Теоретические основы иностранного инвестирования в экономику страны на примере РФ

Курсовая работа

ВВЕДЕНИЕ

Одним из наиболее важных факторов развития экономики являются инвестиции, то есть долгосрочные вложения капитала для создания нового или совершенствования и модернизации действующего производственного ап парата с целью получения прибыли.

Реальные (прямые) инвестиции состоят из двух различных компонентов. Первый из них — это инвестиции в основной капитал, то есть приобретение вновь произведённых капитальных благ, таких как производственное оборудование, компьютеры и здания производственного назначения. Второй компонент — инвестиции в товарно-материальные запасы, которые представляют собой накопление запасов сырья, подлежащего использованию в производственном процессе, или нереализованных готовых товаров. Коммерческие товарно-материальные запасы считаются составной частью общей величины запасов капитала в экономической системе; они столь же необходимы, как и капитал в форме оборудования, зданий производственного назначения.

Использование иностранных инвестиций является объективной необходимостью, обусловленной системой участия экономики страны в международном разделении труда и переливом капитала в отрасли, свободные для предпринимательства.

Конечно, на сегодняшний день инвестиционный климат в стране, как для отечественных, так и для иностранных капиталовложений, нельзя назвать идеальным. Его улучшению не способствовало, как предполагалось, повышение уровня открытости экономики за счет либерализации внешнеэкономической деятельности. Не смогла исправить и улучшить положение и государственная политика в области привлечения иностранных инвестиций. За годы реформ не удалось разработать и внедрить в практику эффективный, стабильно действующий механизм, стимулирующий приток зарубежного капитала в экономику России.

Одна из важнейших проблем реформирования и модернизации российской экономики — привлечение иностранных инвестиций. Учитывая серьезное технологическое отставание российской экономики по большинству позиций, России необходим иностранный капитал, который мог бы принести новые (для России) технологии и современные методы управления, а также способствовать развитию отечественных инвестиций. Опыт многих развивающихся стран показывает, что инвестиционный бум в экономике начинается с прихода иностранного капитала. Создание собственных передовых технологий в ряде стран начиналось с освоения технологий, принесенных иностранным капиталом.

65 стр., 32448 слов

Роль малых и средних предприятий в экономике и внешнеэкономических связях России

... роли малого и среднего предпринимательства в экономике и внешнеэкономических связях России, главным из которых является то, ... осуществляющих внешнеэкономические и внешнеторговые операции. Практическая значимость работы состоит в создании выводов и практических рекомендаций ... практическая значимость темы, определяются цель и задачи исследования, его структура, хронологические рамки анализа, ...

Опыт многих стран
третьего мира, особенно латиноамериканских, показывает, что неблагоприятные условия для работы иностранных компаний внутри страны приводят к необходимости внешних государственных займов и возрастанию внешнего долга страны. Причем, поскольку государственные займы обычно используются неэффективно, то большие внешние долги начинают тормозить развитие экономики. Кроме того, государственные займы являются рычагом политического давления и причиной экономических уступок, в т.ч. в области защиты внутреннего рынка.

Отсутствие стабильного законодательства, учитывающего современные российские социально-экономические реалии, недоступная для понимания с точки зрения цивилизованного бизнеса система налогообложения, криминогенная обстановка вкупе с коррумпированным государственным аппаратом — вот что отпугивает зарубежных инвесторов от рынка России. Но это же препятствует активизации деятельности и отечественных инвесторов, которые смогли бы достаточно весомо и эффективно работать в рациональной экономике, а не бежать за рубеж в поисках рентабельного применения, или обменивать средства на иностранную валюту. Создание нормальных условий для привлечения иностранных инвестиций в Россию, а значит и в регионы, — задача актуальная, решение которой носит и чисто прагматический характер. Поэтому внешнеэкономическая стратегия государства должна, наконец, повернуться лицом к национальному производителю и инвестору — при формировании как внешнеторгового, так и инвестиционного режима. Только тогда в экономике страны заработает не только зарубежный, но и отечественный капитал.

1. МОТИВЫ И ГИПОТЕЗЫ ПРЯМЫХ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ, .1 Макроэкономические гипотезы прямых иностранных инвестиций

В зависимости от объекта вложения инвестиций различают прямые иностранные инвестиции (ПИИ), они представляют собой вложения иностранных инвесторов, дающих им право контроля и активного участия в управлении предприятием на территории другого государства. Отличительной чертой этого вида инвестиций является их производственное назначение, долгосрочность и способность обеспечить инвестору управленческий контроль над предприятием.

Осуществление ПИИ возможно различными методами, главным из которых является:

А)Учреждение новой компании за рубежом, полностью принадлежащей иностранному инвестору;

Б) Покупка существующих фирм за рубежом;

В) Создание совместных предприятий с различной долей иностранного участия, в том числе путем продажи иностранным инвесторам акций;

Иногда к методам прямого иностранного инвестирования относят франчайзинг, однако в других случаях его рассматривают как разновидность экспорта.

Привлечение ПИИ позволяет национальным компаниям осуществлять сотрудничество с иностранными инвесторами в одной или нескольких перечисленных методах. Вместе с тем возможны и другие формы сотрудничества, например международная корпорация производства, получение иностранного оборудования на основе лизинга. Получение иностранных займов. Эти формы не связаны с привлечением иностранного капитала в предпринимательской форме.

37 стр., 18461 слов

Наращивание потенциала торгово-экономического сотрудничества ...

... году на совещании министров иностранных дел и финансов стран Азиатско - Тихоокеанского региона. Сегодня АТЭС объединяет экономику, в ... в развитии сотрудничества со странами АТЭС. Важно, чтобы привлечение иностранных инвестиций и расширение экономических связей ... программ торгово-экономического партнерства, опираясь на опыт стран АТЭС. Научная гипотеза: На основании сравнительного анализа объема, ...

Первые гипотезы для объяснения ПИИ возникли в результате возросшей активности дочерних обществ американских компаний на рынках Европы и Латинской Америки в 50-е — 60-е гг. ХХ века. С тех пор объемы прямых иностранных инвестиций существенно возросли и продолжают увеличиваться. Это потребовало выработки теоретических подходов к объяснению мотивов такого роста.

Прежде всего, можно выделить стратегические, психологические и экономические мотивы. Последовательно рассмотрим сильные и слабые стороны совокупности гипотез ПИИ, представленных на рис. 1.

Рис. 1 — Совокупность гипотез прямых иностранных инвестиций

Несмотря на несомненную важность стратегических и психологических мотивов для любого инвестора встает вопрос о том, какие экономические выгоды он получит от осуществления международного инвестиционного проекта в сравнении с инвестициями в своей стране. Поэтому гипотезы, объясняющие мотивы прямых иностранных инвестиций экономическими и политическими различиями в стране происхождения капитала и в стране принимающей их, имеют наибольшее значение. Совокупность этих гипотез представлена на рис. 2.

Рис. 2 — Гипотезы ПИИ, отражающие специфику страны как объекта инвестиций

В качестве ключевых факторов ПИИ в этих гипотезах берутся различия в отдаче на капитал (гипотеза рентабельности), размере рынка (гипотеза объема рынка и объема производства), издержки факторов производства (гипотеза производственного цикла) и изменение валютного курса (гипотеза валютного пространства).

Поэтому они могут быть определены как теории, отражающие специфику страны как объекта инвестиций, или макроэкономические гипотезы ПИИ.

Особое положение в рамках этой теории занимает гипотеза рентабельности, так как различные уровни рентабельности отражают в конечном счете влияние других страновых факторов. Эта гипотеза выводится из классического предположения о том, что одной из основных целей предприятия является максимизация прибыли. Предприятие в соответствии с этим будет расширять свою инвестиционную деятельность до тех пор, пока ожидаемая доходность дополнительной инвестиции не сравняется с предельными издержками инвестиционного проекта. Гипотеза рентабельности используется для объяснения прямых иностранных инвестиции, с одной стороны, гипотезу процентных ставок, с другой стороны — гипотезу прибыльности.

Гипотеза процентных ставок выводится из основных положений теории о пропорциях факторов производства. В соответствии с ней различия в процентных ставках между двумя или несколькими странами в случае сходной структуры возникают из-за различия в особенности этих стран капиталом. Высокая процентная ставка является тогда индикатором высокой предельной производительности фактора «капитал», а прямые инвестиции текут из стран, относительно богатым капиталом, в страны сравнительно бедные в этом отношении до тех пор, пока разница в процентных ставках не подровняется в силу выравнивания обеспеченности капиталом.

26 стр., 12686 слов

Иностранный капитал и его роль в Российской экономике

... реформ объем прямых иностранных инвестиций в российскую экономику составил около 25 млрд. долларов. Это в 16 раз меньше объема зарубежных инвестиций в Китае и в 2 раза меньше привлеченного капитала в экономику Польши. В настоящее время суммарный объем поступивших в Россию иностранных инвестиций ...

В рамках гипотезы прибыльности гипотеза рентабельности проецируется на уровень предприятия. В качестве определяющего фактора ПИИ здесь рассматривается уровень процента отдачи на капитал, который относится к конкретным проектам, и оказывается выше, чем прибыльность аналогичных национальных инвестиций.

Гипотеза рентабельности особо активно пропагандировалась в 1950-е г. для объяснения быстрого роста прямых американских инвестиций за границей, так как, прежде всего в сфере переработки американские дочерние фирмы в Европе достигли более высокой рентабельности, чем у себя в стране. Но уже к началу 1960-х гг. данная гипотеза перестала доминировать, поскольку по-прежнему наблюдается поток прямых американских инвестиций в Европу, несмотря на то, что уровень рентабельности в США стал выше.

