Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. и его экономические и политические последствия для СССР

Реферат

Министерство образования Республики Беларусь

Учреждение образования «Могилевский государственный университет имени А.А. Кулешова»

Оглавление

Введение

Глава 1. Причины мирового экономического кризиса и его периодизация

Глава 2. Экономическое развитие СССР в условиях мирового экономического кризиса в 1929-1933 годах

2.1 Особенности осуществления индустриализации в годы двух первых пятилеток

2.2 Коллективизация и ее последствия для развития сельского хозяйства

Глава 3. Политические последствия мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для СССР

3.1 Специфика политической системы СССР в конце 1920-х — начале 1930-х годов

3.2 Внутриполитическое развитие советского общества после мирового экономического кризиса (1933-1936 гг.)

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Реферат

Объектом исследования являются мировые экономические и политические процессы конца 1920-х — начала 1930-х гг. ХХ в.

Предметом исследования является экономическое и политическое развитие СССР в условиях мирового экономического кризиса.

Цель работы: исследование экономических и политических последствий мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для СССР.

Данная тема на данный период времени является значимой и актуальной, так как в современных условиях глобализации различные по своему характеру и масштабу экономические кризисы продолжают оказывать важное влияние на экономическое и политического развитие государств.

В дипломной работе изучена историография по теме, выявлены ключевые аспекты экономических и политических последствий мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для СССР.

Результаты данной работы могут быть использованы при подготовке к лекционным, семинарским занятиям, написании дипломных, курсовых работ, сообщений по соответствующей тематике в высших учебных заведениях, при проведении факультативных занятий в школах, лицеях, гимназиях, при подготовке презентаций, музейных экспозиций.

Введение

Дипломная работа посвящена значимой и актуальной проблеме, так как и на современном этапе мировая экономика тоже страдает от кризисов, проходит фазы спада производства. Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. является идентичным современным мировым кризисам, которые происходят в современном мире. Ярким примером служит кризис 2008 года.

4 стр., 1679 слов

Конспект: Конспект «Мировой экономический кризис 1929-1933 гг.»

... II Введение в тему Вступительное слово учителя: тема урока, цели, задачи. Сегодня на уроке мы познакомимся с темой «Мировой экономический кризис 1929 – 1933 гг. Пути выхода» Слайд Познакомимся с его причинами, особенностями ...

Изучать данную проблематику с исторической стороны очень важно, так как на опыте и ошибках прошлого можно избежать тяжелых последствий для экономик мировых держав современности.

Целью дипломной работы является исследование экономических и политических последствий мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для СССР.

Основные задачи дипломной работы:

1. Проанализировать причины мирового экономического кризиса, выявить его периодизацию.

2. Раскрыть особенности экономического развития СССР в условиях мирового экономического кризиса.

3. Установить специфику политических последствий мирового экономического кризиса для СССР.

Объектом исследования являются мировые экономические и политические процессы конца 20-х — начала 30-х гг. ХХ в.

Предметом исследования являются экономическое и политическое развитие СССР условиях мирового экономического кризиса.

В основу методологической базы положен принцип историзма, объективности и целостного подхода исторического познания. Для решения поставленных задач в дипломной работе использованы следующие общенаучные и специально-исторические методы: анализа и синтеза, сравнения, дедукции и индукции, описательный метод, статистический и хронологический методы.

Хронологические рамки дипломной работы охватывает период с конца 1920-х годов до начала 1930-х годов. При этом автор дипломной работы счел необходимым для полноты освещения темы проследить важные аспекты экономического и внутриполитического развития советского общества вплоть до 1936 г. — периода активизации репрессий.

Территориальные рамки, исследованные в дипломной работе, включают в себя тогдашнюю территорию СССР.

Историографами данной проблематики являются множество известных советских, белорусских и зарубежных историков и экономистов.

Активно изучать мировой экономический кризис 1929-1933 гг. в советской историографии начали в 60-е годы века, когда вышла десятитомная «Всемирная история» под редакцией Л. И. Зубока, А. М. Дубинского и Г. Н. Севостьяновой. Из данного труда следует особенно выделить девятый том, в котором представлены сведения о причинах, ходе мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. и его последствиях для СССР [18].

Также в 1970-м г. в Москве в издательстве «Наука» вышел второй том «Истории индустриализации СССР 1929-1933 гг.: документы и материалы» под редакцией М. П. Ким. В сборнике представлено много полезного материала для историков и экономистов по последствиям коллективизации и индустриализации, составителями сборника представлено много статистических данных[29].

В период с 1976 по 1980 гг. коллективом авторов В. А. Виноградовым, Ю. Ф. Воробьевым, И. А. Гладковым в Москве был опубликован семитомный труд «История социалистической экономики СССР». В третьем томе «Создание фундамента социалистической экономики в СССР (1926-1932 гг.)» авторы подробно раскрывают экономические и политические последствия мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. на территории СССР[30].

В 1987 г. в Москве коллективом авторов В. Т. Чунтуловым, Н. С. Кривцовой, А. В. Чунтуловым, В. А. Тюшевым была издана «Экономическая история СССР». В данном труде изучаемой проблематике посвящена целая глава под названием «Построение фундамента социалистической экономики в СССР», в которой речь идет об итогах мирового экономического кризиса 1929-1932 гг. Также в книге описываются основные события, которые происходили в политической жизни СССР данного периода[72].

27 стр., 13418 слов

Курсовая работа: Сущность, виды и особенности экономических кризисов

... литература была найдена мной в электронном виде. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы. экономический кризис мировой финансовый, 1. История экономических кризисов 1.1 История возникновения понятия "экономический кризис" Понятие кризис имеет много уровней ...

Также в Москве в государственном научном издательстве «Советская энциклопедия», в 1961 г. вышел фундаментальный труд-энциклопедия «Экономическая жизнь СССР. Хроника событий и фактов 1917-1959 гг. (главный редактор С. Г. Струмилин).

Этот труд примечателен тем, что в нем подробно по датам описываются законы, принятые советской властью. По мнению автора дипломной работы, на сегодняшний день этот труд является одним из лучших по экономической и политической истории СССР[74].

При проведении сравнительного анализа последствий мирового экономического кризиса для СССР можно использовать работы, посвященные изучению истории стран Запада в данный период. Следует отметить работы отечественного историка Петра Григорьевича Лукьянова, который в 2013-2015 гг. издал работы: «США в межвоенное время (1918-1939 гг.)» (2013г.), «Великобритания и Франция в межвоенное время (1918-1939 гг.)» (2014 г.) и «Германия в межвоенное время (1918-1939 гг.)» (2015 г.).

В каждом из трудов он посвятил отдельные главы последствиям и итогам мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для стран Запада. Важным является также то, что исследователь в своих работах представил сравнительные таблицы.

Также активному изучению мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. уделено внимание в коллективной работе «Экономическая история зарубежных стран» (1999 г.) под редакцией кандидата исторических наук, профессора В. И. Голубовича. Глава пятая под названием «Экономическое развитие главных капиталистических стран между Первой и Второй мировыми войнами (1919-1939гг.)», написанная историками Т. И. Повалихиной, Г. П. Бущиком, Ю. Л. Грузицким, Л. Ф. Пашкевичем и И. И. Гвардеевым, подробно повествует о последствиях одного из самых тяжелых кризисов для зарубежных стран[75].

В исследовании «Экономическая история России» (2010 г.) Айдара Дусенбаева и Натальи Воеводиной представлены сведения о политическом и экономическом положении СССР во время мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. [15].

Также следует выделить изданное в Гродно пособие «Всемирная история новейшего времени» в 2 частях. В первой части данного пособия авторы (Л. А. Колоцея, М. Я. Колоцея, М. В. Мартен и И. Д. Бельская) дают свою оценку политических и экономических последствий мирового кризиса для стран Запада[17].

По экономическому положению СССР данного периода существует ряд важных источников.

Так, в книге Романа Ключника «Сталин — период созидания. Гражданская война 1929-1933 гг.» довольно подробно представлена информация по экономике и политическим последствиям данного периода[38].

К числу достижений российской историографии по данной проблематике можно отнести вышедший под руководством Л. И. Абалкина в 2007 г. труд «Экономическая история СССР». В книге содержатся очерки Л. И. Абалкина и Е. А. Иванова «Судьбы, противоречия и периодизация развития советской экономики», В. М. Иванченко «Становление и реформирование экономики России и СССР, И. В. Караваевой «Эволюция теории и практики социалистической индустриализации», А. Г. Зельднера «Развитие сельского хозяйства: прошлое и уроки для будущего», Д. Н. Карпухина «Повышение производительности труда в СССР — стратегическая задача», А. А. Дерябина «Некоторые эпизоды из истории ценообразования», И.В. Караваевой и И.В. Архипкина «Формирование органов в годы НЭПа», в которых осуществлено исследование экономических и политических последствий мирового экономического кризиса для СССР [1; 26; 28; 33].

26 стр., 12775 слов

Курсовая работа: Вклад российских учёных в развитие мировой экономической мысли

... и академической наукой. Проблемы экономического развития активно обсуждались в широких кругах, в государственном аппарате и в печати. Целью данной курсовой работы является анализ вклада русских учёных в развитие мировой экономической мысли Актуальность данной тематики обусловлена тем ...

Также есть сведения о данном периоде в труде Ю. М. Самохина «Экономическая история России» (2001 г.).

В главах и представлены материалы по коллективизации («Великий перелом в деревне») и индустриализации[61].

Еще относительно подробно исследуемая мной тема затронута в масштабном труде (более 1000 страниц) доктора исторических наук, профессора МГИМО — Андрея Борисовича Зубова «История России: век: 1894-1939 гг.». В труде представлен материал о практической реализации коллективизации и индустриализации в СССР и их последствиях для советского общества (репрессии, голодомор и т.д.)[31].

Особый интерес по специфике изучаемого периода для Беларуси и Украины представляют труды отечественных и украинских историков. К ним относятся работы П. Г.Чигринова «История Беларуси» (2002 г.), М. Ф. Юрия «История Украины»(2003 г), В. Я. Белоцерковского «История Украины» (2007 г.) и др. [3; 71; 78].

Большой исследовательский интерес вызывает статья Максима Рубченко «Ура, у них депрессия», посвященная сотрудничеству СССР и стран Запада во время мирового экономического кризиса 1929-1933 гг.[60].

Материал по данной теме есть и в научных трудах по истории экономики. Так, в трудах Конотопова М. В. и Заславской М. Д., имеющих общее название «История экономики», имеются важные сведения по экономическим и политическим последствиям мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для стран Запада и СССР.

По проблеме дипломного исследования важный материал представлен в труде «Политическая история России» под редакцией В. В. Журавлева изданном в Москве в 1998 г., и в труде С. А. Ланцова, изданном в 2009 г. под аналогичным названием. В первом исследовании можно выделить 17-ю главу «Сталинская «революция сверху», а в труде С. А. Ланцова — 7-ю главу «Советская модель тоталитарной модернизации» [47; 56].

История СССР данного периода интересовала многих зарубежных историков. Так один из самых авторитетных специалистов по истории стран Восточной Европы, итальянский историк и журналист Дж.Боффа написал 2-х томный труд «История Советского Союза», который был переведен с итальянского языка на русский язык и опубликован в России дважды, а именно в Москве: первое издание 1990 года, второе в 1994 году. В первом томе данного труда «История Советского Союза. От революции до второй мировой войны 1917-1941 гг.» содержится подробный материал по экономическим и политическим последствиям Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. в СССР[6].

В 2006 году в Москве вышла книга Э.Бриггс и П.Клэвин «Европа нового и новейшего времени с 1789 года до наших дней» в которой в 8 главе «Пушки и масло» есть огромный пласт материала по Мировому экономическому кризису 1929-1933 гг. и такой же по его политическим последствиям[7].

Также из зарубежных трудов по данной проблематике имеется материал в труде Р. Дэвиса и С.Уиткрофта «Годы голода. Сельское хозяйство СССР 1931-1933 гг. Изначально этот труд был издан на английском языке в Басингстоке (Великобритания) в 2004 году, и только в 2011 году был переведен на русский язык и издан издательством «Росспэн» в серии книг «История Сталинизма». В этом труде подробно рассматриваются экономические и политические последствия в сельском хозяйстве в первую половину 1930-х годов, информацию из которого можно отнести к последствиям Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для СССР в сельском хозяйстве. Данный труд интересен тем, что он предоставляет информацию о последствиях коллективизации в СССР[22].

5 стр., 2247 слов

Реферат: Кризис 1998 года в России и его последствия

... актуальной в условиях введения против России экономических санкций. Период после распада СССР является тяжелым как для экономики страны, так и для граждан, живущих в ней. Доказательством этого является экономический кризис 1998 года, обусловившийся ...

Также из заграничных историков, которых интересовала эта тема можно выделить французского историка и советолога Н. Верта, он знаменит тем, что в период с 1985 по 1990 года занимал пост атташе по культуре посольства Франции в Москве. Данной проблематике посвящены части двух трудов под его авторством.

Первая книга «История советского государства. 1900-1991 гг.» была переведена с французского на русский язык и издана в 1992 году в Москве. В ней выделена часть 6 главы, которая называется «Великий перелом 1929-1933 гг.». В ней подробно ведется разбор экономических и политических последствий Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для СССР[11].

Второй труд Н.Верта «Террор и беспорядок. Сталинизм как система», также был написан на французском языке в 2007 году и вышел в Париже, и также он был переведен на русский язык Московским издательством «Росспэн» в 2010 году в серии «История Сталинизма». Данной проблематике в этом труде посвящены несколько глав, а именно с 4 по главы, в которых можно найти информацию по последствиям Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. в различных сферах экономики и политики[12].

Кромеэтого, Н.Верт совместно с группой историков С. Куртуа,Ж.-Л. Панне, А.Пачковским,К.Бартошеком и Ж.-Л.Марголеном подготовил труд «Черная книга коммунизма» который вышел в Москве в 2001 году. Данный труд интересен тем, что он содержит огромный пласт материала по политическим последствиям в СССР во время Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг.[13]

Также можно выделить научные труды специалиста по данному периоду истории СССР доктора философских наук, социолога, автора работ на исторические темы В. З. Роговина. Он в своих работах «Мировая революция и мировая война», «Была ли альтернатива?», «Сталинский неонеп 1934-1936» подробно представляет материал по политической и экономической ситуации в СССР во время коллективизации и индустриализации [57;58;59].

Из недавно вышедших работ следует выделить работу российского историка, доктора исторических наук, профессора МГУ, О. В.Хлевнюка, который написал две монографии в которых содержится большой пласт материала по истории конца 1920-х- первой половины 1930-х годов. Первый труд вышел в Москве, в 1996 году и называется «Политбюро. Механизмы политической власти в 1930-е годы», а второй труд вышел в 2010 году и называется «Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры»[68; 69].

Еще интересен для изучения проблематики дипломной работы является труд писателя-историка Р. А. Медведева, который в 1990 году написал труд «О Сталине и сталинизме». Этот труд интересен тем, что он в целом посвящен личности И.В. Сталина и в нем затрагивается период изучаемый в данной дипломной работе[49].

Также представляет интерес работа историка и философа А. М.Буровского, который в 2009 году написал труд 1937. Контрреволюция Сталина. В данной работе содержится материал о последствиях внутренней политики И. В. Сталина в конце 1920-х — первой половины 1930-х годов[8].

Еще интересен труд советского и российского историка А. К. Соколова «Курс Советской истории 1917-1940 гг.». В данном труде также подробно раскрывается проблематика, изложенная в данной дипломной работе [62].

8 стр., 3597 слов

Раздаточный материал: «Открытый урок по истории России в 11 кл. дата 10.02.17г. Тема: Кардинальные изменения в экономике СССР » Цели: выяснить причины хлебозаготовительного кризиса; …»

... В ЧЕМ СУЩНОСТЬ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ КАРДИНАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В ЭКОНОМИКЕ? , КАКОВЫ ЗНАЧЕНИЕ И ЦЕНА РЫВКА, СОВЕРШЕННОГО СССР В ... Кризис поразил также и СССР, слабо связанный с мировым хозяйством И его последствия развивались в русле общемировых тенденций 2) Кризис конца 20-х гг. в СССР ... -ликвидация технико-экономической отсталости страны; -обеспечение полной экономической независимости Советского Союза ...

Следует выделить статью советского и российского историка, доктора исторических наук, главного научного сотрудника Института российской истории РАН Ю. Н. Жукова «Репрессии и Конституция СССР 1936 года», в данной статье он представляет полезную информацию по положению общества в конце Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. и его последствий[24].

Историческими источниками по данной проблематике являются исторические документы, речи из газет стран Запада и СССР. К таким источникам относятся статьи вождя СССР И. В. Сталина «Год великого перелома», «Головокружение от успехов», «Ликвидация кулачества как класса» и др. Все эти статьи публиковались в государственных газетах, примером которых служат «Правда», «Красная Звезда» [64; 80].

Еще материал по данной проблематике содержится в хрестоматиях. Например, в 3-х томной хрестоматии по Всемирной истории, а именно в первом томе под авторством составителей Б. Г. Гафурова и Л. И. Зубока вышедшей в 1960 году, представлены материалы посвященные периоду с 1917 по 1939 гг. Из документов по изучаемой мной теме приводимых в хрестоматии следует выделить такой важный документ как «Экономический кризис 1929 — 1932 гг. в капиталистических странах» (Из отчетного доклада И. В. Сталина XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)) от января 1934 года[79].

Также для более полного освещения темы дипломной работы на диске будут представлены видеозаписи научных исторических программ и исторических документальных фильмов, а также часть документальных материалов, в которых идет речь о роли и итогах Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для СССР.

Дипломная работа состоит из реферата, содержания, введения, основной части (3 главы), заключения, списка использованной литературы и приложений.

Глава 1. Причины мирового экономического кризиса и его периодизация

Понятие кризис имеет очень много трактовок и значений. Но большинство ученых историков и экономистов считают, что понятие пошло от греческого слова «crisis» (решение, исход).

Первая трактовка слова кризис взята мной из Большого энциклопедического словаря: кризис — это резкий крутой перелом в чем-либо, тяжелое переходное состояние, затруднение с производством и сбытом товаров [66].

В толковом словаре русского языка Д.Н. Ушакова кризис имеет более широкое значение. Всего в этом словаре 5 значений слова кризис, но более обширно его значения передают 2 толкования этого слова.

Первая трактовка, которую я хочу выделить из этого словаря, является экономической: кризис — это периодически наступающее в капиталистической экономике явление перепроизводства товаров, ведущее к разорению мелких производителей, к сокращению производства и к усилению безработицы.

Вторая трактовка из этого словаря политическая: кризис- это обострение политического положения, влекущее за собой падение и смену кабинета министров в парламентских странах [44].

Также трактовку слова «кризис» дает древнегреческий врач Гиппократ, согласно которому кризис является решающей стадией болезни.

3 стр., 1026 слов

Эссе: Влияние бюджетного кризиса США на мировую экономику

... влияние окажется минимальным. Министр финансов России, Антон Силуанов утверждает, что темпы роста американской экономики будут снижаться, но по его мнению, эта ситуация не повлияет на экономический рост России. Однако Россия ... своих действий привело мировую экономику к совершенно новому виду кризиса, кризису мировой резервной валюты, который ... году в США. Мое эссе будет посвящено именно этому случаю ...

Так согласно Карлу Марксу экономический кризис выступает как бы формой разрешения противоречий, накопившихся за прошлый период времени [18].

По словарю С. И. Ожегова, кризис -это обусловленное противоречиями в развитии общества расстройство экономической жизни [51].

Немецкий экономист Й.Шумпетер, считал МЭК 1929-1933 гг. циклическим и структурным. Для русского экономиста Н. Кондратьева экономический кризис являлся концом длинного экономического цикла, охватывающего лет [7, с.314].

В развитии экономического кризиса можно выделить несколько этапов его развития.

Большинство ученых выделяют такую последовательность (периодизацию) экономического цикла: кризис — депрессия — оживление — подъем. И потом после подъема наступает кризис-депрессия — оживление. И это позволяет нам сделать вывод, что сама по себе экономика циклична и все происходящие в ней события происходят фактически одинаково с одной разницей региональной, где-то последствия больше где-то меньше [18].

В основном временной промежуток кризисов от 1 до лет.

С понятием кризис мы разобрались. Теперь нужно разобраться со значением основных терминов и их терминологией.

Депрессия — это (от латинского слова depressio — подавление)застой в экономике, характеризуемый отсутствием подъема производства и деловой активности, низким спросом на товары и услуги, безработицей[20]

Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. не зря имеет второе название «Великая депрессия», так как для него были характерны фактически все пункты, описанные в данном термине.

Следом идет оживление экономики, когда происходит постепенный подъем экономики благодаря верным решениям правительств.

До века экономические кризисы проходили не так масштабно по всему миру только в одной — двух странах, как раз начиная с этого времени кризис, обретает мировой масштаб.

Первые предпосылки Мирового экономического кризиса стали проявляться в конце 1928 — начале 1929 годов, когда политики стран Запада (Франции, Германии, Италии, Великобритании) и часть политиков США, что стабилизация экономики (ее рост) подошла к заключительной фазе. Стал падать спрос на вино во Франции, на жилье в Великобритании, а также повсеместно стал падать спрос на машины. В следствии чего в странах Запада и США у которых не было других рынков сбыта (колоний) начали увеличиваться излишки товаров которые не удалось продать, и наступил кризис перепроизводства.

Экономический кризис перепроизводства -это периодически повторяющийся относительное перепроизводство товаров, не находящих сбыта вследствие ограниченной платежеспособности населения [45].

Кризис перепроизводства характеризуется очень важными признаками. К основным признакам можно отнести как минимум избыток производительного капитала; избыток товарной массы над потребностями людей; избыток производительного капитала над потребностями в инвестициях.

Одной из главных причин начала кризиса перепроизводства стало принятие закона Смута -Хоули по которому были установлены высоки е таможенные пошлины, и страны Европы не покупали товар, что и привело в будущем к кризису перепроизводства и к кризисам в европейских и американских банках [18, с.174 ;7, с.313-314; 36; 45].

15 стр., 7081 слов

Реферат: Период экономических и политических реформ в России

... реальных сдвигов в экономическом развитии и уже проявляющийся финансовый кризис привели руководство Горбачева к мысли о необходимости более радикальных экономических реформ. Выход из тупика виделся политической элитой в легализации частной ...

Также предпосылкой мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. является то, что кредиты были легко доступны для людей. Они использовались для приобретения ценных бумаг крупных компаний. На фоне общего бума банки, воспользовавшись удешевлением кредита, увеличили свои инвестиции в акции, курсы которых стабильно росли. Пакеты акций начали скупать крупные компании — «StandardOilofNewJersey» каждый день выдавала млн. долларов кредитов для вложения на рынке ценных бумаг, компании «ElectricBond» и «Share» — более 100 млн. каждая[50, с.72-73].

Вероятность краха прогнозировал И. Шумпетер в опубликованной в 1928 г. во время наибольшего экономического подъёма статье «Нестабильность капитализма». В ней он поставил важный вопрос о том, стабильна ли в принципе экономическая система капитализма, высказав глубокую мысль о принципе «творческого разрушения», неотъемлемого от самой природы рыночной экономики. Для обеспечения динамизма развития рынка старые его формы должны постоянно разрушаться и отмирать, чтобы дать возможность развиваться инновациям. Мысль эта, сегодня воспринимающаяся как нечто само собой разумеющееся, в то время была действительно новой и необычной[50, с. 78].

Многие крупные участники рынка ценных бумаг прекрасно понимали приближение краха и начали избавляться от ценных бумаг и стали их продавать. При этом более активно стали продавать после того как на бирже обанкротился сентября 1929 г. английский финансист К.Хатри, и другие английские финансисты стали продавать в большом количестве американские бумаги, что и привело к колебанию курсов на бумаги, а именно его снижение и через некоторое время наступил злополучный день кризиса[50, с. 89-91].

Основной причиной начала Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. является событие, которое произошло за океаном в США, когда произошел «черный четверг» и «черная пятница» 24-25 октября 1929 года. Паника на бирже в США стало одним из первых симптомом развития кризиса в странах Запада. В этот день в США на Уолл-стрит было продано 12,8 млн. акций, в 1,5 раза больше того количества, что продавалась в другие дни. Пиком начала Мирового экономического кризиса можно считать «черный понедельник» когда было продано 16,4 млн.акций. Именно такая большая продажа акций привела к ослаблению золотого стандарта [75,c. 284; 48, с.30].

Также 4 причины возникновения МЭК 1929-1933 гг. выделяют Э.Бриггс и П.Клэвин. Это: 1) прекращение американских инвестиций в Европу; 2) крах мировых цен на основное сырье и рост торгового протекционизма; 3)привязанность к золотому стандарту (в некоторых странах Европы до 1936 г.); 4)неспособность политиков развить международные, отличные от национальных, инициативы по экономическому оздоровлению[7, с.314].

Советский экономист, академик Е.С. Варга (1879-1964 гг.) выделил в труде «Современный капитализм и экономические кризисы» 3 периода Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг.:

1 период (от середины 1928 г. до середины 1929 г.), когда мировое промышленное производство еще возрастало, но произведенные товары уже не находили полностью сбыта, когда запасы товаров на складах увеличивались и в некоторых странах уже начался кризис;

2 период с середины 1929 г. приблизительно до конца 1933 г.— это и есть фаза кризиса в узком смысле, фаза, достигшая своей низшей точки примерно в середине 1932 г.;

3 период начиная с 1934 г. идет фаза депрессии. Эта фаза, правда, отличается от кризиса динамикой промышленного производства, характером ценообразования и т. д., но по крайней мере до сих пор она не создает базы для новой фазы процветания[9, с.113].

Одной единственной страной, которая фактически не пострадала от Мирового экономического кризиса стала СССР, но для этой территории в этот период времени были характерны свои особенности: окончание НЭПа, коллективизация, индустриализация, электрификация. Все это в себя включала первая и вторая пятилетка.

Данный период времени помог СССР восстановить свою экономику и догнать страны Запада по производству продукции тяжелой промышленности и сельского хозяйства.

Хотя меры были неоднозначные некоторые из них, очень сильно сказались на жизни населения (крестьян и рабочих).

В СССР в этот промежуток времени проходила политика: коллективизации и индустриализации.

Коллективизация — это объединение единоличных крестьянских хозяйств в колхозы и совхозы в СССР в конце 20-х—начале 30-х гг. в., осуществлявшееся по решению ВКП(6) форсированными темпами с широким использованием принудительных и репрессивных методов. Сопровождалась борьбой против кулачества, вылившейся на деле в уничтожение среднего зажиточного слоя крестьянства[39].

Индустриализация — это процесс создания крупного машинного производства, внедрение машинной техники во все отрасли хозяйства; процесс превращения главным образом аграрной экономики в преимущественно индустриальную. Индустриализация была связана с определенным уровнем развития производительных сил и общественным разделением труда [52].

Также в данный период исторической как бы я назвал «мини-эпохи» на территории СССР продолжалась электрификация, которая позволила развиваться индустриализации еще быстрее.

Электрификация — это широкое распространение и внедрение электроэнергии в народное хозяйство, и быт в качестве основного вида энергии.

Электрификация являлась очень важным элементом в экономической жизни СССР, так как без него промышленность не смогла бы добиться таких относительно хороших результатов каких она смогла добиться в данный период времени по сравнению со странами Запада в конце 1920-х — первой половине 1930-х годов[77].

Из этого можно сделать вывод, что на данный период времени существует несколько вариаций термина кризис (экономическая и политическая).

А также можно окончательно сказать, что все кризисы имеют циклический характер, а именно то, что на смену кризиса всегда придет рост и развитие экономики и наоборот на смену роста экономики придет Мировой экономический кризис.

Глава 2. Экономическое развитие СССР в условиях мирового экономического кризиса в 1929-1933 годах

2.1 Особенности осуществления индустриализации в годы двух первых пятилеток

До Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. промышленность СССР по сравнению со Странами Запада находилась в упадке. Очень сильно отставшей была промышленность СССР. Фактически СССР не производил свою технику и очень сильно зависела от стран Запада откуда ввозились машины и промышленное сырье.

Все это стало изменяться с декабря 1925 года когда на XIV cъезде партии ВКП(б) был провозглашен курс на индустриализацию. На этом важном для истории СССР съезде была поставлена цель превратить промышленность страны в независящую от других стран отрасль. Для того чтобы независить от других стран было принято решение чтобы СССР самостоятельно научилась производить все нужные машины и оборудование. Для этого нужно было проделать огромную работу. Необходимо было начать переоборудование заводов и фабрик. А также начать строительство новых предприятий: машиностроительных, металлургических, химических, оборонных. Была поставлена задача восстановить заново тяжелую промышленность.

«Вести экономическое строительство под таким углом зрения, чтобы СССР из стрaны, ввозящей мaшины и оборудовaние, преврaтить в стрaну, производящую мaшины и оборудовaние, чтобы тaкимобрaзом СССР в обстaновкекaпитaлистического окружения отнюдь не мог преврaтиться в экономический придaток кaпитaлистического мирового хозяйствa, a предстaвлял собой сaмостоятельную экономическую единицу, строящуюся по-социaлистически»[30].

Также надо было «поставить на конвейер» подготовку новых кадров: квалифицированных рабочих, инженеров.

Но основная задача ставилась на увеличение производимой продукции вместо 2-4 % в год ставилась задача увеличить до уровня в 15-20 % в год.

СССР активно финансировать в промышленность денежные средства.

Только за 1927-1928 гг. СССР вложило в индустриализацию 1467,4 млн. рублей[72,с.196].

За время первой пятилетки (1928-1932 гг.) проходило массовое строительство фабрик, заводов, железных дорог. Это строительство началось даже пораньше чем Мировой экономический кризис в странах Западной Европы.

Уже в 1926-1927 гг. начали проходить стройки Днепрогэс, Турксиб, Сталинградского тракторного завода, которые планировались к завершению к 1930 г. [61,c. 242].

В 1928 г. началось промышленное строительство по всей территории СССР. На территории Украины, в Донецке началось строительство 2 крупных заводов: Краматорского и Горловского машиностроительных заводов. Проходила реконструкция Луганского паровозостроительного завода.

На территории России было начато строительство машиностроительных, металлургических и химических заводов: Уральский завод тяжелого машиностроения, Березниковский (Пермь) и Соликамский химические заводы, Магнитогорский металлургический завод [18, c. 223-224].

На Украине за первую пятилетку были построены около 400 новых строительных объектов, самые известные из них: Зуевская ТЭС (теплоэлектростанция), Днепрогес, шахты в Донбассе, Днепроспецсталь, Азовсталь, Запорожсталь, Криворожсталь. За годы первой пятилетки Украина стала индустриально-аграрной страной. Удельный вес продукции промышленности составлял 72,4 %, а удельный вес машиностроения Украины составлял %[64,c. 150; 72, с. 208].

В Беларуси продолжали работать построенные до первой пятилетки такие предприятия как: Борисовская фанерная фабрика, Минский машиностроительный завод «Энергия», заводы «Металл» и «Вулкан», льнопрядильная фабрика «Двина», спичечная фабрика «Березина», Оршанский гвоздильный завод, маслобойные заводы в Могилеве и Витебске, Лесопильный завод в Речице, кондитерская фабрика в Гомеле, обувная и швейная в Минске. (Были построены до 1929 г.).

А в сам период первой пятилетки в Беларуси были построены: Витебский кожевенный завод, Спичечная фабрика в Гомеле, Могилевский завод искусственного волокна(Химволокно), Гомельский завод с/х машин, Осиновская ГРЭС и другие. В общей сложности в этот период времени было построено крупных предприятий и более предприятий реконструированы.

Всего в Беларуси за первую пятилетку (1928-1932 гг.) было построено и введено в использования крупных и более 460 мелких предприятий, появилось около новых отраслей, в промышленности которых не было раньше на территории республики. Например: машиностроение и химическая промышленность. Итогом этого стало то, что к концу первой пятилетки, а именно к 1932 году новые предприятия стали давать больше половины промышленной продукции производимой в Беларуси.

В Беларуси в этот период времени на 1 завод приходилось в среднем 250 рабочих (1928 г.), а к 1930 г. приходилось уже 870. Это показывает, что по сравнению со странами Западной Европы происходило увеличение рабочего класса в СССР [71,c.314-316; 72, с. 208-209].

В кавказкой части СССР тоже происходило развитие экономики. Очень сильно выросла производственная мощность республик Закавказья. Там была проведена огромной масштабности работа.

Была проведена и проделана огромная работа по реконструкции и расширению основных отраслей экономики Закавказья. К таким отраслям можно отнести: нефтяную промышленность Азербайджана; добычу марганца и каменного угля в Грузии, а именно в Чиатуре и Ткибули ; была проведена реконструкция цветной металлургии Армении (Алаверди и Зангезур).

Развитие этого региона произошло не только из-за реконструкции или расширения, но и за того, что была сооружена Энергетическая база промышленности Закавказья, за счет построенных в регионе огромной системы гидроэлектростанций. Например, в Грузии были построены Земо-Авчальская и Рионской гидроэлектростанции[10, с. 534; 72, с.209].

По сравнению с ходом развития промышленности в СССР самый тяжелым регионом был Казахстан и республики Средней Азии. В начальные годы индустриализации, которые проходили еще до начала Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. во всем мире, особенно на Западе для этого региона средства вкладывались только в реконструкцию старых предприятий, а уже немного позже, когда начался МЭК, на территории стали строится новые предприятия. К концу 1932 г. объем промышленной продукции произведенной в Казахстане увеличился более чем в 4,5 раза. В регионе восстановили главную отрасль дохода — цветная металлургия, и стали развиваться новые отрасли, такие как добыча угля в Караганде, открывались швейные и обувные фабрики. А в республиках Средней Азии было создано очень много крупных производств примером служат: завод сельскохозяйственного машиностроения в Ташкенте; хлопчатобумажные фабрики в Ашхабаде и Фергане; открывались предприятия по переработке главного богатства этого региона — хлопка [72,c. 209].

Фактически все заводы и фабрики СССР были построены с помощью зарубежных специалистов особенно из стран Западной Европы, которая очень активно инвестировала в СССР.

Временем начала сотрудничества можно назвать апрель 1929 г. когда в офис знаменитой архитектурной фирмы Альберта Кана обратились представители «Амторга». Они предложили Кану заказ на проектирование тракторного завода стоимостью млн. долларов (который в последствии стал Сталинградским тракторным заводом).

В итоге в феврале 1930 г. был подписан договор между Каном и «Амторгом». Фирма Кана за первой пятилетки 1928-1932 гг. спроектировало объектов на сумму 2 миллиарда долларов ( приблизительно 250 миллиардов долларов на сегодня).

Кан спроектировал на территории СССР около 521-571 объекта промышленности большинство которых были построены за время первой пятилетки. В список проектов Кана входят: тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове; автомобильные заводы в Москве и Нижнем Новгороде; кузнечные цеха в Челябинске, Днепропетровске, Харькове, Коломне, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Сталинграде; станкостроительные заводы в Калуге, Новосибирске, Верхней Салде; литейные заводы в Челябинске, Днепропетровске, Харькове, Коломне, Магнитогорске, Сормове, Сталинграде; механические заводы и цеха в Челябинске, Подольске, Сталинграде, Свердловске; теплоэлектростанция в Якутске; прокатные станы в Новокузнецке, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Сормове; Первый Государственный подшипниковый завод в Москве и многие другие объекты [60].

Из всех заводов, которые спроектировал Кан следует особенно выделить следующие заводы: Сталинградский тракторный завод, который во время Мирового экономического кризиса 1928-1933 гг. являлся самым мощным по производству в мире (150 тысяч тракторов в год).

Также быстро был построен крупнейший в мире Ростовский завод сельскохозяйственных машин, который производил больше продукции, чем все машиностроение царской России.

Также был построен шарикоподшипниковый завод «Калибр» который являлся первым предприятием в СССР, которое производило контрольно- измерительные приборы. Также был реконструирован Ленинградский завод «Светлана» производство, которого после реконструкции увеличилось с 7 млн. лампочек до млн. лампочек, который являлся одним из важных элементом электрификации.

К концу первой пятилетки в СССР было построено или реконструировано доменная и 77мартеновских печей, прокатных станов, сданы в использования 143 угольные шахты, крекинга (заводы для переработки нефти), 7 цементных, лесопильных, консервных завода[72, c.203].

Продолжалось строительство главной стройки пятилетки Туркистано-Сибирской магистрали (1926-1931 гг.) протяженностью более 1500 километров и других железных дорог. Например, построенная к 1931 г. железная дорога Турксиб соединила такие индустриальные роены Западную Сибирь (лесная промышленность) и Среднюю Азию (хлопок).

Для развития Карагандинского угольного бассейна была построена линия Боровая — Акмолинск-Караганда; для Урало-Кузнецкого комбината Троицк-Орск и Карталы- Магнитогорск и другие. Всего за первую пятилетку было построено 3,4 километров. Вторых путей на более грузонапряженных линиях. Примером служат такие дороги как Челябинск-Омск; Москва-Донбасс. Благодаря этому выросла перевозка грузов в 5 раз[72, с.210-211].

В 1929-1932 гг. происходило строительство тракторного завода имени Ф. Э. Дзержинского, Днепровской гидроэлектростанции [18,c. 223-224].

В связи с развитием промышленности и появлением новых рабочих мест благодаря построенным заводам увеличилась численность жителей в городе. Доля городского населения за 1 пятилетку увеличилась с 17,9 % в 1926 году до % в 1933 году. А по годам пятилетки: 1929 г. — 17,9 %; 1930 г. — 18,7 %; 1931 г. — 20,1 % , а 1932 г. — %[33,c. 107].

Первая пятилетка началась очень хорошо для промышленности ее рост составил 23,7 %, вместо планируемых за 1 год — 21,4 %. Рост за 1 год 1 пятилетки крупная промышленность выросла на 25%, а тяжелой на %.

В начале 1930 г. план первой пятилетки был пересмотрен и его существенно увеличили фактически в 2 раза, что в конечном итоге этот план полностью не был выполнен.

Например, план добычи угля на время первой пятилетки (1928-1932 гг.) был увеличен с миллионов тонн до 120-150 миллионов тонн; планы производства чугуна изменились с миллионов тонн до 17-20 миллионов тонн; добыча нефти вместо изначально планируемых миллионов тонн до 45-46 миллионов тонн, также была увеличено в планировании производство тракторов вместо изначально планируемых тысяч стало 450 тысяч [61,c. 242-243].

Например, на Украине в Донецке одно из мест которое богато углем был поднят план добычи угля с миллионов тонн до миллионов тонн, а еще после подняли на нереальную цифру — до миллионов тонн [64,c. 149].

Увеличение плана производства сыграло злую шутку СССР из-за этого уже к осени 1930 г. СССР вступила в «мини-кризис», но по сравнению со странами Западной Европы был виден хоть какой-то рост производства, но эта ситуация сыграла злую шутку с СССР.

По моему личному мнению здесь в этом поступке была сделана ошибка правительства, потому, что правительство увидев рост экономики и стало поднимать годовые планы на невыполнимые цифры.

Конечно, в первый год были превышены все планируемые показатели, которые были сделаны рабочими-ударниками, которые для своего времени работали передовыми методами для своего времени. Примером этого может служить начавшееся соревнование рабочих Донбасса в феврале 1929 года, которое послужило первым толчком для начала всесоюзного соревнования рабочих угольных шахт за повышения производства и дисциплины, что привело к уменьшению количества прогулов в 2 раза. Еще увеличения производства произошло из-за возникновения ударных бригад, которые активно боролись за быстрое перевыполнения плана.

Например, только в Беларуси действовало к 1930 г., было создано более 3 тысяч бригад-ударников, а к этому же времени по всему СССР в бригадах-ударниках состояло более 1 миллиона рабочих. Также создавались ударные цехи и предприятия. Примером служит рабочие «Ростсельмаша», которые в мае 1930 г. создали сквозную ударную бригаду цель, которой была качественное выполнение всех операций, начиная с заготовок заканчивая сборкой.

Но эти соревнования фактически не помогли, так как за 1928-1930 гг. производительность труда снизилась на %.

Также от рабочих, не отставали строители, благодаря которым увеличивались количества фабрик и заводов где рабочие могли выполнять планы, поставленные перед ними.

Например, в 1929 г. при строительстве тракторного завода имени Ф. Э. Дзержинского около Сталинграда строители тоже устраивали свои соревнования по сборке железных конструкций механосборочного цеха. Итогом, которого стало перевыполнение плана вместо 163 дней сборка, была выполнена всего лишь за дней[18,c.222-226; 71, с.316; 72, с. 207].

Этот «мини-кризис», который произошел из-за повышения плана в промышленности, что привело к тому, что уже к июню 1931 г. были прекращены ассигнования 613 заводов из 1659, которые строились в этот период времени в СССР [5].

Следующие три года (1931-1933 гг.) не выполнялись в срок поставленные задачи: не выполнялись планы по производству, резко выросла к 1932 году себестоимость строительства и промышленного производства, росла инфляция. Предприятия становились не рентабельными, но по сравнению с США и Западом был рост [61,с.243].

Для борьбы за выполнения плана рабочие некоторых предприятий в 1931 г. стали создавать хозрасчетные бригады. Первопроходцами стали рабочие Ленинградских заводов им. Ленина и Балтийского завода. Они заключали специальные договоры с администрацией цеха, где отмечались обязательство рабочих и администрации. Формирование таких бригад способствовали и играли большую роль в борьбе за рентабельность предприятия [72,c. 207].

Хотя по сравнению с производством стран Запада был заметен огромный рост. За 3 года (1930-1933 гг.) промышленное производство в СССР выросло на 201 % от уровня 1929 г., а общая доходность выросла по сравнению с 1913 г. (100 %) на 138 % в 1929 г.; на 167 % в 1930 г.; на 195% в 1931 г.; и на 217 % в 1932 г.. В денежном эквиваленте в 1932 г. национальный доход составил 45,5 млрд. руб.[42,c. 14; 72, с.217].

К концу 1930- началу 1931 г. удалось полностью ликвидировать безработицу, хотя к началу августа 1929 г. в СССР на трудовых биржах было зарегистрировано от 1 млн. 298 тыс. до 1 млн. 741 тыс. безработных. Из них чернорабочими были %, люди интеллектуального труда 18,2 %, лица индустриальной квалификации около 16,5 %. А в гендерном количестве процент был такой: безработных женщин 43,6 %, подростков 14,8 %, мужчин около 40-42 %, но поводу безработицы можно сказать, что она ближе к 1928-1929 годах являлась сезонной, так как на данных работах было занято до 7 млн. человек. Больше всего сезонных рабочих было в сельском хозяйстве свыше 3 млн.; на строительстве и дровозаготовках — от 1,5-1,6 млн. человек в каждой сфере, на сплавных работах — более 600 тысяч. Также полной ликвидации способствовала Справка Наркомтруда от 5 декабря 1929 г. «О росте кадров рабочего класса, состоянии безработицы и мероприятиях к ее ослаблению».

Численность рабочих в стране в период с 1929 по 1940 гг. увеличилось с 9 до миллионов человек. Быть безработным в СССР стало теперь не выгодно, так как была отменена выдача им пособий и были закрыты биржи труда. Избавление от безработицы имела свой своеобразный минус — огромная текучесть рабочих на предприятиях, которые не были довольны организацией труда, заработной платой и жилищными условиями. Это влекло поломки техники, так как рабочие были с ней плохо знакомы.

За 1931 г. стали работать новых угольных шахт и 4 новые доменные печи. Общий объем промышленной продукции вырос на 21%, а в тяжелой индустрии на 28%. Даже не смотря на «мини-кризис» таких темпов роста промышленности не было видно не в одной стране Запада [18,c. 234-235; 29; 53, с.403; 6, с. 368; 27, с.73].

Экономический рост в промышленности СССР подтверждается отчетным докладом И. В. Сталина на посвященной итогам Мирового экономического кризиса в странах Запада и СССР опубликованной в 1934 г .

За период первой пятилетки с 1929 по 1933 гг. объем промышленной продукции в СССР по сравнению с США и Западом вырос в несколько раз. Например, более чем 3 раза больше чем в США; и более чем в 2 раза в Германии, Великобритании, Франции (таблица 1)

Таблица 1. Рост объема промышленной продукции СССР по сравнению со странами Запада[64].

Страны

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

1933 г.

СССР

САСШ

Англия

Германия

Франция

100

100

100

100

100

129,7

80,7

92,4

88,3

100,7

161,9

68,1

83,8

71,7

89,2

184,7

53,8

83,8

59,8

69,1

201,6

64,9

86,1

66,8

77,4

Промышленность СССР за первую пятилетку смогла увеличить объемы производства почти всех отраслях.

За 1928 по 1932 гг. производство основной промышленной продукции Групп А (черная металлургия, машиностроение, металлообработка) и Б (пищевая, стекольная) увеличилось: в электроэнергии и трикотажа более чем 2,5 раза; в производстве: чугуна, нефти, угля, железной руды, цемента, обуви почти в 2 раза. Больше всего в масштабах увеличилось производство минеральных удобрений в 7 раз, а количество металлорежущих оборудований почти в раз. Но была продукция, производство которой фактически не поднялось. К такой продукции мы можем отнести сталь и прокат, шерстяные и хлопчатобумажные ткани (таблица 2) [28,c.37; 72, с.206; 40].

Таблица 2. Производство важнейших видов продукции в СССР за время первой пятилетки[28, с.37; 72, с.206]

Вид продукции

1928 г.

1932 г.

Электроэнергия, млн. кВТ.ч

5007

13540

Чугун, тыс. т.

3282

6161

Сталь, тыс.т.

4251

5927

Прокат, тыс.т

3213

4060

Нефть, тыс.т.

11625

21414

Уголь, тыс.т

35510

64360

Цемент, тыс.т.

1850

3478

Металлорежущее оборудование, тыс.шт.

2,1

20,8

Минеральные удобрения, тыс.т. усл. единиц

135

921

Обувь кожаная, млн. пар

86,9

Железная руда, млн.т.

6,1

12,1

Паровозы, шт.

479

827

Вагоны грузовые, тыс.шт.

7,9

15,2

Трикотаж, млн. м.

8,3

Ткани хлопчатобумажные, млн.м

2678

2694

Шерстяные ткани, млн.м

86,8

88,7

Еще развитию экономики СССР способствовало то, что усилился технический уровень организации производства. Основные технические фонды СССР особенно в области рабочих станков. За годы первой пятилетки обновление произошло более чем на %, а по отдельности: металлорежущих станков поменялось %, металлодавящих — 51,4 %.

Заводы, которые специализировались на машиностроении оснащались автоматическими и полуавтоматическими и шлифованными станками огромной точности, которые позволяли выполнять работу фактически идеально без ошибок.

Можно отметить еще один большой плюс это уменьшение закупок импортного оборудования. Закупка за годы первой пятилетки (1928-1932 гг.) уменьшилась с 32,5 % (1928 г.) до 17,8 % (1932 г.), а если сравнивать с 1913 годом (63,8%) то можно сделать такой вывод, что к 1933 г. закупка оборудования уменьшилась более чем в 3 раза, при этом машиностроители досрочно выполнили задание пятилетки (за 3 года), а в 1932 г. дали больше продукции на % , что привело к увеличению удельного веса СССР в мировой продукции машиностроения с 4 % ( в 1928 г.) до 21,4 % (в 1933 г.).

Также в этот период времени на территории СССР осуществлялась электрификация.

В этот период она стала активно развиваться. До 1928 г. в СССР не было не одной станции мощностью выше 100 тысяч кВт, то к концу 1932 г. таких станций было около 10. К 1931 г. был выполнен план ГОЭЛРО по мощности электростанций.

За первую пятилетку были построены такие электростанции как: Днепровская, Зуевская, Челябинская.

Благодаря постройке Днепрогэса производство электроэнергии увеличилось на 2700 млн. кВт-ч., а река Днепр стала полностью судоходна. На базе дешевой электроэнергии Днепрогэса работали и возникали множество заводов. К работающим предприятиям на такой энергии можно отнести предприятия различных сфер экономики: химические предприятия, металлургические заводы и другие. Именно дешевая электроэнергия помогала относительно держать темп развития экономики и производства, когда в странах Запада был кризис [72,c. 204-205; 35, с.108].

В результате капитального строительства основные фонды тяжелой промышленности к 1 января 1933 г. обновлены на 62%. По отдельным отраслям промышленности показатель этот значительно выше, составляя по автотракторной промышленности почти 100%, основной химии %, сельскохозяйственному машиностроению 79%, огнеупорной промышленности 74%. Основной капитал тяжелой промышленности с 5,5 млрд. руб. на 1 октября 1928 г. увеличился до 14,4 млрд. руб. на 1 января 1933 г.

План первой пятилетки (1928-1932 гг.) не был выполнен до конца в некоторых сферах. Например, не был выполнен планы: по углю было выполнено за первую пятилетку 64,4 млн. тонн вместо запланированных млн. тонн; по чугуну выполнили план только на % — 6,2 млн. тонн вместо млн. тонн. Эти экономические данные показывают, что СССР допустило большую ошибку в планировании развития экономики, хотя она развивалась по сравнению со странами Запада и смогла их догнать, но были и очень большие просчёты руководства Советского Союза в том, что в начале нужно было дать время стабилизироваться экономике, прежде чем увеличивать масштаб производства на нереально выполнимые планы.

При некотором недовыполнении плана ввода в эксплуатацию новых объектов и несколько замедленных против плана темпах капитальных работ тяжелая промышленность в 1932 г. сделала дальнейший шаг в области ввода в эксплуатацию и освоения крупнейших индустриальных гигантов. За отчетный год помимо ввода в эксплуатацию отдельных цехов и агрегатов, имевшего место почти на всех действующих заводах, можно отметить вступление в эксплуатацию следующих крупнейших строек: в черной металлургии первые очереди Магнитогорского и Кузнецкого металлургических заводов, в станкостроении Московский завод револьверных станков и Горьковский завод фрезерных станков, в инструментальной промышленности заводы «Калибр» и «Фрезер», в автотракторной промышленности Горьковский автозавод и завод «Шарикоподшипник», в химической промышленности Ярославский резиноасбестовый комбинат, Березниковский комбинат, два завода синтетического каучука и т. д. Вводом в эксплуатацию этих крупнейших объектов сделан ценнейший вклад в дело индустриализации СССР и подведена прочная база для дальнейшего роста тяжелой промышленности. Валовая продукция тяжелой промышленности составила в 1932 г. 13,2 млрд. руб. [30, с.90-91].

Чтобы полностью показать картину последствия мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для индустриализации СССР нужно кратко затронуть Вторую пятилетку (1933-1937 гг.) которая, как и первая пятилетка закончилась досрочно за 4 года и 3 месяца. К 1937 г. новые и реконструированные заводы составляли почти %, а лишь % дореволюционных. За 1933- 1937 гг. техника на предприятиях обновилась на 50-60 %, а если считать вместе с первой пятилеткой то почти вся техника была новой. При этом к концу 1933 г. СССР смог наладить производство машин, чти их не надо было уже закупать в США и в странах Запада. К окончанию 2 пятилетки окончательно завершилась электрификация промышленных предприятий СССР. Было введено в эксплуатацию ТЭС, ГЭС, производство электроэнергии увеличилось почти в 3 раза. Продолжился рост объема производства промышленной продукции (почти в каждой сфере в 2 раза), что подтверждает таблица представленная в труде В. Т.Чунтулова «Экономическая история СССР»

Таблица 3. Производство важнейших видов продукции в СССР за время второй пятилетки[72, с.224]

Вид продукции

1932 г.

1937 г.

Электроэнергия, млн. кВТ.ч

13600

36200

Чугун, тыс. т.

6200

14500

Сталь, тыс.т.

5900

17700

Прокат, тыс.т

4400

13000

Нефть, тыс.т.

21400

28500

Уголь, тыс.т

64400

128000

Цемент, тыс.т.

3500

5500

Металлорежущее оборудование,тыс.шт.

20,8

48,5

Минеральные удобрения, тыс.т. усл. единиц

921

3240

Обувь кожаная, млн. пар

86,9

182,9

Железная руда, млн.т.

12,1

27,8

Паровозы, шт.

827

1172

Вагоны грузовые, тыс.шт.

15,2

29,8

Ткани хлопчатобумажные, млн.м

2694

3448

Шерстяные ткани, млн.м

88,7

108,3

Следует сказать, что по сравнению с первой пятилеткой итоговый прирост в промышленной экономике был меньше (1 пятилетка — 19,2%; 2 пятилетка -17,1 %), но итоговый рост в денежном эквиваленте за 1932-1937 гг. удвоился и составил 950 млн. рублей (к 1932 году было всего 400 млн. рублей) [72, с.222-225].

Если брать сведения об индустриализации в национальных республиках СССР во время второй пятилетки, то можно сказать, что в УССР и БССР промышленное производство возросло в 2 раза. В Беларуси продолжали развиваться химическая, цементная и металлообрабатывающая промышленность. На Украине были реконструированы почти все металлургические заводы и увеличилось производство электроферросплавов. В регионе Закавказья в Армении увеличилось в 5 раз производство электричества. В Чеатурах в Грузии увеличилась добыча марганца в 4 раза; увеличилась добыча нефти и газа в Азейбайджане в 2 раза. Также в этом регионе активно продолжало развиваться легкая и пищевая промышленность.

Самым развитым регионом СССР стала Средняя Азия. В Узбекистане выросла до огромных размеров добыча нефти и газа, а именно в 8 раз, производство электроэнергии в 3 раза, а к концу второй пятилетки 1937 г. в этом регионе было собрано 15,3 млн.ц. хлопка, что в 2 раза больше чем после первой пятилетки.

В Туркмении вообще за вторую пятилетку добыча нефти увеличилась в раз, а также появились химические предприятия в Кара-Кумах и в Кара-Богазе.

В Таджикистане увеличился сбор хлопка в 3,5 раза, и развивались заводы данной сфере. В Казахстане активно продолжала развиваться промышленность вступили в работу ряд предприятий среди которых химический комбинат в Актюбинске. Добыча нефти увеличилась в 2 раза, а угля в 6 раз.

Такому развитию способствовало и то, что за годы первой и второй пятилеток во всех регионах СССР в учебных заведениях было подготовлено около 1,5 млн. рабочих [18, с.291-293].

Также следует упомянуть, что в этот период времени в СССР, а именно августа 1935 г. стало развиваться стахановское движение, хотя заработные платы рабочих оставляли желать лучшего, например средняя заработная плата рабочих в 1933 году составляла 125 рублей, а служащего еще меньше от до рублей.

Немецкий профессор современной истории и культуры Восточной Европы, директор Научно-исследовательского центра по Восточной Европе при Бременском университете, историк С.Шаттенберг датирует стахановское движение с середины 1935 по 1938 года. Ярким представителем данного движения в промышленности являются отец движения Донбасский шахтер Алексей (Андрей) Григорьевич Стаханов (1906-1977 гг.) , который ночью за смену (5 ч. мин.) августа 1935 года выполнил дневную норму на 1457 %. (102 тонны угля вместо 7 тонн), а через дней он увеличил свой рекорд до 227 тонн, а к весне 1936 г. он добыл за смену 324 тонны. Данные сведения (первого рекорда) опубликовала газета «Правда», при этом с этим связана история о неправильном имениопубликованном в газете иИ. В. Сталин заявил, что газета «Правда» не ошибается и выдал ему паспорт на имя Алексей. Его стали ставить в пример другим работникам, также он стал известен за рубежом и была опубликована его фотография в главной газете Великобритании «Таймс» на первой странице в декабре 1935 г. [73, с.348; 55; 2; 42].

Также к данному движению можно отнестиработника Горьковского автозавода кузнеца Бусыгина Александра Харитоновича (1907-1985 гг.), бригада которого в сентябре 1935 г. установила рекорд отковав за одну смену отковав вначале 966, а потом 1001 коленчатый вал при норме в 675 коленчатых валов (после довел рекорд до 1146 коленчатых валов) [16]

Еще представитель данного движения Макар Мазай (1910-1941 гг.) является одним из первых стахановцев в скоростном сталеварении. Он в октябре 1936 года устанавливал рекорды один за одним. Его рекордный результат за 6 часов минут он «наварил» тонн с 1 кв. метра пода печи [54].

Последним кого я хочу выделить является обувщик Николай Степанович Сметанин (1905-1978), который услышав про рекорд Стаханова, будучи уверенным в своих силах пошел на рекорд в своей сфере сентября 1935 года он перетянул 1400 пар обуви за смену при норме в 680 пар [34].

По темпам развития промышленности СССР в эти годы существенно обгонял передовые капиталистические страны, которые долгое время не могли оправиться от последствий великой депрессии. В 1937 году объём промышленной продукции в СССР составил 429 % от уровня 1929 года, в то время как в капиталистических странах всего 104 % (в том числе в США 103 %, в Англии 124 %, в Италии %, во Франции %).

Доля СССР в мировом промышленном производстве достигла почти %. По объёму промышленного производства СССР вышел на первое место в Европе и на второе в мире[58].

Так вот можно сделать такой вывод, что Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. способствовал в СССР развитию промышленности во время первых двух пятилеток, хотя в некоторых сферах план по производству продукции не выполнялся хотя существовали стахановцы, но из-за того, что он был завышен, его не удавалось выполнить,но несмотря на это за время кризиса СССР смогло догнать, а в некоторых сферах перегнать США и страны Запада.

2.2 Коллективизация и ее последствия для развития сельского хозяйства

Курс на коллективизацию был взят еще незадолго до начала Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. Политика СССР в сфере коллективизации воспринимается неоднозначно. Но начнем с того что курс на коллективизацию был взят в конце 1927 г., а именно на съезде ВКП(б) который проходил с 2 по декабря 1927 г.. Но еще незадолго до данного съезда в 1927 г. Сталин завел речь о создании колхозов в СССР как единственное решение очень важной проблемы хлебозаготовки, а в ноябре 1927 г. И. В. говорил, что коллективизация в сельском хозяйстве будет проходить постепенно, мерами экономического, финансового и культурно-политического порядка, он даже намекал на то, что коллективизация возможно пойдет по принудительному пути. Временные рамки коллективизации в СССР большинство историков определяют с 1928 по 1937 года [43; 14, с.35].

Ряд отечественных и зарубежных ученых, предельно критически оценивая всю 70-летнюю эпоху господства коммунистической партии вообще, и период правления И. В. Сталина — в частности, настаивают на том, что объективных причин для проведения коллективизации не существовало. Хотя можно выделить некоторые ее цели.

Коллективизация имела как минимум четыре цели. Первая, официально провозглашенная партийным руководством — осуществление социалистических преобразований в деревне. Неоднородность и многоукладность экономики воспринималась как противоречие, которое необходимо преодолеть. В перспективе предполагалось создание крупного социалистического сельскохозяйственного производства, которое надежно обеспечит государство хлебом, мясом и сырьем. Способом перехода к социализму в деревне считалась кооперация. К 1927 г. различными формами кооперации было охвачено свыше трети крестьянских хозяйств.

Вторая цель — обеспечение бесперебойного снабжения быстро растущих в ходе индустриализации городов. Основные черты индустриализации проецировались на коллективизацию. Бешеные темпы промышленного роста, урбанизации требовали резкого увеличения в чрезвычайно сжатые сроки поставок продовольствия в город.

Третья цель — высвобождение рабочих рук из деревни для строек первых пятилеток. Колхозы являлись крупными производителями зерна. Внедрение в них техники должно было освободить от тяжелого ручного труда миллионы крестьян. Их ждала теперь работа на заводах и фабриках.

Четвертая цель, также связана с индустриализацией — увеличение с помощью колхозного производства продажи зерна на экспорт. Деньги, вырученные от этой продажи, должны были пойти на закупку техники и оборудования для советских заводов. Иного источника валютных средств у государства в то время фактически не существовало[40; 70, с.156-162].

По мнению Л. И Абалкина и Е. И. Иванова период во время, которого проходила коллективизация относиться к первой половине второго периода всей советской экономики[1, с.10].

Уже начиная с 1927 г. в СССР начало ощущаться голодное время, так как в стране стало не хватать главного продукта — хлеба. Через год была введена карточная система по выдаче продуктов питания [15].

В связи с нехваткой хлеба в январе 1928 г. И. В. Сталин отправился в Сибирь, и побывал в Новосибирске, Барнауле и Омске. Целью данной поездки оказалась в ускорении хлебозаготовок и введение чрезвычайных мер[43].

Из-за нехватки продовольствия были введены карточки на продукты. По ним за 1 день рабочий мог получить: 600 г. хлеба, члены его семьи по 300 г. на 1 человека, а на 1 месяц он получал 200 г жиров и 1 литр подсолнечного масла.

Закупка тоже товаров государством тоже оказалась не справедливым для крестьян и рабочих. Например, крестьянин производит сливочное масло, государственные скупщики покупают его за 4 рубля, а продают за килограмм, а рабочим продавали за рублей, также проходила и закупко-продажей лопат и вил, рабочие за изготовление получали 5 рублей, а государство продавало по рублей. Эта ситуация показывает, что в это время не каждый рабочий либо крестьянин мог приобрести то, что ему надо [38]. экономический кризис индустриализация коллективизация

До официального начала Мирового экономического кризиса на территории Запада в СССР наблюдалась быстрорастущая инфляция, особенно на продукты питания. Например, в 1апреля 1928 г. килограмм муки стоил 3 рубля копеек, то через год килограмм стоил уже почти в 8 раз больше, а именно рублей копейки [38].

Если сравнивать цену сельскохозяйственной продукции во время Мирового кризиса, в СССР и США мы сможем сделать такой вывод, что в СССР стал заметен рост цен (из-за нехватки продукции), а в США и странах Запада наоборот их падание (из-за ее перепроизводства), что и привело к разорению фермеров.

Именно недостача продовольствия (а именно зерна) в СССР по моему мнению является основной причиной коллективизации.

На XVI съезде партии ВКП(б) в апреле 1929 г. ЦК был принят план для сельского хозяйства на первую пятилетку, по которому планировалось, что в коллективизация охватит 9,6 % крестьян в 1932-1933 гг., а в 1933-1934 гг. — 13,6 % (примерно 3,7 млн. дворов), но эти планируемые показатели были пересмотрены в сторону увеличения, когда к концу 1929 года Госплан призывал к 1929-1930 гг. коллективизировать 2,5 млн. крестьянских дворов, а после Колхозцентр заявил о том, что за этот период должны быть коллективизировать 3,1 млн. дворов.

Но, на практике вошло в колхозы к 1 июня 1928 г. вышли около 1,7 % всех крестьянских хозяйств, а за период с 1 июня по 1 октября 1929 года число вступивших увеличилось с 3,9% до 7,5 %. При этом неожиданно то, что в большинстве случаях в этот период времени в колхозы зерновые роены: Нижняя Волга 18,1% и Северный Кавказ 19,1 % [14, с.37] .

Именно в конце 1929 г. середняк становился главной фигурой, но Л. Виола в своем труде «Крестьянский бунт в эпоху Сталина» утверждает то, что колхозы в основном вступали бедняки.

Уже к концу 1929 г. в колхозы вошли 2,4 миллионов хозяйств фактически в 2 раза больше чем за предыдущие лет (1917-1929).

В ноябре 1929 г. была объявлена сплошная коллективизация или более точное определение по Сталину «революция сверху», которая продолжалась до конца 1933 г.

5 января 1930 г. Комиссия Политбюро издала ряд постановлений среди которого было постановление ЦК ВКП(б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». Партия большевиков считала, что закончить коллективизацию можно уже к 1931-1932 гг. в основных зерновых районах Нижней и Средней Волги и Северного Кавказа, Украины, а в остальных зерновых регионах СССР к концу 1931 г., либо к началу весны 1932 г. О районах, которые специализировались на другой отрасли ничего не было сказано.

При этом, чтобы ускорить коллективизацию в деревни было направлено тыс. партийных работников (рабочих).

К опубликованию данного постановления в январе 1930 г. в колхозе вместо 7,5 % стало составлять до 18,1 %. При этом в хлебных районах вступили в Нижней Волге 56-70 %; Средней Волге 41,7 %; Северном Кавказе 48,1 %.

А уже к 1 февраля 1930 г. более % крестьянских дворов входило в состав колхозов. Хлебные районы тоже увеличили численность: Средняя Волга 51,8 %; Нижняя Волга 61,1%; Северный Кавказ 62,7% [72, с.211-212; 14, с.38-40; 25].

Например, в Беларуси к концу 1929 г. насчитывалось около 1013 колхозов, которые объединили 10,5 тысяч крестьянских дворов и более тысяч гектаров пахотной земли. К началу 1931 г. в Беларуси было уже 4112 колхозов, а через год в начале 1932 г. было более 10000 колхозов, в которые вошли 50,4 % крестьянских дворов.

На Украине к марту 1930 г. в колхозы вошли около 3,2 миллионов крестьянских дворов, к началу 1931 г. вошло в колхозы уже %крестьянских дворов, к концу 1932 г. — %. Фактически коллективизация в Украине закончилась летом 1935 г., когда % крестьянских дворов и % посевных площадей вошли в состав колхозов [3, с. 385-386].

К лету 1931 г. зерновые районы СССР (Северный Кавказ, Нижняя Волга, Левобережье Средней Волги, степная часть Украины и Крыма) почти завершили свою коллективизацию в колхозы вошли более % крестьянских хозяйств и более % крестьянских посевов.

К 1932 г. в СССР было создано около 211,5 тысяч крупных колхозов (таблица 4), в которые к этому времени вошло 61,5% крестьянских хозяйств, которые к этому периоду времени давали % производимого зерна, что привело к увеличению производства зерна по сравнению со странами Запада, где падало производство. За период с 1928 по 1932 гг. в СССР производство зерна увеличилось с 10,8 млн. тонн до 18,8 млн. тонн [18, с. 237;61,c. 235-237; 32; 71, с. 319-321].

Таблица 4. Уровень коллективизации крестьянских хозяйств в СССР в 1927-1937 гг.[33,c. 103]

Годы

1927

1928

1929

1930

1931

1932

1937

Число колхозов, тыс.

14,8

33,3

85,9

224,5

211,1

243,7

Коллективизация крестьянских хозяйств, %

0,8

1,7

3,9

23,6

52,7

61,5

С 1929 г. СССР благодаря росту производства сумело помочь и увеличить производственную помощь сельскому хозяйству. За один сельскохозяйственный год (с 1928/1929 гг. по 1929/1930 гг.) финансирование сельского хозяйства выросло с 714,2 млн. до 1,3 млрд. рублей, а самое главное для сельского хозяйства кредитование выросло с 587,4 млн. рублей до 907,9 млн.рублей.

С момента объявления курса на коллективизацию до начала Мирового экономического кризиса (1926-1929 гг.) в деревню было направлено относительно много техники: 4,7 млн. плугов, 1,8 млн. борон, 275 тыс. сеялок, 810 тыс. жаток и косилок, 586 тыс. веялок и сортировок, 5 тыс. тракторов, но такого количества техники колхозу все равно было мало и поэтому появились Машинно-тракторные станции [72, с.211].

К 1931 г. колхозов, которые создавались с 1929 года насчитывалось очень много и разных видов: из одной деревни и из нескольких деревень, а иногда одна большая деревня делилась на 2 или более колхоза, но начиная с весны 1930 г. в силу вступил принцип один колхоз — одна деревня. Связи с этим колхозы были очень разных размеров к весне 1931 г. средний колхоз насчитывал крестьянских дворов, но были и маленькие колхозы, например, в Ленинградской области средний колхоз составлял крестьянских дворов, а на Северном Кавказе средним колхозом считался колхоз в котором 220 крестьянских дворов. Например, самый большие колхозы на Северном Кавказе были в Тихорецком районе и составляли в среднем 794 крестьянских двора, а на Отрадненский район в среднем приходилось по крестьянских дворов[22, с.355-356].

Достижению увеличения производства зерна способствовал рост увеличения поставок сельскохозяйственных машин. Стали создаваться машинно-тракторные станции (МТС).

Первая МТС появилась в ноябре 1928 г. в Одессе на базе тракторного отряда совхоза Т. Шевченко. К концу 1929 г. их было создано 102, а только за 1931 г. в СССР было создано их более 1тысячи, а именно 1040, а к 1932 году их было создано около 2,5 тысяч. За период 1928-1932 гг. с/х было поставлено 100,5 тысяч тракторов. К концу 1932 г. в СССР в сельском хозяйстве было 148 тысяч тракторов, вместо тысяч в 1928 г. При этом данные трактора и комбайны не являлись имуществом колхозов, а имуществом государства. При этом колхоз самостоятельно оплачивал услуги МТС и работу трактористов [18, с. 226;61,c. 238; 26, с.151; 22, с. 356; 44, с. 41].

Также увеличился экспорт зерна СССР в денежном эквиваленте, особенно в 1929-1930 гг. по сравнению с доходностью полученной в октябре- декабре 1928 г., но потом начиная с 1931 г. доходность от экспорта зерна стала постепенно падать, но все равно по сравнению с концом 1928 года доходность была более чем в 7 раз, хотя если сравнивать с доходностью сезона 1926-1927 гг., то доход был наравне (1930 г.) или вообще меньше (1931-1933 гг.)(таблица 5).

Увеличился он и потому, что колхозы стали избегать потери зерна благодаря тому, что в СССР стала налаживаться производство зерноуборочных машин, а именно комбайнов собственной сборки. Первый отечественный комбайн «Коммунар» был изготовлен в середине сентября 1929 г. И можно сказать, что и благодаря своим сельскохозяйственным машинам СССР смогло заработать необходимые средства для исполнения поставленных задач правительства государства [33,c. 105; 25, с. 572-575].

Таблица 5. Экспорт из СССР основных хлебных культур (тыс.рублей)[33, с.105]

Годы

Хлебные культуры

в том числе

пшеница

рожь

ячмень

овес

кукуруза

бобовые

1926/27

202611

126181

35408

17559

4652

8264

10317

Окт.-дек. 1928

7439

0

4

Нет сведений

5

0,4

7398

1929

23007

0,1

106

8775

391

596

12578

1930

207068

130318

21009

36714

11243

1956

4840

1931

157623

77112

33980

26865

12036

2158

6407

1932

58278

19208

13267

11958

639

6658

5256

1933

46524

20554

3678

11178

1928

2479

5440

Во время коллективизации не все было гладко. Очень сильно сопротивлялись против колхозов богатые крестьяне (кулаки).

В ноябре 1929 года в СССР прошел пленум ЦК на котором выступил Молотов с докладом, в котором отмечалось, то, что «Вопрос о темпах коллективизации в плане не встает…..»

После завершения данного пленума ЦК были созданы две специальные комиссии, первая возглавляемая недавно назначенным наркомом Яковом Аркадьевичем Яковлевым (Эпштейном) 5 января 1930 года разработала и утвердила график коллективизации по которому Северный Кавказ и Поволжье должно быть полностью коллективизировано к осени 1930- весне 1931 годов, а все другие роены к концу 1932 года.

Вторая комиссия возглавляемая Вячеславом Молотовым была создана января 1930 года и сделала еще большое угнетение для крестьян, особенно по мнению государственной политики против богатых «кулаков».

Еще до создания комиссии по данной проблематике очень активно выступил со своей речью И. В. Сталин, в апреле 1929 года, на пленуме ЦК и ЦККВКП(б).

На этом пленуме И. В. Сталин выдвинул свою идею: лучше нажимать на кулака и выжать у него хлебные излишки, которых у него не мало», при этом И. В. Сталин указывал то, что все полученные средства должны пойти на закупку промышленного оборудования и техники.

Комиссия В. М. Молотова приняла разделение кулаков на 3 категории: первая категория (63 тыс. хозяйств), в которую вошли крестьяне, которые занимались «контрреволюционной деятельностью»; вторая группа (150 тыс. хозяйств), в нее вошли крестьяне, которые не оказывали активного сопротивления советской власти, но являлись в то же время «в высшей степени эксплуататорами и тем самым содействовали контрреволюции».

Представители данных двух категорий подлежали очень жестоким мерам: аресту, либо ссылке и выселению в дальние роены Сибири и на целину в Казахстан.

Также существовали кулаки третьей категории «более безобидные» по мнению Советского правительства. Представители данной категории крестьян признавались «лояльными по отношению к советской власти» и они страдали меньше чем крестьяне первых двух категорий, но все равно даже к ним государство поступало жестоко. К ним применялось переселение в пределах областей на необработанную землю (целину) [27, с.77; 11].

В следствии данных постановлений в районах где проводилась сплошная коллективизация запрещалось и отменялось действие закона об аренде земли и о применении наемного труда в единоличных крестьянских хозяйствах. За нарушение данного закона местным органам власти предоставляли право конфисковать имущество кулаков и выселять их за пределы своих районов. Чаще всего конфискованное имущество богатых крестьян, за исключением части, которая шла на погашение долгов перед государственными органами отдавались колхозу в качестве неделимого фонда в качестве взноса за бедняков и батраков, вступающих в колхоз. К лету 1930 г. колхозам было передано изъятое имущество кулаков на общую сумму более 400 млн. рублей, что очень сильно укрепило материальную базу колхозов, а за период с 1931 по 1932 гг. было раскулачено около 240, 7 тыс. крестьянских семей (1 % от общего количества) [18, с.228-229; 72, с.214].

Также свою руку против крестьянства приложил «сталинский ударник коллективизации» глава Средне — Волжского крайкома ВКП(б) врач стоматолог М.Хатаевич (выходец из Беларуси (отец еврейский купец из Гомеля), который проявил инициативу на заседании своего крайкома января 1930 г. на закрытом заседании была принято постановление « Об изъятии и выселении контрреволюционных элементов и кулачества из деревни» (текст постановления в приложении).

Для реализации поставленных целей постановления он организовал боевой штаб в который вошли край прокурор и представитель реввоенсовета, армии. При этом М.Хатаевич как-то предчувствовал результат комиссии В. М. Молотова, который был опубликован постановлением Политбюро января 1930 г., даже начал это делать описанное на день раньше января, еще к этому он добавил свое стремление: «движение в деревне за снятие колоколов и закрытие церквей должно быть охвачено партийным руководством»[38].

Также результат работы комиссии В. М. Молотова не стал ждать даже И. В. Сталин и января 1930 г. в газетах «Правда» и «Красная звезда» была опубликована очередная статья «К вопросу о политике ликвидации кулачества как класса» где он искоренял мешающие уничтожению кулачество причины.

В данной статье И. В. Сталина можно выделить главный тезис «Чтобы вытеснить кулачество, как класс, надо сломить в открытом бою сопротивление этого класса и лишить его производственных источников существования»»[38].

Судьбы крестьянских семей зависела по словам Чаянова от того, к какой категории кулачества их причислит власть. Например, первая категория пострадала больше всего, как пишет в своем труде итальянский историк А.Грациози, они лишались мужчин (арест, а иногда даже расстрел) и ссылались в отдаленные районы, такая судьба была со второй категорией, но было отличие ссылали всю семью [19, с. 46].

Чтобы этот так называемый, по моему мнению «жестокий закон» работал, правительство СССР принимало ряд постановлений. Например, января 1930 г. было утверждено Политбюро секретное постановление ЦК ВКП(б)«О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». В этом постановлении примечательно то, что в нем существовал специальная часть «Особые постановления», в которой говорилось то, что в помощь к местным партийным работникам в помощь решения данной проблемы ЦК направил на 4 месяца 2500 партийцев из промышленных областей (Московской, Ленинградской, Иваново-Вознесенской, Нижегородской, Харьковской и др.).

Из этого постановления я могу сделать вывод, что к жестоким мерам по перекачиванию средств в промышленность занимались не просто партийные работники, а промышленные партийные работники, которым было выгодно выполнять данное задание, так как все полученные средства шли в их отрасль[11; 27, с.79].

В итоге данной политики раскулачивания очень большая масса крестьян подверглась репрессиям, так как еще данная жесткая политика относилась к середнякам, так как считали их «подкулачниками». Им предъявляли обвинения за то, что они уклонялись и сопротивлялись коллективизации. Сопротивление проходило особо сильно в таких регионах СССР как: Украина, Северный Кавказ и Дона и в других.

Доказательством сопротивления крестьян служит важный источник: каждодневные спец сообщения секретного политического отдела ОГПУ. Именно эти сведения дают важную информацию о сопротивлении крестьян.

В 1929 г. прошло около 1300 случаев беспорядков среди крестьян, причем ОГПУ декабря 1929 г. сообщил главные причины таких действий религиозный вопрос и кризис хлебозаготовки [19, с.46].

При этом стоит обратить внимание на статью в газете «Правда» от 3 февраля 1930 г., которая ставила задачи для коммунистов выйти на высокие позиции коллективизации, но принимаемые ими меры негативно сказались для их деятельности.

4 февраля 1930 г. был принята секретная инструкция «О выселении и расселении кулацких хозяйств» подписанная Калининым, Рыковым и Енукидзе, что еще более способствовало жесткой политике местных властей.

Только за 1930 год против действий местных партийных работников было проведено около тысяч различных волнений, беспорядков, массовых манифестаций, бунтов и мятежей, в которых приняло участия не менее, 3 миллионов крестьян [77].

Но стоит сказать, то, что бывали случаи, когда сами рабочие и партийные работники собственными руками применяли жестокие меры не только к кулакам, но и крестьянам. Так, например, в газету «Социалистическое земледелие» писал колхозник из Кимовского района Московской области:

«Рабочие-ударники, приехавшие с завода или фабрик, ходили по дворам с криками: «Запрягай лошадь сейчас и накладывай рожь и овес». Крестьянин говорит: «У меня осталась только солома, и той не хватает». Но они не считаются с этим. «Накладывай,— говорят,— иначе дадим твердое задание». До тех пор создавали красные обозы, пока весь семенной овес и не свезли. Сейчас приказывают засыпать семфонды, а у самих нет кормов, лошади падают, коровы тоже, топлива нет. Народ страдает от холода. А вы отправляете иностранным державам лес, дрова и т. д.».

Подобные письма еще раз убеждали руководящих товарищей, что любые неуспехи в хлебозаготовках или коллективизации происки недобитых кулаков и их приспешников, так что далеко не везде дело ограничивалось только криками [23].

Исполнители видимо плохо поняли данные законы и «чесали под одну гребенку» почти всех сопротивлявшихся крестьян, вместе с богатыми крестьянами. Такие необоснованные действия понимал даже сам И. В. Сталин, а исполнители это не понимали. Доказательством моего личного мнения по данному поводу служит опубликованная 2 марта 1930 г. в газете «Правда» № статья И. В. Сталина «Головокружение от успехов». В данной статье вождь Советского Союза осудил исполнителей, которые многочисленно нарушали главный принцип «добровольности» (оказывается вступление в колхозы было добровольным чего-то это не заметно) при организации колхозов. Далее он критикует их «ретивость» в раскулачивании, так как к коллективизации подвергался мелкий скот и инвентарь. Из этой статьи видно, что И. В. Сталин просит более лояльно относиться коллективизации и покончить с «бумажными колхозами», даже И. В. Сталин разрешил, я подчеркиваю временно выходить из колхозов. Всю вину за такие огромные и тяжелые последствия для крестьянства И. В. Сталин возложил на местное партийное руководство. Даже после принятия данного постановления волнения среди крестьян не прекратилось, даже можно сказать достигло своего пика как раз в марте 1930 г. было зафиксировано ОГПУ более 6500 массовых выступлений и беспорядков, но их основная цель изменилась гнев против самой коллективизации просто напросто перерос на местных партийных работников, но все равно главной причиной волнений крестьянства оставалась — отказ от вступление в колхоз под давлением. Можно сказать, что 1930 г. оказался самым масштабным в движении крестьян. Всего за 1930 г. их прошло 13700 выступлений, из которых более %, а именно 7400 из них по данной причине; второй причиной оказалась поддержка крестьян признанными кулаками и антисоветских элементов, третья причиной является политика правительства против церкви, а именно закрытие церквей и конфискация ее имущества, и самое главное антирелигиозный вандализм местных комсомольских активистов (у которых «любимым занятием» была стрельба по иконам (приблизительно 1500 выступлений), также главной причиной был «грабеж крестьян» — снабжение города продуктами питания (2200 выступлений).

Подтверждением данного материала являются данные из сводок советской милиции за 1930 г. Согласно их сводкам всего за 1930 г. прошло 13754 выступлений, из которых 1616 были отмечены насилием среди выступавших.

Также на март 1930 г. пришелся пик вооруженных выступлений крестьян с попыткой свергнуть местные партийные организации. Только за 1930 г.их конечно прошло меньше чем не вооруженных восстаний, но все же их было 176 выступлений, при этом большинство их пришлось на 3 месяца: на февраль пришлось — 37; на март -80; на апрель — 24.

Также крестьяне пострадали от Постановления от января 1933 г., по которому заготовки становились обязательным налогом, взимаемым государством, без пересмотра местных властей. Эта мера планировалось Москвой как защита колхозов от многократных обложений местных властей, хотя они не всегда исполнялись. При этом государство контролировало посевную площадь колхоза.

За время данной политики и из-за своих выступлений крестьяне подвергались массовым арестам. Только за 2 года с 1929-1930 гг. было арестовано: за 1929 г. — около 100 тысяч; за первую и вторую половину 1930 г. было арестовано примерно одинаковое количество около 140 тысяч человек, а за 2 года получается огромная цифра на то время около 400 тысяч крестьян [11; 12, с.66-70; 64;19, с.51] .

Конечно, крестьяне организовывали восстания не просто так. Они боролись против мер коллективизаторов, которые придумывали самые разнообразные унижения, например, заставляли крестьян раздеваться и пить воду из ведра, словно лошади. Поразительно, какую важную роль, судя по слухам, в этих издевательствах играли волосы. Один уполномоченный из района, как говорили, выдирал у крестьян клочья волос из бород, насмешливо восклицая: «Вот утильсырье это заграничный товар». Во время коллективизации произошел и еще более нелепый эпизод: убедив крестьян проголосовать за колхоз, группа коммунистов обрезала волосы у 180 женщин, объясняя это тем, «что волосы женщины носят зря, волосы можно продать, купить трактор, и тогда будем пахать на тракторе» [65, с.66]

В результате по официальной статистике от раскулачивания пострадали говориться о тысячах репрессированных, зачастую расстрелянных, людей в первые же недели, о ссылке в отдаленные районы в 1930- 1931гг. 381 000 семей, насчитывающих 1,8 млн. человек: тысячи таких семей были с Украины, тысячи из Западной Сибири, тысяч с Нижней Волги, тысяч с Урала. Их ждали особые спец- или трудпоселения, которыми после 1931 г. ведало ОГПУ. Но на этом высылка в СССР не закончилась и продолжалась даже после постановление от июля 1931 г. в котором было сказано, что кулачество полностью уничтожено. Доказательством этого служит требования Баумана, который в своем «политическом изгнании» в Средней Азии требовал высылки 6-7 тыс. «кулацких» семей из тамошних хлопководческих районов. При этом у Политбюро были свои план (апрель 1932 г.) на высылку который оно стремилось выполнить. По данному плану предусматривалась ссылка в мае- августе 1932 г. 300 семей, из них 6 тысяч с Украины, а за 1933 г. было сослано 268 тысяч крестьян, что нам говорит нам об том, что политика против крестьян даже к 1933 г. к концу Мирового экономического кризиса не была закончена. Итого за эти почти 5 лет отдаленные места были высланы около 2,5 миллионов крестьян, причем в целом такое же число людей переселялось в пределах районов их проживания (некоторых из них позднее тоже сослали в отдаленные местности).

Общее количество отправленных в лагерь кулаков составляла к июлю 1932 г. почти 120 тысяч крестьян[19, с.48-49].

Итогом этих политических ссылок стало высокая смертность ссыльных крестьян, которых признали кулаками. За период с 1932-1933 гг. их погибло около 250 тысяч.

В труде Н.Верта «История Советского государства. 1900-1991 гг.» представлены данные о количествах пострадавших семей в результате политики раскулачивания 1929-1933 гг., как пишет сам Н.Верт, долгое время статистики считали, что пострадало всего 240747 семей (это около 1,2 млн. человек), но в последнее время историки увеличили данную цифру по сведениям Н. Верта почти в 5 раз, называется цифра около 1 миллиона семей (около 5 млн. человек) [11].

В 1930 г. был получен хороший урожай хлеба, а именно 83,5 миллиона тонн, что является 120 % от урожайности 1929 года, из которых миллиона тонн приходилась на зерно, что являлось в 2 раза больше производства зерна в годы НЭПа. Зерно как видно из таблицы 5 экспортировалось. Основной экспорт проходил в Германию в соответствии с Рапалльским договором 1922 г.

Посевные площади для зерна за период 1928-1932 гг. увеличились с 113 до 134,4 млн. га, что является больше на %, но сбор урожая стал постепенно уменьшаться. Например, за этот период упал валовый сбор зерна с 733,2 миллионов ц. до 698,7 миллионов ц.; урожайность полей снизилась с 7,9 ц. до 7,1 ц. с 1 га.

Конечно, основными причинами этого являлось повторный севооборот, уменьшение поголовья скота (нехватка органических удобрений), слабая агротехника и организация работ.

Также самой важной причиной уменьшения сбора зерна является — неурожай, который постигли «хлебные районы СССР». Например, в конце 1931 г. он прокатился по зерновым Восточным районам СССР. Из-за этого происходила массовое насильственное изъятие зерна, степень изъятия которого доходила до %[18, с.237;61,c. 239].

Из-за этого в результате фактически полной конфискации зерна разразился голод 1932-1933 гг. Он сильно скрывался правительством СССР. От голода по официальным данным в СССР погибло от 4 до 5 миллионов человек. Сильно от голода пострадала Украина (44 роена), также во время голода на территории Украины были зафиксированы случаи людоедства.

Примером служит дело40-летней Параски Якименко в июле 1932 г. (Винницкая область), направленное в последующем в суд.

В ее судебном деле было сказано, что «она специально зарезала своего малолетнего сына (3 летнего сына Кузьму) и меняла его мясо у соседей на яйца» [46,c.172] .

Из-за нехватки зерна также активно в колхозах сокращалось количество поголовья скота. За период 1928-1933 гг. поголовья скота сократилось: лошадей с 33,5 миллионов до 19,6 миллионов голов (к 1933 г.), до 14,9 миллионов (к 1935 г.); коров с 30,7 миллионов до миллиона; свиней с миллионов до 11,6 миллионов голов (к 1933 г.), до 9,9 миллионов (к 1935 г.); поголовье овец и коз сократилось на %, при этом стоит сказать, что все животные принадлежали колхозу. Общая денежная сумма, потерянная от гибели животных 3,4 млрд. золотых рублей или 152 миллионов голов скота. Сокращение поголовья скота закончилось только к 1934-1935 гг.

Одной из главных причин сокращение численности голов скота сыграло не только отсутствие корма, но и широко распространившаяся во второй половине 1931 г. практика принудительного обобществления коров и мелкого скота. В постановлении ЦК ВКП(б) и СНК СССР от июля 1931 г. «О развертывании социалистического животноводства» выдвигалась «центральная задача ближайшего времени в области сельского хозяйства» — добиться в 1931 -1932 гг. решительного перелома в развитии животноводства путем создания колхозных ферм и увеличения поголовья скота в совхозах. Была разработана и стала проводиться в жизнь авантюристическая программа, нацеленная на то, чтобы за 1-2 года на базе общественного хозяйства решить проблему снабжения страны продуктами животноводства.

В докладной записке в ЦК ВКП(б) Колхозцентр сообщал, что вскоре после принятия этого постановления практика поголовного обобществления скота с применением принудительных методов широко распространилась во многих колхозах. Скот у колхозников нередко отбирали силой: взламывали запоры в хлевах, загоняли на общий двор коров колхозников, пасшихся вместе с общественными. А когда колхозники требовали вернуть отобранный скот, им выдавали квитанции о том, что скот обобществлен или зарезан на мясо. Обследование, проведенное НК РКИ РСФСР весной 1932 г., показало, что «в ряде районов комплектование стада для колхозных ферм проводилось путем принудительного обобществления скота», причем «обобществлялись не только последние коровы, но мелкий скот и птица». Все эти акции являлись грубейшим нарушением ст. 4 примерного Устава сельскохозяйственной артели. Некоторые уполномоченные «убеждали» правления колхозов изменить эту «неудобную» статью устава, чтобы снять какие-либо ограничения при обобществлении личного скота.

Ответом на эти действия и явились массовые выходы крестьян из колхозов с требованиями вернуть им скот, инвентарь, часть посевов. Весной 1932 г. в Раненбургском районе ЦЧО выходы охватили 25(из 38) сельсоветов. Заявления подали 2 тысяч хозяйств, или 14% общего числа колхозников. Подавшие заявления не выходили на работу и потребовали от правлений колхозов возвратить им лошадей, коров, инвентарь, а также раздела посевов для индивидуальной уборки урожая. Были выдвинуты лозунги «Долой колхозы!», «Да здравствует единоличник!»[25].

Несмотря на голод СССР продолжал поставки зерна странам Западной Европы. За 1932 г. было поставлено почти 1,8 миллионов тонн зерна, а за 1933 г. около 1 миллиона тонн. При этом стоит сказать, что зерно СССР продавало фактически за бесценок. А если бы зерно из СССР не вывозили то его бы хватило чтобы уберечь все южные районы от голода [17, с. 105; 61, с. 240; 31, с. 885; 49].

Очень важным вопросом являлся вопрос оплаты труда колхозников. До 1930 года колхозники получали вознаграждение за количество и качество работы, но недавно образованные колхозы не могли гарантировать денежные средства и вместо этого колхозникам начислялись трудодни, количество которых зависело от рабочего времени, сложности работы. Годовой доход колхоза из денежных средств и из сельскохозяйственной продукции. Размер выплаты за работу (трудодень) определялся путем деления чистого дохода на количество трудодней заработанных колхозниками.

К положительному факту коллективизации можно отнести то, что каждому кто состоял в колхозе к колхозному двору выделялся приусадебный участок, на котором колхозники для себя выращивали продукты питания и разводили скотину.

Отрицательным фактором у колхозов являлось то, что большое количество произведенных продуктов колхозом и часть продукции с приусадебного участка крестьян шло на сдачу государству по очень низким ценам, но все равно оставалась небольшое количество продукции которая шла на базары, которые в мае 1932 г. были легализованы под названием колхозный рынок [22, с. 357].

Вторая волна коллективизации наступила в конце 1931 — начале 1932 гг. При этом крестьяне стали выходить с колхозов, за 1932 г. с колхозов вышло 717 тыс. крестьян в основном из колхозов зерновых регионов, но в 1933 г. опять стал заметен рост вступления в колхозы в некоторых районах, за исключением Украины и Сибири (в основном из-за голода 1932 г. и высокого налогообложения) [22, с.371].

Таблица 6. Число коллективизированных дворов 1932-1933 гг. (тыс.)[22, с.371]

Регион

1 янв. 1932 г.

1 апр. 1932 г.

1 июня 1932 г.

1 янв. 1933 г.

1 апр.1933 г.

Украина

3319

3314

3277

3135

3174

Средняя Волга

990

977

942

930

872

Нижняя Волга

769

728

711

661

650

Северный Кавказ

1084

1042

1018

962

891

Западная Сибирь

759

733

724

758

773

Восточная Сибирь

236

231

222

208

214

Казахстан

733

656

663

615

558

Убыль

217

161

430

СССР в целом

15424

15144

14991

14707

15015

Чистая убыль СССР

280

153

284

+ 308

Во время второй пятилетки (1933-1937) сельское хозяйство непрерывно получало от государства новую сельскохозяйственную технику. Например, к окончанию 1934 г. на колхозных полях работало 281 тысяч тракторов (что в 2 раза больше чем в 1932 г. (148 тыс.)), тысячи комбайнов (вместо тысяч в 1932 г.), более 2 млн. разных уборочных средств. Также в этот период было очень много сделано для обеспечения колхозам профессиональных рабочих (механизаторов, организаторы производства), это способствовала росту производства продукции. Улучшилась работа крестьян в колхозе, благодаря организации труда и распределения доходов. Основной рабочей силой в колхозах стала производственная бригада, а основной формой учета труда и распределения доходов закрепился трудодень, что создало у колхозников материальную заинтересованность в росте колхозного производства. С 1932 по 1934 г. выработка трудодней на одного трудоспособного колхозника выросла на одну треть. Примерно в таком же объеме увеличилась выдача зерна за один трудодень. Итогом этого стало то, что к окончанию 1934 г. в колхозах состояло около % крестьянских хозяйств и % всех крестьянских посевных площадей. Росту численности колхозу способствовало, то, что крестьяне «единоличники» заметили укрепление колхозов[18, с.285].

Если брать регионы СССР, то огромный шаг в экономике сельского хозяйства сделали республики Закавказья, где еще больше увеличился сбор хлопка, табака, винограда, цитрусовых плодов, чайного листа[18, с.291].

Также как и в промышленности в этот период времени стало развиваться стахановское движение в колхозах. Основателем данного движения в колхозах стала Мария Софроновна Демченко (1912-1995) которая являлась звеньевой колхоза «Коминтерн» в селе Староселье Киевской области, она дала слово на Втором всесоюзном съезде колхозников — ударников (11-17 февраля 1935 г. в Москве), что она вырастит более 500 ц. свеклы с 1 га, и выполнила свое обещание и ее звено собрало по 523 центнеров свеклы с га, при этом ее одноколхозница Мария Васильевна Гнатенко (1914-2006) со своим звеном собрала урожай еще больше — 631 ц. свеклы с 1 га.

Еще следует выделить Просковью Никитичну Ангелину (1913-1959) которая возглавляла первую женскую тракторную бригаду СССР из Старобешевской МТС Донецкой области, также выступая на Втором Всесоюзном съезде колхозников-ударников, обязалась добиться не менее 1200 га выработки «ХТЗ». И она это выполнила на каждый трактор ее бригады в 1935 г. пришлось по 1225 га вместо нормы в 300 га.

Следует выделить и стахановское движение среди комбайнеров которые добились очень высоких результатов в 1935-1937 гг. К ним можно отнести: комбайнера молодого комбайнера И.Давыденко, который работая первый год сумел выполнить сезонную норму (160-180 га) за 9 дней, а за весь сезон он убрал 351 га колосовых и сэкономил 537 литров горючего; комбайнер ШтейнгартовскойМТС (Азово-Черноморский край) К. Борин, впервые организовал уборку зерна ночью и убрал за сезон 780 га при норме 160 га. Таких высоких результатов также добились комбайнер А. Колесов в Оренбургской области (750 га), а комбайнер С. Полагутин в Саратовской области убрал за сезон 1005 га.Средняя фактическая выработкана один комбайн в 1935 г. по всему Союзу составила 256 га в 2 раза больше, чем в 1934 г.

Особенно следует выделить комбайнера Г. Кочеткова с Якимовской МТС (Днепропетровск) который собрал зерновые с площади 907 га, а в 1937 г.- 1,1 тыс. га.

Главной целью колхозных стахановцев в 1936 г. было собрать по 20-30 ц зерна с га, но это было сделать очень тяжело так как была низкая урожайность зерновых культур. Ноколхозники несмотря на это добивались высоких урожаев зерновых. Например, бригады М. Грабченкова, П.Игнатова и Ф. Селезнева из колхоза им. Г. Котовского Черновицкого района Винницкой области собрали по ц пшеницы с га, а бригада А.Брауна из колхоза «Прогресс»(Днепропетровск) достигла еще большей урожайности по 52,5 ц зерна с га, но и это не было рекордом. Земледельцы М.Озерный из колхоза «Красный партизан» и Г. Бидненко из артели им. В.Ленина собрали по ц. с га.

Также движение было в животноводстве, ярким примером является М. Кобылян из колхоза из колхоза «Завет Ильича», которая вырастила в 1935 г.86 телят.

Также за высокие результаты боролись собиратели хлопка Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана, Азербайджана. Они собрали по ц египетского хлопка с 1 гавместо 9 ц, предусмотренных нормой, и по 40—50 ц американского хлопка вместо 13—15 ц. [18, с.289-290;4, с. 46-54].

К концу второй пятилетки в 1937 г. в колхозе состояло % всех крестьянских дворов и % посевной площади и можно сказать, что именно к концу второй пятилетки завершилась коллективизация и сложилось крупное сельскохозяйственное производство. Итогом стало то, что вместо млн. крестьянских дворов стало 4 тыс. совхозов и более 242,5 тыс. колхозов, в которых функционировало 5818 МТС. Также за годы второй пятилетки в колхозах очень сильно увеличилась товарность примерно на %. В 1937 г. колхозы дали стране 1млрд.700млн. пудов товарного хлеба, повысилось урожайность картофеля, хлопка, но все равно следует сказать то, что колхозам не удалось восстановить поголовье скота и количество производимого зерна (неурожай 1936 г.)[72, с. 225-227].

По абсолютной величине среднегодовые валовые сборы зерна во второй пятилетке были ниже, чем в первой (соответственно 4 млрд. 556 млн. и 4 млрд. 600 млн. пудов).

Несмотря на то, что 1937 г. был самым благоприятным в метеорологическом отношении и самым урожайным за весь предвоенный период, средняя урожайность зерновых в 1933—1937 гг. оказалась ниже, чем в 1922—1928 гг.[8].

Таким образом несмотря на определенное сопротивление при вступлении в колхоз крестьяне все равно оказывались в нем, основной причиной являлось то, что они замечали рост и развитие экономики колхозов. За первые две пятилетки выросла экономика СССР, но следует сказать, что от коллективизации пострадали кулаки, которые боролись против жестоких методов навязывания колхозов правительством СССР. Также в СССР в колхозах как и на заводах стали создаваться «стахановские бригады» благодаря которым государство получало огромную прибыль. Также можно сказать, что данный период времени очень сильно пострадало животноводство и населения из-за того, что государство стремилось продавать продукцию за рубеж несмотря на сложностями собственного населения.

Глава 3. Политические последствия мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для СССР

3.1 Специфика политической системы СССР в конце 1920-х — начале 1930-х годов

В конце 1920-х первой половине 1930-х годов у власти в СССР продолжал находиться «вождь» И. В. Сталин. Политика И. В. Сталина этого периода времени можно сказать сыграла главную роль в выходе СССР на новый уровень экономического развития. Время Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для политики Сталина оказалось одним из тяжелых периодов в его правлении. Так как до формирования его единоличной власти шла за нее очень тяжелая борьба с противниками политики Сталина, которыми являлась вначале «Левая» (во главе с Л. Д. Троцкий, И. Смирновым), а потом проходила борьба с «Правой» оппозицией (во главе с Н. Бухариным, А. Рыковым и М. Томским).

Перед самым началом Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. в СССР продолжалось шла борьба за власть между Иосифом Виссарионовичем Сталиным и правой оппозицией (1928-1930 гг.) в которую входили такие известные политики как: Н. Бухарин, А. Рыков и М. Томский.

Сформировалась данное оппозиционное движение благодаря «хлебному кризису», так как крестьяне просили повысить цены на хлеб и не продавали его за предложенные денежные средства.

Еще в 1927 г. у кулачества скопилось очень много бумажных денег, на которые они ничего не могли приобрести даже нужные им товары и не спешили продавать зерно государству. При этом небольшой сельскохозяйственный налог они могли заплатить, продавая второстепенную продукцию, отложив зерно до весны когда на него вырастит цена. И оппозиция решила действовать организовать принудительный заем в 150 млн. пудов зерна, аргументировали они это так, что в руках кулаков находиться основная масса запаса хлеба. Но это предложение не было поддержано на пленуме ЦК и ЦКК в 1927 г. аргументируя это тем, что он отвергает «вздорные, рассчитанные на создание дополнительных трудностей в развитии народного хозяйства демагогические предложения оппозиции о насильственном изъятии натуральных хлебных излишков». Правящая фракция решила прибегнуть к политики «перекачки денег с деревни», итогом чего стало снижение цены на зерно, что привело к негативной реакции крестьян.

Только через некоторое время А.Рыков и Н. Бухарин вынуждены были признать серьёзные просчеты в проводимой ими в 1926—1927 гг. политике. Даже сам А. Рыков в 1928 г. говорил, что «В момент обнаружения кризиса,— я считал его кратковременным и менее глубоким, чем оказалось в действительности. Такая оценка сказалась в моем докладе на съезде партии». Но своих ошибок не признавал И. В. Сталин, что и привело к формированию оппозиции в правящей верхушке[57].

Именно эти противоречия стали причиной формирования оппозиции, как пишет историк биограф И. Сталина и Л. Троцкого И.Дойчер в своем труде «Троцкий в изгнании». «Сталинцы» и «бухаринцы» поссорились в Политбюро по «хлебному вопросу». «Бухаринцы» (правая оппозиция) хотели успокоить деревню уступками, в то время как сторонники И. В. Сталина продолжали гнуть свою позицию и применять силу к деревне. При этом «сталинская» фракция оказалась настолько сильна, что одержала победу в борьбе с Правой оппозицией по данному вопросу. При этом победа И. В. Сталина оказалась неожиданной для оппозиционеров, так как они считали то, что правое крыло Н. Бухарина во всех вопросах играло главную роль, а «Сталинская» фракция была слаба и колебалась. Даже «левые» Зиновьев и Каменев на съезде ВКП (б) 2-19 декабря 1927 г. объясняли свое поражение тем, что сам И. В. Сталин собрался проводить «левый курс». Даже сам Л. Троцкий заявил, что «левый курс» И. В. Сталина знаменует начало важных перемен. Троцкий был очень сильно рад тому, что именно он является вдохновителем новой политики Сталина, хотя в его словах звучала обида на цену, которую пришлось заплатить за успех «левой оппозиции» (исключение из партии и ссылки), достигнутый другими[21, с.16-17, 19-20].

Именно после победы над правой оппозицией постепенно стал формироваться тоталитарный режим.

Для того чтобы понять что такое тоталитарный режим нужно вначале разобраться что это такое.

Тоталитаризм- это политический режим, в котором осуществляется полный контроль и жесткая регламентация со стороны государства всех сфер жизнедеятельности общества и каждого человека, обеспечивающаяся преимущественно силовыми средствами, в том числе и средствами вооруженного насилия.

Мы можем сделать вывод то, что в СССР был тоталитарный режим. Доказательством этому служат ключевые признаки тоталитаризма. Например, признаки тоталитарного режима это — вмешательство государства в жизнь народа; одна коммунистическая партия у власти, которая обладала большими полномочиями, не ограниченными никаким законом; господство государственной идеологии; централизованная система контроля и управления экономикой; полное бесправие человека; строгая цензура над средствами массовой информации, и особенно важный пункт это подавление любого оппозиционного движения и инакомыслия и подавления личности; концентрация всей экономики в руках государства и т.д. [37; 47,c. 210; 62, с.329; 65].

Несмотря на минусы тоталитарного режима как, например полное бесправие человека, все больше население стремилось вступить в партию, например если в 1929 г. членов и желающих состоять в партии было всего лишь 1,5 млн. человек, то к концу рассматриваемого периода — 3,5 млн. человек (декабрь 1932 г.).

Значит, из этих данных можно сделать вывод, что население фактически было заинтересовано в политике, проводимой во время кризиса и оказывало ей поддержку. В партию стали вступать рабочие, но брали в партию не всех, а только ударников и активистов. Правительство СССР хотело и стремилось чтобы половина партии было из рабочего населения так и было 50+ %, но после 1930 г. процент стал постепенно уменьшаться, потому, что в партию активно стали вступать состоявшие в колхозе крестьяне и техническую интеллигенцию. Но рост партии в этот период времени был неравномерный, так как в единственной партии СССР проходила чистка. При этом она проходила официально по указанию XVI партийной конференции, которая прошла в Москве в 1929 г.[6,c. 384].

Чистка проходила во всех слоях населения, при этом в большинстве случаев пострадали невинные люди благодаря не всегда правдивым доносам своих соседей и нередко даже друзей. Итогом стало то, что из партии было исключено приблизительно 100 тысяч человек, а в отдельное время число это число доходило до отметки в 175 тысяч человек, но около тысяч сумели доказать свою невиновность при помощи апелляции, и они были восстановлены в партии.

Также можно было быть исключенным (по крайней мерезапугивали) из партии не только из-за доносов, но и за невыполнения задачи поставленной высшим руководством. При этом говорили коронную фразу «А то положишь партбилет на стол». И невыполневшему задание коммунисту приходилась любыми средствами добиваться положительного результата, чтобы не быть исключенным из партии [6, с.384-385].

Исходным пунктом сталинской «революции сверху» были события конца 1920-х годов, когда на волне кризиса хлебозаготовок большинство в Политбюро под руководством И. В. Сталина приняло курс на ликвидацию НЭПа — насильственное изъятие хлеба в деревне и форсированное насаждение колхозов.

Крестьяне очень сильно сопротивлялись насаждению колхозов: поднимали восстания, сокращали посевы и резали скот. Эти меры крестьян очень сильно повлияли на партийное руководство, которое было вынужденно приступить к решительным действиям.

Уже 7 ноября 1929 г. в статье И. В Сталина «Год великого перелома» в газете «Правда» №259, которая была опубликована к годовщине Октябрьской революции, где И. В.Сталин объявил истекший 1929 г. годом «великого перелома» — «решительного наступления социализма на капиталистические элементы города и деревни». При помощи колхозов сталинское руководство планировало и рассчитывало получить дешевый хлеб для нужд индустриального строительства [56, с.510].

В этот период времени в СССР проходили характерные для тоталитарного режима массовые репрессии против населения. Над людьми постоянно весел «дамоклов меч» репрессий, под угрозой которого оказались буквально все слои населения. При этом этот период политических репрессий был не первый. Например, советский и российский историк Ю. Н.Жуков относит эти репрессии ко второму особому периоду (волне), после репрессий 1921 г. [24].

Эта репрессивно-карательная политика являлась частью сталинской политики тоталитаризма. Эта политика началась незадолго до Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг., когда И. В. Сталин в июле 1928 г. произнес речь на Пленуме ЦК ВКП(б), где он объявил об ужесточении классовой борьбы в стране по мере успехов социального строительства. Репрессии коснулись всех слоев населения[32].

Примером такой политики служат такие дела как «Шахтинское дело» (1928 г.), дело «Трудовой крестьянской партии» (ТКП).

Итогом Шахтинского дела стал арест обвиняемых. отказались признавать себя виновными, а признали свою вину частично, и 6 июля 1928 г. специалистов Донбасса были приговорены к различным мерам наказания, из них человек были приговорены к расстрелу (5 расстреляли 9июля 1928 г.) остальным расстрел заменили годами тюрьмы.

С ноября по 7 декабря 1930 г. прошел суд по делу Промышленной партии, где центральной обвиняемой фигурой был ученный-энергетик профессор Л. К. Рамзин. Итогом, которого стало то, что он и еще другие видные представители инженерно-технической мысли были приговорены к тюремному заключению. Это было объявлено в газете «Известие». Процесс по данному делу наделал очень много шума 4 человека, были приговорены к расстрелу, потом он был заменен на лет, а в 1936 г. Л. К. Рамзина освободили по амнистии [7; 32].

Параллельно с делом Л. К.Рамзина, шло дело Трудовой крестьянской партии(ТКП).Обвиняемые по «делу ТКП» никогда не были выведены на открытый процесс. сентября 1931 г. В.Р. Менжинский утвердил обвинительное заключение по делу «Центрального Комитета контрреволюционной вредительской организации «Трудовая крестьянская партия». К моменту составления обвинительного заключения Коллегией ОГПУ уже были осуждены: по делу Московской областной организации ТКП человек; по делу Ленинградской областной организации 106; по делу Северо-Кавказской организации 120; по делу Нижегородской Краевой организации 24; по делу Областной организации в Центрально-Черноземной области 132; по делу Западной областной организации 174; по делу Средне-Волжской организации 107; по делу Западно-Сибирской организации 35; по делу Крымской организации 26; по делу Украинской организации 143; по делу Уральской областной организации 26; по делу Ивановской областной организации 96; по делу Нижне-Волжской организации 56. Всего известно про арест 1296 человек в связи с делом ТКП, но данные явно не полны[7].

Также в этот период времени очень тяжелая ситуация была в советской армии. Навязывание коллективизации советским правительством привело к «сочувствию к подневольным крестьянам» и в связи с этим в ОГПУ был издан приказ «о вычистке среди комсостава троцкистских и «уклонистских» элементов». За время Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. из армии было уволено около 5 тысяч военных как не поддерживающих политику государства. При этом в большинстве случаях работниками ОГПУ проходила фальсификация дел ради «разоблачительных показателей» и получения различных должностей и наград.

Только с 1 ноября 1929 г. по октября 1930 г. (т.е. за 1 год) из Рабоче- крестьянской Красной Армии (РККА) было уволено и исключено, 4473 военных кадрового состава и 5600 переменного. При этом кто служил при царе были не только уволены, но и арестованы [67].

В 1928-1931 гг. была развернута очень масштабная компания против буржуазных специалистов. В течение 1928-1929 гг. тысячи сотрудников Госплана, Народного комиссариата финансов и земледелия были изгнаны под предлогом правого уклона (чересчур мягкое налогообложение кулаков и нэпманов).

Именно это показывает правительство СССР двуличным по поводу данного аспекта внутренней политики.

За 4 года (1928-1931 гг.) под контроль было взято более 1256 тысяч человек. Из которых 138 тысяч (около 11% от всех) были отстранены от выполнения служебных заданий, при этом еще часть около тысяч человек причислили к высшей «первой категории» — врагам советской власти, и к ним была применена очень жесткая мера, по которой они лишались своих гражданских прав. Но на этом правительство не остановилось за зимний период 1932-1933 гг., конечно, пострадало меньше, но все же значительное количество, от службы были отстранены более 150 тысяч служащих. Итого за время Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. был отстранен от работы в партии каждый 5 ее член[11].

Самые известные отстранения были проведены в декабре 1930 г., когда были отстранены кандидат в члены Политбюро С. И. Сырцов и первый секретарь Закавказской парторганизации В. В. Ломинадзе были выведены из состава ЦК. Причиной исключения С. И. Сырцова из ЦК стал скептицизм по поводу темпов индустриализации, а В. В. Ломинадзе вменили феодальное отношение к рабочим и крестьянам. Их мнения были квалифицированы как заговор. И. В. Сталин особенно подозрительно относился к С. И.Сырцову. Удивленный политикой И. В. Сталина, Сырцов говорил на XVI съезде Партии не только о победах, но и проблемах. августа 1930 г. на данном съезде он выступил с речью, которая наделала большой резонанс. Речь была отпечатана тысячным тиражом и она была разослана по местам. Реакция Сталина не заставила долго ждать и октября 1930 г. по его предложению Политбюро было принято решение считать брошюру Сырцова его ошибочным политическим шагом. 4 ноября 1930 г. состоялось объединенное заседание Политбюро и президиума ЦКК, которое рассмотрело вопрос по докладу С. Орджоникидзе «О фракционной работе Сырцова, Ломинадзе, Шацкина и др. И после длительного обсуждения было принято решение вывести Сырцова и Ломинадзе с ЦК, а Шацкина с ЦКК. Для принятия данного решения была создана комиссия в составе Орджоникидзе, Сталина, Куйбышева, Ворошилова, Калинина, Молотова, Кирова и др.» Подготовленное данное решение было утверждено только через месяц. В нем говорилось, что Сырцов и Ломинадзе организовали «лево-правый» блок, и именно это стало главной причиной исключения их из партии [6, с.400-402 ; 68, с.44-46; 69].

Также в данный период времени в СССР возросла преступность, что тоже является частью политической реакции на проводимые реформы, доказательством служит информация из статьи В. Н. Земскова.

Таблица 7. Число осужденных за период 1929-1933 гг. за опасные государственные преступления

Годы

Всего осужденных (чел.)

В том числе

Высшая мера (расстрел)

Лагеря, колонии, тюрьмы

Ссылка и высылка

Прочие меры

1921

35829

9701

21724

1817

2587

1925

15995

2433

6851

6274

437

1929

56220

2109

25853

24517

3741

1930

208069

20201

114443

58816

14609

1931

180696

10651

105683

63269

1093

1932

141919

2728

73946

36017

29228

1933

239664

2154

138903

54262

44345

Как видно из данной таблицы в исследуемый период было 2 пика осуждений приходиться на 1930 и 1933 гг., при этом снижение преступности в 1931-1932 гг. было незначительным [70].

К концу 1930 г. в лагерях СССР находилась более 400 тысяч человек отбывающие чаще всего незаслуженное наказание. СССР использовало их в своей политике отправляла фактическую гибель на очень тяжелые работы. Примером служит стройка Беломорско-Балтийского канала на строительство, которого было брошено более 170 тысяч лагерных заключенных в карельские леса и болота. Жесткость была в том, что заключенные работали вручную без всяких вспомогательных инструментов и за полтора года вынули млн. кубометров скалы и прорыли канал протяженностью 227 км [31, с.901-902].

Конечно, политики проводили и положительную работу, например, уже в начале январе 1929 г. был принят закон «О семичасовом рабочем дне», по которому к концу 1932 г. все предприятия должны были перейти на 7 часовой рабочий день. Что в конечном итоге было выполнено и можно отнести к положительному результату политики СССР[74, с. 206].

Также к политическим последствиям можно отнести результаты cъезда Советов СССР который прошел с 8 по марта 1931 г. по итогам которого была введено распределение колхозных средств по принципу кто больше и лучше работает, тот больше получает, кто не работает, тот ничего не получает, должно стать правилом для всех колхозников и колхозов.

Особенно важным для политики СССР оказался 1933 г. На этот год пришелся объединенный Пленум Центрального Комитета и Центральной комиссии ВКП (б) который прошел с 7 по января. На данном пленуме И. В. Сталин объявил об успешном окончании первой пятилетки, но Пленум объявил, что надо замедлить темпы индустриализации.

В первый день Пленума 7 января 1933 г. был произнесен доклад «Итоги первой пятилетки». Данный доклад состоит из нескольких частей в которых была представлена информация о Международном значении первой пятилетки. Материал данного доклада был опубликован в одной из популярных газет того времени «Правда» № от января 1933 г.

Также в «Правде» № от января 1933 г. была опубликована речь «О работе в деревне». В статье была оценена работа правительства за 1932 год. При этом были выделены неудачи и их причины, почему это произошло [79].

На этом январском Пленуме 1933 г. И. В. Сталин раскритиковал ряд обкомов и крайкомов. На нем выступили со своими речами Н. Бухарин и А. Рыков которые в них признали свои ошибки и признали правоту политики большинства. Н. Бухарин признанием своей неправоты стремился прекратить прежние разногласия. Сам Н. Бухарин сравнивал первую пятилетку СССР с Октябрьской революцией 1917 г. и ставил эти события на один уровень. При этом в отличии от И. Сталина Н. Бухарин открыто говорил о трудностях Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. в СССР, особенно в сельском хозяйстве при этом он специально их подчеркивал, что в деревнях было больше сопротивление новой политике, чем на фабриках и заводах [6, с.406].

Итогом январского Пленума 1933 г. стало то, что прекратился прием в партию и наступил новый виток партийной чистки. Основными причинами исключения из партии в этот период стали нежелание по мнению партии бороться с кулаками и самое главное на то время несогласие с партийной линией, сокрытие от партии своих намерений и действий.

В обстановке окончания Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. в СССР к 1933 году окончательно сформировался «культ личности» И. В. Сталина, и окончательно закрепился на XVII съезде ВКП(б).

Это доказывалось тем, что в прессе И. В. Сталин ставился на один уровень с В. Лениным и К. Марксом. Уважение и почитание И. В. Сталина среди населения вышло на новый уровень. Вместе со И. Сталиным на первый план в СССР вышли его ближайшие соратники и партнеры по коллективизации: В. Молотов и Л. Коганович[6, с.409-410].

Чтобы полностью показать политические последствия Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. в СССР нужно затронуть очень важный для истории XVII съезд партии ЦК ВКП(б) который прошел с января по февраля 1934 г. На этом съезде в первый день января 1934 года был произнесен доклад И. В. Сталина, который был опубликован в газете «Правда» № от января 1934 г. и был посвящен экономическому кризису 1929-1933 гг. в капиталистических странах и СССР.

XVII съезд являлся как бы самым спокойным по сравнению с и XVI съездами партиями ЦК ВКП(б).

Данный съезд носил торжественный характер получивший названия «съезда победителей». Наиболее важной темой данного съезда был приход к власти фашистов в ряде стран Запада. Но больше стало заметно прославление И. В. Сталина достигло формы обязательного обряда. Сталин ставился выше партии или любого ее органа. При этом неожиданно было то, что кроме сталинских соратников его боготворить стали и бывшие противники (оппозиция) в лице Бухарина, Зиновьева, Каменева, Рыкова, Томского, Ломинадзе и других.

При этом как пишет итальянский историк и журналист Дж.Боффа, что бывшая оппозиция каялась за свои поступки и говорила то, что И. В. Сталин был прав более чем кто-то другой [6, с.415-416; 84].

Из выше описанного можно сделать вывод, что и для политики СССР Мировой кризис 1929-1933 гг. дался очень тяжело. Для этого понадобилось провести ряд законов и жестоких мер против населения СССР, хотя стоит сказать, что были и нужные законы. Так, что можно прийти к выводу, что в этот период Мирового экономического кризиса1929-1933 гг. политика СССР использовала метод «кнута и пряника». Также можно сказать, что именно данный период времени стал становлением «культа личности» И. В. Сталина, который продержался до съезда КПСС (14-25 февраля 1956 г.).

3.2 Внутриполитическое развитие советского общества после мирового экономического кризиса (1933-1936 гг.)

За годы первых двух пятилеток (1928-1937 гг.) коренным образом изменился социальный состав населения СССР. Это стало заметно в увеличении количества рабочих с 8 млн. до млн. человек. За этот же период увеличилось в 2 раза численность городского населения. В течение 1930-х годов из деревень в город переехали 15-20 млн. человек. Быстрыми темпами росла численность интеллигенции особенно рабочей с 0,5 млн. до 2,5 млн. человек[58;102,с.193].

Переселение людей из деревни в город превращала заводы и фабрики в места становища кочевников. По мнению властей, «новоприбывшие из деревни могут вызвать негативные явления и развалить производство обилием прогульщиков, упадком рабочей дисциплины, хулиганством, увеличением брака, развитием преступности и алкоголизмом» [13].

Чтобы победить стихию, власти решили в ноябре-декабре 1932 г. принять репрессивные меры к нарушителям производственной дисциплины на работе и тем самым попытаться очистить города от «социально чуждых элементов». Постановление от ноября 1932 г. предусматривало за прогул следующие меры наказания: немедленное увольнение, лишение продовольственных карточек, выселение нарушителей с места жительства. Его очевидной целью было разоблачение «псевдорабочих». Постановление от 4 декабря 1932 г. предоставляло предприятиям право самим решать, кого следует лишить продуктовых карточек, и преследовало цель выявления и удаления всех «мертвых душ» и «паразитов», несправедливо внесенных в муниципальные списки на продовольственные карточки.

Но чуть ли не самым главным стало введение декабря 1932 г. внутригосударственного паспорта. Паспортизация населения отвечала многим целям, обозначенным во вступлении к этому закону: ликвидации «социального паразитизма», ограничению проникновения кулаков в города, а также их рыночной деятельности, ограничению исхода сельского населения, сохранению чистоты городов. Все взрослые городские жители, т.е. лица, достигшие лет, не лишенные гражданских прав, железнодорожники, строительные рабочие, имеющие постоянный заработок, работники государственных сельскохозяйственных предприятий получили паспорта, выданные специальными службами. Но эти паспорта были действительны только при наличии прописки. Прописка определяла преимущества городского жителя: наличие продуктовой карточки, социального страхования, права на жилье. Города были разделены на две категории: «закрытые» и «открытые». «Закрытые» города Москва, Ленинград, Киев, Одесса, Минск, Владивосток, Харьков, Ростов-на-Дону имели привилегированное положение с точки зрения снабжения. Прописку в «закрытом» городе можно было получить либо родившись в нем, либо вступив в брак с жителем этого города, либо устроившись на работу «за прописку». В «открытых» городах прописку получить было легче.

В течение 1933 года было выдано миллионов паспортов, при этом паспортизация сопровождалась операциями по «очистке» городов от нежелательных категорий населения. Начавшаяся в Москве 5 января 1933 года первая неделя паспортизации работающих на двадцати промышленных предприятиях столицы помогла «выявить» 3 450 бывших белогвардейцев, бывших кулаков и других «чуждых и преступных элементов». В закрытых городах около 385 000 человек не получили паспортов и были вынуждены покинуть места проживания в срок до десяти дней с запретом на устройство в другом городе, даже «открытом». «Надо, конечно же, добавить к этой цифре, отчитывался в своем докладе начальник паспортного режима НКВД от августа 1934 г., тех, кто при объявлении операции по паспортизации сами предпочли покинуть города, зная, что они не смогут получить паспорт. В Магнитогорске, например, город покинуло 000 человек. В Москве в ходе двух последних месяцев население уменьшилось на 000 человек. В Ленинграде за один месяц из города исчезло 000. «Открытые» города в результате операции были очищены более чем от 420 000 человек[13].

Милицейский контроль и массовые облавы на людей без документов способствовали изгнанию сотен тысяч человек. В декабре 1933 г. Г. Ягода приказал своим службам «производить чистки» на вокзалах и рынках «закрытых» городов каждую неделю. В ходе первых восьми месяцев 1934 года в одних только «закрытых» городах более 630 000 тысяч человек были задержаны за нарушения паспортного режима. Среди них были посажены без суда и следствия, а затем высланы по графе «деклассированные элементы» 661 человек, 3596 предстали перед судом и 175 627 высланы без статуса спецпоселенцев; были и такие, кто отделался обычным штрафом.

В течение 1933 г. были проведены наиболее впечатляющие операции «по паспортизации»: с июня по 3 июля арестовали и депортировали к местам работы в Сибирь 5470 цыган из Москвы. С 8 по июля были арестовано и депортировано 4750 «деклассированных элементов» из Киева; в апреле, июне и июле 1933 г. произведены облавы и высылка трех составов «деклассированных элементов из Москвы и Ленинграда», что составило в целом более 000 человек. Первый из этих составов оказался на острове Назино, где за один месяц погибло 2/3 депортированных [13].

Ненадолго произошел спад и ослабление репрессивного режима. Некоторому его ослаблению способствовала реализация инструкции ЦК ВКП (б) и СНК СССР партийным, советским работникам, органам ОГПУ, судам и прокуратуре от 8 мая 1933 г. Данная инструкция запрещала массовые выселение крестьян (устанавливала только индивидуальные выселения активных «контрреволюционеров») при этом был установлен лимит тысяч хозяйств по всей стране. Также запрещалось производить аресты должностным лицам не имеющим разрешения законом, а также арестовывать за «маловажные преступления». Было установлено ограничение количества заключенных в местах заключения наркомата юстиции, ОГПУ и Главного управления милиции. Там находилась к 1934 г. 400 тыс. человек (вместо 800 тыс. человек).

Также происходило уменьшение сроков ранее арестованных и репрессированных. Осужденным до 3 лет инструкция приписывала хорошее послабление, по которому срок заменялся принудительными работами до одного года, а оставшийся срок считать условным.

Для воплощения данной директивы во всех республиках были созданы разгрузочные комиссии, а общее руководство операцией осуществлял Н. В. Крыленко. Уже июля 1933 г. Н. В. Крыленко доложил И. Сталину и В. Молотову, что на июля 1933 г. в местах лишения свободы (НКЮ, ОГПУ (кроме лагерей), и Главного управления милиции) содержалось 397284 человека, что доказывает то, что поставленная задача от 8 мая 1933 года оказалась выполненной[68, с.99-101].

Послабление данного режима способствовало реабилитации бывших лидеров оппозиции, которые были незадолго до XVII съезда ВКП(б) восстановлены в партии. Например, декабря 1933 г. Политбюро постановило оформить прием в партию в одном из районов Москвы Г. Е. Зиновьева и Л. Б. Каменева, а декабря 1933 г. в партии был восстановлен ведущий теоретик троцкистской оппозиции Е. А. Преображенский [68, с.102].

Постепенное улучшение условий в жизни это доказывают даже слова и взгляд со стороны сотрудника нью-йоркской газеты «Фортвертс» который пробыл в СССР около недели «Прежнего кошмарного страха нет перед ГПУ и милицией. Это исчезновение страха наблюдается прежде всего у интеллигенции и прежних нэпманов и кустарей. Не видно его было и у широкой массы обывателей». Но по его словам оставались те кто продолжал их бояться, ими оказались коммунисты, которые еще не прошли чистки, но после нее они становились более откровеннее. Также изменилось отношение к интеллигенции как к социальному слою населения. Ее обхаживают и подкупают [68, с.108].

В 1933 г. был создан общегосударственный орган контроля над соблюдением законности прокуратура СССР. Эта мера, казалось бы, должна была сузить сферу судебного и внесудебного произвола. Однако, как и всегда, для И. В. Сталина на первом плане стояли не дух и буква принимаемых решений, а «кадры», призванные действовать под их прикрытием.

В 1933 году начальник секретно-политического отдела ОГПУ Молчанов по прямому распоряжению Сталина дал указание установить слежку за членами партии, ведущими «неосторожные разговоры». «Мы точно знали, кто и где плохо отзывался о Сталине. На каждого вели формуляры»,— вспоминал ответственный работник ОГПУ тех лет Попов[59; 37, с.73].

Тем не менее, к 1934 г. жизнь советского рабочего класса и крестьянства стала стабильнее: улучшилось обеспечение людей жильем, образованием, работой. В 1936 г. чрезвычайный съезд Советов утвердил новую «сталинскую» Конституцию Советского Союза. В ней провозглашались равенство между народами, расами и полами, каждому советскому гражданину гарантировались право на работу, социальное обеспечение, образование и жилье. В итоге священники и бывшие участники белой оппозиции в гражданской войне впервые получили право голоса, хотя

существование других политических партий, кроме ВКП(б), исключалось. Индустриализация, рост партийной машины, поощряемая властью кампания ликвидации безграмотности взрослых и открытый доступ в технические училища, институты и университеты расширяли возможности юношей и девушек даже из самых низших социальных слоев. Разрешавшее разводы и аборты законодательство привело к тому, что в 1934 г. в Москве распалось почти половина браков, а число абортов втрое превысило число рождений. Кремль запустил масштабную пропагандистскую кампанию за семейную жизнь и половое воздержание, но правительственная поддержка «семейных ценностей» не возымела должного результата[6, с. 342-343; 41].

Но вскоре проблема абортов в СССР решилась административной мерой путем запрещения абортов. Она на первых порах произвела известный эффект. Если в 1935 г., согласно статистике загсов, в стране родилось 4,9 млн. младенцев, то в 1936 г. 5,3 млн., а в 1937 г. 6,4 млн. [62].

Говорить о расцвете демократии и законности в 1934 г. не приходиться. Однако по сравнению с предыдущим временем уровень репрессий снизился. По официальным данным в РСФСР в 1934 г. было осуждено около 1,2 млн. человек, это на 200 тыс. меньше чем в 1933 г. Особо заметным в 1934 г. оказалось снижение активности ОГПУ (со второй половины 1934 г. НКВД).

Количество арестованных и осужденных составило тыс. человек по сравнению с 240 тыс. человек, которые были осуждены в 1933 г. [68, с.108].

мая 1934 г. по инициативе ОГПУ было принято постановление ЦИК СССР, которое упрощало процедуру восстановления в гражданских правах крестьян-спецпереселенцев. Данное постановление восстанавливало в правах крестьян, но они оставались жить в ссылке, просто над ними был ослаблен комендантский контроль. Но и эта возможность получить формальные права, по мнению В. П. Данилова и С. А. Красильникова для крестьян-спецпереселенцев отчасти было «заманчивой перспективой» [68, с.108].

В 1934 г. И.В. Сталин добился внесения серьёзных изменений в уголовное законодательство, призванных расширить «правовую основу» политических репрессий. 8 июня ЦИК СССР принял решение дополнить положение о государственных преступлениях статьями об измене Родине. Согласно этому постановлению, в случае побега или перелёта военнослужащего за границу совершеннолетние члены его семьи, совместно с ним проживавшие или находившиеся на его иждивении, подлежали ссылке в отдалённые места Сибири сроком на пять лет. Тем самым впервые была введена норма, совершенно необычная для советского права,— наказание для членов семьи, даже в том случае, если они не только не способствовали совершённому или готовящемуся преступлению, но и не знали о нём. Эта норма была расширена законом о наказании семей изменников Родины, принятым марта 1935 г. Отныне ближайшие родственники лиц, осуждённых за попытку покинуть страну или за невозвращение из зарубежных стран (не только военнослужащих, как это было ранее), подлежали ссылке в отдалённые районы. Система заложничества становилась, таким образом, частью законодательства.

Таким образом, во-первых, понятием измены Родине стали охватываться не только воинские преступления и шпионаж, но и отказ гражданина СССР вернуться из-за рубежа и его самовольный переход за границу. Во-вторых, неотъемлемой частью законодательства стала система заложничества. Введение института заложников имело целью свести к минимуму число граждан, которые в условиях массовых репрессий и грозящей им лично расправы решились бы покинуть страну или не пожелали бы вернуться в неё из-за границы [59].

Также проходила борьба с детской беспризорностью и преступностью.

марта 1935 г.К. Е.Ворошилов направил на имя И.В. Сталина, В. М. Молотова и М.И. Калинина письмо, в котором обращал внимание на факты преступлений подростков в Москве, в частности на случай, когда двое 16-летних подростков совершили два убийства, нанесли три ранения, за что были осуждены к годам заключения, причем вскоре этот срок, в силу несовершеннолетия преступников, был сокращен на половину.

Скорее всего, под влиянием этого обращения В. М. Молотов (несомненно, согласовав вопрос с И. Сталиным) дал поручение прокурору СССР Вышинскому подготовить проект постановления о борьбе с преступностью несовершеннолетних. марта прокурор представил В. М. Молотову проект постановления, который затем был вынесен на рассмотрение Политбюро. И. В. Сталин проявил к проекту большой интерес и внес в него значительную поправку принципиального характера. Вариант Вышинского отличался определенной умеренностью и обтекаемостью формулировок. Его первый пункт гласил: «К несовершеннолетним, уличенным в совершении систематических краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий и т.п., применять, по усмотрению суда, как меры медико-педагогического воздействия, так и меры уголовного наказания».

7 апреля 1935 г. ЦИК СССР принял Указ, разрешающий привлекать к уголовной ответственности детей с 12-летнего возраста. При этом, по смыслу Указа, на них могли распространяться все предусмотренные Уголовным кодексом наказания, вплоть до смертной казни (внес данную формулировку Сталин), в следствии чего был отменен закон запрещавший применять расстрел с лицам младше лет. Во второй половине 1935 г. милицией было задержано около 160 тыс. беспризорников, из которых тыс. были направлены в детские приемники НКВД и почти тыс. было арестовано, а остальные были возвращены в детские дома. В 1935 г. было осуждено 6725 подростков в возрасте от до лет, а в 1936 г. данное число увеличилось до 15031 подростка [69].

Политическая полиция была реорганизована. Согласно указу от июля 1934 г. ОГПУ стало одним из отделов нового Народного комиссариата внутренних дел, организованного в качестве всесоюзного. Теперь ОГПУ могло бы показаться почти затерянным среди менее опасных отделов, таких как рабоче-крестьянская милиция, пограничники и т.д., тем более что было изменено его название. Называясь теперь Народным комиссариатом внутренних дел или сокращенно НКВД, секретные органы потеряли часть своих юридических привилегий; по окончании следствия дела надо было «передавать в компетентные судебные органы», и они не имели больше возможности «приговаривать к смертной казни» без разрешения центральной политической власти. Была также создана процедура апелляции, а все списки приговоренных к смерти утверждались на Политбюро.

Вместе с тем имеются свидетельства того, что И. В. Сталин вынужден был соглашаться на меры, направленные на смягчение политических репрессий и ограничение произвола карательных органов. Летом 1934 г. на заседании Политбюро обсуждался доклад Г. Ягоды о раскрытии нескольких молодёжных групп, занимавшихся самостоятельным изучением марксизма. Г. Ягода сообщил, что в некоторых таких группах велись разговоры о том, что при отсутствии демократии радикальным средством исправления положения в стране может стать индивидуальный террор. В решении Политбюро по этому вопросу было указано, что высшая мера наказания может применяться только в тех случаях, когда в деле имеются неопровержимые доказательства не просто «террористических намерений», но прямой подготовки террористических актов.

Эти перемены, представленные как «меры по укреплению социалистической законности», имели, однако, весьма ограниченную эффективность. Контроль за ордерами на аресты, подписанными прокуратурой, оказался невозможным, потому что генеральный прокурор Вышинский дал всю полноту власти репрессивным органам. С другой стороны, начиная с сентября 1934 г. Политбюро приостановило им же утвержденную недавно процедуру рассмотрения приговоров к высшей мере и разрешило ответственным представителям местной власти не обращаться за утверждением таких приговоров к Москве. Но затишье длилось недолго [68, с. 109; 13; 59].

1 декабря 1934 г. в 4 часа минут в Смольном выстрелом в затылок был убит член Политбюро, секретарь ЦК ВКП(б) и первый секретарь Ленинградского обкома партии С. М. Киров. Убийцей оказался молодой экзальтированный коммунист Л. Николаев, которому удалось с оружием проникнуть в Смольный, где размещались руководящие органы Ленинградской партийной организации. И в этот день начался новый виток уголовных дел.

Заслуживает быть отмеченным и то, что уже вечером 1 декабря 1934 г. по телефонному распоряжению И. Сталина секретарь ЦИК СССР А. Енукидзе составил и обнародовал постановление ЦИК и СНК СССР «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик». Оно было немедленно обнародовано. Согласие же членов Политбюро, СНК и ЦИК СССР оформили опросом только через два дня.

На основании этого постановления десятки дел, находившихся к 1 декабря 1934 г. в производстве в различных инстанциях, ничем не связанных с убийством С. М. Кирова, но подпадавших под широко толкуемое понятие «контрреволюции», были спешно переданы в Военную Коллегию Верховного Суда и так же спешно рассмотрены выездными сессиями этой грозной Коллегии. Почти всех обвиняемых приговорили к расстрелу, о чем и было объявлено 6 декабря, в день похорон С. М. Кирова. В Ленинграде было расстреляно и в Москве человек. В следующие дни было сообщено об аресте человек в Минске (9 из них были расстреляны) и человек в Киеве (28 расстреляны)[49].

Первые «послекировские» процессы сопровождались истерической пропагандистской кампанией, призванной убедить советских людей в том, что «неразоружившиеся» оппозиционеры неминуемо перерождаются в контрреволюционеров и террористов. Особо жестокая сторона этой кампании состояла в том, что И. В. Сталин заставил участвовать в ней бывших лидеров оппозиций, ещё остававшихся на высоких постах. Так, в конце 1934 г. Н. Бухарин опубликовал статью «Суровые слова», в которой говорилось: «Любая „оппозиция“ и любой уклон („левый“, правый, право-левацкий, националистический) при настаивании на ошибках, при продолжении борьбы неизбежно приводят к разрыву с партией, к разрыву с советской легальностью, к контрреволюционной роли соответствующих групп и людей» [59].

Также после убийства С. М. Кирова большое количество бывших сталинских оппозиционеров внутри партии были обвинены в террористической деятельности. декабря 1934 г. пресса сообщила о «страшном преступлении» подпольной террористической группы, в которую, кроме Л. Николаева, оказывается, входило еще «бывших зиновьевцев», руководимых так называемым Ленинградским центром. Все члены этой группы были осуждены при закрытых дверях и немедленно расстреляны и декабря 1934 г. 9 января 1935 г. открылся процесс мифической «Ленинградской контрреволюционной зиновьевской группы включающей человек, среди которых были многие известные партийные деятели, оказывавшие сопротивление сталинскому курсу; все они были приговорены к тюремному заключению. Разоблачение «Ленинградского центра» помогло выявить «Московский центр», в который входило человек и лично Зиновьев и Каменев; они были обвинены в «идеологическом соучастии», сопричастности к убийству С. М. Кирова и осуждены января 1935 г. Зиновьев и Каменев признали, что «прежняя деятельность оппозиции могла в силу объективных обстоятельств способствовать вырождению этих коммунистов в преступников». Ошеломляющее признание своей «идейной сопричастности», которое прозвучало после стольких раскаяний и публичных отрицаний, должно было представить двух бывших руководителей как искупительную жертву в будущей пародии на правосудие. А пока это им стоило пяти и десяти лет заключения. В общем, за два месяца —с декабря 1934 по февраль 1935 г. в соответствии с новой процедурой, предусмотренной Законом о терроризме от 1 декабря, было осуждено 6500 человек. В конце января 1935 г. 988 сторонников Зиновьева были высланы из Ленинграда в Сибирь. Центральный комитет приказал всем местным партийным организациям составить списки коммунистов, исключенных из партии в 1926—1928 гг. за принадлежность к троцкистскому и троцкистко-зиновьевскому блоку. На базе этих списков потом были произведены аресты [59;69].

Ещё более мужественным было поведение на следствии участников так называемой «контрреволюционной децистской организации Т. В. Сапронова и В. М. Смирнова».Лидеры этой группировки Сапронов и Смирнов, ни разу не выступившие с отречением от своих взглядов, были в марте 1935 г. арестованы на месте отбывания ссылки и этапированы в Москву. Постановлением ОСО от мая 1935 г. Сапронов был осуждён к лишению свободы сроком на 5 лет, а Смирнов на 3 года. В 1937 г. они были расстреляны по обвинениям, за которые уже подвергались репрессиям в 1927—1935 гг. Как и другие «неразоружившиеся» оппозиционеры, они были реабилитированы в юридическом и партийном отношении только в 1989—1990 гг.[59].

Согласно официальной версии убийство С. М. Кирова было совершено преступником, проникшим в Смольный с фальшивым партийным билетом, что определяло крайнюю необходимость и «огромную политическую важность» кампании по обмену партийных билетов. Кампания эта длилась более шести месяцев при участии НКВД, ибо оно доставляло в партийные инстанции дела «сомнительных» коммунистов, а партийные организации в свою очередь сообщали НКВД данные об исключенных из партии во время кампаний по обмену партбилетов. В ходе этой кампании из партии было исключено 9% членов, что составляет 250 000 человек.

Согласно данным, доложенным на пленуме Центрального комитета, собранном в декабре 1935 г. начальником центрального отдела кадров Н. Ежовым, отвечавшим за данную операцию, 218 исключенных из партии «врагов» были арестованы в ходе этой кампании. Но эта чистка, по мнению Н. Ежова, разворачивалась не так, как следовало бы. Она длилась в три раза дольше, чем это было запланировано, и «проходила вяло, на грани саботажа» из-за большого числа устроившихся в аппарате бюрократических элементов. Несмотря на неоднократные призывы центральных властей разоблачать троцкистов и зиновьевцев, только 3% исключенных принадлежали к этой категории. Местные партийные руководители не слишком охотно шли на контакт с органами НКВД и не так быстро давали центру свои списки людей, которых необходимо выслать по административным соображениям. Короче говоря, Ежов в ходе кампании по обмену партийных билетов установил, что «круговая порука» местных органов партии препятствует эффективному контролю со стороны центральных властей над тем, что реально происходит в стране [13].

В 1935 г. был арестован видный историк партии, директор библиотеки имени Ленина В. И. Невский, в прошлом один из руководителей Военной организации при ЦК РСДРП(б).

Он считался крупным идеологическим работником партии и при этом сохранял определенную самостоятельность. По свидетельству М. А. Солнцевой, В. И. Невского арестовали после того, как он запретил изъять из фондов библиотеки значительную часть «неугодной» политической литературы и не подчинился даже тогда, когда работники НКВД предъявили ему письменное распоряжение И.В. Сталина. «Я не сторож, — заявил В. Невский. — Партия поручила мне хранить все это».

«Выборочные» репрессии не прекращались на протяжении всего 1935-го и первой половины 1936 г. Одновременно членов партии сурово наказывали за «связь с враждебными элементами» или «недостаток бдительности». Начавшаяся еще в 1933 г. «чистка» партии была продолжена не до конца 1934 г., как предполагалось, а до конца 1935 г. Фактически до середины 1936 г. прием в партию был закрыт. Однако большинство бывших руководителей и активных участников «правой» и «левой» оппозиций до осени 1936 г. продолжало оставаться на свободе; они по-прежнему занимали ответственные посты в наркоматах, органах печати, учебных заведениях[49].

августа 1936 г. в Москве в Октябрьском зале Дома союзов начался первый чудовищный спектакль — так называемый «открытый судебный процесс» над лидерами оппозиции. На скамье подсудимых главным образом бывшие лидеры «новой» оппозиции — Г. Е. Зиновьев, Л. В. Каменев, Г. Е. Евдокимов, И. Н. Смирнов, И. П. Бакаев, В. А. Тер-Ваганян, С. Д. Мрачковский и др. причем многие из них уже второй раз за два года попали на эту скамью. Всего обвинялось шестнадцать человек — их в обвинительном заключении назвали «троцкистско-зиновьевским террористическим центром».

Во время «судебного разбирательства», проходившего до августа, обвиняемые подробно рассказывали и о своей роли в убийстве Кирова, и о планах убийства Сталина, Молотова, Кагановича, Чубаря, Косиора, Эйхе. По словам Зиновьева, убийство Сталина планировалось во время VII Конгресса Коминтерна то есть в 1935 г. Этот акт, как они якобы надеялись, не только должен был вызвать замешательство в партии, но и привести к мощному движению за возвращение к власти Троцкого, Каменева и Зиновьева.

Лишь один И. Н. Смирнов, объявленный на процессе руководителем троцкистского подполья, пытался отвергнуть большую часть предъявленных ему обвинений. Однако он был «уличен» показаниями других подсудимых.

Процесс считался открытым. Но в зале было всего несколько десятков заранее отобранных «представителей общественности», а заполняли его сотрудники НКВД. Были нарушены и другие элементарные нормы судопроизводства. Никаких вещественных улик или документов прокурор СССР А. Я. Вышинский не предъявлял, но коллегия Верховного Суда, возглавляемая В. В. Ульрихом, их и не требовала. Все обвинение было построено на показаниях и признаниях самих обвиняемых. В судебных заседаниях не участвовали защитники; предложения ряда зарубежных адвокатов взять на себя защиту обвиняемых были отвергнуты. Показания подсудимых были однообразны: перечисление различных преступлений или, чаще, планов преступлений, которые подготавливали «центр» и его «филиалы»[49].

К 1936 г. немотивированные аресты и расстрелы без суда стали рядовым явлением, и к середине 1930 гг. в трудовых лагерях содержалось от 6 до 8 млн. человек. По приказу Сталина были убиты Рыков, а позднее, что более известно, находившийся в изгнании Троцкий. Но не все акты террора происходили за закрытыми дверями. Проводились яркие показательные процессы, открытые для публики и записываемые на пленку, как например суд над ведущим партийным интеллектуалом и бывшим вождем Н. Бухариным[6, с. 344].

В заключении следует сказать, что были и положительные моменты например, постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О порядке производства арестов» от июня 1935 г. данное постановление предусматривало то, что «аресты по всем делам органы НКВД впредь могут производить лишь с согласия прокурора».

На 5 декабря 1935 г., как сообщал в Политбюро прокурор СССР А. Я. Вышинский, по СССР снята судимость со 125192 колхозников, а к апрелю 1936 г. с 556790 колхозников.

Важное значения для детей «кулаков» имело постановление ЦИК и СНК СССР о новых правилах приема в высшие учебные заведения и техникумы, по которому им разрешалось в них поступать. Но данный закон работал очень тяжело. Принятие данного закона обострило проблему выезда из ссылки детей «кулаков» и других категорий ссыльных. Так как «кулакам» формально запрещалось выезжать из места ссылки, в некоторых случаях правительство делало исключение в отношении молодежи. Так, например, января 1936 г. группа детей «кулаков» и ссыльных из Ленинграда проживавших в Уфе обратилось с телеграммой на имя И. Сталина, В. Молотова и Г. Ягоды[Приложение].

Продолжая компанию, начатую в декабре 1935 г. когда И. В. Сталин на совещании комбайнеров после речи башкирского колхозника А. Тильба « Хотя я сын кулака, но я буду честно бороться за дело рабочих и крестьян и за построение социализма» произнес лозунг «Сын за отца не отвечает». Подтверждением что лозунг И. В. Сталина был законом является постановление Политбюро по делу колхозницы Обозной, которой было отказано в поступлении на курсы трактористов, основанием чего являлось, то, что она была дочерью «кулака». Обозная обратилась с жалобой на произвол в ЦК. Итогом стало то, что ЦК публично осудил незаконный отказ Обозной в учебе на курсах «как нарушение указаний партии и правительства». Данное осуждение было опубликовано в газетах [24; 69].

Стоит сказать, что к 1935 г. в спецпоселениях поселениях появились школы, профтехучилища и техникумы.

Но политика репрессий еще не закончилась и тем более продолжилась в более жесткой форме в 1937 г. одном из самым «плодотворных» годов репрессий.

Из этой главы мы можем сделать вывод, что после 1933 г. окончательно произошло становления «культа личности» Сталина, что стало заметно в политическом положении общества. Продолжалось чистка партийного состава. На небольшой промежуток времени правительство СССР стало лояльней относиться к населению и проводила политику амнистий или сокращения срока ссылки либо ареста для осужденных, но все равно в этот период времени проходили громкие политические дела. Также произошли ряд реформ, которые позволяли хоть как то развиваться обществу. Например, введение паспортизации, открытие профессиональных училищ и техникумов и т.д.

Заключение

В дипломной работе было исследовано экономическое и политическое последствие Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. для СССР. Была проанализирована специальная историческая литература по данной проблематике. Из произведенной мной работы я могу сделать такой вывод, что Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. способствовал экономическому развитию СССР по сравнению с США и странами Запада, хотя правительство СССР в своих пятилетних планах завышала свои экономические возможности страны и не до конца их выполняло.

По сравнению со странами Запада СССР к началу 1930-х гг. правительство смог победить безработицу, хотя была большая текучка кадров. При этом в СССР увеличилось число профессиональных работников.

Также относительному выполнению поставленных экономических задач в промышленности и сельском хозяйстве не возможно было без стахановцев, которые трудились не покладая рук на колхозных полях и шахтах, фабриках, заводах.

Также можно сказать о том, что к концу второй пятилетки фактически закончилась коллективизация, хотя ей осуществлялось большое сопротивления со стороны крестьянства.

Во время Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. в СССР по сравнению со странами Запада, где стали приходить к власти фашистские партии, установился тоталитарный режим и главенство компартии.

Еще окончательно в этот период времени на XVII cъезде ВКП(б) окончательно закрепился «культ личности» И. В. Сталина, с установлением которого ненадолго сократилось количество арестов и репрессий. Также к положительным моментам можно отнести принятие конституции СССР 1936 г. по которой было введено равенство народов и их представителей.

К отрицательным моментам можно отнести многочисленные репрессии и аресты людей, которые активно сопротивлялись политике проводимой в сельском хозяйстве.

Особенно стоит отметить то, что во внутренней политике СССР в исследуемый период проходила борьба сталинского блока с оппозицией, сопровождаемая массовыми подозрениями партийных работников в отступлении от партийной линии, выражавшиеся в массовых исключениях из партии. Хотя в различные периоды происходила их реабилитация и возвращение в партию.

Также можно сказать, что негативным результатом стала «зерновая политика» СССР. По моему мнению, именно она привела к тяжелым последствиям голода 1932-1933 гг. Когда правительство силой забирало последнее у крестьян, обрекая их семьи на верную смерть, чтобы реализовывать поставки зерна по дешевой цене за границу.

Таким образом, период Мирового Экономического кризиса 1929-1933 гг. в СССР оказался неоднозначным. С одной стороны произошел экономический рост, что позволило догнать, а по некоторым показателям страны перегнать страны Запада, но с другой стороны какой ценой СССР удалось достичь данных показателей. Но стоит сказать и о том, что несмотря на такие последствия СССР во время Мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. поднялся на новый качественный уровень.

Список использованной литературы

1. Абалкин, Л. И. Судьбы, противоречия и периодизация развития советской экономики / Л. И. Абалкин, Е. А. Иванов Экономическая история СССР: очерки / Л.И. Абалкин; под ред. Л. И. Абалкина. — М., 2007. — С. 4-21

2. Александров, К. Индустриализация против великой депрессии / К. Александров Газета ру. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.gazeta.ru/comments/2009/05/15_a_2986581.shtml. — Дата Доступа: 25.02.2016

3. Белоцерковский, В. Я. История Украины / В. Я. Белоцерковский.- М:, 2007. — 535 с.

4. Билан, С. А. Развитие стахановского движения в области сельского хозяйства Украины в 30-х гг.XXстолетия / С. А. Билан Вестник Удмуртского университета, История и Филология. — 2013.- № 3. — С. 46-54

5. Боханов, А. Н. История России век / А. Н. Боханов, М. М. Горинов Литмир[Электронный ресурс]. — 2001. -Режим доступа :http://www.litmir.co/bd/?b=155144. — Дата доступа: 21.02.2016

6. Боффа, Джузеппе История Советского Союза: в 2 томах / Джузеппе Боффа. — Москва : Международные отношения, 1994. — 1 т.

7. Бриггс, Эйза Европа Нового и Новейшего времени с 1789 года и до наших дней / ЭйзаБриггс, Патриция Клэвин. — Москва: Весь мир, 2006. — 600 с.

8. Буровский, А. М. 1937. Контрреволюция Сталина / А. М. Буровский Большая онлайн библиотека e-Reading[Электронный ресурс].- 2009. -Режим доступа: http://www.e-reading.by/bookreader.php/1013292/Burovskiy__1937._Kontrrevolyuciya_Stalina.html . -Дата доступа: 21.02.2016

9. Варга, Е. С. Современный капитализм и экономические кризисы. Избранные труды / Е. С. Варга.- Москва: Издательство Академии Наук СССР, 1962. — 504 с.

10. Вачнадзе, Мераб История Грузии / Мераб Вачнадзе, Вахтанг Гурули, Михаил Бахтадзе Электронная библиотека Гумер[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Vachn. — Дата доступа 24.02.2016

11. Верт, Николя История советского государства 1900-1991 / Николя Верт Большая онлайн библиотека e-Reading [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://www.e-reading.club/bookbyauthor.php?author=1008313. — Дата доступа: 21.02.2016

12. Верт, Николя Террор и беспорядок. Сталинизм как система / Николя Верт. — Москва: РОССПЭН, 2010. — 447 с.

13. Верт, Николя Черная книга коммунизма / Николя Верт, Стефан Куртуа, Жак-Луи Панне. — Москва: Три века истории, 2001

14. Виола, Линн Крестьянский бунт в эпоху Сталина. Коллективизация и культура крестьянского сопротивления / Линн Виола. — Москва: РОССПЭН, 2010. — 367 с.

15. Воеводина, Н. А. Экономическая история России / Н. А. Воеводина, А. А. Дусенбаев. — Москва:Юстиц-Информ, 2010. — 190 с.

16. Воробьев, Валерий Бусыгин Александр Харитонович / Валерий Воробьев warheroes.ru [Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=9952. — Дата доступа: 02.03.2016

17. Всемирная история новейшего времени : Учебное пособие: в 2 ч. /Л. А. Колоцей- Гродно: ГрГУим. Я. Купалы, 2002. — Ч.1 (1917-1945 гг.).

— 226 с.

18. Всемирная история: в томах / под ред.: Л. И. Зубока (отв.ред.) [и др.]. — Москва: Социально-экономическая литература, 1955-1965. — Т. 9 / Е. М. Жуков [и др.]. — 1962. — 750 с.

19. Грациози, АндреаВеликая Крестьянская война в СССР. Большевики и крестьяне 1917-1933 гг. / АндреаГрациози. — Москва: РОССПЭН, 2008. -136 с.

20. Депрессия Энциклопедии & Словари[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://enc-dic.com/economic/Depressija-3388.html . — Дата доступа: 25.02.2016

21. Дойчер, Исаак Троцкий в изгнании / Исаак Дойчер. — Москва: Издательство политической литературы, 1991. — 590 с.

22. Дэвис, Роберт Годы Голода. Сельское хозяйство СССР 1931-1933 гг. / Роберт Дэвис, Стивен Уиткрофт. — Москва: РОССПЭН, 2011. — 543 с.

23. Жирнов, Евгений Женщины раздевали бригадиров донага и всячески издевались над ними / Евгений Жирнов //http://www.kommersant.ru[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.kommersant.ru/doc/1604878. -Дата доступа: 12.03.2016

24. Жуков, Ю. Н. Репрессии и Конституция СССР 1936 года / Ю. Н. Жуков http://www.fedy-diary.ru [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://www.fedy-diary.ru/?page_id=6422 . -Дата доступа: 12.03.2016

25. Зеленин, И. Е. Революция сверху: завершение и трагические последствия / И. Е. Зеленин http://thenews.kz [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://thenews.kz/2011/10/10/937341.html . -Дата доступа: 12.03.2016

26. Зельднер, А. Г. Развитие сельского хозяйства : прошлое и уроки для будущего / А. Г. Зельднер Экономическая история СССР: очерки /Л. И. Абалкин; под ред. Л. И. Абалкина. — М., 2007. — С. 137-169

27. Зима, В. Ф. Человек и власть в СССР в 1920-1930-е годы : политика репрессий / В. Ф. Зима. — Москва: Издательство Собрание, 2010. — 231 с.

28. Иванченко, В. М. Становление и реформирование экономики России и СССР / В. М. Иванченко Экономическая история СССР: очерки / Л.И. Абалкин; под ред. Л. И. Абалкина. — М., 2007. — С. 22-63

29. История индустриализация в СССР 1926 — 1941 гг. Документы и материалы: в 4 томах / под глав.ред. М. П. Ким. — Москва: Издательство Наука, 1969-1972. — Т.2 История индустриализации в СССР 1929-1932 гг. / З. К. Звездин [и др.]. — 1970. — 635 с.

30. История социалистической экономики СССР: в 7 томах. — Т.3 Создание фундамента социалистической экономики в СССР Электронная библиотека Рулит [Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.rulit.me/series/istoriya-socialisticheskoj-ekonomiki-sssr/sozdanie-fundamenta-socialisticheskoj-ekonomiki-v-sssr-1926-1932-gg-download-free-213886.html . — Дата доступа: 24.02.2016

31. История России. XXвек: 1894-1939 / К. М. Александров [и др.]; под ред. А. Б. Зубова. — Москва: Издательство Астрель, 2010. — 1023 с.

32. История России: учеб.пособие / И. И. Широкорад[и др.]; под ред. И. И. Широкорад //Электронная библиотека Литмир [Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.litmir.co/br/?b=269721. — 27.02.2016

33. Караваева, И. В. Эволюция теории и практики социалистической индустриализации / И. В. Караваева Экономическая история СССР: очерки /Л. И. Абалкин; под ред. Л. И. Абалкина. — М., 2007. — С.99-136

34. Каримов, Тимур Сметанин Николай Степанович / Тимур Каримов warheroes.ru[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=21090. — Дата доступа: 02.03.2016

35. Касьяненко, В. И. Завоевание экономической независимости СССР (1917-1940 гг.) / В. И. Касьяненко. — Москва: Политиздат, 1972. — 336 с.

36. Кизилов, Валерий Инфляция и ее последствия / Валерий Кизилов, Григорий Сапов http://www.e-reading.club[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.e-reading.club/book.php?book=93598. — Дата доступа: 20.02.2016

37. Кириллина А. А. Выстрелы в смольном / А. А. Кириллина Родина. — 1989. — № 1. — с.

38. Ключник (Черешкевич), Р.Т. Сталин — период созидания. Гражданская война в СССР 1929-1933 гг. Зигзаги коллективизации / Р. Т. Ключник (Черешкевич) Электронная библиотека Литмир [Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.litmir.co/bd/?b=195709. — Дата доступа: 21.02.2016

39. Коллективизация http://enc-dic.com[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://enc-dic.com/word/k/Kollektivizacija-11227.html . — Дата доступа: 25.02.2016

40. Коллективизация декабрь 1928 -1933 гг. История России — федеральный портал История.РФ [Электронный ресурс].- Режим доступа:http://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/kolliektivizatsiia. — Дата доступа: 21.02.2016

41. Конституция СССР 1936 г. https://ru.wikisource.org [Электронный ресурс].- Режим доступа: https://ru.wikisource.org/wiki/Конституция_СССР_(1936).

-Дата доступа: 21.02.2016

42. Кравченко Альберт Тейлор и Гастев/ Альберт Кравченко «Эксперт» деловой еженедельник и его приложения [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://expert.ru/expert/2010/18/teylor_i_gastev. -Дата доступа: 22.02.2016

43. Краус, Тамаш Сталин / ЛаслоБелади, ТамашКраус http://www.e-reading.by[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.e-reading.by/book.php?book=5011. — Дата Доступа: 05.03.2016

44. Кризис Сборник электронных толковых словарей — СЛОВОРУС[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://slovorus.ru/index.php?ID=32513&pg=0&w=%CA%D0%C8%C7%C8%D1&s=%EA%F0%E8%E7%E8%F1&a . — Дата Доступа: 25.02.2016

45. Кризис перепроизводства Свободный экономический словарь [Электронный ресурс].- Режим доступа:http://termin.bposd.ru/publ/12-1-0-9692. — Дата доступа: 25.02.2016

46. Кульчицький, С. В. Украина между двумя войнами (1921-1939 гг.) / С. В. Кульчицький. — Киев: Издательский дом Альтернатива, 1999. — 336 с.

47. Ланцов, С. А. Политическая история России / С. А. Ланцов. — Санкт- Петербург: Издательство Питер, 2009. — 352 с.

48. Лукьянов, П. Г. Соединенные Штаты Америки в межвоенное время / П. Г. Лукьянов. — Могилев: МГУ им. А. А. Кулешова, 2014. — с.

49. Медведев, Р. А. О Сталине и сталинизме / Р. А. Медведев http://mreadz.com [Электронный ресурс].- Режим доступа:http://mreadz.com/read7293. -Дата доступа: 22.02.2016

50. Мошенский, С. З. От глобальных дисбалансов к Великой депрессии (1914-1939 гг.) /С. З. Мошенский . — Лондон: Xlibris, 2014. 220 с.

51. Ожегов, С. И. Толковый Словарь русского языка / С. И. Ожегов http://www.ozhegov.org[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.ozhegov.org/words/13668.shtml. — Дата доступа: 10.02.2016

52. Отечественная история в терминах и понятиях / под ред. В. М. Зотовой //http://interpretive.ru[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://interpretive.ru/dictionary/386/word/industrializacija. — Дата доступа: 24.02. 2016

53. Перепелицын, А. И. История России (VII-XX вв.) / А. И. Перепелицын. — Пятигорск : Издательство Кавказская здравница, 2000.- 711 с.

54. Пешкин, И. Правофланговые комсомола / И. Пешкин Электронная библиотека Рулит [Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.rulit.me/series/zhizn-zamechatelnyh-lyudej/pravoflangovye-komsomola-download-free-192143.html . — Дата Доступа : 24.02. 2016

55. Подвиг Стаханова. Мифы и реальность РИА Новости» — информационное агентство[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://ria.ru/analytics/20100831/270655996.html . — Дата Доступа: 02.03.2016

56. Политическая история России: Учебное пособие / Отв. ред. проф. В. В. Журавлев. — Москва: Юристъ, 1998. — 696 с.

57. Роговин, В. З. Была ли альтернатива? / В. З. Роговин Электронная библиотека Рулит [Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.rulit.me/books/byla-li-alternativa-download-free-325190.html . — Дата доступа: 23. 02.2016

58. Роговин, В.З. Мировая революция и мировая война / В. З. Роговин Электронная библиотека Литмир[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.litmir.co/bd/?b=162447. — Дата доступа: 05.03.2016

59. Роговин, В. З. Сталинский Неонэп (1934-1936 гг.) / В. З. Роговин //http://www.e-reading.by[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.e-reading.by/book.php?book=1017404. — Дата Доступа: 23.02.2016

60. Рубченко, Максим Ура у них депрессия / Максим Рубченко Эксперт» деловой еженедельник и его приложения[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://expert.ru/expert/2010/01/ura_u_nih_depressiya. — Дата Доступа 25.02.2016

61. Самохин, Ю. М. Экономическая история России : Учебное пособие / Ю. М. Самохин. — Москва: Издательство ГУ ВШЭ, 2001. — 405 с.

62. Соколов, А. К. Курс Советской истории 1917-1940 гг. / А. К. Соколов http://www.alleng.ru [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://www.alleng.ru/d/hist/hist021.htm. — Дата доступа: 22.02.2016

63. Социалистическое строительство СССР. Статистический ежегодник Исторические Материалы [Электронный ресурс].- Режим доступа:http://istmat.info/node/22075. — Дата доступа: 26.02.2016

64. Сталин, И. В. Собрание сочинений: в т.- том / И. В. Сталин http://www.xliby.ru[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.xliby.ru/politika/tom_13/index.php. — Дата доступа: 05.03. 2016

65. Фицпатрик, Шейла Сталинские крестьяне. Социальная история Советской России в 30-е годы : деревня / ШейлаФицпатрик. — Москва: Издательство РОССПЭН , 2001. — 422 с.

66. Фокин, Н. И. Экономика: В начале было слово / Н. И. Фокин dictionary-economics.ru[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://dictionary-economics.ru/tag/35. — Дата доступа: 25.02.2016

67. Фролов, Ю. М. Великая Сталинская империя / Ю. М. Фролов Электронная библиотека Литмир[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://www.litmir.co/bd/?b=217349. — Дата доступа: 01.03.2016

68. Хлевнюк, О. В. Политбюро. Механизмы политической власти в 1930-е годы / О. В. Хлевнюк. — Москва: РОССПЭН, 1996. — 304 с.

69. Хлевнюк, О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры / О. В. Хлевнюк http://profilib.com[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://profilib.com/kniga/132432/oleg-khlevnyuk-khozyain-stalin-i-utverzhdenie-stalinskoy-diktatury.php. -Дата Доступа: 25.02.2016

70. Чемоданов, И. В. Историография. Была ли в СССР альтернатива насильственной коллективизации? / И. В. Чемоданов Вопросы истории. — 2006.- № 2. — С. 156-162

71. Чигринов, П. Г. История Беларуси / П. Г. Чигринов. — 2-е издание. — Минск: Полымя, 2002. — 432 с.

72. Чунтулов В. Т. Экономическая история СССР / В.Т. Чунтулов, Н.С. Кривцова, А.В. Чунтулов. — Москва : Высшая школа, 1987. — 368 с.

73. Шаттенберг, Сюзанна Инженеры Сталина. Жизнь между техникой и террором / Сюзанна Шаттенберг. — Москва: РОССПЭН, 2011. -478 с.

74. Экономическая жизнь СССР. Хроника событий и фактов 1917-1959 гг. / гл. ред. С. Г. Струмилин [и др.]. — Москва: Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», 1961. — 780 с.

75. Экономическая история Зарубежных стран: учеб.пособие для вузов / В. И. Голубович [и др.]; под ред. проф. В. И. Голубовича .- 4-е изд. — Минск : ООО Интерпрессервис, 2003. — 592 с.

76. Экономический кризис http://abc.informbureau.com[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://abc.informbureau.com/html/yeiiiiexaneee_edecen.html . — Дата доступа: 25.02.2016

77. Электрификация Малый академический словарь [Электронный ресурс].- Режим доступа:http://enc-dic.com/academic/Jelektrifikacija-75188.html . — Дата доступа: 25.02.2016

78. Юрий, М. Ф. История Украины / М. Ф. Юрий. — Киев: Издательство Кондор, 2003. — 250 с.

79. Хрестоматия по новейшей истории в 3 т./ под ред. Б. Г. Гафурова, Л.И. Зубока historic.ru[Электронный ресурс].- Режим доступа:http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000129. — Дата доступа: 05.03.2016

80. Сталин, И. В. К вопросу о политике ликвидации кулачества как класса https://www.marxists.org [Электронный ресурс].- Режим доступа:https://www.marxists.org/russkij/stalin/t12/t12_12.htm. — Дата доступа: 05.03.2016

Приложение 1

Головокружение от успехов

К вопросам колхозного движения

Об успехах Советской власти в области колхозного движения говорят теперь все. Даже враги вынуждены признать наличие серьезных успехов. А успехи эти, действительно, велики.

Это факт, что на февраля с, г. уже коллективизировано 50% крестьянских хозяйств по СССР. Это значите что мы перевыполнили пятилетний план коллективизации к февраля 1930 года более чем вдвое.

Это факт, что на февраля этого года колхозы успели уже ссыпать семян для яровых посевов более миллионов центнеров, т. е. более 90% плана, т. е. около 220 миллионов пудов. Нельзя не признать, что сбор 220 миллионов пудов семян по одной лишь колхозной линии — после успешного выполнения хлебозаготовительного плана — представляет огромнейшее достижение. О чем все это говорит? О том, что коренной поворот деревни к социализму можно считать уже обеспеченным.

Нет нужды доказывать, что успехи эти имеют величайшее значение для судеб нашей страны, для всего рабочего класса, как руководящей силы нашей страны, наконец, для самой партии. Не говоря уже о прямых практических результатах, они, эти успехи, имеют громадное значение для внутренней жизни самой партии, для воспитания нашей партии. Они вселяют в нашу партию дух бодрости и веры в свои силы. Они вооружают рабочий класс верой в победу нашего дела. Они подводят к нашей партии новые миллионные резервы.

Отсюда задача партии: закрепить достигнутые успехи и планомерно использовать их для дальнейшего продвижения вперед.

Но успехи имеют и свою теневую сторону, особенно когда они достаются сравнительно «легко», в порядке, так сказать, «неожиданности». Такие успехи иногда прививают дух самомнения и зазнайства: «Мы все можем!», «Нам все нипочем!». Они, эти успехи, нередко пьянят людей, причем у людей начинает кружиться голова от успехов, теряется чувство меры, теряется способность понимания действительности, появляется стремление переоценить свои силы и недооценить силы противника, появляются авантюристские попытки «в два счета» разрешить все вопросы социалистического строительства. Здесь уже нет места для заботы о том, чтобы закрепить достигнутые успехи и планомерно использовать их для дальнейшего продвижения вперед. Зачем нам закреплять достигнутые успехи, — мы и так сумеем добежать «в два счета» до полной победы социализма: «Мы все можем!», «Нам все нипочем!».

Отсюда задача партиям повести решительную борьбу с этими опасными и вредными для дела настроениями и изгнать их вон ив партой.

Нельзя сказать, чтобы эти опасные и вредные для дела настроения имели сколько-нибудь широкое распространение в рядах нашей партии. Но они, эти настроения, все же имеются в нашей партии, причем нет оснований утверждать, что они не будут усиливаться. И если они, эти настроения, получат у нас права гражданства, то можно не сомневаться, что дело колхозного движения будет значительно ослаблено и опасность срыва этого движения может стать реальностью.

Отсюда задача нашей прессы: систематически разоблачать эти и подобные им антиленинские настроения. Несколько фактов.

Успехи нашей колхозной политики объясняются между прочим тем, что она, эта политика, опирается на добровольность колхозного движения и учет разнообразия условий в различных районах СССР. Нельзя насаждать колхозы силой. Это было бы глупо и реакционно. Колхозное движение должно опираться на активную поддержку со стороны основных масс крестьянства. Нельзя механически пересаживать образцы колхозного строительства в развитых районах в районы неразвитые. Это было бы глупо и реакционно. Такая «политика» одним ударом развенчала бы идею коллективизации. Надо тщательно учитывать разнообразив условий в различных районах СССР при определении темпа и методов колхозного строительства.

В колхозном движении впереди всех районов стоят у нас зерновые районы. Почему?

Потому, во-первых, что в этих районах имеется у нас наибольшее количество окрепших уже совхозов и колхозов, благодаря которым крестьяне имели возможность убедиться в силе и значении новой техники, в силе и значении новой, коллективной организации хозяйства.

Потому, во-вторых, что эти районы имеют за собой двухлетнюю школу борьбы с кулачеством во время хлебозаготовительных кампаний, что не могло не облегчить дело колхозного движения.

Потому, наконец, что эти районы усиленнейшим образом снабжались за последние годы лучшими кадрами из промышленных центров.

Можно ли сказать, что эти особо благоприятные условия имеются также и в других районах, например, в потребительских районах, вроде наших северных областей, или в районах все еще отсталых национальностей, вроде, скажем, Туркестана? Нет, нельзя этого сказать.

Ясно, что принцип учета разнообразия условий в различных районах СССР наряду с принципом добровольности является одной из серьезнейших предпосылок здорового колхозного движения.

А что иногда происходит у нас на деле? Можно ли сказать, что принцип добровольности и учета местных особенностей не нарушается в ряде районов? Нет, нельзя этого сказать, к сожалению. Известно, например, что в ряде северных районов потребительской полосы, где благоприятных условий для немедленной организации колхозов сравнительно меньше, чем в зерновых районах, стараются нередко подменить подготовительную работу по организации колхозов чиновничьим декретированием колхозного движения, бумажными резолюциями о росте колхозов, организацией бумажных колхозов, которых еще нет в действительности, но о «существовании» которых имеется куча хвастливых резолюций.

Или возьмем некоторые районы Туркестана, где благоприятных условий для немедленной организации колхозов еще меньше, чем в северных областях потребительской полосы. Известно, что в ряде районов Туркестана были уже попытки «догнать и перегнать» передовые районы СССР путем угрозы военной силой, путем угрозы лишить поливной воды и промтоваров тех крестьян, которые не хотят пока что итти в колхозы.

Что может быть общего между этой «политикой» унтера Пришибеева и политикой партии, опирающейся на добровольность и учет местных особенностей в деле колхозного строительства? Ясно, что между ними нет и не может быть ничего общего.

Кому нужны эти искривления, это чиновничье декретирование колхозного движения, эти недостойные угрозы по отношению к крестьянам? Никому, кроме наших врагов)

К чему они могут привести, эти искривления? К усилению наших врагов и к развенчанию идей колхозного движения.

Не ясно ли, что авторы этих искривлений, мнящие себя «левыми», на самом деле льют воду на мельницу правого оппортунизма?

2. Одно из величайших достоинств политической стратегии нашей партии состоит в том, что она умеет выбирать в каждый данный момент основное звено движения, уцепившись за которое она тянет потом всю цепь к одной общей цели для того, чтобы добиться разрешения задачи. Можно ли сказать, что партия уже выбрала основное звено колхозного движения в системе колхозного строительства? Да, можно и нужно.

В чем состоит оно, это основное звено? Может быть в товариществе по совместной обработке земли? Нет, не в этом. Товарищества по совместной обработке земли, где средства производства еще не обобществлены, представляют уже пройденную ступень колхозного движения.

Может быть в сельскохозяйственной коммуне? Нет, не в коммуне. Коммуны представляют пока еще единичное явление в колхозном движении. Для сельскохозяйственных коммун, как преобладающей формы, где обобществлено не только производство, но и распределение, условия еще не назрели.

Основное звено колхозного движения, его преобладающую форму в данный момент, за которую надо теперь ухватиться, представляет сельскохозяйственная артель.

В сельскохозяйственной артели обобществлены основные средства производства, главным образом, по зерновому хозяйству: труд, землепользование, машины и прочий инвентарь, рабочий скот, хозяйственные постройки. В ней не обобществляются : приусадебные земли (мелкие огороды, садики), жилые постройки, известная часть молочного скота, мелкий скот, домашняя птица и т. д.

Артель является основным звеном колхозного движения потому, что она есть наиболее целесообразная форма разрешения зерновой проблемы. Зерновая же проблема является основным звеном в системе всего сельского хозяйства потому, что без ее разрешения невозможно разрешить ни проблему животноводства (мелкого и крупного), ни проблему технических и специальных культур, дающих основное сырье для промышленности. Вот почему сельскохозяйственная артель является в данный момент основным звеном в системе колхозного движения.

Из этого исходит «Примерный устав» колхозов, окончательный текст которого публикуется сегодня.

Из этого же должны исходить наши партийные и советские работники, одна из обязанностей которых состоит в том, чтобы изучить этот устав по существу и проводить его в жизнь до конца.Такова установка партии в данный момент.

Можно ли сказать, что эта установка партии проводится в жизнь без нарушений и искажений? Нет, нельзя этого сказать, к сожалению. Известно, что в ряде районов СССР, где борьба за существование колхозов далеко еще не закончена и где артели еще не закреплены, имеются попытки выскочить из рамок артели и перепрыгнуть сразу к сельскохозяйственной коммуне. Артель еще не закреплена, а они уже «обобществляют» жилые постройки, мелкий скот, домашнюю птицу, причем «обобществление» это вырождается в бумажно-бюрократическое декретирование, ибо нет еще налицо условий, делающих необходимым такое обобществление. Можно подумать, что зерновая проблема уже разрешена в колхозах, что она представляет уже пройденную ступень, что основной задачей в данный момент является не разрешение зерновой проблемы, а разрешение проблемы животноводства и птицеводства. Спрашивается, кому нужна эта головотяпская «работа» по сваливанию в одну кучу различных форм колхозного движения? Кому нужно это глупое и вредное для дела забегание вперед? Дразнить крестьянина-колхозника «обобществлением» жилых построек, всего молочного скота, всего мелкого скота, домашней птицы, когда зерновая проблема еще не разрешена, когда артельная форма колхозов еще не закреплена, — разве не ясно, что такая «политика» может быть угодной и выгодной лишь нашим заклятым врагам?

Один из таких ретивых «обобществителей» доходит даже до того, что дает приказ по артели, где он предписывает «учесть в трехдневный срок все поголовье домашней птицы каждого хозяйства)», установить должность специальных «командиров» по учету и наблюдению, «занять в артели командные высоты», «командовать социалистическим боем, не покидая постов» и — ясное дело — зажать всю артель в кулак.

Что это — политика руководства колхозом или политика его разложения и дискредитации?

Я уже не говорю о тех, с позволения сказать, «революционерах», которые дело организации артели начинают со снятия с церквей колоколов. Снять колокола, — подумаешь какая революционность!

Как могли возникнуть в нашей среде эти головотяпские упражнения по части «об6бщеотвления», эти смехотворные попытки перепрыгнуть через самих себя, попытки, имеющие своей целью обойти классы и классовую борьбу, а на деле льющие воду на мельницу наших классовых врагов?

Они могли возникнуть лишь в атмосфере наших «легких» и «неожиданных» успехов на фронте колхозного строительства.

Они могли возникнуть лишь в результате головотяпских настроений в рядах одной части партии: «Мы все можем!», «Нам все нипочем !».

Они могли возникнуть лишь в результате того что у некоторых наших товарищей закружилась голова от успехов, и они лишились на минутку ясности ума и трезвости взгляда.

Чтобы выправить линию нашей работы в области колхозного строительства, надо положить конец этим настроениям.

В этом теперь одна из очередных задач партии. Искусство руководства есть серьезное дело. Нельзя отставать от движения, ибо отстать — значит оторваться от масс. Но нельзя и забегать вперед, ибо забежать вперед — значит потерять массы и изолировать себя. Кто хочет руководить движением и сохранить вместе с тем связи с миллионными массами, тот должен вести борьбу на два фронта — и против отстающих и против забегающих вперед.

Партия наша сильна и непобедима потому, что руководя движением, она умеет сохранять и умножать свои связи с миллионными массами рабочих и крестьян.

«Правда» № 60,

2 марта 1930 г.

Подпись: И. Сталин [64]

Приложение 2

К вопросу о политике ликвидации кулачества как класса И.В. Сталин

В № “Красной Звезды”, в статье “Ликвидация кулачества как класса”, в общем бесспорно правильной, имеются две неточности в формулировках. Мне кажется, что необходимо исправить эти неточности.

1. В статье сказано:

“В восстановительный период мы проводили политику ограничения капиталистических элементов города и деревни. С началом реконструктивного периода мы перешли от политики ограничения к политике их вытеснению”.

Это положение неверно. Политика ограничения капиталистических элементов и политика вытеснения их не представляют две различные политики. Это одна и та же политика. Вытеснение капиталистических элементов деревни есть неизбежный результат и составная часть политики ограничения капиталистических элементов, политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества. Вытеснение капиталистических элементов деревни нельзя приравнивать к вытеснению кулачества как класса. Вытеснение капиталистических элементов деревни есть вытеснение и преодоление отдельных отрядов кулачества, не выдержавших налогового нажима, не выдержавших системы ограничительных мер Советской власти. Понятно, что политика ограничения эксплуататорских тенденций кулачества, политика ограничения капиталистических элементов деревни не может не вести к вытеснению отдельных отрядов кулачества. Поэтому вытеснение отдельных отрядов кулачества не может быть рассматриваемо иначе, как неизбежный результат и составная часть политики ограничения капиталистических элементов деревни.

Эта политика велась у нас не только в период восстановления, но и в период реконструкции, но и в период после съезда (декабрь 1927 г.), но и в период XVI конференции нашей партии (апрель 1929 г.), как и после этой конференции вплоть до лета 1929 года, когда наступила у нас полоса сплошной коллективизации, когда наступил перелом в сторону политики ликвидации кулачества как класса.

Если рассмотреть важнейшие документы партии, начиная хотя бы с XIV съезда в декабре 1925 года (см. резолюцию по отчету ЦК) и кончая XVI конференцией в апреле 1929 года (см. резолюцию “О путях подъема сельского хозяйства”), то нельзя не заметить, что тезис об “ограничении эксплуататорских тенденций кулачества” или “ограничении роста капитализма в деревне” идет всегда рядом с тезисом о вытеснении капиталистических элементов деревни”, о “преодолении капиталистических элементов деревни”.Что это значит?

Это значит, что партия не отделяет вытеснения капиталистических элементов деревни от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества, от политики ограничения капиталистических элементов деревни.

съезд партии, как и XVI конференция стоят целиком на базе политики “ограничения эксплуататорских стремлений сельскохозяйственной буржуазии” (резолюция съезда “О работе в деревне”), на базе политики “принятия новых мер, ограничивающих развитие капитализма в деревне” (см. там же), на базе политики “решительного ограничения эксплуататорских тенденций кулака” (см. резолюцию съезда о пятилетке), на базе политики “наступления на кулака” в смысле “перехода к дальнейшему, более систематическому и настойчивому ограничению кулака и частника” (см. там же), на базе политики “еще более решительного хозяйственного вытеснения” “элементов частнокапиталистического хозяйства” в городе и деревне (см. резолюцию съезда по отчету ЦК).

Стало быть, а) неправ автор упомянутой статьи, изображая политику ограничения капиталистических элементов и политику их вытеснения как две различные политики. Факты говорят, что мы имеем здесь дело с одной общей политикой ограничения капитализма, составной частью и результатом которой является вытеснение отдельных отрядов кулачества.

Стало быть, б) неправ автор упомянутой статьи, утверждая, что вытеснение капиталистических элементов деревни началось лишь в период реконструкции, в период съезда. На самом деле вытеснение имело место и до съезда, в период восстановления, и после съезда, в период реконструкции. В период съезда была лишь усилена политика ограничения эксплуататорских тенденций кулачества новыми добавочным мерами, в связи с чем должно было усилиться и вытеснение отдельных отрядов кулачества.

2. В статье сказано:

“Политика ликвидации кулачества как класса целиком вытекает из политики вытеснения капиталистических элементов, являясь продолжением этой политики на новом этапе”.

Это положение неточно и потому — неверно. Понятно, что политика ликвидации кулачества как класса не могла упасть с неба. Она была подготовлена всем предыдущим периодом ограничения, а значит и вытеснения капиталистических элементов деревни. Но это еще не значит, что она не отличается коренным образом от политики ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни, что она является будто бы продолжением политики ограничения. Говорить так, как говорит наш автор, — значит отрицать наличие перелома в развитии деревни с лета 1929 года. Говорить так — значит отрицать тот факт, что мы проделали за этот период поворот в политике нашей партии в деревне. Говорить так — значит создать некоторое идеологическое укрытие для правых элементов нашей партии, цепляющихся теперь за решения съезда против новой политики партии так же, как цеплялся в свое время Фрумкин за решения XIV съезда против политики насаждения колхозов и совхозов.

Из чего исходил съезд, провозглашая усиление политики ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни? Из того, что, несмотря на это ограничение кулачества, кулачество, как класс, все же должно остаться до поры до времени. На этом основании съезд оставил в силе закон об аренде земли, прекрасно зная, что арендаторами в своей массе являются кулаки. На этом основании съезд оставил в силе закон о найме труда в деревне, потребовав его точного проведения в жизнь. На этом основании была еще раз провозглашена недопустимость раскулачивания. Противоречат ли эти законы и эти постановления политике ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни? Безусловно, нет. Противоречат ли эти законы и эти постановления политике ликвидации кулачества как класса? Безусловно, да! Стало быть, эти законы и эти постановления придется теперь отложить в сторону в районах сплошной коллективизации, сфера распространения которой растет не по дням, а по часам. Впрочем, они уже отложены в сторону самим людом колхозного движения в районах сплошной коллективизации.

Можно ли после этого утверждать, что политика ликвидации кулачества как класса, есть продолжение политики ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни? Ясно, что нельзя.

Автор упомянутой статьи забывает, что нельзя вытеснить класс кулачества как класс мерами налогового и всякого иного ограничения, оставляя в руках этого класса орудия производства с правом свободного пользования землей и сохраняя в нашей практике закон о найме труда в деревне, закон об аренде, запрещение раскулачивания. Автор забывает, что при политике ограничения эксплуататорских тенденций кулачества можно рассчитывать на вытеснение лишь отдельных отрядов кулачества, что не противоречит, а наоборот, предполагает сохранение до поры до времени кулачества как класса. Чтобы вытеснить кулачество как класс, для этого недостаточно политики ограничения и вытеснения отдельных его отрядов. Чтобы вытеснить кулачество как класс, надо сломить в открытом бою сопротивление этого класса и лишить его производственных источников существования и развития (свободное пользование землей, орудия производства, аренда, право найма труда и т.д.).

Это и есть поворот к политике ликвидации кулачества как класса. Без этого разговоры о вытеснении кулачества как класса есть пустая болтовня, угодная и выгодная лишь правым уклонистам. Без этого немыслима никакая серьезная, а тем более сплошная коллективизация деревни. Это хорошо поняли бедняки и середняки нашей деревни, громящие кулачество и осуществляющие сплошную коллективизацию. Этого не понимают еще, по-видимому, некоторые наши товарищи.

Стало быть, нынешняя политика партии в деревне есть не продолжение старой политики, а поворот от старой политики ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов деревни к новой политике ликвидации кулачества как класса.

“Красная Звезда” № 18,

января 1930 г.

Подпись: И. Сталин[80]

Приложение 3

Советский проект протокола об экономическом ненападении. мая 1931 года

В ответ на обвинение Советского Союза в «демпинге» Народный комиссар иностранных дел М. М. Литвинов от имени СССР предложил на Третьей сессии Европейской комиссии Лиги наций всем европейским странам подписать протокол об экономическом ненападении. Европейская комиссия оказалась не в состоянии открыто отклонить это предложение. В то же время его принятие лишило бы ряд европейских капиталистических стран возможности применять дискриминационные мероприятия против СССР в области внешней торговли. Руководители Европейской комиссии прибегли к обычному методу, применявшемуся Лигой наций в отношении советских предложений.

Предложение Советского Союза было передано «на рассмотрение» в специально созданную подкомиссию и там при помощи всевозможных процедурных ухищрений положено под сукно. Представители нижеперечисленных европейских стран, признавая, что для смягчения экономического кризиса, охватившего народное хозяйство большинства стран мира, необходимо наряду с отказом от войны в качестве средства разрешения международных конфликтов полное прекращение всех скрытых и открытых форм экономической агрессии отдельных стран или групп стран против какой-либо страны или группы стран, что прекращение экономической агрессии является необходимой предпосылкой мирного сотрудничества государств в хозяйственной области вне зависимости от их систем, что такое мирное сотрудничество является возможным и желательным в интересах смягчения экономического кризиса в первую очередь европейских стран, исходя из того, что прекращение экономической агрессии будет способствовать устранению ныне существующей обстановки недоверия, неуверенности и тревоги, тяжело отзывающейся на экономическом положении, надеясь, что воодушевленные их примером все другие страны присоединятся к настоящему протоколу, решили рекомендовать своим правительствам подписать нижеследующий протокол:

1. Договаривающиеся Стороны вновь торжественно подтверждают провозглашенный международной экономической конференцией 1927 г. принцип мирного сосуществования стран вне зависимости от их социально-политических и экономических систем.

2. В соответствии с пунктом 1 обязуются не применять во взаимных отношениях какую бы то ни было дискриминацию и считают несовместимым с принципами настоящего протокола применение в одной из указанных стран специального режима, направленного против одной или нескольких стран, подписавших настоящий протокол [79].

Приложение 4

«Об изъятии и выселении контрреволюционных элементов и кулачества из деревни» (выдержка)

«20 января 1930 г. бюро Средне-Волжского крайкома ВКП(б) на закрытом заседании приняло постановление «Об изъятии и выселении контрреволюционных элементов и кулачества из деревни»:

«1) Немедленно провести по всему краю массовую операцию по изъятию из деревни активных контрреволюционных антисоветских и террористических элементов в количестве 3000 человек. Указанную операцию закончить к 5 февраля.

2) Одновременно приступить к подготовке проведения массового выселения кулацко-белогвардейских элементов вместе с семьями, проведя эту операцию с 5 по февраля.

3) Считать необходимым провести выселение кулацких хозяйств вместе с семьями в количестве до 10000 хозяйств»[38].