных издержек» стала одной из наиболее цитируемых в западной литературе. Из его работ выросли новые разделы экономической науки (экономика права, например).

В более широком смысле его идеи заложили теоретический фундамент для развития неоинституционального направления.


Список литературы

. Большой экономический словарь / Под ред. А.Н.Азрилияна. — М.: Фонд «Правовая культура»,1994.-С.112.

. Браунинг П. Современные экономические теории — буржуазные концепции. — М.,1987.-346с.

. Бункина М.К., Семенов А.М. Макроэкономика. — М.: ИНФРА-М, 2003.-437с.

. Введение в рыночную экономику. — М.: Высшая школа, 1994.-322с.

. Капелюшников Р. Экономическая теория прав собственности. — М., 2002.-216с.

. Коуз Р. Фирма, рынок и право. — М.: Дело, 1993. — 343с.

. Красильников О.Ю. Критические замечания к «теореме Коуза» / Современные проблемы экономической теории и национальной экономики. Саратов: Надежда,2002.-С.22-27.

. Микро- и макроэкономика. — СПб.: АО Литера плюс, 1994.-188с.

. Микро-, Макроэкономика. Практикум / Под ред. Ю.Н. Огибина. — СПб, 1994.-289с.

. Олейник А.Н. Институциональная экономика. — М.: ИНФРА-М, 2000.-388с.

. Пигу А. Экономическая теория благосостояния. — М.,1985.-387с.

. США: государство и рынок. — М.: Наука, 1990.-234с.

. Хейне П. Экономический образ мышления. — М., 1992. — 322с.

. Шаститко А.Е. Неоинституциональная экономическая теория. — М.: Экономический факультет ТЭИС, 1998. — 496с.

Приложение 1


Страницы биографии Р. Коуза

«Мой отец, пунктуальный человек, записал в своем дневнике, что я родился в 3 часа минут пополудни, декабря 1910 года». Через год в 1991г. появится еще одна запись, но уже в другом «дневнике» — Королевская Шведская Академия наук признает Рональда Коуза еще одним лауреатом премии памяти Альфреда Нобеля по экономике за разработки в области исследования трансакционных издержек и прав собственности и их значения для институциональной структуры экономики и ее функционирования.

Между этими событиями — путь к успеху и популярности, которым сегодня позавидовали бы многие из экономистов. В чем причины этого успеха?

«Академических» корней Р. Коуз не имел — его родители получили очень скромное образование, служили на местном почтамте, а основными интересами их были спорт (отец увлекался крикетом, мать — теннисом) и литература.

В детстве Рональд тоже занимался спортом, но куда больше его интересовали интеллектуальные занятия. В наследство от своих родителей Рональд получил сильную тягу к литературе и читал самые разные книги, которые попадали ему в руки. Этому способствовало то, что Рональд был единственным ребенком в семье, и ему часто приходилось оставаться одному. Когда Рональд научился играть в шахматы, он часто играл сам с собой, и это доставляло ему огромное удовольствие.

Любопытный факт — когда Рональду исполнилось лет, отец отвел его к френологу, и то, что последний сказал о его характере, наталкивает на сомнения относительно ложности этой «лженауки». В учетной карточке Р. Г. Коуза значилось: «Вы обладаете незаурядными умственными способностями, и вы знаете об этом, хотя можете быть склонны к их недооценке… Вы не будете плыть по течению, как вялая рыбешка… Вы уважаете силу ума и не являетесь инструментом в руках прочих». Сейчас это заключение френолога выглядит как пророчество.

Как это часто бывает, одной из причин будущего успеха послужило печальное обстоятельство — маленький Рональд страдал болезнью ног, которая считалась неизлечимой. В результате он был отправлен в школу для детей с физическими отклонениями, учрежденную местными властями. Пропустив вступительные экзамены в местную среднюю школу, благодаря усилиям родителей он поступил в нее с опозданием на год.

Окончив школу, он сдает вступительные экзамены в Лондонский университет. Здесь Рональд сначала выбирает для изучения исторические науки, но вскоре отказывается от этой идеи (поступив в среднюю школу на год позже обычного, он не имел возможности должным образом изучить латынь).

Рональд начинает усиленно заниматься химией, но и этот предмет вскоре перестает его удовлетворять. В октябре 1929 г. Р. Коуз сдает промежуточные экзамены в Лондонскую школу экономики с целью получить степень бакалавра коммерции, и в дальнейшем его судьба оказывается неразрывно связанной с экономической наукой.

Специальность Коуза не предполагала изучения экономической теории — основное место в программе занимали бухгалтерский учет, статистика, право. Однако Коуз имел много друзей-«теоретиков» и участвовал в неформальных обсуждениях различных проблем экономической теории.

На последнем этапе обучения будущие бакалавры коммерции должны были посещать семинары по управлению предприятием (business administration), которые вел новый заведующий кафедрой коммерции А. Плант. Для Рональда эти семинары имели огромное значение. Как писал он сам: «Я получил огромный подарок судьбы, который оказал влияние на все, чем я занимался впоследствии». Что же произошло на этих семинарах?

На своих занятиях А. Плант, помимо всего прочего, рассказывал студентам об удивительном механизме «невидимой руки», которая управляет всеми производителями. Настоящим управляющим в хозяйстве являются потребители, а менеджеры только выполняют их команды. Вслед за многими экономистами того времени, Плант считал, что «нормальная экономическая система работает сама по себе», и отрицал необходимость централизованного планирования.

Тем не менее действительность ставила эту теорию под сомнение: разгар Великой депрессии, повсюду массовая безработица, рынки бессильны этому помочь. Для выхода из ситуации все чаще предлагаются различные варианты планирования хозяйственной деятельности.

Были и факты другого рода: в России централизованное управление хозяйством становилось реальностью. Хозяйство перестраивалось по ленинскому принципу «вся страна — единая фабрика». Среди западных экономистов шли споры по поводу централизованного планирования, в этой дискуссии неизбежно возникал вопрос о причинах возникновения фирм и о пределах их роста. Все это не могло не повлиять на развитие взглядов Р. Коуза (который, между прочим, в то время симпатизировал социалистам).

Когда подошло время выпускных экзаменов, Коуз собирался продолжить работу в Лондонской школе экономики, занимаясь вопросами промышленного права. Еще немного, и Коуз несомненно стал бы юристом, но произойти этому было не суждено. Во многом благодаря хлопотам А. Планта Лондонский университет наградил Р. Коуза поездкой для учебы в Америке, фактически предопределив этим его дальнейшую судьбу.

В 1931-1932 гг. Коуз работал в США, изучая вертикальную и горизонтальную интеграцию промышленности этой страны. Хотя А. Плант на своих лекциях обсуждал различные варианты отраслевой организации, единая теория, объясняющая существующие различия, отсутствовала. В Соединенных Штатах Коуз встретился с известными экономистами (в том числе с В. Леонтьевым и Ф. Найтом) и посетил множество фирм с различными типами организации, собирая эмпирический материал для своей работы. Результатом этой работы было рождение нового подхода к объяснению факта существования фирмы. В письме 1932 г. он пишет: «Я развиваю теорию, согласно которой экономическая интеграция есть результат преодоления ограниченности мелкого производства — в сущности это объединение мелких производителей в различных отраслях с целью получения выгод крупномасштабного производства». И далее: «Интеграция — это объединение под одним контролем нескольких различных функций». Здесь возникает вопрос: как соотнести интеграцию (особенно вертикальную) с общепринятой трактовкой специализации. Ведь эти тенденции в известном смысле противоположны. Для этого, очевидно, необходимо как-то их измерить, найти критерий оценки, причем экономический критерий, такой как, например, издержки. Коуз пишет: «Я считал, что необходимо изучить затраты, связанные с объединением различных комбинаций функций под централизованным контролем. Это привело меня (тогда) к мысли, что разделение интеграции на вертикальную и горизонтальную не имеет значения. Принципиально важен момент фактического объединения различных функций под одним контролем, стадия, слабо изученная».

Таким образом, уже в 1932 г. идея о затратах на координацию была сформулирована (об этом говорит лекция, прочитанная в октябре этого года).