Относительно малое значение гипотезы рентабельности можно объяснить ненадежностью ее теоретического базиса. Основное предположение гипотезы процентных ставок, состоящие в том, что ПИИ — следствие различий в предельной производительности капитала и тем самым доходности на национальном и зарубежном рынках, весьма сомнительно. Дело в том, что в отличие от портфельных инвестиций мотивом прямых инвестиций является не перемещение финансового капитала, а возможность воздействия на хозяйственную деятельность иностранного предприятия. В качестве стимулов для международной инвестиционной деятельности имеют значение технические и производственно-экономические знания, техника продаж и менеджмента и многое другое. Об относительной доходности этих факторов наблюдаемые различия в предельной производительности капитала дома и заграницей говорят мало. Скорее портфельные, а не прямые инвестиции представяют неизбежное следствие международных различий в предельной производительности капитала.

Следующей слабостью гипотезы рентабельности является то, что она не принимает во внимание все инвестиционные потоки между странами. Так, к примеру, эта гипотеза не в состоянии объяснить многочисленные встречные потоки инвестиций между странами, осуществляемые за один и тот же период времени. Однако этот феномен имеет место в основном в отношении высокоразвитых стран. В таких странах предельная производительность капитала и обеспеченность факторами производства примерно одинаковы.

Гипотезы объема рынка и производства постулируют связь между прямыми иностранными инвестициями и масштабами производства в странах их размещения. При этом гипотеза объема производства исходит из наличия связи между уровнем и ростом объема производства или оборота иностранных дочерних компаний и размером прямых инвестиций их материнских компаний. Гипотеза объема рынка подчеркивает связь между размером рынка страны, измеряемом в ВВП либо ВНП, и прямыми иностранными инвестициями в целом.

Гипотеза объема рынка основана на классической теории инвестиций, в частности на моделях акселератора Койяка, а так же выведенной на ее основе модели Йоргенсена. В этих моделях доказывается связь между национальными инвестициями и объемом ВВП и ВНП. Однако расширение этой модели на иностранные инвестиции сделано произвольно. Гипотеза объема производства выведена без особого теоретического обоснования, на основании эмпирических данных.

12 стр., 5919 слов

Потребление, сбережения, инвестиции в макроэкономическом равновесии

... объемов производства продукции и уровня занятости. Кроме того, знание тенденции национального потребления имеет большое значение, поскольку сбережения являются источником инвестиций страны, которые лежат в ... в макроэкономике. Она иллюстрирует взаимосвязь между уровнем расходов на потребление и уровнем личного располагаемого дохода. Это понятие было введено Дж. М. Кейнсом. Оно базируется на гипотезе, ...

Несмотря на многочисленные эмпирические подтверждения обеих рассматриваемых гипотез их обоснованность можно оценить как слабую. В частности, только объем рынка не может служить единственной детерминантой для привлечения прямых иностранных инвестиций. Стимулы для основания дочерних структур обычно возникают тогда, когда это приводит к проявлению эффекта роста рентабильности в зависимости от масштабов производства. Однако размер рынка является макроэкономической величиной, которая не характеризует прямо, как факторы на каждом предприятии влияют на эффективность его деятельности.

Кроме того, для принятия решения об иностранных инвестициях имеет значение объем национального рынка инвестора. Если бы гипотеза объема рынка была справедлива, то в странах с наибольшими объемами внутреннего рынка должны были бы наблюдаться наименьшие объемы инвестиций, осуществляемых вне этих стран национальными инвесторами. Однако это противоречит факту, что американские предприятия в международном сравнении лидируют по объему иностранных инвестиций. Наблюдаемое во многих развитых странах использование прямых иностранных инвестиций в качестве альтернативы экспорту товаров также говорит против гипотезы объема рынка. Дело в том, что как раз предприятия в странах с максимальным внутренним рынком основывают наибольшее число иностранных дочерних компаний.

Гипотеза объема производства также не дает ответа на вопрос, какие факторы являются определяющими для инвестора при выборе между национальными и иностранными инвестициями. Она лишь констатирует факт, что национальные предприятия вкладывают средства в те отрасли за рубежом, в которых уровень оборота выше. Сравнение с национальным рынком не проводится. Не ясно также полностью, учитывает ли гипотеза объема производства факторы, которые являются специфическими для региона размещения инвестиций или для конкретного предприятия.

Гипотеза производственного цикла (ГПЦ) предложена Верноном, который рассматривает в своей первоначальной версии прямые иностранные инвестиции как одну из двух возможных стратегий использования возможностей международных рынков. Технологические инновации идентифицируется как основные детерминанты структуры мировой торговли и размещения производства в различных частях света. Страны с наибольшим объемом рынка и доходом на душу населения выполняют роль технологических лидеров в развитии новых продуктов и способов производства. Вернон ссылается на две причины. Во-первых, из-за более высокого уровня дохода на душу населения изменяются предпочтения потребителей в пользу более качественных товаров и, во-вторых, из-за ограниченности фактора «рабочая сила» возникают стимулы к технологическим инновациям.

Эта теория подчеркивает, что выход на международный рынок позволяет удлинить жизненный цикл существования продукта, а, следовательно, улучшить конкурентные позиции ТНК за счет расширения рыночных сегментов.

10 стр., 4879 слов

Концепция управления рисками во вэд

... последствий наступления рисковой ситуации. Применяемые в настоящее время методы страхования рисков во внешнеэкономической деятельности разнообразны и постоянно совершенствуются в поисках решения этой ... снижения рисков. Вторая глава посвящена анализу конкретных форм и видов международного страхования в транспортной, финансово-кредитной и иных сферах. Рассматривается современное развитие рынка ...

Цикл продукта на международном рынке построен по аналогии с циклом любого продукта на внутренним рынке, но имеет свою специфику и большее количество стадий существования(Рис.3).

В первой фазе жизненного цикла, когда продукт новый, в соответствии с ГПЦ он производится потребляется исключительно в своей стране, так как необходима тесная координация между производственным и исследовательским подразделениями и успешное продвижение товара на рынок зависит от налаженных контактов с потребителями. В этой фазе жизненного цикла спрос на инновационный продукт обладает относительно низкой ценовой эластичностью.

После успешного закрепления на национальном рынке спрос иностранных покупателей на новый товар удовлетворяется через экспорт. Однако рост спроса за рубежом вызывает необходимость организации производства товара и в других странах. Этому способствует также стандартизация продукта и технологии его производства. С определенного момента начинается осуществление прямых иностранных инвестиций. Создание дочерних структур в других странах затруднено при этом конкуренцией со стороны местных компаний. В конечном итоге наступает предел при продвижении продукта на международных товарных рынках за счет насыщения спроса на него, появления новых, более совершенных продуктов или по другим причинам.

Гипотеза производственного цикла имеет ряд слабостей. Это проявилось уже в 1970-е и особенно 1980-е гг., когда многие компании стали планировать производство ряда высокотехнологичных продуктов в электротехнической промышленности, машиностроении и других отраслях не только для внутреннего рынка, но и для рынка других стран. Этому способствовали также новые открытия в сфере коммуникаций. В результате отдельные фазы производственного цикла не были уже четко разграничены и определены, а инновация продуктов стала непрерывным процессом.

ГПЦ не может претендовать на роль всеобщей теории прямых иностранных инвестиций. Так, в ней не принимается во внимание возможность лицензирования прав на интеллектуальную собственность.

Рис. 3 — Жизненный цикл продукта на международных товарных рынках: 1 — момент возникновения спроса на продукт на национальном рынке; 2 — период развития и утверждения фирм, производящих данный продукт на внутреннем рынке; 3 — появление спроса на продукт на международном рынке при осознании его ценности (вариант: в других странах по каким-либо причинам продукт не был принят; тогда он заканчивает свое существование на национальном рынке при снижении спроса, что отмечено пунктирной линией); 4 — расширение экспорта продукта на международный рынок; 5 — момент, когда в других странах ввиду появившегося спроса на продукт, поставляемый из-за рубежа, его пытаются так же начать производить (вариант: попытки копирования оказались неудачными, например из-за технологических, технических причин, отсутствия подготовленной рабочей силы, что приводит к свертыванию распространения продукта или насыщении спроса за счет импорта); 6 — попытки копирования удались удачными, что не устраивает господствовавших до этого периода иностранных фирм, осуществлявших поставки; в связи с этим данные фирмы пытаются создать сеть своих филиалов, дочерних компаний или, в крайнем случае, совместных предприятий; оба процесса приводят в конечном итоге к росту производства и сбыта продуктов; 7 — при насыщении спроса на рынках стран, куда первые производители продукта проникли, особенно обостряется конкуренция между национальными и иностранными фирмами; 8 — если дальнейший рост спроса невозможен, то начинается вытеснение продукта другими (пунктирная линия), т.е. рассматриваемый продукт заканчивает свой жизненный цикл; однако существует возможность проникновения на рынки стран, где продукт еще не производился или спрос на него ненасыщен

8 стр., 3650 слов

Анализ ценовых стратегий на рынке мобильной связи Российской Федерации

... рынке; построение и тестирование модели множественной регрессии, и определение факторов, влияющих на формирование цены на рынке; изучение конъюнктуры рынка, анализ конкуренции на рынке, изучение возможности наличия ценовой дискриминации на рынке. Гипотеза ... свои цены и редко допускают появление на рынке других, менее известных, компаний-конкурентов. Возникает проблема олигополизации рынка мобильной ...

Многие компании предпочитают продажу лицензий зарубежным фирмам перед прямыми инвестициями, поскольку последние связаны, как отмечалось, с большими затратами, рисками, а также усложненностью управления дочерними структурами в других странах. Хотя ГПЦ и задает условия, при которых производству заграницей отдается предпочтение перед экспортом товаров, она все же не раскрывает детерминанты, которые определяют выбор между продажей лицензий и основанием дочерних предприятий. Применение ГПЦ к прямым инвестициям между развитыми странами также затруднительно, так как квалификация работников, издержки производства у них отличаются мало. Инвестиции между высокоразвитыми странами часто осуществляется при наличии торговых барьеров и высоких и высоких транспортных издержек. Но эти факторы в ГПЦ не рассматриваются. Аналогичные соображения можно привести в отношении детерминант прямых инвестиций в рамках одной отросли между двумя или более странами. Наконец, строгое разделение на фазы в рамках ГПЦ снижает ее ценность. В соответствии с ГПЦ получается, что между экспортом и прямыми инвестициями существует обязательная последовательность чередования в названом порядке. В большей мере эта гипотеза применима к развивающим странам.

Гипотеза валютного пространства (ГВП) была выдвинута Алибером. По его мнению, основным фактором, влияющим на места размещения инвестиций, является устойчивость валюты и характер изменения ее курса. В соответствии с ГВП прямые инвестиции осуществляются в тех странах, валюта которых имеет тенденцию к ослаблению. Там, где курс валют усиливается, наблюдается отток инвестиций.

Ключевую роль для ГВП играет компенсация валютной премии. Предполагается, что инвесторы в своей массе являются несклонными к риску, поэтому они включают повышенную рисковую премию в требуемую норму отдачи на капитал. Эти премии отражают риск обесценения валюты. Если премия по национальной валюте материальной компании ТНК меньше, чем по иностранной, то дочерни компании ТНК получают возможность приобретать финансовые ресурсы на более выгодных условиях, чем компании стран, в которых они действуют.

Таким образом, в ГВП утверждается, что в случае повышения курса национальной валюты происходит процесс усиления потоков прямых инвестиций в другие страны, а в случае понижения — приток инвестиций из-за рубежа.

Недостатки рассматриваемой гипотезы аналогичны приведенным выше в отношении других гипотез, исходящих из специфики страны как основы для привлечения иностранных инвестиций. Наибольшее значение ГВП имеет для объяснения выбора инвесторами момента осуществления инвестиций на международных рынках. Но в целом поведение валютного курса является лишь одним из факторов, который принимается во внимание инвесторами при выработке инвестиционной политике.

37 стр., 18187 слов

Эффективное привлечение инвестиций в экономику республики Узбекистан

... по привлечению и использованию иностранных инвестиций. За годы независимости 1991-2000гг общий объем иностранных капиталовложений в экономику республики превысил млрд. Опыт показывает, что иностранные инвестиции, ... к коммерческому риску всех ... рынок в республике. Мировой опыт достаточно убедительно показывает, что привлечение и использование иностранных инвестиций способствует развитию экономики ...

1.2 Микроэкономические гипотезы прямых иностранных инвестиций

Следующая группа гипотез объясняет причины основания дочерних компаний в большей мере внутренними факторами развития предприятий, которые находят выражение в диверсификации риска (гипотеза портфеля), реакции на международную активность конкурирующих предприятий (гипотеза олигополистической реакции) или изменениях ликвидности предприятия (гипотеза ликвидности).

Поэтому эти гипотезы могут быть определены в целом как ориентированные на специфику фирмы или микроэкономические гипотезы ПИИ (Рис. 4).

Рассмотрим их более подробно.

Рис. 4 — Гипотезы ПИИ, ориентированные на специфику фирмы

Гипотеза портфеля представляет собой развитие гипотез рентабельности. Она исходит из предположения, что движение капиталов на международных рынках вызвано не только различными ожиданиями нормы прибыли ни инвестируемый капитал, но и различным уровнем риска инвестиций.

В отличие от гипотезы рентабельности гипотеза портфеля позволяет объяснить иностранные инвестиции, осуществляемые в стране с менее высоким уровнем дохода, если здесь наблюдается более низкий уровень инвестиционного риска.

В своей первоначальной форме гипотеза портфеля была применима только к портфельным инвестициям. Однако Рагацци предпринял попытку расширить область использования этой гипотезы и на ПИИ. Исходным пунктом в его рассуждениях был вопрос, почему многие инвесторы, которые могут воспользоваться только диверсификацией вложений в ценные бумаги, предпочитают прямые иностранные инвестиции. Он предложил, что несовершенство национальных рынков капитала имеет следствием различия между уровнем риска и доходности от осуществления прямых и портфельных инвестиций. В экстремальных случаях, которые часто можно встретить в развивающихся странах, не существует организованный рынок капиталов, так что становится возможным осуществление здесь только прямых иностранных инвестиций. Но также и на более развитых рынках капиталов возможно, согласно Рагацци, замещение портфельных инвестиций прямыми. Это имеет место в первую очередь тогда, когда спрос на капитал на иностранных рынках относительно высок, а колебания доходности выше уровня, который представляется обоснованным. Для более мелких миноритарных акционеров риск, связанный с колебаниями доходности ценных бумаг, растет в более высокой степени, чем предпринимательский риск, так что они предпочитают участие в дочерних компаниях, созданных за рубежом головными компаниями ТНК, и таким образом косвенно замещают портфельную инвестицию прямой.

Одним из важных аргументов теории портфеля является уменьшение уровня недиверсифицированного систематического риска за счет выхода на рынки других стран.

Для пояснения этого рассмотрим рис. 5, на котором сплошная кривая показывает снижение уровня риска на каком-либо национальном рынке за счет формирования портфеля ценных бумаг и реальных инвестиций, а — уровень недиверсифицируемого систематического риска в данной стране. По оси абсцисс отложено количество видов акций и других ценных бумаг в портфеле, а также материальных и нематериальных активов.

12 стр., 5706 слов

Рынок ссудных капиталов, его виды и роль

... денежные сбережения и накопления и тем самым определяет темпы экономического роста. Играя большую роль в рыночном хозяйстве, рынок ссудных капиталов служит показателем развития национальной и мировой экономики. Рынок ссудных капиталов играет важную роль в воспроизводственном процессе, ...

Известно, что общие тенденции в развитии экономики какой-либо страны, в частности в динамике уровня инфляции, процентных ставок, и связанные с этим экономические и финансовые риски не могут быть преодолены отдельными фирмами, для которых совокупный уровень риска по таким факторам выступает как недиверсифицируемая за счет подбора активов составляющая риска. В то же время фирмы могут на национальных рынках уменьшать риск своих операций, связанный с неоптимальным использованием капитала, например, из-за вложений только в одну какую-либо отрасль или ценные бумаги только одной корпорации, что и отраженно условно построенной кривой.

Важно, что на рынках отдельных стран отличен уровень недиверсифицируемого риска, что обусловлено разными экономическими структурами и процессами, происходящими в экономике и политике этих стран. В результате у национальной фирмы появляется возможность выйти на рынки стран с меньшим уровнем недиверсифицируемого риска.

На рис. 5. под уровнем имеется в виду граница диверсификации, достигаемая за счет формировании оптимального портфеля активов на международных рынках. Очевидно, что все же существует общий минимальный уровень недиверсифицируемого риска, ниже которого нельзя отпуститься и на международных рынках.

Преимуществом гипотезы портфеля в сравнении с ранее рассмотренными гипотезами является объяснение существования встречных потоков инвестиций между развитыми странами и вычленения факторов, которые влияют на выбор между размещением капитала в своей стране и за рубежом. Однако при использовании этой гипотезы применительно к ПИИ есть и недостатки. Так, неясно, почему владельцы долей капитала в ТНК побуждают менеджеров к диверсификации активов за рубежом, в то время как они могли бы добиться оптимальной диверсификации риска путем реструктуризации своих индивидуальных портфелей ценных бумаг и сохранить при этом независимость по отношению к другим лицам. Только пример, приведенный Рагацци, достаточно убедителен. Однако он не может быть применен к развитым странам.

Рис. 5 — Диверсификация риска при выходе на международные рынки

Кроме того, существенный элемент ПИИ состоит в обеспечении контроля за деятельностью иностранного предприятия. Но это означает, что за исключением некоторых крупных ТНК большинство международных предприятий не в состоянии осуществить диверсификацию риска с использованием только прямых инвестиций. Инвесторы достаточно легко могут формировать портфели, состоящие из разнообразных ценных бумаг, но исключительно сложнее основывать множество своих дочерних структур за рубежом.

Даже у гипотезы портфеля в применении только к финансовым активам имеется недостаток. На международных рынках инвесторы сталкиваются с рисками, которые не встречают на своем национальном рынке, например риск задержки трансферта доходов или опасность их полной блокады и ряд других. Эти риски могут «перевесить» те выгоды, которые инвестор получает от диверсификации своего портфеля активов.

Автором гипотезы олигополистической реакции является Кникербокер. Он полагает, что ПИИ осуществляются предприятиями, которые действуют на национальном рынке, имеющем олигополистическую структуру. Предполагается, что оптимальная стратегия предприятия на таком рынке состоит в следовании за конкурентами, так как опасность потерь рыночных долей в таком случае меньше, чем при альтернативных вариантах поведения. Эта стратегия проводится также и тогда, когда не проявляются никакие преимущества, связанные с диверсификацией деятельности в пространственном отношении, так как главная цель предприятия заключается в том, чтобы сохранить завоеванные рыночные доли. Если какие либо предприятия начинают осуществлять прямые инвестиции за рубежом, то их примеру следуют и конкуренты.

Исходя из предполагаемого поведения предприятия на олигополистических рынках, Книбербокер утверждает, что первоначальные прямые инвестиции национальных предприятий осуществляются в течении относительно короткого промежутка времени, причем последний тем короче, чем более олигополистический характер носит рынок.

Книгербокер обнаружил положительную корреляцию между уровнем концентрации на национальном рынке и сокращением срока инвестиций на национальных рынках, а также отрицательную корреляцию между уровнем дифференциации продукта и сокращением срока инвестиций на национальных рынках. Отсюда он сделал выводы, что олигополистическая реакция предприятий усиливается вместе с повышением уровня концентрации на национальных рынках, и что предприятие, производящее широкий спектр продуктов, имеет меньше стимулов для того, чтобы следовать за инвестиционным поведением конкурентов.

Гипотеза олигополистической реакции имеет серьезный недостаток, заключающийся в отсутствии обоснования, какие факторы вызывают осуществление инвестиций в странах их размещения. Для смягчения этого недостатка Кникербокер привлек гипотезу жизненного цикла продукта как обоснование мотивов первоначальных прямых инвестиций за рубежом. Но тем самым он фактически подчеркнул слабость своей гипотезы. Кроме того, гипотеза никак не объясняет ПИИ, которые осуществляются мелкими и средними предприятиями, а также то, что многие предприятия на олигополистических рынках пассивно реагируют на стратегии конкурирующих предприятий.

В основе гипотезы ликвидности лежит теория взаимосвязи между ликвидностью и инвестиционной активностью, которая постулирует положительную связь между размером чистых денежных потоков предприятия и объемами их инвестиций. Берлоу и Вендер попытались применить эту теорию в качестве обосновании мотивов ПИИ. Они исходили при этом из располагаемых предприятием собственных денежных средств и гипотезы, что потенциальные инвесторы издержки финансирования за счет собственных средств оценивают как более низкие, чем за счет заемных. Предполагается, что стимулы к дополнительным ПИИ возникают тогда, когда последние могут быть профинансированы за счет излишков денежных средств у дочерних компаний.

Следует отметить, что основное предположение гипотезы ликвидности о том, что издержки финансирования за счет собственных средств меньше, чем за счет заемных, является весьма спорным. Как известно, Модильяни и Миллер пришли к заключению, что на национальном уровне инвестиционные решения принимаются независимо от вида финансирования. В определенных ситуациях издержки заемного финансирования даже ниже, чем собственного. Кроме того, неясно, почему «избыточные» собственные средства должны использоваться именно за границей в дочерних структурах.

1.3 Гипотезы и модели прямых иностранных инвестиций в теории внешней торговли

В классической и неоклассической теориях внешней торговли любая возможность объяснения прямых иностранных инвестиций исключается в силу предположения об обсалютной неперемещаемости производственных факторов в международном масштабе. Такое предположение было вызвано тем, что в период разработки данных теорий ПИИ имели малое значение. Классики Смит и Рикардо занимались преимущественно выяснением причин торговых отношений между нациями.

Включение в теорию внешней торговли в 1930-х гг. допущения о межстрановой перемещаемости производственных факторов также не привело к детальному изучению мотивов ПИИ. Такие ученые, как Олин, Иверсен, Нурксе, ограничились объяснением международных портфельных инвестиций. Особое внимание они уделили проблеме выплаты репараций после первой мировой войны. К тому же в 1930-х гг. наблюдались острые финансовые кризисы, многие страны прибегли к жестоким мерам по ограничению движения капиталов, а также испытывали явно выраженное недоверие друг к другу. Все это резко ограничело возможности ПИИ. Последовавший вскоре бум кейнсианских концепций регулирования экономики сконцентрировал внимание ученых на экономических решениях, которые принимаются в относительно короткие периоды времени. Это также не способствовало разработке теории ПИИ.

Лишь в 1970-х гг. появились наконец модели ПИИ, основанные на теории внешней торговли. Корден несколько модифицировал условия известной модели Н-О-S, которую разработал ранее Олин, и применил ее к решениям предприятий, которые производят в своей стране множество дифференцированных продуктов. Новая гипотеза основана на следующих предположениях: (1) для всех стран характерны неоклассические производственные функции, которые для соответствующих товаров во всех странах одинаковы; (2) факторы спроса во всех странах идентичны; (3) вещественный и интеллектуальный капитал в международном плане обсалютно мобильны; (4) фактор «рабочая сила» везде немобилен; (5) производственные функции и обеспеченность факторами производства с течением времени не меняются; (6) отсутствует или не влияет на принятие решений предприятиями о месте размещения своих производств меры государственного регулирования, такие, как пошлины и налоги на доходы; (7) отсутствуют транспортные издержки; (8) эффект от роста масштабов производства не проявляются.

Новыми предпосылками были здесь введение в рассмотрение дополнительного фактора «интеллектуальный капитал», а также допущение об обсалютной мобильности вещественного и интеллектуального капитала. Следствием является то, что как рентабельность использования вещественного капитала, так и предельная производительность фактора «труд», а вместе с ними и производственные издержки во всех местах должны стремиться к одному уровню.

Если отказаться от предположения (3), то получаются известные посылки модели Н-О-S о немобильных факторах производства. При допущений о том, что производственные функции варьируют в зависимости от места расположения производства (отказ от предложения (1)), можно сделать вывод, что страны, в которых имеются преимущества в отношении «немобильных факторов» (инфраструктура, политические условия и др.), привлекают мобильные международные ресурсы. Существование транспортных издержек (отказ от предположения(7)) влияет на принятие решения о размещении производства в местах, максимально приближенных к рынкам сбыта. То же самое можно сказать, если на международную торговлю влияет введение ограничений на импорт (отказ от предположения (6)).

Отказ от предположения (8) означал бы преимущественное принятие решений в пользу централизации производства в отдельных местах с отказом от создания дочерних структур. Если допускать изменчивость производственных функций во времени (отказ от предположения (5)), то решения о месте размещения производства должны постоянно корректироваться.

Если, наконец, отказаться от предположения абсолютной международной мобильности вещественного и интеллектуального капитала (3), в том числе его легкой перемещаемости от материнской к дочерней компании, то экспорт товаров может оказаться предпочтительнее основания дочерних структур за рубежом.

Заслуга Кордена состоит в том, что он сумел увязать решения, принимаемые относительно прямых иностранных инвестиций, с экспортом товаров, указав на их взаимозаменяемость. Однако в модели не содержаться объяснения, в каких случаях компания выбирает решение в пользу экспорта товаров, а в каких — в пользу основания дочерних предприятий. Упоминаются лишь факторы, которые ведут к ограничению торговых отношений и которые способствуют прямым инвестициям. Более того, наличие ограничений может приводить к предпочтению продажи лицензий за границу вместо оснований дочерних структур.

Следующий попыткой объяснения прямых иностранных инвестиций следует отметить гипотезу Хирша. Он провел сравнение издержек экспортной деятельности и от основания дочерних компаний. Исходным пунктом опять-таки послужила неоклассическая модель Н-О-S, которая была расширена путем учета конкурентных преимуществ компаний, а также издержек производства на получение информации, коммуникационных и трансакционных издержек. К производственным издержкам в стране материнской компании А (Ра) и в потенциальной стране-реципиенте инвестиций В (Рb) были отнесены как издержки капитала, так и другие издержки, связанные с факторами производства. Кроме того, конкурентные приемущества (К) в форме новых более высокого уровня, технологических знаний или используемых приемов маркетинга создавали стимулы к эксперту товаров и основанию дочерних компаний. В рамках рассматриваемой гипотезы они были представлены как следствие затрат в исследования и разработки, а также маркетинговых стратегиях. Далее Хирш учитывает различные издержки на продажу товаров на национальных (Мd) и международных рынках (Мх), т.е. коммерческие издержки. Разница между коммерческими издержками (М = Мх — Мd) вызвана прежде всего более высокими затратами на транспортировку, упаковку и страхование товаров, которая возникает при экспорте товаров в сравнение со сбытом продукции на национальном рынке. К этому добавляются также такие специфические издержки, как издержки на коммуникацию, которые возникают из-за различия языков. Наконец, существенную роль играют издержки, связанные с контролем за деятельностью материнской компании на национальном рынке (Сd) и дочерней — в другой стране (Сх).

Разница этих издержек (С = Сх — Сd) вызывается удаленностью материнской компании от дочерних, а также незнакомым и иногда неблагоприятным для иностранных инвесторов инвестиционным климатом в других странах. Исходя из указанных предпосылок, Хирш вывел критерии для выбора между двумя стратегиями интернационализации деятельности. Компания из страны А предпочитает экспорт продукции в страну В в том случае, когда выполняются отношения:

(1) Ра + М <
ÐРb + K,

(2) Ра + М <
ÐРb + C.

Компания предпочитает создание дочерних структур в стране В, если выполняется отношение:

(3) Ра + С <
Ð Рb + K,

(4) + C <
Ð

Видно, что правила выбора основаны на минимизации совокупных издержек. В частности, компания предпочитает основание дочерней структуры, в соответствии с неравенствами (3) и (4), если издержки ПИИ, равные Рb + C, оказываются меньше издержек экспортной деятельности Ра + М, а потенциальный инвестор располагает конкурентными преимуществами в сравнении конкурентами в стране В.

Заслуга Хирша состоит в том, что он показал, что мотивы ПИИ можно рассматривать, только если сопоставить экономические преимущества, которые возникают в сравнении с экспертной деятельностью. Если предположить, что переменные К, М, С равны 0, то теория сводится в чистом виде к модели Н-О-S, согласно которой место размещения производства и страны, в которые может осуществляться экспорт продукции, определяются сравнительной обеспеченностью факторами производства в соответствующих странах.

Недостатком теории является неучет еще одной стратегии интернализации — продажи лицензий. Неравенства (3) и (4) представляют поэтому лишь необходимые, но недостаточные условия для выбора в пользу ПИИ. Кроме того, при выборе места размещения инвестиций следует учитывать тарифные и нетарифные торговые ограничения. Отказ от их рассмотрения завышает роль экспортной деятельности. Наконец, сомнительно, что обладание конкурентами преимуществами на рынках других стран представляет собой необходимое условие для основание дочерних структур. Если выполнено только неравенство (4), а компания намеривается осуществлять обслуживание потребителей своей собственной страны из-за границы, то для нее не имеет принципиального значения, будет ли она иметь конкурентные преимущества перед другими компаниями, которые расположены за границей.

Обзор основных теоретических концепций ПИИ показывает, что ни одна теория или гипотеза не в состоянии претендовать на абсолютную истину. Каждая теория имеет достоинства и недостатки. Это и неудивительно, поскольку решения относительно ПИИ принимаются в самых разнообразных ситуациях. Едва ли можно найти совершенно идентичные мотивы для осуществления иностранных инвестиций, если речь идет об инвестициях из одной развитой страны в другую, или из развитой страны в развивающуюся. Кроме того, менеджеры компаний преследуют различные цели, вырабатывают стратегические концепции развития, основываясь на собственном опыте. Мотивы могут различаться для компаний, которые уже завоевали популярность на международных рынках, в частности и путем решения экспорта, а также молодых компаний, только выходящих на международные рынки. Имею значение и размеры компаний. Крупные компании могут легче прибегать к диверсификации своей деятельности, в том числе с включением в портфель своих активов достаточно рискованных инвестиционных предложений. Мелкие компании не могут себе позволить это. Все это говорит о том, что разработка теоритических концепций ПИИ не завершена.

2. ИНВИСТИЦИОННЫЙ КЛИМАТ И МЕТОДЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРЯМЫХ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ, .1 Инвестиционный климат

Инвестиционный климат — совокупность социально-экономических, организационно-правовых, политических и культурных условий, предопределяющих целесообразность инвестиций.

В настоящее время можно утверждать, что в России сложились неблагоприятные условия для иностранных инвестиций. Это обусловлено плохим инвестиционным климатом в целом, нестабильной политической ситуацией и сохраняющейся опасностью очередного передела собственности, продолжающимся экономическим спадом, плохо развитой инфраструктурой (финансовой, транспортной, сервисной, в области связи).

Высокие налоги, правовая незащищенность и нерешенность многих вопросов собственности не способствуют инвестициям вообще, а иностранным в особенности.

Одна из главных причин низкой активности иностранных инвесторов — неспособствующая иностранным инвестициям политика государства, отсутствие для них режима наибольшего благоприятствования, который создан во многих развивающихся странах и дает высокий эффект. Иностранных инвесторов отпугивает непоследовательность экономической политики государства, постоянное изменение
правил игры.

При принятии законов и других решений, касающихся иностранных инвестиций, превалирует не столько желание создать благоприятные условия для них, сколько боязнь, что иностранные компании внедряться в важные сектора российской промышленности. Примером тому является борьба вокруг закона
О разделе продукции, окончившаяся принятием этого акта в редакции, которая, по мнению Президента Форума нефтепроизводителей Д. Уэстбрука, не позволяет осуществлять значительные инвестиции. Политика приватизации также подвергалась критике с позиций недопущения иностранцев к российской собственности, что оказалось совершенно неоправданным, поскольку российские предприятия оказались в большинстве случаев не нужны иностранному капиталу.

Российское законодательство, регулирующее иностранные инвестиции неполно — оно направлено, главным образом, на прямые иностранные капиталовложения и слабо затрагивает вопросы допуска иностранного капитала на биржу, размещения акций и иных ценных бумаг за рубежом. С другой стороны, некоторые аспекты деятельности иностранного капитала сильно зарегламентированы.

Чрезвычайная зарегулированность государством экономических отношений — одно из важных препятствий на пути иностранных инвестиций. Эта зарегулированность заключается не столько в количестве регулирующих актов (в некоторых западных странах их не меньше), а в возможностях чиновника принимать субъективные решения (поскольку многие законы и акты — не прямого действия) и нерешенности вопросов собственности (прежде всего на недвижимость).

Это приводит во-первых к неопределенности — что можно делать и на что можно рассчитывать, а что нельзя; во-вторых — необходимости большого количества согласований и разрешений. Кроме того, еще не образовался
конвейер по решению в государственных органах многих стандартных вопросов, в результате чего это требует дополнительных усилий и времени.

Например, на строительство завода в Санкт-Петербурге компании Coca-Cola понадобилось месяцев, из которых заняло непосредственно сооружение завода, а — всевозможные согласования. Отсутствие нормальных отношений в сфере купли-продажи земли и пользования коммуникациями привело к тому, что компании пришлось
выбивать участок для завода у горсовета (уверенного, что Coca-Cola должна платить за сам факт своего присутствия и обустраивать окружающую территорию) и возможность подключиться к инженерным сетям. Чтобы начать строительство завода в подмосковном Ступине фирме Mars потребовалось месяцев только на переговоры с Минэкономики.

Нефтяным СП постоянно приходится добиваться таможенных льгот на вывоз нефти. Возможность получения таких льгот решается в субъективном порядке, а сами льготы действуют в течение ограниченного срока — после чего процесс начинается с начала. Однако даже получение таких льгот не означает, что подобное соглашение будет выполнено.

Если объяснять невысокий приток иностранного капитала в экономику России в целом и в основной капитал в частности недостаточно хорошим инвестиционным климатом в России, такое объяснение не будет до конца убедительным, потому что ситуация с иностранным участием в валовом накоплении основного капитала в России лучше чем в странах, где инвестиционный климат благоприятнее. В Японии доля иностранного капитала традиционно ниже 1%, в Южной Корее эта доля была ниже 1% в первой половине 1990-х годов и 1.5 — 3% в начале 2000-х годов. А ведь у этих стран инвестиционный рейтинг по прямым и портфельным инвестициям (например, по данным рейтинговой компании BERI S.A, специализирующийся на этом инвестиционном рейтинге) намного выше, чем в России.

Более убедительным объяснением низкого притока инвестиций в Россию являются схожие с некоторыми странами особенности национальной экономики, заключающиеся в настороженном отношении к иностранному капиталу всего общества и в весьма специфических и трудных для восприятия иностранным капиталом отношениях между бизнесом и государством. Если данный тезис верен, то и в будущем Россия пойдет японско-корейским путем с его опорой на высокую норму валового сбережения и малым притоком иностранного предпринимательского капитала, а не казахстанским путем с его опорой на иностранный капитал как основу инвестиций вследствие невысокой для страны догоняющего развития нормы валового сбережения (23 — 25% в 2007-2008 гг., по данным Всемирного банка).

Китайский путь (вероятно, наиболее оптимальный) с его огромными собственными сбережениями и одновременно крупным нетто-ввозом капитала теоретически возможен в будущем и для России, но для этого нужно обеспечить сочетание ранее достигнутых на базе собственных инвестиций стабильно высоких темпов экономического роста с очень большими льготами для иностранных инвесторов, которые лишь в этом случае преодолеют сложности местного инвестиционного климата.

Перспективы инвестиций в России достаточно привлекательны для иностранных инвесторов. В суммарном ВВП всех новых рынков доля России составляет свыше 25%. По самым скромным оценкам, у России больше природных ресурсов (910,2 трлн. долл.), чем у Бразилии(3,3 трлн. долл.), Южной Африки (1,1 трлн. долл.), Китая (0,6 трлн. долл.) и Индии (0,4 трлн. долл.) вместе взятых. При наличии благоприятного инвестиционного климата Россия, по оценкам экспертов, за 10-15 лет способна поглотить 200-300 млрд. долл. Капитальных вложений в реконструкцию и модернизацию производства в соответствии с требованиями мирового и внутреннего рынков.

Несмотря на это, удельный вес России в международных инвестициях в нарождающиеся рынки составляет всего 0,5%. Остальные 99,5% приходятся на Мексику, Бразилию, Аргентину, Турцию, Чили, другие развивающиеся и новые индустриальные страны. По оценкам экспертов, мешает отсутствие финансовой стабильности, высокие цены, риски, транзакционные издержки, характерные для периодов хозяйственной ломки и формирования новой экономической системы. Отсутствуют устойчивые действенные стимулы вкладывать капиталы в производство, инфраструктуру, долгосрочные проекты.

2.2 Регулирование прямых иностранных инвестиций

иностранный инвестиция торговля экономика

Прямые иностранные инвестиции регулируются на национальном и международном уровнях. Основной формой регулирования ПИИ на международном уровне выступают международные инвестиционные соглашения (МИС).

В них согласуются и закрепляются меры по регулированию ПИИ между соответствующими странами. Такие соглашения могут иметь двусторонний и многосторонний характер. При этом они бывают региональными и межрегиональными.

Участниками МИС выступают национальные правительства и иногда — межправительственные экономические организации, например Всемирная торговая организация (ВТО), Организация по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР), Международная организация труда (МОТ) и т.д.

Наибольшее практическое значение имеют двусторонние инвестиционные соглашения (BITs).

Первые BITs были заключены в 1950-х гг., но с тех пор содержание таких соглашений принципиально не изменилось.

Основным элементом BITs выступают:

Декларация сторон о принципах их взаимоотношений в инвестиционной сфере

Общее определение ПИИ

Формы двустороннего сотрудничества

Этапы осуществления положений соглашения

Механизмы защиты инвестиций

Ключевое значение в соглашениях принадлежит механизмам защиты инвестиций, к которым относят условие перевода средств, гарантий против некоммерческих рисков, порядок разрешения возможных разногласий.

Однако, как правило, условия допуска ПИИ в экономику определяются национальными законодательствами. Более того, положения, обеспечивающие юридическую защиту и гарантии иностранных инвесторов, распространяются только на инвестиции, которые были осуществлены в соответствии с национальным законодательством или были одобрены компетентными органами принимающей страны. В BITs редко уточняются меры по стимулированию ПИИ, а также государственному вмешательству. Хотя BITs нацелены главным образом на стимулирование ПИИ, в них иногда затрагиваются и портфельные инвестиции.

Процесс заключения BITs в последние десятилетия резко интенсифицировался. К концу 2009 года количество этих соглашений составило почти 2000. Первоначально BITs заключались преимущественно между развитыми странами. Однако по мере улучшения в них инвестиционного климата, устранения барьеров по пути движения капиталов актуальность такого рода соглашений уменьшилась. В то же время резко усилился процесс заключения BITs, в которых стали принимать участие развивающиеся страны. С одной стороны, они заключают эти соглашения друг с другом — с развитыми странами. Для последних важны определенные гарантии, поскольку именно в развивающихся странах инвестиционный климат менее благоприятный. В то же время и сами развивающиеся страны стали смягчать политику в отношении ПИИ. Некоторые из этих стран превращаются в экспортов капитала в наименее развитые страны.

Другой тип двусторонних соглашений в сфере ПИИ — соглашения об избежании двойного налогообложения. Число таких соглашений перевалило к 2009 г. за 1900. Как и в случае BITs, основными участниками таких соглашений являются развивающиеся страны. Причины аналогичны.

Попытки заключить всеобъемлющее соглашение по стимулированию ПИИ, которое затрагивало бы большинство стран мира, еще не принесло успеха. Такие попытки предпринимались в рамках ОЭСР с 2001 г., где предполагалось заключить Многостороннее соглашение по инвестициям (MAI), но проект этого соглашения так и не был одобрен. Одной из наиболее существенных причин явился предполагаемый запрет на использование определенных требований к характеру деятельности иностранных фирм.

Многие национальные правительства выбирают условия допуска иностранных инвесторов в свою экономику, которые могут быть подразделены на следующие основные категории:

Требования в отношении максимальной доли экспорта иностранных компаний в общем объеме продаж на национальном рынке

Обязательства фирмы по использованию местной рабочей силы

Требования по передаче технологий

Обязательства компании по проведению в принимающей стране научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Введение таких требований означало бы существенное ограничение полномочий национальных правительств по регулированию ПИИ в своих странах, что устраивает далеко не всех.

Многосторонние соглашения по стимулированию ПИИ заключаются или разрабатываются в основном на региональном уровне. Среди них можно упомянуть рамочное соглашение об инвестиционной зоне ASEAN, проект соглашения о стимулировании и защите взаимных инвестиций группы центрально-азиатских стран ECO (Economic Cooperation Organization), протокол о финансах и инвестициях Южноафриканского сообщества развития SADC (South African Development Community) и некоторые другие. В рамках этих соглашений декларируются общие цели инвестиционной политики, а также предусматриваются некоторые меры по согласованию ПИИ.

Примерами могут служить: (а) унификация правил по регулированию ПИИ; (б) ускорение процессов приватизации и стимулирования создания совместных частно-государственных фирм; (в) обеспечение большей свободы для движения капиталов, технологий, квалификационной рабочей силы и специалистов; (г) обеспечение национальным и иностранным инвесторам равных правовых условий для деятельности; (д) выработка мер по компенсации ущерба, наносимого иностранным инвесторам, и др.

Существенную роль на межгосударственном уровне для стимулирования потока инвестиций между странами-членами, особенно в развивающиеся страны, призвано играть Многостороннее агентство по гарантированию инвестиций (MAGI), которое является одним из членов Группы всемирного банка. Конвенция об учреждении этого Агентства вступила в силу в 1988 г.

Основная функция Агентства заключается в предоставлении гарантий от некоммерческих рисков в отношении инвестиций, осуществляемых в одной из стран-членов. Гарантии предоставляются Агентством либо самостоятельно, либо совместно с другими организациями. Наряду с первыми гарантиями иностранных инвестиций MAGI осуществляет перестрахование некоммерческих рисков. Агентство особенно стремится к предоставлению гарантий под капиталовложения, под которые аналогичное покрытие на разумных условиях не предоставляется частным страховщикам или перестраховщикам.

К некоммерческим рискам, по которым MAGI предоставляет гарантии относятся:

Ограничения на перевод валюты

Экспроприация и аналогичные меры, в результате которых владелец гарантии лишается права собственности над своим капиталовложением, контроля над ним или существенного дохода от такого капиталовложения

Нарушения договоров

Война или гражданские беспорядки.

Помимо сознательных действий в стране, принимающей инвестиции, которые приводят к убыткам у иностранных инвесторов, гарантии MAGI распространяются также на случаи бездействия национальных правительств в ситуациях, когда их вмешательство было необходимо. Вместе с тем предусмотрены различного рода оговорки, которые позволяют трактовать негативные последствия в деятельности иностранных инвесторов как следствия общеэкономической ситуации. Например, иностранный инвестор должен доказать, что убытки у него возникли в результате дискриминационной политики принимающего правительства, а не общеэкономических мер регулирования экономики.

Гарантии предоставляются только на случай рисков, возникающих в развивающихся странах — членах MAGI. Объектом гарантий являются прямые иностранные инвестиции, в том числе осуществленные через покупку акций компаний на территории принимающей страны. Агентству в форме цессии уступаются инвестором права или требования, связанные с гарантированным капиталовложением.

Агентство должно также способствовать устранению барьеров на пути движения капиталов, в том числе подписано одно- или многосторонних соглашений по стимулированию ПИИ, урегулированию споров между инвесторами и принимающими странами.

За последние два десятилетия многие развивающиеся страны вслед за развитыми стали либерализовывать режимы регулирования иностранный инвестиций в своей стране, стремясь привлечь ПИИ в условиях обострившейся конкурентной борьбы на мировых рынках. При этом они вынуждены считаться с возможными негативными последствиями от деятельности иностранных инвесторов, которые связаны с так называемой ограничительной практикой крупных корпораций, приводящей к «эффекту вытеснения». Данный эффект имеет две основные формы. Первая связана с тем, что крупные иностранные корпорации, пользуясь конкурентными преимуществами, могут вытеснить на товарных рынках национальные компании. Другая форма заключается в оттягивании такими корпорациями значительной доли ресурсов на национальных рынках, в том числе финансовых. Хотя крупные иностранные корпорации используют и свои собственные средства для осуществления ПИИ, национальные банки предпочитают их в силу высокой платежеспособности национальным компаниям при предоставлении займов.

На национальном уровне во многих странах, в том числе в России, действует принцип защиты иностранных инвестиций. Он основан на документах Международной торговой палаты «Руководящие принципы для международных инвестиций» (1972г.), а также ОЭСР «Кодекс либерализации движения капитала» (1971г.) и «Декларация о международных капиталовложениях и многонациональных предприятиях» (1976г.).

В этих документах странам рекомендуется распространять национальный режим и на капиталовложения из других стран.

Деятельность иностранных инвесторов в развитых странах регулируется в основном национальными законами, постановлениями и административными процедурами. Национальное законодательство таких стран, как правило, не проводит различия между иностранными и национальными компаниями. Поэтому в большинстве развитых стран отсутствуют специальные законы и кодексы для иностранных инвесторов, а существуют лишь некоторые постановления.

Зарубежные предприниматели могут основывать свои компании и хозяйствовать на тех же условиях, что и национальные производители товаров и услуг; они могут избирать любую принятую в данной стране организационно-правовую форму ведения хозяйственной деятельности; пользуясь большинством местных льгот; получают доступ к местным финансовым, научно-техническим, трудовым ресурсам и с ограничениями — к природным ресурсам.

В конституциях разных стран гарантируется неприкосновенность собственности и обычно оговаривается, что экспроприация может совершаться только в общественных интересах с гарантией рассмотрения споров и установлением компенсации в случае несогласия иностранного инвестора с фактом экспроприации. Инвестиционные споры регулируются подготовленной Всемирным банком и подписанной в 1969 г. в Вашингтоне Конвенцией по урегулированию инвестиционных споров между государствами и гражданами других стран. Иностранные инвесторы могут обращаться для защиты своих прав Международный центр урегулирования иностранных споров, созданный в соответствии с Конвенцией в составе Группы Всемирного банка.

Защита прав иностранных инвесторов предусмотрена также в отдельных сферах. В частности, имеются международные соглашения и национальные законодательные акты, регулирующие охрану прав владельцев интеллектуальной собственности, товарных знаков, авторских прав, результатов научно-технических и художественных разработок.

Несмотря на то, что в развитых странах придерживаются в целом принципа национального режима по отношению к иностранным инвесторам, в них существуют определенные ограничения для иностранных предпринимателей по сравнению с национальными. Ограничения иностранных инвестиций в развитых странах носили достаточно жесткий характер до Второй мировой войны и некоторый период после нее. Однако затем в этих странах стал происходить процесс либерализации движения капиталов и снятия большинства ограничений на иностранные инвестиции, который продолжаются и в настоящее время.

Наиболее часто используются следующие меры по регулированию иностранных инвестиций в развитых странах:

Предварительное разрешение на осуществление ПИИ

Ограничения на ПИИ в определенных отраслях и сферах

Ограничения на долю иностранных инвесторов в капитале национальных компаний под иностранный контроль

Требование взаимности от стран происхождения иностранных инвесторов

Предварительное разрешение требует при вложении иностранного капитала в определенные отросли и сферы деятельности, при значительных объемах ПИИ. В некоторых странах даже для уже действующих компаний с иностранным капиталом требуют предварительное разрешение, в частности при расширении своей деятельности, слияниях и поглощениях.

Ограничения или запрет ПИИ различаются для отдельных стран. Чаще всего это военная и добывающая промышленность, некоторые сферы услуг, особенно банковское и страховое дело, транспорт и связь. Некоторые из этих отраслей полностью закрыты для иностранных инвесторов, в других — возможен доступ после предварительного разрешения. Кроме того, доступ в ряд сфер невозможен из-за того, что в них разрешается создание только государственных организаций и компаний. Преимущественно это почта, телеграф, телефон, энергетика, транспорт, энергетика, вино-водочная промышленность, теле- и радиовещание.

Требование взаимности означает, что страна, принимающая ПИИ, готова предоставить иностранным инвесторам определенные права при условии, что и в их странах такие права предусмотрены. Примером является позиция стран ЕС в отношении открытия иностранных компаний в финансовой сфере и размещения ценных бумаг на биржах стран ЕС.

Существуют также неформальные ограничения в отношении иностранных инвесторов, которые часто оказывают на их деятельность даже более негативное воздействие, чем прямые и открытые ограничения. К таким неформальным ограничениям относят, например, затягивание и многоступенчатость процедуры получения разрешений, бюрократизацию механизма регулирования деятельности компаний с иностранным участием уже после их создания.

2.3 Прямые иностранные инвестиции в России

Россия, крупнейшая из стран с переходной экономикой, относимая экспертами Всемирного банка к «возникающим рынкам», обладает такими же преимуществами плюс запасы углеводородного сырья мировой значимости.

В сложных условиях перехода к рыночной экономике на привлечение иностранных инвестиций возлагались большие надежды. Официальные власти полагали, что в силу своих природных богатств и масштабов экономики страна просто обречена стать крупнейшим импортером капитала. Действительность не оправдала этих ожиданий. В то же время необоснованной представляется и другая крайняя точка зрения, согласно которой России якобы вообще не нужны иностранные инвестиции.

Тот факт, что иностранные инвестиции (ИИ) нужны и важны, уже подтвердила хозяйственная практика. Среди существующих в России основных форм собственности видное место занимают смешанная (с иностранным участием) и чисто иностранная, отметил Ю. Куренков д.э.н. На их долю приходится свыше 20% основного капитала промышленности. На современных и иностранных предприятиях показатели эффективности производства — производительность труда, фондоотдача выше, чем на предприятиях других форм собственности.

По масштабам экономики, ее специализации, сложности решаемых проблем Россия существенно отличается от других государств с переходной экономикой. Это не может не отразиться на объемах, динамике и структуре привлекаемых ИИ. Их поступление в конкретные отрасли и регионы во многом зависит от общего притока в страну, динамики этого процесса, отличающегося неравномерностью. Лишь за последние 2 года был отмечен существенный рост притока ПИИ: в 2007 — 2008 гг. они увеличились в 2,3 раза по сравнению с низким посткризисным уровнем предыдущих лет. В результате Россия опередила другие страны ЦВЕ по годовым притокам ПИИ и догнала ведущие из них по их накопленному объему.

Крупнейшим инвестором для России являются США, на чью долю приходится более 30% общего объема ИИ. В структуре американских инвестиций явно виден приоритет нефте- и газодобывающих отраслей. Однако в последнее время увеличились инвестиции в финансовые услуги, производство продовольствия, сферу обслуживания. В десятку ведущих инвесторов входят Швейцария, Германия, Великобритания, Бельгия, Франция, Япония, Нидерланды, Австрия, Швеция.

Объем инвестиции, поступивших от иностранных инвесторов в экономику РФ

2006200720082009Млн. долл. США В процентах к итогуМлн. долл. США В процентах к итогуМлн. долл. США В процентах к итогуМлн. долл. США В процентах к итогуОбъем инвестиций — всего10958100142581001978010029699100в том числе из стран:США159414,6160411,211335,711253,8Германия146813,412378,7400120,2430514,5Кипр144813,2233116,3232711,8420314,2Великобритания5995,4155310,9227111,5462015,5Нидерланды123111,212498,811685,917435,9Швейцария7847,213419,413496,810683,6Франция7436,812018,411846,0371212,5Швеция3082,8720,51390,72330,8Австрия790,74233,03761,93941,3Япония1171,14082,94412,210053,4другие страны258723,6283919,9539127,3729124,5

Если сравнить данные, которые приведены в статистическом ежегоднике 2009 и то, сто написано в учебнике Абрамова «Мировая Экономика», то тут некоторые расхождения, по поводу того, сколько инвестирует США в экономику России.

По ввозу капитала Россия занимает достаточно скромное место в мире. Так, в 2006 — 2008гг. на нее приходилось от 0,2 до 0,4% всего ввоза ПИИ и примерно 0,3% накопленных ПИИ в мире (23 млрд. $ в 2008 г.).

Правда по данным банка России о международной инвестиционной позиции РФ, величина накопленных ПИИ с учетом реинвестиций и полученных ссуд от родительских компаний была больше почти в два раза — млрд. $. На начало 2009 г., однако это не меняет ситуацию принципиально. Все же, согласно этим данным, в частном секторе накоплено 118 млрд. $. иностранных инвестиций (в том числе млрд. $. портфельных и млрд. $. прочих инвестиций, в основном ссуд и займов).

В мире ввоз капитала в 2006 г. распределялся примерно поровну между тремя его формами — прямыми инвестициями, портфельными и ссудным капиталом, хотя в 2007 г. в большей степени сократились объемы ПИИ и ввоза капитала в ссудной форме. Но в России, несмотря на продолжающийся уже шестой год экономический подъем, в частный сектор иностранный капитал в основном притекает в ссудной форме (11,6 млрд. из 15,2 млрд. $. За 9 месяцев 2009 г.).

Это говорит о том, что Россия по-прежнему не считается перспективной для иностранного предпринимательского капитала страной.

Приток иностранных инвестиций вносит скромную лепту и в валовое накопление основного капитала. Для оценки этого показателя обычно соотносят ПИИ с валовым накоплением основного капитала в стране. В России, по данным ЮНКТАД, эта оценка составляла от 4 до 7% в 2006 — 2008 гг., в то время как в США в годы последнего экономического подъема доходил до 19% (2006 г.), в Бразилии — до 28% (2005-2006 гг.), в Польше — до 23% (2006 г.), в Китае — до 10-15% в прошлом и нынешнем десятилетиях, а Казахстане — даже до 56% (2007 г.).

России пока не удалось превратить приток ПИИ в действенный фактор активизации инвестиционного процесса. Она заметно отстает от среднемирового уровня, от ряда стран с переходной экономикой и «возникающих рынков» по доле накопленных ПИИ в ВВП, а так же их годового притока в инвестициях в основной капитал.

Секторальное или отраслевое распределение ИИ во многом зависит от их состава по видам. Крайне неблагоприятной остается видовая структура привлекаемых в страну ИИ. Доля кредитов всех видов в их составе в 2008 -2009 гг. превышала 80%, весьма низкой остается доля вложений в основной капитал — всего 5% в 2009 г. Это увеличивает внешний долг страны и нагрузку, связанную с его погашением и обслуживанием. Если с суверенным долгом государство вполне успешно справляется, то корпоративный внешний долг становится все более серьезной проблемой.

Бесспорное предпочтение заслуживает привлечение ИИ в виде ПИИ, поступающих в реальный сектор экономики. Именно ПИИ показали наибольшую устойчивость в условиях финансового кризиса. Их нынешняя низкая доля в годовом притоке иностранного капитала (23.3% в 2009 г.) не соответствует современным потребностям нашей экономики, так же как преобладание прочих инвестиций, то есть в основном займов.

Определенные изменения произошли в секторальном распределении ИИ. При отнесении, как это принято в международной практике, к первичному сектору экономики добывающих отраслей, сельского, лесного и рыбного хозяйства, к вторичному — обрабатывающей промышленности, к третичному — сферы услуг в широком понимании их доли в 2009 г. составили: первичного сектора — 24.9%, вторичного — 25.2%, третичного — около 50%.

Нетрудно заметить, что изменения в секторальном распределении ИИ в Российской экономике не соответствует общемировым тенденциям. На фоне чрезвычайно высоких цен на нефть резко возросла доля поступлений ИИ в первичный сектор экономики при заметном снижении доли вложений во вторичный и третичный секторы. Следует отметить, что в силу общего уровня развития и отраслевой специализации экономики России доля инвестиций из-за рубежа, привлекаемых в первичный сектор экономики, и так остается значительно выше, а во вторичный и третичный — заметно ниже среднемировых показателей.

Что касается отраслевой структуры ИИ, то на конец 2009 г. по доле в их накопленном объеме лидировали (%): промышленность — 44.5, оптовая и розничная торговля — 25.9, операции с недвижимым имуществом — 9.3. Далее следовали транспорт и связь — 9%, финансовая деятельность — 5.1%. В роли аутсайдеров выступали сельское, лесное и рыбное хозяйство — 0.8%, строительство 0.6, производство и распределение электроэнергии, газа и воды — 0.5, здравоохранение и социальные услуги — 0.1%. Структура годовых притоков ИИ приведена в табл. 1.

Таблица 1 — Распределение ИИ по отраслям экономики РФ, %

20062007 2008 2009Всего100,0100,0100,0100,0В том числеПромышленность43,137,141,549,8Сельское хозяйство0,40,20,30,2Строительство0,80,60,90,8Транспорт9,30,91,41,2Торговля и общественное питание17,844,525,432,2Общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка2,56,911,56,3Финансы, кредит, страхование, пенсионное обеспечение2,50,72,22,5Прочие отрасли22,48,216,87,0

Источник: табл. 1 составлена по материалам Росстата за соответствующие годы.

Сложившееся распределение ИИ по отраслям экономики довольно сложно оценить однозначно. С одной стороны, тот факт, что в сферу материального производства поступает лишь около половины годового притока иностранного капитала, который по-прежнему тяготеет к торгово-финансовому сектору, не может не вызывать тревоги в связи с хронической недоинвестированностью отраслей реального сектора, старением их производственного аппарата, растущей аварийностью.

С другой стороны, направление значительных объемов ИИ на развитие рыночной инфраструктуры, в том числе финансовой, способствует ее укреплению и продвижению реформ. Кроме того, нельзя не учитывать, что доля ИИ, поступающих в отдельные, наиболее «рыночные» отрасли сферы услуг, в России до сих пор значительно ниже, чем в развитых странах. Так, в 2007 г. доля финансовых услуг в общем объеме ПИИ в третичный сектор экономики развитых стран составила 31%. а услуг, связанных с коммерческой деятельностью, — 22%.

Некоторое повышение доли ПИИ в промышленность произошло именно за счет их растущего притока в ТЭК, энергосырьевые отрасли, прежде всего нефтедобычу. Вместе с тем, как, несмотря на то, что нефтяная промышленность лидирует по привлечению иностранного капитала, общий объем инвестиций в ее развитие остается недостаточным, и положение дел ухудшается. Серьезную проблему представляет масштабный отток за рубеж доходов отрасли, превосходящий поступление оттуда ресурсов. Вполне реальна перспектива сокращения нефтегазового экспорта из страны, а затем и превращение ее в нетто-импортера первичных энергоресурсов со всеми вытекающими из этого неблагоприятными социально-экономическими последствиями.

На ведущих российских регионов приходится свыше 93% годового притока ИИ, что характеризует их крайне высокую территориальную концентрацию.

Вместе с тем и в ведущих российских регионах-реципиентах приток иностранного капитала, за весьма редкими исключениями, пока не стал достаточно весомым фактором активизации инвестиционного процесса. Так, по оценке журнала «Эксперт», в 2007 г. привлечь ИИ в пропорции, соответствующей инвестиционному типу развития (15 -17%), смогли лишь пять регионов. Затем среди ведущих российских регионов таких осталось три — г. Москва, Московская и Сахалинская области.

По данным Центра экономической конъюнктуры при Правительстве РФ по структуре распределения иностранным валютных инвестиций по экономическим районам России, абсолютным лидером стал Центральный район, на долю которого приходится около 3/4 всех вложений (73,8%).

Из них 66% приходится на столицу. Около 5 — 6% валютных поступлений приходится на долю Северо-Западного, Западного-Сибирского, Дальневосточного районов. В региональном аспекте на ведущих местах находятся Москва, сырьевые регионы, крупные машиностроительные центры, а также регионы близко расположенные к границе пребывания инвестора.

Территориальное распределение ИИ, приток ПИИ в отдельные регионы до сих пор во многом определяется их сравнительными преимуществами, оснащенностью традиционными базовыми факторами производства — обильными природными ресурсами, дешевой квалифицированной рабочей силой, концентрацией использующих их отраслей. На втором плане пока конкурентные преимущества регионов, регионов, связанные с их научно-техническим и инфраструктурным потенциалом, развитостью рыночных институтов. Это объективно закрепляет невыгодную для России специализацию в системе международного разделения труда и требует усиления регулирующей роли государства.

Разумеется, в столь обширной стране, как Россия, с чрезвычайно разнообразными природно-климатическими и социально-экономическими условиями не могут не существовать весьма заметные различия между отдельными регионами по инвестиционному климату и связанной с ним интенсивности инвестиционной деятельности, включая, приток ПИИ.

Для сглаживания накопившихся и углубляющихся территориальных диспропорций в распределении ИИ и оптимизации их региональной структуры представляется полезным осуществить целый комплекс мер.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Прямые иностранные инвестиции играют сейчас важнейшую роль в создании интегрированной интернациональной производственной системы — производственного ядра мировой экономики. Развитые страны создали эффективную систему государственной поддержки национальных компаний стремящихся внедриться в рыночную структуру других стран, причем субсидии или запретительные меры, как правило, в нее не входят. К сожалению, в России еще не выработано такой системы. Это происходит во многом потому, что государственная политика нацелена, прежде всего, на защиту так называемых «государственных интересов», а не интересов отечественных компаний и фирм. Следует также отметить, что меры по укреплению конкурентоспособности отечественных компаний, как правило, дают больший эффект, чем ущемление интересов иностранных фирм с целью поддержки своих производителей.

Проведенный в работе анализ позволяет сделать следующие выводы: прямые иностранные инвестиции являются фактором, оказывающим ярко выраженное позитивное воздействие на экономику; создание преференциального режима для прямых иностранных инвестиций достаточно активно способствует их привлечению. Тем не менее федеральное законодательство не было и в настоящий момент не является достаточно благоприятным, «либеральным» для такого рода вложений; частичная коррекция сложившегося положения происходит за счет принятия законодательных актов регионального уровня.

И все же иностранные инвесторы продолжают называть российский рынок перспективным.

В опубликованном отчете союза немецкой экономики отмечается, что «было бы стратегической ошибкой списывать Россию со счетов под впечатлением ее плохого в настоящее время имиджа».

На существующем в Российской Федерации общеэкономическом фоне трудно делать какие-либо, тем более оптимистичные прогнозы. Тем не менее, наметившуюся тенденцию постепенного ухода иностранного капитала из спекулятивного в реальный сектор, не принимать во внимание нельзя. Одним из «положительных» результатов кризиса августа 1998 года стало понимание низкой эффективности привлечения иностранного капитала в страну путем получения торговых и иных частных кредитов, заимствований по линии ГКО-ОФЗ, а также необходимости кардинальных изменений в области законодательного регулирования привлечения иностранного капитала.

В настоящее время в России происходит увеличение притока прямых иностранных инвестиций. Тем не менее, в абсолютных цифрах иностранное инвестирование остается очень небольшим и явно не удовлетворяющим потребностей российской экономики. Это объясняется неблагоприятным инвестиционным климатом в стране в целом и по отношению к иностранным инвестициям в особенности. Более того, неблагоприятный инвестиционный климат приводит к тому, что некоторые российские компании отказываются от уже выделенных иностранных средств, поскольку их использование, учитывая высокое налогообложение и таможенные сборы, невыгодно. Слабое развитие прямых инвестиций приводит к тому, что промышленные предприятия не получают необходимых инвестиций, затрудняется передача передовых технологий. Важными причинами такого положения являются неопределенность прав собственности, отсутствие оперативной процедуры банкротства, сохранение неэффективного директорского корпуса и сложность замены старого руководства предприятия. Все это определило низкую конкурентоспособность российского производства, а также дальнейшее уменьшение доли рынка, занятой товарами российского производства.

Препятствием является также отсутствие надежных структур по привлечению и гарантированию иностранных инвестиций. Отрицательное влияние оказывают экономическая и социально-политическая нестабильность в стране, неразвитость банковской и прочей инфраструктуры, высокий уровень преступности и коррумпированности, профессиональная неподготовленность, а следовательно, низкая компетентность российских деловых кругов.

Увеличение доли прямых иностранных инвестиций в общем объеме иностранных капиталовложений идущих в Россию и повышение эффективности инвестиционной деятельности должны стать одними из важнейших направлений корректировки современных экономических реформ проводимых в России. Это обусловлено совокупностью причин, главная из которых заключается в том, что без увеличения объемов прямых иностранных инвестиций Россия не в состоянии самостоятельно осуществить подъем национальной экономики, а следовательно, и переломить негативные тенденции в социальной сфере. Повышение инвестиционной активности на всех уровнях экономики — главное условие решения этих задач.

1. Абрамов В.Л. Мировая Экономика: учебное пособие. М.: 2009. — С. 318.

. Аврущенко Д.С. К вопросу о правовых гарантиях иностранных инвесторов Деньги и кредит. 2007. — № 12. — С. 40.

. Агапова Т.А., Серегина С.Ф. Макроэкономика. — М.: ДИС, 2008. — С. 57-66.

. Андрианов А.Ю. Инвестиции / А.Ю. Андрианов, С.В. Валдайцев, П.В. Воробьев. — М.: 2007. — С. 584

. Андрианов В.В. Объем и структура иностранных инвестиций: Общество и экономика. 2006.- № 1.- С.63.

. Астапович А. Иностранные инвестиции в России: Отдельные факты и тенденции. — М.: 2006. — С. 65-73.

. Богуславский М.М. Иностранные инвестиции. — М.: 2008. — С. 231.

. Булатов А.С. Россия в мировом инвестиционном процессе / А.С. Булатов Вопросы экономики. 2007. — №1. — С. 74-81.

. Вахрин П.И. Организация и финансирование инвестиций. — М.: 2007. — С. 87-96.

. Гитман Дж., Джонк М. Основы инвестиций. — М.: Дело. 2006. С. 117.

. Идрисов А.Б. Планирование и анализ эффективности инвестиций. — М.: 2008. — С. 47-51.

. Иностранные инвестиции в России: Современное состояние и перспективы / Под редакцией И.П. Фаминского. — М: Международные отношения. 2007. — С. 32.

. Малыгин В.Е., Смородинская Н.В. Анализ странового риска в международной банковской практике Деньги и кредит. 2007. — № 10. — С. 34-35.

. Международный менеджмент / Под ред. С.Э. Пивоварова, Л.С. Тарасевича, А.И. Майзеля. СПб: Питер. 2007. — С. 45.

. Сусанов Д. Методы измерения странового риска. Рынок ценных бумаг. 2007. — № 1. — С. 29.

. Трошин А.Н. Введение в экономику инвестиций. М.: Изд-во МАИ, 2008. — С. 44-49.

. Уринсон У. Перспективы инвестиционной активности. Экономист. М.: 2007. — № 2. — С. 12.

. Финансовое планирование и контроль. Под ред. М.А. Поукока и А.Х. Тейлора. М.: ИНФРА-М, 2006. — С. 213-216.

. Финансы, денежное обращение и кредит: Учебник: / Под ред. Н.Ф. Самсонова. — М.: ИНФРА-М, 2006. — С. 65-67.

. Фишер П. Прямые иностранные инвестиции для России: стратегия возрождения промышленности. М.: Финансы и статистика, 2008. — С. 88-97.

. