Юридический институт Кафедра теории и истории государства и права. История и методология юридической науки «Алгоритм проведения

Реферат
Содержание скрыть

Введение


Актуальность исследования.

Субъектный состав международного частного права (МЧП) традиционно рассматривают через анализ положения физических лиц, юридических лиц и государств в МЧП. Вопрос о существовании иных, дополнительных субъектов редко исследуется.

Важнейшим субъектом международного частного права на современном этапе является государство. В двадцать первом веке в мировом сообществе все отчетливее проявляется тенденция интернационализации экономической жизни и все более усиливающегося участия в ней государства. Государства давно перестали заниматься исключительно политикой и успешно осваивают различные виды коммерческой деятельности, заключая всевозможные договоры частноправового характера с юридическими и физическими лицами, в том числе и иностранными. Участвуя в коммерческом обороте на одинаковых с частными лицами условиях, государство становится для них равным контрагентом, который должен отвечать за свои действия, к которому в случае ненадлежащего поведения может быть предъявлен иск и против которого может быть вынесено судебное решение, обязывающее государство возместить убытки или иным образом восстановить нарушенное право своего партнера.

Актуальность вопроса подтверждает то, что усиливающаяся интеграция в мировую экономику, вступление России в ВТО предполагают более пристальное внимание ко всем аспектам международного частноправового взаимодействия. Напомним, что Россия с августа 2013 года официально стала 156-й страной-членом ВТО — вступил в силу протокол о присоединении РФ к этой организации, подведший черту под 18-летним марафоном переговорного процесса.

Актуальность исследования обусловлена в том числе тем, что участие России в ВТО оказывает серьезное влияние на государственную политику в сфере внешнеторговой/внешнеэкономической деятельности, прежде всего на национальное право
1

.


Целью настоящего исследования

является анализ особенностей правового положения государства в международном частном праве.

Для достижения указанной цели автор ставит перед собой следующие
задачи:

— дать общую характеристику субъектов международного частного права;

— рассмотреть государство как субъект международного частного права;

— охарактеризовать нормы права, регулирующие гражданско-правовые отношения, осложненные иностранным элементом с участием государства;

11 стр., 5352 слов

Разрешение торговых споров в современном международном праве

... Международного института по унификации частного права (УНИДРУА); Международная торговая палата (МТП). . Национальное законодательство. Международные торговые споры могут возникать не только между государствами или международными ... библиографического списка. ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ТОРГОВЫХ СПОРОВ торговый спор международный право Международное торговое право в целом характеризуется наличием большого ...

— дать характеристику иммунитета государства и его видов;

— рассмотреть правовой режим гражданско-правовых отношений государства;

— проанализировать вопросы ответственности государства по своим обязательствам.


Объектом исследования

являются общественные отношения, складывающиеся при участии государства в международном гражданском обороте, правовые основы и нормативно-правовое регулирование международных частноправовых отношений с участием государства.


Предметом исследования

выступает государство, вступающее в международные частноправовые отношения, а также совокупность механизмов, закономерностей и особенностей участия государства в международном гражданском обороте.

Проведенное исследование опирается на диалектический
метод

научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического и иные методы научного познания.


Эмпирической и нормативной базой исследования

выступают нормы гражданского законодательства РФ, международного права, а также материалы судебной практики.


Научно-теоретическая основа работы

представлена исследованиями таких известных деятелей науки, как Л.П.Ануфриевой, Е.Е.Веселковой, М.В.Кривенковой, С.Н.Мызрова, И.Р.Сошниковой и другие.

Цели и задачи исследования обусловили
структуру

дипломной работы, которая состоит из введения, двух глав, имеющих подразделы, заключения, списка использованных источников и литературы.

Глава 1. Субъекты международного частного права, Глава 1. Субъекты международного частного права, 1.1. Общая характеристика субъектов международного частного права

К субъектам международного частного права традиционно относят физических лиц, юридических лиц и государства. Сегодня в этот список можно добавить также организации, не являющиеся юридическими лицами, и муниципальные образования.

Основным и, вероятно, наиболее значимым субъектом международного частного права выступает физическое лицо.

Физическое лицо — это человек, социобиологическое существо, вовлеченное в сферу правового регулирования. Раса, пол, возраст, вероисповедание, наличие гражданства, места постоянного проживания и т.п. не являются основаниями для непризнания человека субъектом права. Также не должно оказывать влияние на отнесение субъекта к физическим лицам наличие определенных недостатков в физическом или психическом состоянии человека.

Среди физических лиц в международном частном праве выделяют национальных граждан, иностранных граждан и лиц без гражданства (апатридов).

6 стр., 2687 слов

Личность,государство,право

... учебную литературу по курсу «Теория государства и права» описать сущность государства и права; раскрыть понятие правого статуса личности; проанализировать опыт прошедших веков по взаимоотношению государства и личности; произвести исследование современных точек зрения по данному вопросу. 1.Соотношение государства и права Право представляет ...

Под иностранными гражданами понимаются лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и имеющие гражданство (подданство) иностранного государства.

Апатридами признаются физические лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и не имеющие доказательства наличия гражданства иностранного государства
1

.

Отдельно можно выделить категорию бипатридов, т.е. лиц с двойным гражданством. В некоторых случаях наличие второго гражданства может привести к дополнительным ограничениям для граждан России. Например, в соответствии со ст. 19.1Закона РФ от декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» гражданин Российской Федерации, имеющий двойное гражданство, не вправе выступать учредителем телеканалов, радиоканалов, теле-, радио-, видеопрограмм
1

.

Граждане РФ могут участвовать в международных частноправовых отношениях. При этом на территории РФ их правовое положение регулируется материальным правом России. В то же время эта группа физических лиц может вступать в международные частноправовые отношения, находясь за пределами Российской Федерации. В этом случае они дополнительно попадают под действие иностранного права.

Особый статус в международном частном праве имеет ряд категорий иностранцев: дипломатические и консульские работники, беженцы. Зачастую особый статус получают также военнослужащие иностранных государств, проходящие службу на территории иностранного государства в силу какого-либо международного соглашения.

Беженцы — это лица, которые не являются гражданами Российской Федерации и которые в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находятся вне страны своей гражданской принадлежности и не могут пользоваться защитой этой страны или не желают пользоваться такой защитой вследствие таких опасений; или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного местожительства в результате подобных событий, не могут или не желают вернуться в нее вследствие таких опасений
2

.

Чаще всего, говоря о физических лицах в МЧП, мы имеем в виду иностранцев, находящихся на территории РФ. Их можно разделить на три группы
1

:

1) лиц, постоянно проживающих на территории российского государства;

2) лиц, временно проживающих на территории России;

3) лиц, временно пребывающих на территории РФ.

Существует ряд общепризнанных ограничений, касающихся положения иностранцев, в частности:

1. Ограничение на занятие определенных должностей, таких как государственные служащие, прокуроры, нотариусы, командиры воздушных и морских судов и др.

2. Ограничения на привлечение к работе на территории Российской Федерации. Как правило, требуется наличие специального разрешения.

3. Для иностранцев, как правило, установлены специальные правила въезда, выезда и перемещения по территории РФ. При этом предоставление разрешения (визы) для иностранцев не является обязанностью российского государства. Оспорить отказ в предоставлении визы практически невозможно. В то же время страны — члены Шенгенской зоны позволяют оспорить принятое решение об отказе в предоставлении визы, о признании визы недействительной или об отмене визы.

71 стр., 35373 слов

Светлана Геннадиевна Зубанова по теории государства и права

... общества 19. Понятие и классификация функций российского государства 20. Характеристика основных внутренних функций российского государства 21. Характеристика основных внешних функций российского государства 22. Формы осуществления функций государства 23. Механизм государства: понятие и структура 24. Принципы ...

В Российской Федерации приоритетным вариантом определения личного закона физического лица является закон гражданства лица (п. 1 ст. 1195Гражданского кодекса РФ
2

(далее – ГК РФ)).

Но в отношении иностранцев, имеющих место жительства в РФ, иностранных бипатридов, апатридов применяется право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище.

Хотя гражданская правоспособность физического лица и определяется его личным законом, в Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства пользуются гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных законом (ст. 1196ГК РФ).

Согласно ст. 1200ГК РФ признание в Российской Федерации физического лица безвестно отсутствующим и объявление физического лица умершим подчиняются российскому праву. В данной статье не содержится прямых указаний на ограничение применения этого правила в отношении иностранцев. В связи с этим возникает вопрос, как будет действовать приведенная норма, если уже имеется решение иностранного суда по поводу признания иностранного лица умершим или безвестно отсутствующим.

В отношении дееспособности иностранцев действует личный закон физического лица (ст. 1197ГК РФ).

Однако физическое лицо, не обладающее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности.

Признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву. Как и в случае признания лица безвестно отсутствующим или объявления умершим, здесь может возникнуть проблема существования решения компетентного органа иностранного государства по поводу ограничения или лишения дееспособности. Высказанное Л.Ю. Михеевой, на наш взгляд, вполне обоснованное мнение, что «при наличии акта компетентного органа иностранного государства, признающего иностранное физическое лицо недееспособным или ограниченно дееспособным, необходимость в признании его недееспособным или ограниченно дееспособным российским судом отсутствует, поскольку, как уже отмечалось, гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом»
1

, все же является неполным, так как не затрагивает ситуации, когда решение принимается, например, судом иного государства, а не того, который соответствует личному закону физического лица.

Вопрос о возможности иностранца заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица решается по праву страны, где лицо зарегистрировано в качестве предпринимателя. Если такая регистрация необязательна, применяется право страны, где осуществляется предпринимательская деятельность (ст. 1201ГК РФ).

29 стр., 14035 слов

Конституционный суд Российской Федерации и правовая защита конституционного ...

... охранять политические, социальные, экономические и моральные ценности общества, основываясь на Конституции. Для этих целей государство создает специальные органы конституционного контроля, а именно Конституционный Суд Российской Федерации. Реализация основ конституционного строя не осуществлена на ...

Следующим значимым субъектом международного частного права выступают юридические лица. Под юридическим лицом понимается организация, которая в соответствии с личным законом имеет в собственности или ином вещном праве обособленное имущество, отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. С точки зрения российского права, юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету.

Это независимый субъект, и его ответственность, как правило, не связана с ответственностью отдельных лиц, являющихся его учредителями.

Среди юридических лиц можно выделить национальные, иностранные и международные юридические лица.

Термин «национальность» к юридическим лицам все еще применяется, подчеркивая связь юридического лица с определенным государством, но становится все более условным
2

.

К примеру, по итогам слияния авиакомпаний British Airways (Великобритания) и Iberia (Испания) новая авиакомпания International Consolidated Airlines Group была зарегистрирована в Испании. Главной площадкой размещения акций стала Лондонская фондовая биржа, дополнительной — Мадридская. IAG позиционируется как испанская компания с налоговой резиденцией в Испании, финансовым и операционным центром в Великобритании.

В собственность акционеров British Airways перешло 55% акций International Consolidated Airlines Group (IAG), а у акционеров Iberia оказалось 45% акций новой авиакомпании. Самолеты вновь образованной авиакомпании продолжают летать под британским и испанским брендами.

После объединения British Airways была вынуждена доказывать свою принадлежность Великобритании, чтобы ее акции смогли по-прежнему включаться в индекс ста крупнейших британских компаний FTSE 100.

Согласно правилам FTSE компания, зарегистрированная за пределами Великобритании, не может быть включена в список «голубых фишек» страны. Однако комитет FTSE International принял во внимание, что штаб-квартира объединенного перевозчика будет расположена на территории Великобритании, а больше половины акций новой корпорации получили акционеры British Airways. Таким образом, несмотря на то, что акционерами British Airways являлись не только подданные Великобритании и юридические лица, зарегистрированные в Великобритании, что новая компания прописана в Мадриде, на улице Веласкеса, 130, а британской компанией признаются только юридические лица, зарегистрированные на территории Великобритании, International Consolidated Airlines Group стала рассматриваться как британская компания
1

.

В последние годы также ставится вопрос о существовании наднациональных юридических лиц
1

. Существенным преимуществом таких юридических лиц по сравнению с подобными национальными формами является возможность изменять свое место нахождения, т.е. переносить юридический адрес (и, соответственно, центральное управление) из одного государства в другое2
. В то же время, поскольку сфера их существования ограничена территорией Европейского союза, можно предположить, что дальнейшее политическое объединение Евросоюза приведет к изменению статуса таких юридических лиц.

15 стр., 7442 слов

По предмету «Право» : «Юридические лица как субъекты предпринимательского права»

... другого субъекта права. Причем на юридическое лицо по общему правилу возлагается осуществление тех интересов, которые индивидуально реализовать невозможно или сложно. Развитие законов, регулирующих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, показывает, что юридическое лицо ...

В соответствии со ст. 1202ГК РФ личный закон юридического лица определяется на основе закона инкорпорации — закона места учреждения юридического лица.

Но при совершении сделок иностранное юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, неизвестное праву страны, в которой орган или представитель юридического лица совершил сделку, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении.

В российском праве отдельное внимание уделяется национальным юридическим лицам с полным или частичным иностранным участием. Их правовой статус дополнительно определяется законодательством об иностранных инвестициях
3

.

Среди юридических лиц выделяют международных юридических лиц. К ним в доктрине принято относить юридических лиц, которые создаются в силу соглашения двух или более государств либо в силу внутренних законов одного или нескольких государств, принятых в соответствии с международным договором
1

. Весьма спорным является вопрос об отнесении к международным юридическим лицам неправительственных организаций2
. Положение таких юридических лиц регулируется, как правило, международными соглашениями, на этих юридических лиц в случаях, установленных международными договорами, могут распространяться дипломатические иммунитеты (например, ООН).