Но публиковать ее Коуз не спешит. Отчасти это было вызвано природной скромностью и осторожностью автора. Отчасти тем обстоятельством, что молодой Коуз был всецело поглощен преподаванием и исследованиями и сам, возможно, не отдавал себе отчета в значимости своих идей.

В 1932-1935 гг. он преподает в Школе экономики и коммерции в г. Данди и в Ливерпульском университете. В 1935 г. он возвращается в Лондонскую школу экономики и начинает читать курс лекций по общественным услугам (public utilities) в Великобритании. И только в 1937 г., наконец, публикует статью «Природа фирмы», в которой излагает свою точку зрения на причины объединения независимых производителей в фирмы.

Позже значение открытия трансакционных затрат будут сравнивать с открытием новой элементарной частицы в физике. И хотя некоторое время эта «частица» будет оставлена экономистами без внимания, спустя три десятилетия из нее разовьется целая ветвь экономической теории — неоинституционализм.

Каким образом Коузу удалось совершить открытие «новой элементарной частицы» в хозяйстве? Какими обстоятельствами мы можем объяснить это достижение?

Во-первых, это были годы «высокой теории» и в стенах Лондонской школы экономики царила атмосфера активной творческой деятельности, которая стимулировала всех принимать активное участие в разработке новой экономической науки. Этот энтузиазм и вера в собственные силы стали причиной многих открытий в 1930-х гг.

Во-вторых, А. Плант не только спровоцировал размышления Коуза, но и внушил ему тягу к исследованиям реального хозяйства. Как писал сам Коуз: «Основное влияние Арнольда Планта на мое творчество заключалось в том, что он обратил внимание на те вопросы, касающиеся деловой практики, которые в то время оставались без удовлетворительного ответа».

Залогом успеха оказалось мышление молодого Коуза, свободное от общепринятого восприятия экономической науки. Впоследствии он сам писал: «Если вы получаете серьезную подготовку, вас учат мыслить определенным образом, а это значит, что есть некоторые вещи, о которых вы просто не задумываетесь».

В дальнейшем этот здравый смысл, позволивший неспециалисту объяснить фундаментальное явление в хозяйстве, помог Коузу проявить себя и в других разделах экономической науки.

Во время второй мировой войны Коуз работал в правительственных службах — в Комиссии по лесному хозяйству, затем в Центральной статистической службе. Вернуться в Лондонскую школу экономики ему удалось лишь в 1946 г. Он стал читать один из ключевых курсов — «Основы экономической теории», а также продолжил исследования общественных услуг (а именно почты и радиовещания).

В 1948 г. Коуз провел 9 месяцев в США, получая стипендию, учрежденную Рокфеллером, и изучая американскую радиовещательную отрасль. Вскоре после этого, в 1950г., вышла в свет его книга «Британское радиовещание: исследование монополии».

В 1955 г. Р. Коуз эмигрирует в Соединенные Штаты Америки. Первоначально он работает в Университете Буффало, но в 1959 г., после года работы в Центре продвинутого изучения поведенческих наук, переходит на экономический факультет Виргинского университета. Коуз сохраняет свой интерес к общественным услугам (в особенности применительно к радиовещанию), и в течение года работы в Центре он пишет статью «Федеральная комиссия связи», которая была опубликована в 1959 г. Федеральная комиссия занималась вопросами регулирования радиовещательной отрасли в США, включая распределение частотного диапазона. Коуз рассмотрел процедуры, которым следовала комиссия, и пришел к выводу, что распределение осуществлялось весьма неэффективно. Он попытался предложить распределение частот через ценовой механизм (права отдаются лицу, предлагающему большую цену).

Часть его рассуждений была критически воспринята рядом экономистов Чикагского университета. В связи с этим было решено встретиться тихим вечером у А. Директора (профессора Чикагского университета, тестя М. Фридмена) и обсудить эти вопросы в спокойной и уютной обстановке. В ходе этой встречи Р. Коуз убедил несогласных, вследствие чего ему было сделано предложение опубликовать свои аргументы в «Журнале права и экономики» («The journal law and economics»).

Несмотря на то что основная мысль в скрытом виде уже содержалась в работе «Федеральная комиссия связи», Коуз написал другую статью — «Проблемы социальных затрат», в которой он более подробно изложил и развил свои взгляды. Эта статья появилась в начале 1961 г. и в отличие от его работы 1937 г. имела мгновенный успех. Ее широко обсуждали в то время и продолжают обсуждать в современной экономической литературе и поныне. Приятный казус судьбы состоял в том, что если бы экономисты из Чикагского университета не посчитали бы выводы работы «Федеральной комиссии связи» ошибочными, то вполне очевидно, что статье «Проблемы социальных затрат» никогда не суждено было бы быть написанной.

Основная идея этой замечательной статьи со множеством примеров из реального хозяйства была проста — неважно, кто владеет правом использования ресурса, это право все равно купит тот, кто получит от него более высокую прибыль. Закон просто определяет человека, с которым нужно заключить контракт на использование ресурса.

Вскоре Дж. Стиглер в своей работе «Теория цены» окрестит это утверждение теоремой Коуза, перефразировав его следующим образом: «В условиях совершенной конкуренции частные и социальные издержки равны».

В 1964 г. Р. Коуз перешел в Чикагский университет, где работает и по сей день. Там он стал редактором уже известного нам «Журнала права и экономики», сохранив эту должность до 1982 г. Работа редактора служила источником огромного удовлетворения — Коуз поощрял экономистов и юристов писать о различных сторонах функционирования рынка и о том, как правительство регулирует хозяйственную деятельность. Журнал сыграл ключевую роль в создании нового направления исследований на стыке двух наук — права и экономической теории.

Здравый смысл никогда не подводил Коуза. Практически во всех вопросах, о которых ему приходилось писать, Коуз оказывался весьма проницательным критиком существующей теории и предлагал простые и разумные способы исправления недостатков.

В 1920-е гг., например, было принято говорить о предельных издержках, как об издержках дополнительной фирмы. Этот подход показался Р. Коузу неубедительным, и он выразил свои сомнения А. Планту. Тот ответил, что, возможно, было бы лучше использовать для экономического анализа термин «предельные издержки дополнительной единицы продукции». Поступив, как посоветовал Плант, Р. Коуз вместе со своим другом Фоулером построили кривую предельных издержек и показали связь между ней и кривой средних издержек. Велико же было их разочарование, когда они, заглянув в одно из приложений «Экономической теории благосостояния», обнаружили, что А. Пигу сделал это раньше их.

Р. Коуз хорошо понимал недостатки методологии экономической науки — особенно такой разработанной ее части, как микроэкономика. По мнению Коуза, последняя умеет объяснять максимизирующее поведение идеальных фирм и потребителей, но на самом деле это объяснение бессодержательно. Согласно теории, люди выбирают то, что они выбирают.

Этот метод анализа максимизирующего поведения, получивший название экономического подхода, сделал возможным эскпансию экономистов в другие социальные науки. Но этот упор на логике выбора пошел не на пользу самой экономической теории. Теория создала потребителей, не имеющих и следов принадлежности к человечеству, фирмы, не знающие, что такое организация, обмен, осуществляемый вне рынков.

Кроме того, современная экономическая теория использует чрезмерно точный и математизированный анализ для объяснения вещей, которые могут быть поняты с помощью более простых рассуждений. Во многих случаях экономическая теория оказывается в плену своего метода. Сначала экономисты хорошенько осваивают технику анализа, а потом думают, где бы его применить. Поскольку к реальным фирмам и потребителям часто этот метод анализа применить невозможно, экономисты придумали воображаемые экономические системы, превратив анализ в игру.

«Забавно получать награду в восьмидесятилетнем возрасте за работу, которую выполнил в двадцать», — сказал Коуз в своей нобелевской лекции. Судьба оказалась несправедлива к этому человеку, продемонстрировав этим его гениальность. Ведь остальные экономисты не только не смогли сами изобрести этот анализ, но еще несколько десятилетий после того, как это сделал Коуз, не могли осознать фундаментальное значение изобретенного.

Приложение 2

Иллюстрация реализации «теоремы Коуза»

Приложение 3

Выгоды и затраты от загрязнения