В остальном положение иностранных и международных юридических лиц в России является одинаковым.

Иностранные и международные юридические лица могут осуществлять свою деятельность в России через уполномоченных физических лиц либо через филиалы и представительства.

Особое место среди иностранных юридических лиц занимают офшорные компании, т.е. юридические лица, созданные на территории специализированных зон с целью осуществления своей деятельности вне государства регистрации.

В литературе офшорная компания определяется как «компания, являющаяся по отношению к стране регистрации нерезидентской и полностью освобожденной от налогов»
3

. В качестве одного из важнейших условий регистрации в офшорной зоне выступает неосуществление производственной, торговой или иной деятельности в стране регистрации1
. Например, зарегистрированный на Багамских островах офшорный банк не имеет права работать с резидентами страны регистрации банка2
, а регистрация безналоговых фирм происходит при условии, что не будет приобретаться на Багамах недвижимость и осуществляться коммерческая деятельность3
.

Обретшее массовый характер в последние лет использование офшорных компаний основывается на юридическом нонсенсе — организация, создаваемая на территории какого-либо государства, не может осуществлять там основную деятельность! И это при том, что право значительного количества государств, в том числе Российской Федерации, основывает определение важнейших вопросов правового статуса юридического лица на законодательстве страны регистрации.

1 стр., 422 слов

Россия в системе международных экономических отношений

... международных экономических отношений относятся:, Структуру международной торговли составляют: экс­портная квота К числу объектов международной торговли в ... поло­жения России в мире. Необходимо слияние ... экономические зоны (СЭЗ). Ещё одна форма международных экономических отноше­ний — международная миграция труда. Мигранты рискуют очень многим, их появление в новой стране вызывает тревогу других лиц, ...

Существование офшорных компаний равноценно наличию физических лиц — граждан государства, которые не имеют права въезжать на территорию государства своего гражданства и там проживать. Остается надеяться, что в ближайшие годы данная категория юридических лиц будет постепенно вытеснена из частноправовых отношений.

В рамках международного частного права часто поднимается вопрос о транснациональных корпорациях. Главная особенность таких организаций — осуществление своей деятельности на территории нескольких государств и обладание огромными финансовыми ресурсами, зачастую превосходящими экономические возможности государств, где они осуществляют свою деятельность.

Транснациональные корпорации представляют собой сложную организационно-экономическую структуру, которая включает: головную (материнскую) компанию, филиалы, представительства, дочерние компании, созданные по праву национальных государств; иногда могут включаться юридические лица, осуществляющие свою деятельность на основе договора коммерческой концессии. Но такие корпорации нельзя относить к международным юридическим лицам
1

, так как отдельные организации, включенные в транснациональные корпорации, можно рассматривать как национальные или иностранные юридические лица, самостоятельно вступающие в частноправовые отношения.

Выделение в качестве специального субъекта международного частного права организаций, не являющихся юридическими лицами, — новелла российского законодательства. В Российской Федерации в качестве примера таких организаций можно назвать простое товарищество, не зарегистрированные в качестве юридических лиц общественные и религиозные организации
2

. В Общероссийскомклассификатореорганизационно-правовых форм (ОКОПФ) ОК 028-99 эти субъекты получили название «неюридические лица»3
. В Великобритании в этот перечень входит, например, полное товарищество. В соответствии сост. 1203ГК РФ личным законом иностранной организации, не являющейся юридическим лицом по иностранному праву, считается право страны, где эта организация учреждена.

К деятельности такой организации, если применимым является российское право, соответственно применяются правила ГКРФ, которые регулируют деятельность юридических лиц, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа отношения.

В то же время имеются примеры из судебной практики
1

, говорящие о неоднозначном понимании статуса подобных образований.

Особыми субъектами международного частного права являются государства, о которых речь пойдет в следующем параграфе.

В заключение отметим, что публичными образованиями, вступающими в частноправовые отношения, в том числе наднационального характера, являются также и муниципальные образования. Но в отличие от государства муниципальные образования не обладают иммунитетами и вступают в частноправовые отношения на равных с физическими и юридическими лицами.

Согласно ст. 8ФЗ от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»
2

в целях организации взаимодействия муниципальных образований, советов муниципальных образований субъектов Российской Федерации, выражения и защиты общих интересов муниципальных образований Российской Федерации, в том числе в целях представления указанных интересов в федеральных органах государственной власти и организации сотрудничества муниципальных образований Российской Федерации с международными организациями и иностранными юридическими лицами, советы муниципальных образований субъектов Российской Федерации могут образовывать единое общероссийское объединение муниципальных образований.

25 стр., 12280 слов

Международная миграция рабочей силы

... второй главе представлена методическая разработка семинарского занятия на тему «Международная миграция рабочей силы». Теоретическую базу написания курсовой работы составили монографии И. И. Цыркун, В. Н. Пунчик, З. ...

К тому же ст. 17указанного Закона среди полномочий органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения называет «осуществление международных и внешнеэкономических связей в соответствии с федеральными законами».

Более того, ст. 3ФЗ от ноября 1996 г. № 138-ФЗ «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления»
1

гласит, что «иностранные граждане, постоянно проживающие на территории соответствующего муниципального образования, на основании международных договоров Российской Федерации и в порядке, установленном законом, имеют право избирать депутатов представительных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления, быть избранными депутатами указанных органов и выборными должностными лицами местного самоуправления, а также участвовать в иных избирательных действиях на тех же условиях, что и граждане Российской Федерации», что заставляет вновь задуматься о последствиях реализации данного положения для частноправовых отношений.

На наш взгляд, приведенные положения говорят о необходимости учета муниципальных образований в качестве самостоятельного субъекта международного частного права.

1.2. Российская Федерация как субъект международного частного права, 1.2. Российская Федерация как субъект международного частного права

Государство может и участвует в различного рода гражданско-правовых отношениях, выступая субъектом гражданского права. Участвуя в гражданско-правовых отношениях, не выходящих за пределы Российской Федерации, или, как говорят, в отношениях, которые не осложнены иностранным элементом, государство не обладает никакими преимуществами по сравнению с основными субъектами гражданского права — физическими и юридическими лицами. Означенное положение закреплено в ст. 124ГК РФ
1

. В соответствии с ней Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, а также муниципальные образования участвуют в гражданско-правовых отношениях «на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами». Из этой статьи следует, что к государству при этом по аналогии применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в этих отношениях (п. 2ст. 124ГК РФ).

По-другому решается вопрос о правовом положении государства, когда оно выступает в качестве субъекта международного частного права, т.е. становится участником гражданско-правовых отношений международного характера. Участие государства в подобных отношениях весьма разнообразно. Например, государство арендует или покупает участок земли для дипломатической миссии или для иных нужд в иностранном государстве; арендует, покупает или строит дома на территории иностранного государства; выпускает облигации на территории иностранного государства или хранит деньги в иностранных банках; выступает гарантом по гражданско-правовым обязательствам своих граждан и юридических лиц перед иностранным государством или перед иностранными физическими и юридическими лицами или заключает с иностранными инвесторами концессионные соглашения, соглашения о разделе продукции и др. Государство может стать наследником имущества, находящегося на территории иностранного государства
2

.

27 стр., 13002 слов

RELP. Основные экономические права

... возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53). Методологической основой исследования 7 практика применения правовых норм, судебное право и научные ...

Иными словами, государства (государственные образования) являются особыми субъектами права в силу своего суверенитета. Вступая в отношения с частными лицами, государства сохраняют свою публично-правовую сущность, но зачастую государство вынуждено вступать и в частноправовые отношения: заключать договоры поставки, энергоснабжения, аренды, купли-продажи, решать вопросы реализации имущества государства, размещения ценных бумаг и т.д.

В международном публичном праве помимо государств в качестве субъектов права выступают международные организации, нации и народы, борющиеся за самоопределение, государственно-подобные образования
1

. В международном частном праве эти субъекты получают иной статус: международные организации выступают как международные юридические лица, государственно-подобные образования можно рассматривать в частноправовых отношениях наравне с государствами, а вот нации и народы, борющиеся за самоопределение, не получают самостоятельный частноправовой статус.

К государству как субъекту международного частного права во многом применимы положения о юридических лицах, в частности, касающиеся порядка приобретения прав и осуществления обязанностей. Важнейшей особенностью государства, вступающего в частноправовые отношения, является наличие иммунитета, т.е. освобождения от юрисдикции другого государства при совершении каких-либо действий на территории этого государства.

Об иммунитете государства и его видах более подробно речь пойдет в следующей главе.

В рамках же настоящей главы, рассматривая государство как особый субъект международного частного права, отметим следующее.

Государство можно рассматривать с разных сторон. Оно имеет свою собственность, причем во много раз превосходящую собственность других субъектов права, и, следовательно, его можно рассматривать с позиций хозяйствующего субъекта. Это нашло свое отражение в гл. 5ГК РФ, которая устанавливает, что государство, субъекты РФ и муниципальные образования могут быть субъектами гражданского права в отношениях, регулируемых гражданским законодательством. По существу, это означает, что, выступая в таком качестве, они являются юридическими лицами частного права. В данных отношениях государство выступает «на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами» (п. 1 ст. 124ГК РФ).

В реальной жизни роль государства, его влияние, конечно, гораздо значительнее, чем роль отдельного гражданина или иного юридического лица, но в принципе не только гражданин несет гражданско-правовую ответственность перед государством, но и последнее — перед гражданином. Такой подход сохраняется и в публично-правовых отношениях, но положение сторон в них неодинаково. Государство, субъекты РФ, органы местного самоуправления выступают в публично-правовых отношениях прежде всего как властвующие, управляющие субъекты, юридические лица публичного права. Хотя и в этом случае государство, иные субъекты публичной власти тоже несут ответственность перед индивидом (они обязаны защищать его жизнь, неприкосновенность, собственность и т.д., равно как защищать законные интересы и права юридических лиц), такая ответственность в реальности чаще всего имеет форму ответственности конкретных органов государства или должностных лиц. Вместе с тем может быть установлена и ответственность непосредственно государства (а затем оно должно решать вопрос о конкретных виновниках), например в случае нарушения прав человека. Решения Европейского суда по правам человека (г. Страсбург) об ответственности государств в связи с нарушением прав человека (положения соответствующих международных конвенций после ратификации становятся внутренним правом государств) хорошо известны. Такие решения об ответственности принимались и в адрес Российского государства.

Наряду с внутренними государство осуществляет и внешние функции на международной арене. Внутренние функции могут иметь международный элемент (например, экономическая функция проявляется, в частности, во внешнеторговой деятельности государства), а внешние находят свое продолжение во внутренних (функция обороны страны требует создания соответствующей оборонной техники на предприятиях страны).

Тем не менее, имея в виду целевое назначение, а также главное содержание деятельности (доминанту), можно выделить следующие внешние функции государства: обороны, интеграции в мировое сообщество, поддержания миропорядка, международного сотрудничества в решении глобальных проблем человечества. Осуществляя эти функции вовне, государство выступает как субъект международного права. Если его рассматривать в качестве юридического лица, то в данном случае это субъект международного публичного права (в некоторых частных отношениях на международной арене государство может выступать как субъект международного частного права).

Осуществляя свои функции в обществе, государство как юридическое лицо, будучи по своему существу юридическим лицом публичного права, вступает в различные отношения с индивидами, коллективами людей (независимо от того, являются они юридическими лицами или нет), оно находится в определенных отношениях с обществом, с другими государствами, их объединениями и международным сообществом. В некоторых отношениях оно выступает, скорее, как юридическое лицо частного права (например, продажа военной техники за рубеж), в других — как юридическое лицо публичного права (национализация частной собственности внутри страны или заключение международных договоров о союзе).

Остановимся только на внутренних отношениях государства с другими субъектами права. Специфика этих отношений состоит в том, что государство — одновременно суверен, который может возлагать обязанности и ответственность на всех, кто попадает в сферу государственной власти, и ответчик, несущий ответственность за правомерность своих действий, их соответствие установленным ранее правовым нормам, причем эти нормы устанавливаются, как правило, самим государством (правовой обычай санкционирует государство, порядок проведения референдума тоже устанавливается законом, созданным органом государства — парламентом).

Государство — управленец по отношению ко всем другим субъектам права
1

.

По отношению к индивиду государство устанавливает прежде всего его существование и местонахождение (свидетельство о рождении и смерти, регистрация по месту жительства, виза при въезде в страну и т.д.), а уполномоченные им должностные лица выдают об этом соответствующие документы. Государство устанавливает институт гражданства (существование или отсутствие особой правовой связи лица с данным государством), также фиксируя это. Как известно, гражданин имеет такие права (например, политические), которых нет у иностранца, находящегося или даже постоянно проживающего на данной территории данной страны. Такие различия не вправе устанавливать другие юридические лица публичного права, в том числе государственные образования. Основные права человека и гражданина закреплены в конституциях государств. Глава 2Конституции РФ содержит перечень таких прав, соответствующий международным стандартам. Только государство федеральным законом может ограничивать некоторые (не все) основные права (те, которые названы в Конституции РФ как права, которые могут быть ограничены).

Субъекты РФ, муниципальные образования этого делать не вправе. Они не могут вводить и новые основные права, хотя вправе устанавливать дополнительные права.

Вместе с тем государство устанавливает основные обязанности человека и гражданина по отношению к обществу, государству, другим людям, иногда — по отношению к коллективам, в которые индивиды добровольно вступили. За нарушение таких правовых норм государство устанавливает санкции, распространяющиеся в том числе на иностранцев. Санкции эти могут быть весьма суровыми (по некоторым уголовным преступлениям в России возможно пожизненное лишение свободы).

Такие полномочия не присущи другим юридическим лицам публичного права. Государственные образования (например, субъекты РФ) могут устанавливать дополнительные составы административных правонарушений и ответственность за них (административное право находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов), но не составы уголовных преступлений и гражданских правонарушений.

Устанавливая права и обязанности человека и гражданина (индивида), государство в то же время само наделено правами по отношению к индивиду и несет обязанности перед ним. Такие двусторонние связи типичны для юридических лиц как таковых. Государство вправе требовать от личности определенного поведения, предусмотренного правовыми нормами (получить установленный законом минимум образования, платить налоги, служить в армии или пройти альтернативную службу и т.д.).

Оно обязано защищать человека, его жизнь, свободу, достоинство, имущество от посягательств, гарантировать осуществление прав человека и гражданина. Для этой цели создается целая система правоохранительных органов государства (в России — Уполномоченный по правам человека, милиция, прокуратура, суды и др.).

Если государство не обеспечивает права индивида, он может обратиться в суд с иском к государству, его органам, должностным лицам. В тех случаях, когда исчерпаны все внутренние средства правовой защиты в государстве пребывания, российский гражданин может обратиться в международные органы (Европейский суд по правам человека в г. Страсбурге, Комиссию ООН по правам человека).

Отношения государства, которое выступает как юридическое лицо публичного права (от его имени действуют различные органы и должностные лица), и коллективов (независимо от того, является ли коллектив юридическим лицом) тоже строятся на основе сочетания взаимных прав и обязанностей
1

.

1.3. Нормы права, регулирующие гражданско-правовые отношения, осложненные иностранным элементом с участием государства, 1.3. Нормы права, регулирующие гражданско-правовые отношения, осложненные иностранным элементом с участием государства

Соотношение международного права и национального законодательства в правовом регулировании гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом с участием государства, является одним из самых сложных вопросов в юриспруденции. Традиционное сопоставление двух названных правовых систем в отечественной юридической литературе выражается как «международное право» и «внутригосударственное право». В официальных международных актах зачастую применяются понятия «национальное право», «национальное законодательство» или «внутреннее право».

Соотношение международного права и внутригосударственного права, понимаемого как международное частное право, является одним из аспектов рассматриваемой глобальной проблемы. Вопрос осложняется тем, что в доктрине международного частного права существует два подхода к пониманию нормативного состава этого права.

Школа цивилистов (М.М. Богуславский, М.И. Брагинский, В.П. Звеков, С.Н. Лебедев, А.Л. Маковский, М.Г. Розенберг, О.Н. Садиков и др.) считает, что международное частное право включает в себя коллизионные нормы, входящие обыкновенно в состав национального гражданского права и имеющие целью определение так называемого применимого права, т.е. права того государства, в соответствии с нормами которого должны решаться конкретные правовые отношения, выходящие за рамки одной правовой системы; не определяемый строго круг фрагментарно выделяемых норм гражданского, семейного, трудового и других отраслей национального права, применимых к регулированию правоотношений с иностранным элементом, например национальные нормы, регулирующие правовой режим иностранных инвесторов; нормы многих международных договоров, которые призваны регулировать частные правоотношения, выходящие за рамки одной правовой системы
1

.

В доктрине (Д.Б. Левин, Е.Т. Усенко) признается, что международные нормы не действуют для субъектов национальных правовых систем priorio vigore, но действуют опосредованно, будучи трансформированными согласно Ф. Триппелю, иначе рецепированными согласно Левину Д.Б. в том или ином национальном правопорядке либо посредством генеральной рецепции, либо посредством специальной рецепции. Таким образом, реципированная международная норма, не теряя своего качества, становится одновременно и национальной. Поскольку все три источника норм международного частного права согласно цивилистической школе, по сути, являются нормами национальными, внутрисистемными, то, соответственно, практически все международное частное право также внутринациональное.

Школа международников (И.П. Блищенко, Л.Н. Галенская, В.Э. Грабарь, Ф.И. Кожевников и др.) исходит из того, что в состав международного частного права входят нормы только международно-правовые, в основном договорные, а следовательно, международное частное право есть одна из составных частей международного публичного права. Согласно этому подходу конвенционные международные нормы международного частного права отличаются только по предмету регулирования (частноправовые отношения) от норм других отраслей международного публичного права. Кроме того, нормы других отраслей принципиально ничем не отличаются от международных норм международного частного права с точки зрения их действия в силу рецепции в национальных правопорядках различных стран (в частности, применения их органами и должностными лицами).

Многие международные конвенции в области международного частного права логичнее включить в состав международного экономического права, поскольку это международные договоры, имеющие предметом регулирования международные экономические отношения. Хотя нормы таких конвенций, будучи реципированными, применяются и в качестве внутринациональных норм, но первооснова остается международной. Это проявляется в их связанности, автономности, они не могут произвольно изменяться или отменяться, являясь по происхождению международными.

К международному частному праву англо-американская доктрина относит только коллизионные нормы. И в Гражданском кодексе РФ в разделе«Международное частное право» фигурируют в основе только коллизионные нормы. Иначе говоря, международное частное право — это право внутринациональное, коллизионное право того или иного государства.

В практическом плане важнейшим отличием международного публичного права от международного частного права является то, что его субъекты — это субъекты международного публичного права, а субъекты международного частного права — это субъекты национальных систем права. Кроме того, международное публичное право применяется для регулирования международных публично-правовых отношений, а международные частноправовые отношения регулируются тем или иным частным, национальным применимым правом, включая нормы тех или иных международных договоров, реципированные в национальные правовые системы.

В доктрине исторически сложились два концептуальных подхода к соотношению внутреннего и международного права. Сторонники дуалистической концепции отстаивают точку зрения, согласно которой имеют место две самостоятельные, параллельно существующие правовые системы. В связи с этим известный итальянский профессор Д. Анцилотти не допускает какой бы то ни было надгосударственной власти вопреки нормообразованию государств на основе их соглашений. Иное означало бы конец международного права и замену его внутригосударственным правом другого государства
1

.

Другой подход подразумевает теорию примата внутреннего права над международным правом или международного над внутренним. Признание приоритета внутреннего права преобладало в доктрине и практике советского государства, отражая защиту им своего суверенитета в условиях противостояния двух общественных систем. С конца 1980-х гг. стала все более отчетливой тенденция «связанности» государства его международными обязательствами.

Устойчивое признание параллельности развития внутреннего и международного права всегда сочеталось с оценками их взаимного влияния, которое объяснялось такими обстоятельствами, как объективные условия и факторы (конфликты, войны, мир, экономический рост и т.д.), государственно-правовые перемены в отдельных странах (революции, перевороты, новые политические курсы, конституции и т.д.), взаимное влияние международно-правовых массивов и их потоков применительно к разным странам (деструкции правовых состояний и институтов).

Все это сделало неизбежным постепенное развитие коллизионных норм и процедур, используемых для разрешения споров между государствами и преодоления разногласий в рамках международных структур. Увеличение их удельного веса дает основание для формирования нового коллизионного права.

В настоящее время в доктрине появилась точка зрения, согласно которой в условиях глобализации концепция объективных границ международного права должна отойти в прошлое. Сегодня оно создает права и обязательства не только для государств, но и для физических, юридических лиц, имеет прямое действие во внутригосударственной сфере
2

.

На самом деле внутригосударственная правовая система воспринимает не международное право как особую систему, а лишь содержание его норм. В результате соответствующие нормы международного права сохраняют свой статус, не претерпевая каких-либо изменений. В соответствии с ними создаются нормы внутреннего права. В этом и состоит суть процесса инкорпорации международного права во внутригосударственное.

Каналы влияния международного права на внутригосударственное достаточно многочисленны. Данная проблема подробно анализировалась Ю.А. Тихомировым.

Расширение экономических связей приводит к тому, что юридические лица уже не могут осуществлять свою хозяйственную деятельность только на территории одного государства. Юридические лица активно осуществляют торговую и иную хозяйственную деятельность как в том государстве, где они были созданы, так и за его пределами.

Пока речь идет о юридических лицах, созданных и действующих на территории одного государства, не возникает вопросов о порядке допуска к хозяйственной деятельности на территории этого государства, о правоспособности этих юридических лиц и т.д. Все эти вопросы регулируются законодательством страны, в котором создано и действует это юридическое лицо.

Когда же субъектом является иностранное юридическое лицо, то встает вопрос, какому государству оно принадлежит и нормами права какого государства регулируется его деятельность, а именно нормы какого государства должны регулировать порядок его создания и ликвидации, объем его правоспособности.

Правовое положение иностранных юридических лиц регулируется в государствах различным образом. Характер этого регулирования определяется хозяйственным положением данного государства, степенью его экономической независимости, ролью иностранного капитала в экономике страны, условиями внутренней и внешней торговли.

Правовое регулирование юридических лиц как субъектов международного частного права осуществляется посредством двух методов: коллизионного и материально-правового.

Традиционным методом правового регулирования международного частного права, без которого трудно обойтись и в отношениях с участием иностранных юридических лиц, является коллизионный метод.

Задача коллизионного метода сводится к отысканию того правопорядка, который является компетентным для регулирования вопросов правового статуса иностранного юридического лица
1

.

Л.А. Лунц отмечал: «…коллизионная норма вместе с той материально-правовой нормой, к которой она отсылает, образует настоящее правило для участников гражданского оборота»
2

.

Коллизионно-правовые нормы, регулирующие правовой статус иностранных юридических лиц в РФ, имеют трехуровневую структуру. Во-первых, в их число входят коллизионные нормы российского гражданского законодательства, например нормы раздела части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (ст. 1202ГК РФ, в соответствии с которой правоспособность иностранных юридических лиц определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо).

Во-вторых, правосубъектность иностранных юридических лиц регулируется коллизионными нормами, содержащимися в двусторонних договорах о правовой помощи. Так, например, согласно договору между РФ и Республикой Албанией правоспособность юридического лица определяется законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой оно учреждено (п. 2 ст. 22).

В-третьих, большую группу коллизионных норм составляют нормы многосторонних договоров о правовой помощи. Например, в соответствии с Минской конвенцией СНГ правоспособность юридического лица определяется законодательством государства, по законам которого оно было учреждено (п. 3 ст. 23).

В свою очередь, материально-правовые нормы, регулирующие правовой статус иностранных юридических лиц в РФ, включают внутринациональное законодательство и унифицированные нормы международных соглашений.

Анализ проведенного в рамках настоящей главы исследования позволяет сформулировать следующие основные выводы.

К субъектам международного частного права традиционно относят физических лиц, юридических лиц и государства. Сегодня в этот список можно добавить также организации, не являющиеся юридическими лицами, и муниципальные образования.

Государства (государственные образования) являются особыми субъектами права в силу своего суверенитета. Вступая в отношения с частными лицами, государства сохраняют свою публично-правовую сущность, но зачастую государство вынуждено вступать и в частноправовые отношения: заключать договоры поставки, энергоснабжения, аренды, купли-продажи, решать вопросы реализации имущества государства, размещения ценных бумаг и т.д.

К государству как субъекту международного частного права во многом применимы положения о юридических лицах, в частности, касающиеся порядка приобретения прав и осуществления обязанностей. Важнейшей особенностью государства, вступающего в частноправовые отношения, является наличие иммунитета, т.е. освобождения от юрисдикции другого государства при совершении каких-либо действий на территории этого государства.

К гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, с участием государства применяются правила раздела VI«Международное частное право» Гражданского кодекса РФ. Это означает, что с позиций, выраженных в этом разделе, участие в гражданско-правовых отношениях государства не придает им какой-либо специфики. Отсюда следует вывод, что положение государства как субъекта данных отношений равнозначно положению участвующих в них в качестве контрагентов государства иностранных юридических лиц.

Статья 1204ГК РФ исходит из того, что положение государства в указанных отношениях не подразумевает автоматического обладания им какими-либо чертами, в том числе и перечисленными выше видами иммунитета, которые отличали бы государство от его иностранных контрагентов, выступающих в качестве субъектов гражданского права.

В целом правовое регулирование юридических лиц как субъектов международного частного права осуществляется посредством двух методов: коллизионного и материально-правового.

Коллизионно-правовые нормы, регулирующие правовой статус иностранных юридических лиц в РФ, имеют трехуровневую структуру: коллизионные нормы российского гражданского законодательства; правосубъектность иностранных юридических лиц регулируется коллизионными нормами, содержащимися в двусторонних договорах о правовой помощи; нормы многосторонних договоров о правовой помощи.

Материально-правовые нормы, регулирующие правовой статус иностранных юридических лиц в РФ, включают внутринациональное законодательство и унифицированные нормы международных соглашений.

Глава 2.Государство как субъект имущественных отношений в международном частном праве, Глава 2.Государство как субъект имущественных отношений в международном частном праве, 2.1.Иммунитет государства и его виды

К государству как субъекту международного частного права во многом применимы положения о юридических лицах, в частности, касающиеся порядка приобретения прав и осуществления обязанностей. Как уже отмечалось выше, важнейшей особенностью государства, вступающего в частноправовые отношения, является наличие иммунитета, т.е. освобождения от юрисдикции другого государства при совершении каких-либо действий на территории этого государства.

Первые упоминания о юрисдикционном иммунитете государства относятся к XIV в. Теория государственного иммунитета формулируется в известном изречении итальянского юриста Бартолуса: par parem non habet imperium (лат. равный над равным не имеет власти).

Оно означает, что государства равны на уровне взаимодействия верховных политических властей, т.е. суверенитетов, и никакая юрисдикция не может быть осуществлена одним государством над другим на этом уровне
1

.

Под государственным иммунитетом понимают неподсудность одного государства судам другого государства. В основе принципа государственного иммунитета лежит общепризнанный принцип международного права — принцип суверенного равенства государств. Государства обладают равным суверенитетом, и в силу этого ни одно государство не может осуществлять власть над другими равно суверенными государствами, в том числе осуществлять над ними юрисдикцию. Из суверенитета государств вытекает их иммунитет. Ни одно государство не может привлечь к суду другое государство без его согласия, осуществить против него меры по предварительному обеспечению иска и принудительному исполнению судебного решения.

Проблема государственного иммунитета находится на стыке наук публичного международного права и частного международного права. Рассмотрение принципа иммунитета государств как вытекающего из суверенитета государств, а также признание государственного иммунитета при совершении государством публично-правовых действий, т.е. действий в осуществление государственного суверенитета, говорит о его публично-правовой основе. Случаи изъятия из государственного иммунитета при совершении им частноправовых действий относятся к сфере международного частного права.

Обычная норма международного права о государственном иммунитете развивалась на основе практики муниципальных судов. Законодательство государств, двусторонние и многосторонние договоры, а также международно-правовая доктрина в области государственного иммунитета разрабатывались значительно позже на основе судебной практики. Первый известный случай признания иммунитета государства и его собственности в суде другого государства произошел в 1668 г. Из-за задолженности испанского короля три его военных корабля были задержаны в иностранной гавани. Суд наложил арест на военные корабли, что затем было признано недопустимым
1

.

Остановимся кратко на вопросах формирования принципа государственного иммунитета в государствах системы общего права и странх континентальной системы.

В государствах системы общего права, особенно в Англии и США, принцип государственного иммунитета развивался на основе традиционного иммунитета личности местного суверена. В Англии доктрина иммунитета суверена основывалась на конституционном обычае, согласно которому против короля не может быть возбуждено дело в его собственных судах. Логическое обоснование доктрины иммунитета суверена содержится в изречении судьи Бретта по делу «The Parlement Belge» (1880).

Данное обоснование иммунитета суверена зиждется на таких принципах, как международная вежливость, независимость, суверенитет и достоинство каждой суверенной власти.

Позднее иммунитеты, предоставляемые суверенам и их имуществу, привели к основополагающим иммунитетам государств и их собственности.

Суды США первыми сформулировали принцип иммунитета государства. Его классическая формулировка была изложена главным судьей Маршаллом в деле «The Schooner «Exchange» v. McFaddon and others» (1812), который заявил, что суверенная держава обладает исключительной и абсолютной юрисдикцией в рамках своей территории. Все исключения из полной и неограниченной власти нации в рамках ее собственной территории должны происходить с согласия самой нации. Суверенные государства с равными правами и равной независимостью в целях взаимного блага и обмена добрыми услугами согласились смягчить действие абсолютной и полной юрисдикции в пределах своей территории.

Это абсолютное равенство и абсолютная независимость суверенов и общий интерес, заставляющий их поддерживать отношения друг с другом, а также обмен добрыми услугами привели к возникновению ряда случаев, в которых каждый суверен отказывался от осуществления части этой полной исключительной территориальной юрисдикции.

В странах системы континентального права норма о государственном иммунитете развивалась иначе, чем в странах системы общего права. Здесь государственный иммунитет был тесно связан с юрисдикционными полномочиями судов. Так, во Франции проводилось различие между действиями, подлежащими юрисдикции административных трибуналов, и актами правительства, не подлежащими рассмотрению судебными или административными властями. Действия иностранных государств рассматривались как действия правительства, а потому не подлежали рассмотрению судебными или административными властями.

Суды в странах системы гражданского права, как и суды в странах системы общего права, основывают иммунитет на суверенитете государства и взаимной независимости государств. Но если в странах системы общего права иммунитет государства вырос из иммунитета личности местного суверена, то в странах системы гражданского права признание иммунитета государства зависело от наличия или отсутствия у суда государства полномочия вести дело против иностранного государства.

Существует тесная связь между иммунитетами местных суверенов, послов, дипломатических агентов и иммунитетами государства и его органов. Иммунитеты первых послужили основой формирования иммунитета государства, явились его историческими предшественниками.

Выделяют следующие виды иммунитетов
1

:

1. Судебный иммунитет государства. По общему правилу, споры с участием государства не могут быть рассмотрены без его согласия в судах другого государства. Такое согласие может быть дано как до передачи дела в суд, так и в рамках судебного заседания. Явка уполномоченного представителя государства не должна рассматриваться как согласие на рассмотрение дела, кроме случаев представления фактического возражения по существу спора, подачи встречного иска.

2. Иммунитет от предварительного обеспечения иска. Суд другого государства не должен предпринимать никаких мер по предварительному обеспечению иска.

3. Иммунитет от принудительного исполнения судебного решения. Без согласия государства судебное решение иностранного государства не может быть исполнено.

4. Иммунитет собственности государства. Собственность государства пользуется иммунитетом независимо от наличия судебного разбирательства и даже в том случае, если находится во владении лица, не обладающего иммунитетом
1

.

5. Иммунитет сделок государства. При отсутствии соглашения сторон о применимом праве к сделкам, совершаемым с участием государств, должно применяться право этих государств.

В международной практике существует две доктрины относительно иммунитета государства: доктрина абсолютного иммунитета государства и доктрина ограниченного (функционального) иммунитета государства.

Функциональный иммунитет означает иммунитет государства, признаваемый лишь в отношении некоторых его действий. Суть концепции функционального иммунитета состоит в том, что государство обладает иммунитетом только тогда, когда выступает в качестве суверена, т.е. когда совершает действия публично-правового характера (acta jure imperii), а при совершении частноправовых действий (acta jure gestionis) иммунитетом не обладает. Это означает, что государство пользуется иммунитетом лишь при совершении действий в качестве субъекта властвования. При совершении гражданско-правовых действий, внешнеторговых сделок, эксплуатации торгового флота государство и его собственность иммунитетом не обладают. В этом случае к государству может быть предъявлен иск в суде другого государства
2

.

Суть концепции абсолютного иммунитета состоит в том, что государство обладает иммунитетом как в случае совершения действий публично-правового характера (acta jure imperii), так и при совершении действий частноправового характера (acts jure gestionis).

Представляется, что наиболее реалистичной и жизнеспособной является концепция ограниченного иммунитета. Из признания того, что основой иммунитета является суверенитет, следует, что государство пользуется иммунитетом при реализации своего суверенитета, т.е. при совершении действий в осуществление суверенной власти. Они представляют собой публично-правовые действия, или политические акты государства. Частноправовые действия, включающие в себя коммерческие, гражданско-правовые, не являются в подлинном смысле слова суверенными.

Признание иммунитета государства в отношении его частноправовых действий фактически ведет к невозможности привлечь его к ответственности, ставит в привилегированное положение по сравнению с другой стороной в споре, ведет к неравноправию субъектов в частноправовых отношениях, что порождает недоверие и нежелание осуществлять экономические, торговые, научно-технические связи с государствами, придерживающимися концепции абсолютного иммунитета, и в конечном счете тормозит развитие межгосударственных отношений. Поэтому в научной литературе можно встретить характеристику концепции абсолютного иммунитета как «правовой окаменелости»
1

.

Следует отметить, что судебная практика государств, применяющих теорию ограниченного иммунитета, придерживается позиции отрицания статуса иностранного государства у субъектов Федерации
2

, фактически приравняв их к административно-территориальным единицам унитарных государств.

Интересно заметить, что некоторые государства приняли специальное законодательство о государственном иммунитете. Первый пример такого законодательства — Закон США об иммунитетах суверенов 1976 г. Позднее были приняты Закон Англии об иммунитете государств 1978 г., Закон Сингапура о государственном иммунитете 1979 г., Закон ЮАР об иммунитетах иностранного суверена 1981 г., Ордонанс Пакистана о государственном иммунитете 1981 г., Закон Канады о государственном иммунитете 1982 г., Закон Австралии об иммунитетах иностранного суверена 1985 г.

Большинство государств не имеют специальных законов о государственном иммунитете, положения об иммунитете содержатся в более общих по содержанию законах. Так, в российском законодательстве имеется лишь несколько норм о государственном иммунитете. Это ст. 251Арбитражного процессуального кодекса РФ,ст. 401Гражданского процессуального кодекса РФ,ст. 23Федерального закона от декабря 1995 г. № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции». Указанные нормы российского законодательства свидетельствуют о том, что в настоящее время российское право придерживается концепции абсолютного иммунитета иностранного государства. В 2005 г. был разработан проект Федерального закона «О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и его собственности».

В ряде случаев иммунитет государства регулируется двусторонними договорами. Чаще всего они содержат изъятия из принципа иммунитета. Двусторонняя форма регулирования правоотношений государственного иммунитета свойственна в основном государствам, придерживающимся концепции абсолютного иммунитета. Утверждая абсолютный характер государственного иммунитета в теории, эти государства вынуждены в целях интеграции в мировые экономические отношения допускать изъятия из принципа абсолютного иммунитета в специальных договорах. Такая договорная практика имеется у Российской Федерации.

Существует несколько многосторонних конвенций, регулирующих некоторые аспекты государственного иммунитета: Брюссельская конвенция для унификации некоторых правил относительно иммунитета государственных судов 1926 г. и Дополнительный протокол к ней 1934 г., Венская конвенцияо дипломатических сношениях 1961 г., Венскаяконвенцияо консульских сношениях 1963 г.,Конвенцияо специальных миссиях 1969 г., Венскаяконвенцияо представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера 1975 г.,Конвенцияо международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 г.

Региональная конвенция, специально посвященная иммунитету государства, — Европейская конвенцияо государственном иммунитете 1972 г.

Важное место в свете рассматриваемого вопроса имеет КонвенцияООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 г
1

. Комиссия международного права ООН включила вопрос о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности в повестку дня еще на своей 1-й сессии. В 1978 г. была учреждена Рабочая группа, которая к 1991 г. подготовила проект статей « юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности», состоящий из статей.

На своей 43-й сессии в 1991 г. КМП ООН предложила созвать международную конференцию с целью принятия конвенциио юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности. Позднее проект статей уточнялся несколькими рабочими группами, специально созданными для его доработки.

В течение многих лет в рамках дискуссий в Комиссии международного права и в Шестом комитете ООН государства не могли прийти к консенсусу относительно текста международной конвенции об иммунитете государства. Это объяснялось прежде всего разногласиями между приверженцами ограничительного подхода к иммунитету государства и приверженцами абсолютного иммунитета государства (бывший СССР, Китай и др.).

Государства, уже принявшие собственное законодательство в сфере государственного иммунитета, стремились, чтобы их законодательство существенно не противоречило новой конвенции, с тем чтобы позднее его не пришлось приводить в соответствие с международными стандартами.

Итогом лет работы Комиссии международного права, Шестого комитета ООН и Комитета hoc явилось принятие Конвенциио юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.

В 2003 г. Комитет hoc возобновил работу согласно Резолюции Генеральной Ассамблеи 58/74, с тем чтобы «сформулировать преамбулуизаключительные положенияс целью завершения работы над Конвенцией». Комитет достиг согласия относительно окончательного варианта проекта статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 1991 г. Этот текст вместе с приложениями был принят Генеральной Ассамблеей ООН 2 декабря 2004 г.

Конвенцияо юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности состоит из шести частей и статей.

Часть I «Введение» (ст. ст. 1-4) дает определения терминов, используемых в тексте Конвенции, таких как «государство», «коммерческие сделки», «суд», а также указывает те привилегии и иммунитеты, которые не затрагиваются настоящейКонвенцией, а именно: привилегии и иммунитеты дипломатических миссий, консульских учреждений, специальных миссий, привилегии и иммунитеты глав государствratione personae (лат. ввиду обстоятельств, относящихся к лицу, о котором идет речь).

Часть «Основные принципы» (ст. ст. 5-9) содержит общее правило об иммунитете государства и его собственности и определяет случаи, в которых государство рассматривается как давшее согласие на отказ от иммунитета.

Часть III (ст. ст. 10-17) содержит перечень случаев, в которых государство иммунитетом не пользуется. Это коммерческие сделки, трудовые соглашения, ущерб здоровью или имуществу, право собственности, интеллектуальная и промышленная собственность, государственные суды и др. Конвенция охватывает гражданское судопроизводство против одного государства в судах другого государства, но не касается уголовного судопроизводства.

Часть «Государственный иммунитет от мер принуждения в связи с рассмотрением дела в суде» (ст. ст. 18-21) предусматривает государственный иммунитет от досудебных и послесудебных мер принуждения, а также определяет перечень категорий собственности государства, которая считается государственной некоммерческой собственностью и имеет соответствующее целевое использование (собственность, используемая дипломатическими представительствами государства, его консульскими учреждениями, специальными миссиями, миссиями при международных организациях и международных конференциях; собственность военного характера; собственность центрального банка государства; собственность, составляющая часть культурного наследия государства, часть его архивов; собственность, составляющая часть выставок, не предназначенная для продажи).

Части VиVIпредставляют собой заключительные положения Конвенции.

Конвенцияо юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности еще не вступила в силу, поскольку должна быть ратифицирована хотя бы государствами. На сегодняшний день ее подписали государств, ратифицировали государств. Россия подписалаКонвенцию1 декабря 2006 г. и явилась 24-м государством, подписавшим Конвенцию.

2.2. Правовой режим гражданско-правовых отношений государства

В условиях интернационализации хозяйственной жизни государство активно вступает в различные правоотношения, в том числе и имущественные, с иностранными юридическими лицами, международными хозяйственными организациями или даже с отдельными иностранными предпринимателями. Если государство выступает в них только в качестве одной стороны, то эти отношения регулируются нормами не международного права, а международного частного права.

Российское государство может:

— предоставлять и получать кредит (Российская Федерация может заключать как заемщик кредитные соглашения с кредитными организациями, иностранными государствами и международными финансовыми организациями. Кредитные соглашения и договоры могут заключать и субъекты Федерации);

— использовать форму займов, осуществленных путем выпуска ценных бумаг (от имени Российской Федерации);

— предоставлять гарантии по займам и кредитам (Россия может заключать договоры о предоставлении государственных гарантий в России. Решение о предоставлении государственных гарантий принимается Правительством РФ в порядке, определяемом Федеральным конституционным законом«О Правительстве Российской Федерации» иУказомПрезидента РФ от июля 1997 г. «О предоставлении гарантий или поручительств по займам и кредитам»);

— заключать концессионные соглашения с иностранным инвестором (пока, в отличие от ряда государств СНГ, в России этот вопрос не урегулирован, хотя и был подготовлен проект закона о концессиях);

— заключать соглашения о разделе продукции, и прежде всего соглашения о крупных капиталовложениях, рассчитанных на длительный период, в первую очередь в нефтедобывающую и нефтеперерабатывающую промышленность (в России регулируются Закономо соглашениях о разделе продукции 1995 г. с последующими изменениями и дополнениями);

— приобретать и арендовать за границей земельные участки;

— продавать и сдавать в аренду принадлежащие ему за границей земельные участки, здания и сооружения;

— заключать контракты на выполнение подрядных работ для государственных нужд;

— заключать соглашения о покупке и продаже товаров, предоставлении услуг и т.д.;

— от своего имени гарантировать исполнение контрактов любого рода, заключенных юридическими лицами;

— выступать за границей в качестве наследника выморочного имущества, оставшегося после смерти российских граждан, или в качестве наследника по завещанию.

Наличие иностранного элемента обусловливает связь гражданско-правового отношения с разными государствами. Суверенитет как имманентно присущее качество каждого государства приводит к тому, что государство, арендуя имущество, заключая иные сделки на территории иностранного государства, пользуется особым правовым режимом, согласно которому само государство, его собственность, сделки с его участием не подчиняются власти этого иностранного государства, т.е. его юрисдикции. Все государства равно суверенны, и каждое государство равно независимо от другого.

Следовательно, особенность правового режима государства как участника международной гражданско-правовой деятельности заключается в его иммунитете от иностранной юрисдикции: par parem non habet jurisdictionem. Юрисдикция вытекает из суверенитета государства и означает его законодательную, судебную, административную власть, объем власти и сферу действия власти.

Являясь полноценным участником частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, государство вполне может заключать с частными лицами гражданско-правовые сделки международного характера.

В научной литературе деятельность, направленную на заключение сделок с иностранным элементом, как правило, именуют «внешнеэкономической» или «внешнеторговой». Однако оба данных термина, полагаем, не раскрывают все многообразие деятельности государства в данной сфере
1

.

Так, определение внешнеторговой деятельности можно найти в ФЗ«Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности». Под ней понимается деятельность по осуществлению сделок в области внешней торговли товарами, услугами, информацией и интеллектуальной собственностью
2

. Участие Российской Федерации (далее — РФ), субъектов РФ, муниципальных образований во внешнеторговой деятельности законом допускается.

Определение внешнеэкономической деятельности содержится в ФЗ«Об экспортном контроле»
3

. Вст. 1данного Закона говорится, что внешнеэкономическая деятельность — это внешнеторговая, инвестиционная и иная деятельность, включая производственную кооперацию, в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности (правами на них).

Таким образом, внешнеэкономическая деятельность является более широким понятием, чем деятельность внешнеторговая. Однако оба термина указывают на необходимость наличия иностранного субъекта в данных отношениях. Тем не менее Российская Федерация вправе заключить сделку с российским физическим или юридическим лицом по поводу имущества, находящегося на территории другого государства, или заключить саму сделку на территории иностранного государства. И такого рода сделки также будут признаны осложненными иностранным элементом, хотя и иным, чем иностранный субъект.

В связи с этим, полагаем, правильнее в данном контексте говорить именно о предпринимательской деятельности международного характера.

Россия участвует в предпринимательской деятельности международного характера через свои органы внутри страны или торговые представительства на территории иностранных государств.

На данный момент торговые представительства РФ действуют, к примеру, в Австрии, Бельгии, Великобритании, Дании, Польше, Италии, США и более чем в двадцати других государствах.

Правовое регулирование деятельности торговых представительств России регулируется Положением«О торговом представительстве Российской Федерации в иностранном государстве»
1

. Согласност. 1данного Положения торговое представительство РФ в иностранном государстве является государственным органом, обеспечивающим в государстве пребывания внешнеэкономические интересы Российской Федерации. Оно учреждается на основании договора между РФ и соответствующим иностранным государством. Торговое представительство является составной частью дипломатического представительства Российской Федерации в государстве пребывания и действует под непосредственным политическим руководством посла РФ в этом государстве.

Торговое представительство может совершать в установленном порядке от своего имени сделки и иные юридические действия, необходимые для осуществления возложенных на него задач, выступать в судах в качестве истца или представителя истца. Оно является юридическим лицом, имеет печать с изображением Государственного герба Российской Федерации, необходимые для осуществления своей деятельности печати, штампы и бланки.

Поскольку субъекты РФ наделены полномочиями в сфере внешнеэкономической деятельности, Республика Татарстан также открыла торговые представительства в ряде зарубежных стран (США, Украине, Финляндии, Республике Беларусь, Кубе, Социалистической Республике Вьетнам, Чешской Республике, Швейцарской Конфедерации).

Итак, сама способность государства участвовать в сделках международного характера не оставляет сомнений. И такие примеры существуют, в частности, при заключении концессионных соглашений, сторонами которых согласно ст. 5ФЗ «О концессионных соглашениях» являются концедент — Российская Федерация, от имени которой выступает Правительство РФ, и концессионер — индивидуальный предприниматель, российское или иностранное юридическое лицо либо действующие без образования юридического лица по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) два и более указанных юридических лица. При этом концедентом может быть также субъект Российской Федерации, от имени которого выступает орган государственной власти субъекта Российской Федерации, либо муниципальное образование, от имени которого выступает орган местного самоуправления
1

.

Правовое регулирование сделок международного характера с участием государства имеет две особенности: во-первых, необходимо учитывать особый статус государства как субъекта частного права; во-вторых, необходимо решить вопрос о применимом праве.

Говоря об особом статусе государства в любых частноправовых отношениях, имеется в виду наличие у него суверенитета. Наличие у государства суверенитета ставит его в особое положение за счет целого комплекса иммунитетов, не присущих частным лицам. Поэтому, несмотря на то что согласно ст. 124Гражданского кодекса РФ Россия выступает в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами, а по своему статусу в этих правоотношениях приравнивается к юридическим лицам, абсолютного тождества в их правовых статусах не существует.

На данный момент ни на международном, ни на внутригосударственном уровнях не существует нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы государственного иммунитета.

Рассматривая особенности правового статуса государства в частноправовых отношениях международного характера, в первую очередь необходимо учитывать положения ст. 1204Гражданского кодекса РФ. В ней лаконично говорится, что к гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, с участием государства правилараздела VIприменяются на общих основаниях, если иное не установлено законом
1

. Это означает, что к таким отношениям применяются на общих основаниях не только материально-правовые, но и коллизионно-правовые нормы. Следовательно, вполне возможно применение норм иностранного права к сделкам с участием Российской Федерации.

Необходимо, однако, уточнить, что формулировка «если иное не установлено законом», закрепленная в ст. 1204ГК РФ, присутствует здесь не случайно. Иное как раз и установлено законом. Так, Гражданский процессуальныйкодексРФ и Арбитражный процессуальныйкодексРФ содержат особые правила, закрепляющие теорию так называемого «юрисдикционного» иммунитета государства. Это означает, что предъявление в суде в Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда не допускаются. Исключением является лишь наличие согласия иностранного государства на подобные действия российских судов или наличие международного договора с этим государством, закрепляющего его отказ от юрисдикционного иммунитета.

У самой Российской Федерации иммунитета против рассмотрения дел с ее участием в своем же, российском, суде не существует.

Коллизионно-правовое регулирование сделок международного характера в Российской Федерации, в т.ч. с участием самой Российской Федерации, основывается на ст. ст. 1209-1217ГК РФ.

Форма такой сделки подчиняется на данный момент праву страны места ее совершения. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — российскому праву.

Форма внешнеэкономической сделки на данный момент регулируется односторонней коллизионной нормой: если хотя бы одной из сторон такой сделки является российское юридическое лицо, ее форма должна соответствовать независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Однако в Концепцииразвития гражданского законодательства 2008 г. предлагается отказаться от выделения особых последствий несоблюдения простой письменной формы для внешнеэкономических сделок, как неоправданных в современных условиях
1

.

В отношении статута определения прав и обязанностей участников сделки международного характера действует своя цепочка коллизионных привязок. Генеральной коллизионной привязкой является право страны по выбору сторон правоотношения. Если стороны не воспользовались «автономией воли», применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан, т.е. сделка международного характера будет регулироваться правом страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Но если предметом договора является недвижимое имущество, наиболее тесная связь определяется через место нахождения имущества.

Таким образом, государство вполне может являться стороной сделки международного характера. Однако его статус в этих отношениях будет значительно отличаться от статуса контрагента, что неизбежно повлечет правовые последствия. Участие Российской Федерации в подобных правоотношениях не означает, что будет автоматически применяться российское право. Выбор применимого права будет основываться на общих коллизионных нормах.

2.3. Вопросы ответственности государства по своим обязательствам, 2.3. Вопросы ответственности государства по своим обязательствам

ГКРФ
1

, как уже отмечалось выше, исходит из того, что в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, Россия как государство выступает на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами. К российскому государству и к субъектам РФ применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов(ст. 124ГК РФ).

В этой статье говорится о применении права к внутренним отношениям. О применении права к гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, следует говорить особо1
.

В новом российском законодательстве в области международного частного права учтены современные тенденции в вопросе об участии государства в гражданско-правовых отношениях, осложненных иностранным элементом. В ст. 1204ГК РФ предусмотрено: «К гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, с участием государства правила настоящего раздела применяются на общих основаниях, если иное не установлено законом».

Это положение сформулировано как двусторонняя коллизионная норма. Оно не ограничено в отношении только российского государства или его субъектов, а подлежит применению и к гражданско-правовым отношениям, в которых участвует иностранное государство в тех случаях, когда к нему будут применяться нормы российского международного частного права, установленные в разделе VIтретьей части ГК РФ. Иные нормы могут применяться, если они установлены в другом законе, именно в законе, а не в акте меньшей юридической силы. Именно поэтому в таких случаях не будет действовать принцип автономии воли сторон, в силу которого стороны могут выбрать право, подлежащее применению. Так, вст. 6Федерального закона от 30.12.1995 № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции»
2

указано, что такие соглашения заключаются в соответствии с законодательством РФ. В литературе обращалось внимание на то, что в случае примененияст. 6отпадает вопрос о выборе применимого права, поскольку она не дает возможности применить иное право, кроме российского.

Такой же подход должен быть проявлен в отношении применения права к обязательствам по займам. В принципе к ним должно применяться право страны, выпустившей заем. Как правило, при заключении контрактов Российской Федерации или субъектов РФ с иностранными юридическими лицами и гражданами должно применяться российское право. Если же предусматривается выбор иного права, то такое условие должно быть тщательно проработано с учетом всех последствий, вытекающих из установления возможности применения иностранного права, а не российского.

Особое положение государства как участника международных хозяйственных отношений выражается в том, что к обязательствам государства может применяться только его право, кроме случаев, когда государство прямо выразило свое согласие на применение иностранного права. Поэтому правоотношения по договору государства с иностранной компанией или иностранным гражданином регулируются внутренним законодательством другого государства или международным правом, если в договоре не предусмотрено иное.

Ответственность государства по его обязательствам должна определяться его собственным правом. Российское государство отвечает по своим обязательствам принадлежащим ему на праве собственности имуществом, а также имуществом, которое закреплено за государственными юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Эти юридические лица не отвечают по обязательствам государства, а последнее не несет ответственности по их обязательствам за исключением субсидиарной ответственности. Таким образом, имущество, не закрепленное за государственными предприятиями, входит в государственную казну. Кроме этого имущества в казну входят также средства государственного бюджета. И именно имуществом государственной казны Россия как государство должна отвечать по своим обязательствам
1

.

Итак, за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств государство несет имущественную ответственностью.

Ключевым вопросом в подходе к имущественной ответственности государства является иммунитет (независимость) государства.

При этом, для уяснения статуса государства как субъекта имущественной ответственности наибольшее значение имеет судебный иммунитет. В этой связи, как уже отмечалось в предыдущем параграфе, действует два принципа:

— принцип абсолютного иммунитета, основанного на равенстве суверенов и заключающегося в том, что иски против иностранного государства в силу его суверенитета вообще неподсудны судам в данном государстве;

— принцип функционального иммунитета: вопрос решается в зависимости от характера действий государства, обусловивших предъявление к нему иска. Иммунитет признается за государством лишь при совершении им действий «jus imperii», т.е. в качестве субъекта политического властвования. Совершая же действия «jus gestionis», т.е. участвуя в гражданском обороте, государство не может пользоваться иммунитетом.

Изначально государства в отношениях между собой руководствовались принципом абсолютного иммунитета. Но в начале в. абсолютный иммунитет государства, т.е. невозможность без согласия последнего привлекать его к суду, стал вызывать критику. Тогда и появилась концепция функционального иммунитета (торгующего государства), основанная на разделении действий государства на публично-правовые и хозяйственные. В 1925 г. итальянский Кассационный суд по иску фирмы «Тезини и Мальвецци» к торгпредству СССР признал, что иностранное государство в принципе изъято из-под юрисдикции итальянских судов. Одновременно он предположил, что государство может отказаться от своего иммунитета как в явной форме, так и молчаливо. По мнению суда, молчаливый отказ от иммунитета государства может проявиться в самом факте осуществления на территории Италии деятельности, которую вправе вести любое частное лицо, — торговой или промышленной. Соответственно суд должен каждый раз особо решать вопрос, является ли акт государства действием, совершенным в порядке управления, или актом хозяйственной деятельности
1

.

Однако на практике эти действия государства разграничить трудно. Так, суд во Франции признает, что использование государством судна в целях перевозки грузов есть коммерческая деятельность, а суд в Швеции полагает, что такое судно занимается деятельностью некоммерческого характера, и квалифицирует перевозку как публично-правовой акт, влекущий за собой предоставление иммунитета. В деле швейцарской компании «Нога» против России был сделан вывод, что выставление в Швейцарии коллекции картин, принадлежащих государству, носит публичный характер
2

.

Кстати, именно в споре с компанией «Нога» Российская Федерация добровольно «опробовала» функциональный иммунитет. В 1991 — 1992 гг. Россия заключила с компанией несколько контрактов на сумму около 1,4 млрд. долл., согласно которым «Нога» обязалась поставлять продукты питания и удобрения в обмен на нефтепродукты. Причем контракты были составлены явно в пользу швейцарской компании, поскольку в случае возникновения конфликтной ситуации предусматривался отказ России от судебного иммунитета. В 1997 г. «Нога» выиграла в споре против Российской Федерации в международном трибунале в Стокгольме, а затем, пытаясь исполнить судебное решение, арестовывала разнообразное российское имущество за рубежом, в том числе и временно вывезенное на экспозиции, — счета Банка России во Франции, парусник «Седов», самолеты на авиасалоне в Ле-Бурже, коллекцию картин из Пушкинского музея. В конечном итоге счета были разблокированы, а имущество возвращено в страну. В январе 2008 г. претензии «Ноги» были реанимированы арестом счетов Центробанка в Париже
1

, а история вскоре закончилась мировым соглашением.

В условиях современной глобализации все больше стран придерживается принципа функционального иммунитета (такова, например, Европейская конвенция об иммунитете государства от мая 1972 г.).

Российское законодательство в вопросе об иммунитете государства нельзя назвать последовательным. Нормы ГПК и АПК расходятся: ст. 401ГПК РФ закрепляет абсолютный иммунитет иностранного государства, аст. 251АПК РФ предоставляет судебный иммунитет иностранному государству, только если оно действует в качестве носителя власти (это уже ограниченный, или функциональный, иммунитет).

На позициях функционального иммунитета основана и Конвенция ООН от 2 декабря 2004 г. о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, которую 1 декабря 2006 г. подписала Россия. Согласно документу государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства в отношении какого-либо вопроса или дела, если оно явно выразило согласие на осуществление этим судом юрисдикции в отношении такого вопроса или дела в силу: а) международного соглашения; б) письменного контракта или в) заявления в суде или письменного сообщения в рамках конкретного разбирательства. Согласие государства на применение законодательства другого государства не должно пониматься как согласие на осуществление юрисдикции судами этого другого государства.

При этом понятие коммерческой сделки, которое является ключевым в теории функционального иммунитета, определяется Конвенцией довольно пространно. Это: 1) любой коммерческий контракт или сделка о купле-продаже товаров или о предоставлении услуг; 2) любой контракт о займе или иная сделка финансового характера, включая любое обязательство по гарантии или компенсации в отношении любого такого займа или сделки; 3) любой иной контракт или сделка коммерческого, промышленного, торгового или профессионального характера, за исключением трудовых договоров. При определении того, является ли контракт или сделка коммерческой сделкой, следует прежде всего исходить из природы этого контракта или сделки, однако следует также учитывать их цель, если стороны контракта или сделки договорились об этом или если согласно практике государства суда эта цель имеет отношение к определению некоммерческого характера этого контракта или сделки
1

.

Рассмотрение споров об ответственности государства иностранными судами порождает и содержательные проблемы, связанные с различием правовых систем. В частности, право хозяйственного ведения и право оперативного управления остаются малопонятными за рубежом.

Статья 126ГК РФ не допускает привлечения к ответственности по долгам России как государства государственных предприятий и учреждений. Все та же компания «Нога» в 2000 г. арестовала российский парусник «Седов» во время выставки парусников во французском порту Брест. Главным вопросом в судебном разбирательстве по оспариванию этого ареста стало право собственности на парусник. В соответствии с учредительными документами МГТУ имени Баумана, на имя которого был зарегистрирован парусник, является самостоятельным юридическим лицом, а не частью Российской Федерации. При этом в уставе сказано, что все активы университета являются государственной собственностью Российской Федерации и переданы ему на праве оперативного управления. Французский суд применил закон флага, т.е. Российской Федерации (ст. 126ГК РФ), и арест был снят. При этом французская доктрина и судебная практика давно признали, что возможность ареста активов определяется по праву места приведения судебного решения в исполнение (т.е. Франции), а не по праву флага
1

. Проблема, с которой столкнулся суд, заключается в том, что понятие «право оперативного управления» неизвестно французскому праву и не может быть легко сопоставлено с французским понятием права собственности2
.

Что касается внутренних экономических отношений, из анализа ст. ст. 124-127Гражданского кодекса РФ исследователи делают вывод, что Россия практически отказалась от иммунитета во внутренних отношениях в сфере гражданского права с юридическими и физическими лицами, поскольку стала «государством-купцом»
3

, хотя федерального закона об иммунитете государства до сих пор не принято.

В свете вышесказанного несомненный интерес представляет следующий пример из судебной практики. По делу обжалуется основанный на судебном иммунитете отказ российских судов рассмотреть иск заявителя к торговому советнику Посольства Корейской НДР
4

.

Как следует из материалов Постановления Европейского Суда по правам человека от марта 2013 года по делу было допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Рассмотрим обстоятельства дела более подробно.

В 1997 году заявитель одолжил 1500 долларов США хабаровскому отделению отдела торгового советника при Посольстве Корейской Народно-Демократической Республики (далее — торговому советнику КНДР), рассчитывая на возврат этой суммы. После того, как торговый советник КНДР не возвратил долг, заявитель и его адвокат направили ряд претензий, оставленных без ответа. Его адвокат впоследствии обращался в письменной форме в российское Министерство иностранных дел, которое пришло к выводу, что торговый советник КНДР действовал от имени КНДР и потому пользуется иммунитетом от судебного преследования. Он рекомендовал заявителю получить согласие компетентного северокорейского органа до предъявления иска к торговому советнику КНДР в российские суды. Поскольку Посольство КНДР не дало ответа, заявитель предъявил иск в районный суд. Исковое заявление было возвращено без рассмотрения на том основании, что Гражданский процессуальный кодекспредусматривает абсолютный иммунитет иностранного государства в российских судах. В 2004 году региональный суд, рассмотрев жалобу, оставил это определение без изменения.

Рассматривая вопросы права, материалы Постановления Европейского Суда по правам человека от марта 2013 года указывают на то, что ограничение преследовало законную цель соблюдения международного права для содействия международной вежливости и хорошим отношениям между государствами за счет уважения национального суверенитета. В то же время Россия подписала Конвенцию2004 года о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, которая предусматривает принцип ограниченного иммунитета, если государство заключает коммерческую сделку с иностранным физическим лицом. Кроме того, Президент России, Конституционный и Высший Арбитражный Суды признали, что ограниченный иммунитет стал принципом обычного права. Наконец, Арбитражный процессуальныйкодекс, принятый в 2002 году, предусмотрел ограниченный иммунитет, аДоговор1960 года о торговле и мореплавании между СССР и КНДР подчинил все споры, вытекающие из внешнеторговых сделок, заключенных или гарантированных торговым представительством на территории государства пребывания, юрисдикции судов последнего. Однако суды страны отклонили иск заявителя без рассмотрения и анализа применимых положений вышеупомянутогоДоговораи соответствующих принципов обычного международного права, которые согласноКонституцииявляются неотъемлемой частью российской правовой системы. Действительно, национальные суды применили абсолютный государственный иммунитет от юрисдикции в отсутствие попытки установить, затрагивал ли иск действия КНДР, совершенные в осуществлении суверенной власти или в качестве стороны сделки частноправового характера. Таким образом, отклоняя требование заявителя без рассмотрения существа спора и в отсутствие относимых и достаточных мотивов, несмотря на применимые положения международного права, суды страны не обеспечили разумного соотношения пропорциональности и тем самым умалили сущность от права заявителя на доступ к суду.

С учетом изложенных обстоятельств суд постановил, что по делу допущено нарушение требований статьи 6Конвенции (принято единогласно).

Анализ проведенного в рамках настоящей главы исследования позволяет сформулировать следующие основные выводы.

К государству как субъекту международного частного права во многом применимы положения о юридических лицах, в частности, касающиеся порядка приобретения прав и осуществления обязанностей. Важнейшей особенностью государства, вступающего в частноправовые отношения, является наличие иммунитета, т.е. освобождения от юрисдикции другого государства при совершении каких-либо действий на территории этого государства.

Различают несколько видов иммунитета государства: судебный, от предварительного обеспечения иска и от принудительного исполнения решения, иммунитет собственности государства и иммунитет сделок государства.

Источниками права государственного иммунитета являются: внутригосударственные (судебная практика, деятельность правительственных органов и внутреннее законодательство государств) и международные двусторонние договоры государств и многосторонние конвенции.

Внутреннее законодательство государств в области государственного иммунитета представлено специальными законами о государственном иммунитете и нормативно-правовыми актами, затрагивающими некоторые аспекты государственного иммунитета. В большинстве государств принцип иммунитета не имеет надлежащей правовой основы, а существующие нормы о государственном иммунитете являются разрозненными, зачастую противоречащими друг другу. Лишь некоторые государства приняли специальное законодательство о государственном иммунитете (США, Англия, Канада, Австралия, Южная Африка, Сингапур, Пакистан).

Некоторые аспекты государственного иммунитета регулируются двусторонними международными договорами.

Среди многосторонних международных конвенций о государственном иммунитете наибольшего внимания заслуживает КонвенцияООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 г.

Доктрина современного международного права отражает существующие на практике различные подходы к масштабу государственного иммунитета — концепцию абсолютного иммунитета и концепцию ограниченного иммунитета. Концепция абсолютного иммунитета признает иммунитет в отношении как публично-правовых, так и частноправовых действий государства, а концепция ограниченного иммунитета признает иммунитет только в отношении публично-правовых действий государства. Анализ внутригосударственной и международной практики в области государственного иммунитета свидетельствует о переходе большинства государств на позицию ограниченного иммунитета.

С развитием международного гражданского оборота расширяется сфера участия государства в гражданско-правовых отношениях, осложненных иностранным элементом. Государства могут заключать с иностранными юридическими лицами договоры о поставке товаров, предоставлении услуг, выполнении подрядных работ и другие договоры. Они могут заключать кредитные договоры с иностранными банками, являться стороной концессионных договоров при предоставлении концессий иностранным инвесторам, совершать сделки о приобретении земельных участков за рубежом, заключать подрядные договоры о строительстве зданий посольств, договоры аренды зданий и др.

Перечень случаев, когда государство может выступать в качестве непосредственного субъекта гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом, обусловлен необходимостью осуществления государством тех или иных функций.

Следует отметить, что в теории до сих пор нет единства на предмет участия государства в частноправовых отношениях осложненных иностранным элементом. Одни ученые полагают, что, участвуя в отношениях в сфере международного частного права, государство имеет право на привилегии и преимущества. Другая точка зрения состоит в том, что, участвуя в отношениях в сфере международного частного права, государство не может ссылаться на свои публичные качества и должно подчиняться общим правилам без каких-либо исключений.

Таким образом, государство вполне может являться стороной сделки международного характера. Однако его статус в этих отношениях будет значительно отличаться от статуса контрагента, что неизбежно повлечет правовые последствия. Правовое регулирование сделок международного характера с участием государства имеет две особенности: во-первых, необходимо учитывать особый статус государства как субъекта частного права; во-вторых, необходимо решить вопрос о применимом праве.

Участие Российской Федерации в подобных правоотношениях не означает, что будет автоматически применяться российское право. Выбор применимого права будет основываться на общих коллизионных нормах.

В научной литературе деятельность, направленную на заключение сделок с иностранным элементом, как правило, именуют «внешнеэкономической» или «внешнеторговой». Однако оба данных термина, полагаем, не раскрывают все многообразие деятельности государства в данной сфере.

Россия участвует в предпринимательской деятельности международного характера через свои органы внутри страны или торговые представительства на территории иностранных государств.

ГКРФ
1

, как уже отмечалось выше, исходит из того, что в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, Россия как государство выступает на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами. К российскому государству и к субъектам РФ применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов(ст. 124ГК РФ).

За неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств государство несет имущественную ответственностью. Ключевым вопросом в подходе к имущественной ответственности государства по международно-правовым обязательствам является иммунитет (независимость) государства. При этом, для уяснения статуса государства как субъекта имущественной ответственности наибольшее значение имеет судебный иммунитет.

В условиях современной глобализации все больше стран придерживается принципа функционального иммунитета. Российское законодательство в вопросе об иммунитете государства нельзя назвать последовательным: в одном случае (ст. 401ГПК РФ) закрепляет абсолютный иммунитет иностранного государства, а в другом (ст. 251АПК РФ) предоставляет судебный иммунитет иностранному государству, только если оно действует в качестве носителя власти (это уже ограниченный, или функциональный, иммунитет).

Рассмотрение споров об ответственности государства иностранными судами порождает и содержательные проблемы, связанные с различием правовых систем. В частности, право хозяйственного ведения и право оперативного управления остаются малопонятными за рубежом.

Что касается внутренних экономических отношений, из анализа ст. ст. 124-127Гражданского кодекса РФ исследователи делают вывод, что Россия практически отказалась от иммунитета во внутренних отношениях в сфере гражданского права с юридическими и физическими лицами, поскольку стала «государством-купцом», хотя федерального закона об иммунитете государства до сих пор не принято.

Заключение, Заключение

Анализ проведенного в настоящей работе исследования сформулировать следующие выводы.

К субъектам международного частного права традиционно относят физических лиц, юридических лиц и государства. Сегодня в этот список можно добавить также организации, не являющиеся юридическими лицами, и муниципальные образования.

Государства (государственные образования) являются особыми субъектами права в силу своего суверенитета. Вступая в отношения с частными лицами, государства сохраняют свою публично-правовую сущность, но зачастую государство вынуждено вступать и в частноправовые отношения: заключать договоры поставки, энергоснабжения, аренды, купли-продажи, решать вопросы реализации имущества государства, размещения ценных бумаг и т.д.

К гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, с участием государства применяются правила раздела VI«Международное частное право» Гражданского кодекса РФ. Это означает, что с позиций, выраженных в этом разделе, участие в гражданско-правовых отношениях государства не придает им какой-либо специфики. Отсюда следует вывод, что положение государства как субъекта данных отношений равнозначно положению участвующих в них в качестве контрагентов государства иностранных юридических лиц.

Статья 1204ГК РФ исходит из того, что положение государства в указанных отношениях не подразумевает автоматического обладания им какими-либо чертами, в том числе и перечисленными выше видами иммунитета, которые отличали бы государство от его иностранных контрагентов, выступающих в качестве субъектов гражданского права.

В целом правовое регулирование юридических лиц как субъектов международного частного права осуществляется посредством двух методов: коллизионного и материально-правового.

Коллизионно-правовые нормы, регулирующие правовой статус иностранных юридических лиц в РФ, имеют трехуровневую структуру: коллизионные нормы российского гражданского законодательства; правосубъектность иностранных юридических лиц регулируется коллизионными нормами, содержащимися в двусторонних договорах о правовой помощи; нормы многосторонних договоров о правовой помощи.

Материально-правовые нормы, регулирующие правовой статус иностранных юридических лиц в РФ, включают внутринациональное законодательство и унифицированные нормы международных соглашений.

К государству как субъекту международного частного права во многом применимы положения о юридических лицах, в частности, касающиеся порядка приобретения прав и осуществления обязанностей. Важнейшей особенностью государства, вступающего в частноправовые отношения, является наличие иммунитета, т.е. освобождения от юрисдикции другого государства при совершении каких-либо действий на территории этого государства.

Различают несколько видов иммунитета государства: судебный, от предварительного обеспечения иска и от принудительного исполнения решения, иммунитет собственности государства и иммунитет сделок государства.

Источниками права государственного иммунитета являются: внутригосударственные (судебная практика, деятельность правительственных органов и внутреннее законодательство государств) и международные двусторонние договоры государств и многосторонние конвенции.

Внутреннее законодательство государств в области государственного иммунитета представлено специальными законами о государственном иммунитете и нормативно-правовыми актами, затрагивающими некоторые аспекты государственного иммунитета. В большинстве государств принцип иммунитета не имеет надлежащей правовой основы, а существующие нормы о государственном иммунитете являются разрозненными, зачастую противоречащими друг другу. Лишь некоторые государства приняли специальное законодательство о государственном иммунитете (США, Англия, Канада, Австралия, Южная Африка, Сингапур, Пакистан).

Некоторые аспекты государственного иммунитета регулируются двусторонними международными договорами.

Среди многосторонних международных конвенций о государственном иммунитете наибольшего внимания заслуживает КонвенцияООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 г.

Доктрина современного международного права отражает существующие на практике различные подходы к масштабу государственного иммунитета — концепцию абсолютного иммунитета и концепцию ограниченного иммунитета. Концепция абсолютного иммунитета признает иммунитет в отношении как публично-правовых, так и частноправовых действий государства, а концепция ограниченного иммунитета признает иммунитет только в отношении публично-правовых действий государства. Анализ внутригосударственной и международной практики в области государственного иммунитета свидетельствует о переходе большинства государств на позицию ограниченного иммунитета.

С развитием международного гражданского оборота расширяется сфера участия государства в гражданско-правовых отношениях, осложненных иностранным элементом. Государства могут заключать с иностранными юридическими лицами договоры о поставке товаров, предоставлении услуг, выполнении подрядных работ и другие договоры. Они могут заключать кредитные договоры с иностранными банками, являться стороной концессионных договоров при предоставлении концессий иностранным инвесторам, совершать сделки о приобретении земельных участков за рубежом, заключать подрядные договоры о строительстве зданий посольств, договоры аренды зданий и др.

Перечень случаев, когда государство может выступать в качестве непосредственного субъекта гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом, обусловлен необходимостью осуществления государством тех или иных функций.

Следует отметить, что в теории до сих пор нет единства на предмет участия государства в частноправовых отношениях осложненных иностранным элементом. Одни ученые полагают, что, участвуя в отношениях в сфере международного частного права, государство имеет право на привилегии и преимущества. Другая точка зрения состоит в том, что, участвуя в отношениях в сфере международного частного права, государство не может ссылаться на свои публичные качества и должно подчиняться общим правилам без каких-либо исключений.

Таким образом, государство вполне может являться стороной сделки международного характера. Однако его статус в этих отношениях будет значительно отличаться от статуса контрагента, что неизбежно повлечет правовые последствия. Правовое регулирование сделок международного характера с участием государства имеет две особенности: во-первых, необходимо учитывать особый статус государства как субъекта частного права; во-вторых, необходимо решить вопрос о применимом праве.

Участие Российской Федерации в подобных правоотношениях не означает, что будет автоматически применяться российское право. Выбор применимого права будет основываться на общих коллизионных нормах.

В научной литературе деятельность, направленную на заключение сделок с иностранным элементом, как правило, именуют «внешнеэкономической» или «внешнеторговой». Однако оба данных термина, полагаем, не раскрывают все многообразие деятельности государства в данной сфере.

Россия участвует в предпринимательской деятельности международного характера через свои органы внутри страны или торговые представительства на территории иностранных государств.

ГКРФ
1

, как уже отмечалось выше, исходит из того, что в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, Россия как государство выступает на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами. К российскому государству и к субъектам РФ применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов(ст. 124ГК РФ).

За неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств государство несет имущественную ответственностью. Ключевым вопросом в подходе к имущественной ответственности государства по международно-правовым обязательствам является иммунитет (независимость) государства. При этом, для уяснения статуса государства как субъекта имущественной ответственности наибольшее значение имеет судебный иммунитет.

В условиях современной глобализации все больше стран придерживается принципа функционального иммунитета. Российское законодательство в вопросе об иммунитете государства нельзя назвать последовательным: в одном случае (ст. 401ГПК РФ) закрепляет абсолютный иммунитет иностранного государства, а в другом (ст. 251АПК РФ) предоставляет судебный иммунитет иностранному государству, только если оно действует в качестве носителя власти (это уже ограниченный, или функциональный, иммунитет).

Рассмотрение споров об ответственности государства иностранными судами порождает и содержательные проблемы, связанные с различием правовых систем. В частности, право хозяйственного ведения и право оперативного управления остаются малопонятными за рубежом.

Что касается внутренних экономических отношений, из анализа ст. ст. 124-127Гражданского кодекса РФ исследователи делают вывод, что Россия практически отказалась от иммунитета во внутренних отношениях в сфере гражданского права с юридическими и физическими лицами, поскольку стала «государством-купцом», хотя федерального закона об иммунитете государства до сих пор не принято

Список использованных источников и литературы, Список использованных источников и литературы


Нормативные правовые акты

  1. Конвенция Организации Объединенных Наций о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (заключена в г. Нью-Йорке 02.12.2004) СПС «Консультант-плюс».
  2. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 (с изм. от 30.12.2008) Российская газета. 1993. № 197.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации Часть третья от 26.11.2001 № 146-ФЗ (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 2001.- № 49.- ст. 4552.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации Часть первая от 30.11.1994 № 51-Ф3 (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 1994.- № 32.- ст. 3301.
  5. Федеральный закон от 29.04.2008 № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» (с изм. на 06.11.2011) СЗ РФ.- 2008.- № 18.- ст. 1940.
  6. Федеральный законот 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 2005.- № (ч. II).- ст. 3126
  7. Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 2003.- № 40.- ст. 3822.
  8. Федеральный закон от 08.12.2003 № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» (с изм. на 30.11.2013) СЗ РФ.- 2003.- № 50.- ст. 4850.
  9. Федеральный закон от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 2002.- № 30.- ст. 3032.
  10. Федеральный закон от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» (с изм. на 02.11.2013) СЗ РФ.- 2002.- № 22.- ст. 2031.
  11. Федеральный закон от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (с изм. на 06.12.2011) СЗ РФ.- 1999.- № 28.- ст. 3493.
  12. Федеральный закон от 18.07.1999 № 183-ФЗ «Об экспортном контроле» (с изм. на 21.12.2013) СЗ РФ.- 1999.- № 30.- ст. 3774.
  13. Федеральный закон от 26.11.1996 № 138-ФЗ «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 1996.- № 49.- ст. 5497.
  14. Федеральный закон от 30.12.1995 № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» (с изм. на 19.07.2011) СЗ РФ.- 1996.- № 1.- ст. 18.
  15. Федеральный закон от 19.02.1993 № 4528-I «О беженцах» (с изм. на 02.07.2013) ВСНД РФ и ВС РФ.- 1993.- № 12.- ст. 425.
  16. Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» (с изм. на 02.07.2013) ВСНД РФ и ВС РФ.- 1992.- № 7.- ст. 300.
  17. Постановление Правительства РФ от 27.06.2005 № 401 «Об оптимизации системы торговых представительств Российской Федерации в иностранных государствах» (с изм. на 02.10.2009) СЗ РФ.- 2005.- № 27.- ст. 2761.
  18. ПостановлениеГосстандарта РФ от 30.03.1999 № «О принятии и введении в действие Общероссийских классификаторов» СПС «КонсультантПлюс».


Судебная практика

  1. Информация о Постановлении ЕСПЧ от 14.03.2013 по делу «Олейников (Oleynikov) против России» (жалоба № 36703/04) Бюллетень Европейского Суда по правам человека.- 2013.- № 8.


Литература

  1. Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3 т. Том 2. Особенная часть: Учебник / Л.П.Ануфриева.- М.: БЕК, 2000.- 656с.
  2. Ануфриева Л.П. Иммунитет государства в частноправовых отношениях / Л.П.Ануфриева Иммунитет государства и защита культурных ценностей.- М.: Парад, 2009.- С. 7-11.
  3. Анцилотти Д. Курс международного права / Д.Анцилотти.- М., 1961.- Т. Введение — общая теория.- 457с.
  4. Асосков А.В. Правовые формы участия юридических лиц в международном коммерческом обороте / А.В.Асоков.- М.: Статут, 2003.- 219с.
  5. Белов А.П. Иммунитет государства от иностранной юрисдикции / А.П.Белов Право и экономика.- 1997.- № 3.- С. 17-22.
  6. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник / М.М.Богуславский.- 5-е изд., перераб. и доп.- М.: Юристъ, 2005.- 606 с.
  7. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник / М.М.Богуславский.- 4-е изд., перераб. и доп.- М.: Юрист, 2002.- 604с.
  8. Веселкова Е.Е. Соотношение международного права и национального законодательства в правовом регулировании иностранных инвестиций / Е.Е.Веселкова Адвокат.- 2013.- № 1.- С. — 43.
  9. Дмитриева Г.К. Международное частное право (часть третья ГК РФ): Учебное пособие / Г.К.Дмитриева.- М.: Юристъ, 2002.- 254с.
  10. Климовец О.В. Международный офшорный бизнес / О.В.Климовец.- Серия «Высшее образование».- Ростов-на-Дону: Феникс, 2004.- 315с.
  11. Кольцов А.А. Участие иностранных организаций, не имеющих статуса юридического лица, в арбитражном процессе России [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://www.lawmix.ru/comm/3235/.
  12. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Р.И.Виноградова, Г.К.Дмитриева, В.С.Репин; под ред. В.П. Мозолина.- М.: ИНФРА-М-НОРМА, 2002.- 416 с.
  13. Концепцияразвития гражданского законодательства Российской Федерации, одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 Вестник ВАС РФ.- 2009.- № 11.
  14. Кривенкова М.В. Особенности участия государства в предпринимательской деятельности международного характера / М.В.Кривенкова Международное публичное и частное право.- 2012.- № 3.- С. 4 — 6.
  15. Лукашук И.И. Международное право. Элементарный курс: Учебное пособие / И.И.Лукашук, Г.Г.Шинкарецкая.- 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Юристъ, 2004.- 224с.
  16. Лунц Л.А. Курс международного частного права: Общая часть / Л.А.Лунц.- М.: Юридическая литература, 1973.- 384с.
  17. Марочкин С.Ю. Соотношение юридической силы норм международного и внутригосударственного права в правовой системе Российской Федерации / С.Ю.Марочкин Российский журнал международного права.- 1997.- № 2.- С.34-52.
  18. Международное право. Общая часть: учебник / Г.Я. Бакирова, П.Н. Бирюков, Р.М. Валеев и др.; отв. ред. Р.М. Валеев, Г.И. Курдюков.- М.: Статут, 2011.- 543 с.
  19. Международное частное право: Постатейный комментарий раздела Гражданского кодекса Российской Федерации / М.М. Богуславский, Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинников и др.; под ред. П.В. Крашенинникова.- М.: Статут, 2010.- 287 с.
  20. Международное частное право: Учебник / под ред. Г.К. Дмитриевой.- М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2001.- 656с.
  21. Морозов П.Е. Неправительственные организации как субъекты международного трудового права в условиях глобализации / П.Е.Морозов Цивилист.- 2011.- № 1.- С. —
  22. Мызров С.Н. О субъектах международного частного права / С.Н.Мызров Законы России: опыт, анализ, практика.- 2012.- № 2.- С. — 67.
  23. Нешатаева Т.Н. Международный гражданский процесс: Учебное пособие / Т.Н.Нешатаева.- М.: Дело, 2001.- 504с.
  24. Пелью Д. Исполнение арбитражных решений по делу Noga во Франции / Д.Пелью Международный коммерческий арбитраж.- 2004.- № 2.- С. — 77.
  25. Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности в условиях вступления Российской Федерации во Всемирную торговую организацию: монография / Г.К. Дмитриева, И.В. Ершова, А.В. Карташов и др.; под ред. Г.К. Дмитриевой.- М.: Норма, Инфра-М, 2013.- 192 с.
  26. Романова Н. Костлявая рука «Ноги» / Н.Романова Время новостей.- 2008.- янв.
  27. Сошникова И.Р. О проблеме личного закона наднациональных юридических лиц Актуальные проблемы частноправового регулирования: Материалы Всероссийского VIII научного форума (Самара, — апреля 2009 г.) / Науч. ред. Н.А. Баринов; Отв. ред. С.В. Мартышкин. Самара: Самарский университет, 2009.- С. 563 — 566.
  28. Талапина Э.В. Проблемы имущественной ответственности государства / Э.В.Талапина Законы России: опыт, анализ, практика.- 2010.- № 7.- С. — 72.
  29. Уржумов И.П. Наднациональные юридические лица как новые организационно-правовые формы ведения бизнеса в ЕС [Электронный ресурс].- Режим доступа: http:// www.advokatyra.ru/ articles/ supranational_entities/
  30. Хлестова И.О. О присоединении России к Европейскойконвенции об иммунитете государств 1972 г. / И.О.Хлестова Журнал российского права.- 2005.- № 4.- С.39-46.
  31. Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права / В.Е.Чиркин.- М.: НОРМА, 2007.- 352 с.

1Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности в условиях вступления Российской Федерации во Всемирную торговую организацию: монография / Г.К. Дмитриева, И.В. Ершова, А.В. Карташов и др.; под ред. Г.К. Дмитриевой.- М.: Норма, Инфра-М, 2013. С.3.

1Федеральный закон от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» (с изм. на 02.11.2013) СЗ РФ.- 2002.- № 22.- ст. 2031.

1Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» (с изм. на 02.07.2013) ВСНД РФ и ВС РФ.- 1992.- № 7.- ст. 300.

2Федеральный закон от 19.02.1993 № 4528-I «О беженцах» (с изм. на 02.07.2013) ВСНД РФ и ВС РФ.- 1993.- № 12.- ст. 425.

1Федеральный закон от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 2002.- № 30.- ст. 3032.

2 Гражданский кодекс Российской Федерации Часть третья от 26.11.2001 № 146-ФЗ (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 2001.- № 49.- ст. 4552.

1 Международное частное право: Постатейный комментарий раздела Гражданского кодекса Российской Федерации / М.М. Богуславский, Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинников и др.; под ред. П.В. Крашенинникова.- М.: Статут, 2010. С.21.

2 Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3 т. Том 2. Особенная часть: Учебник / Л.П.Ануфриева.- М.: БЕК, 2000. С.39.

1Мызров С.Н. О субъектах международного частного права / С.Н.Мызров Законы России: опыт, анализ, практика.- 2012.- № 2.- С. – 67.

1См., например, Сошникова И.Р. О проблеме личного закона наднациональных юридических лиц Актуальные проблемы частноправового регулирования: Материалы Всероссийского VIII научного форума (Самара, — апреля 2009 г.) / Науч. ред. Н.А. Баринов; Отв. ред. С.В. Мартышкин. Самара: Самарский университет, 2009.- С. 563 – 566.

2Уржумов И.П. Наднациональные юридические лица как новые организационно-правовые формы ведения бизнеса в ЕС [Электронный ресурс].- Режим доступа: http:// www.advokatyra.ru/ articles/ supranational_entities/

3Федеральный закон от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (с изм. на 06.12.2011) СЗ РФ.- 1999.- № 28.- ст. 3493; Федеральный закон от 29.04.2008 № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» (с изм. на 06.11.2011) СЗ РФ.- 2008.- № 18.- ст. 1940 и др.

1Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник / М.М.Богуславский.- 4-е изд., перераб. и доп.- М.: Юрист, 2002. С.137.

2Морозов П.Е. Неправительственные организации как субъекты международного трудового права в условиях глобализации / П.Е.Морозов Цивилист.- 2011.- № 1.- С. – 29.

3 Климовец О.В. Международный офшорный бизнес / О.В.Климовец.- Серия «Высшее образование».- Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. С.130.

1 Международное частное право: Учебник / под ред. Г.К. Дмитриевой.- М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2001. С.236.

2 Климовец О.В. Международный офшорный бизнес / О.В.Климовец.- Серия «Высшее образование».- Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. С.83.

3 Там же. С.127.

1Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3 т. Том 2. Особенная часть: Учебник / Л.П.Ануфриева.- М.: БЕК, 2000. С.59.

2Дмитриева Г.К. Международное частное право (часть третья ГК РФ): Учебное пособие / Г.К.Дмитриева.- М.: Юристъ, 2002. С.163.

3ПостановлениеГосстандарта РФ от 30.03.1999 № «О принятии и введении в действие Общероссийских классификаторов» СПС «КонсультантПлюс».

1Нешатаева Т.Н. Международный гражданский процесс: Учебное пособие / Т.Н.Нешатаева.- М.: Дело, 2001. С.84; Кольцов А.А. Участие иностранных организаций, не имеющих статуса юридического лица, в арбитражном процессе России [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://www.lawmix.ru/comm/3235/

2Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 2003.- № 40.- ст. 3822.

1Федеральный закон от 26.11.1996 № 138-ФЗ «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 1996.- № 49.- ст. 5497.

1Гражданский кодекс Российской Федерации Часть первая от 30.11.1994 № 51-Ф3 (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 1994.- № 32.- ст. 3301.

2Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Р.И.Виноградова, Г.К.Дмитриева, В.С.Репин; под ред. В.П. Мозолина.- М.: ИНФРА-М-НОРМА, 2002. С.45.

1Лукашук И.И. Международное право. Элементарный курс: Учебное пособие / И.И.Лукашук, Г.Г.Шинкарецкая.- 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Юристъ, 2004. С.46.

1Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права / В.Е.Чиркин.- М.: НОРМА, 2007. С.181.

1Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права / В.Е.Чиркин.- М.: НОРМА, 2007. С.182.

1Веселкова Е.Е. Соотношение международного права и национального законодательства в правовом регулировании иностранных инвестиций / Е.Е.Веселкова Адвокат.- 2013.- № 1.- С. — 43.

1Анцилотти Д. Курс международного права / Д.Анцилотти.- М., 1961.- Т. Введение — общая теория. С.7.

2Марочкин С.Ю. Соотношение юридической силы норм международного и внутригосударственного права в правовой системе Российской Федерации / С.Ю.Марочкин Российский журнал международного права.- 1997.- № 2.- С.34-52.

1Асосков А.В. Правовые формы участия юридических лиц в международном коммерческом обороте / А.В.Асоков.- М.: Статут, 2003.С.21.

2Лунц Л.А. Курс международного частного права: Общая часть / Л.А.Лунц.- М.: Юридическая литература, 1973. С.188.

1Международное право. Общая часть: учебник / Г.Я. Бакирова, П.Н. Бирюков, Р.М. Валеев и др.; отв. ред. Р.М. Валеев, Г.И. Курдюков.- М.: Статут, 2011. С.410.

1Международное право. Общая часть: учебник / Г.Я. Бакирова, П.Н. Бирюков, Р.М. Валеев и др.; отв. ред. Р.М. Валеев, Г.И. Курдюков.- М.: Статут, 2011. С.411.

1Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник / М.М.Богуславский.- 5-е изд., перераб. и доп.- М.: Юристъ, 2005. С.166.

1Дмитриева Г.К. Международное частное право (часть третья ГК РФ): Учебное пособие / Г.К.Дмитриева.- М.: Юристъ, 2002. С.176.

2Международное право. Общая часть: учебник / Г.Я. Бакирова, П.Н. Бирюков, Р.М. Валеев и др.; отв. ред. Р.М. Валеев, Г.И. Курдюков.- М.: Статут, 2011. С.413.

1Там же. С.414.

2Хлестова И.О. О присоединении России к Европейскойконвенции об иммунитете государств 1972 г. / И.О.Хлестова Журнал российского права.- 2005.- № 4.- С.39-46.

1Конвенция Организации Объединенных Наций о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (заключена в г. Нью-Йорке 02.12.2004) СПС «Консультант-плюс».

1Кривенкова М.В. Особенности участия государства в предпринимательской деятельности международного характера / М.В.Кривенкова Международное публичное и частное право.- 2012.- № 3.- С. 4 — 6.

2Федеральный закон от 08.12.2003 № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» (с изм. на 30.11.2013) СЗ РФ.- 2003.- № 50.- ст. 4850.

3Федеральный закон от 18.07.1999 № 183-ФЗ «Об экспортном контроле» (с изм. на 21.12.2013) СЗ РФ.- 1999.- № 30.- ст. 3774.

1Постановление Правительства РФ от 27.06.2005 № 401 «Об оптимизации системы торговых представительств Российской Федерации в иностранных государствах» (с изм. на 02.10.2009) СЗ РФ.- 2005.- № 27.- ст. 2761.

1Федеральный законот 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 2005.- № (ч. II).- ст. 3126.

1Гражданский кодекс Российской Федерации Часть третья от 26.11.2001 № 146-ФЗ (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 2001.- № 49.- ст. 4552.

1Концепцияразвития гражданского законодательства Российской Федерации, одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 Вестник ВАС РФ.- 2009.- № 11.

1Гражданский кодекс Российской Федерации Часть первая от 30.11.1994 № 51-Ф3 (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 1994.- № 32.- ст. 3301.

1Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник / М.М.Богуславский.- 5-е изд., перераб. и доп.- М.: Юристъ, 2005. С.186.

2Федеральный закон от 30.12.1995 № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» (с изм. на 19.07.2011) СЗ РФ.- 1996.- № 1.- ст. 18.

1Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник / М.М.Богуславский.- 5-е изд., перераб. и доп.- М.: Юристъ, 2005. С.187.

1Ануфриева Л.П. Иммунитет государства в частноправовых отношениях / Л.П.Ануфриева Иммунитет государства и защита культурных ценностей.- М.: Парад, 2009.- С. 7-11.

2Ануфриева Л.П. Иммунитет государства в частноправовых отношениях / Л.П.Ануфриева Иммунитет государства и защита культурных ценностей.- М.: Парад, 2009.- С. 7-11.

1Романова Н. Костлявая рука «Ноги» / Н.Романова Время новостей.- 2008.- янв.

1Талапина Э.В. Проблемы имущественной ответственности государства / Э.В.Талапина Законы России: опыт, анализ, практика.- 2010.- № 7.- С. — 72.

1 Пелью Д. Исполнение арбитражных решений по делу Noga во Франции / Д.Пелью Международный коммерческий арбитраж.- 2004.- № 2.- С. — 77.

2 Там же.

3Белов А.П. Иммунитет государства от иностранной юрисдикции / А.П.Белов Право и экономика.- 1997.- № 3.- С. 17-22.

4Информация о Постановлении ЕСПЧ от 14.03.2013 по делу «Олейников (Oleynikov) против России» (жалоба № 36703/04) Бюллетень Европейского Суда по правам человека.- 2013.- № 8.

1Гражданский кодекс Российской Федерации Часть первая от 30.11.1994 № 51-Ф3 (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 1994.- № 32.- ст. 3301.

1Гражданский кодекс Российской Федерации Часть первая от 30.11.1994 № 51-Ф3 (с изм. на 28.12.2013) СЗ РФ.- 1994.- № 32.- ст. 3301.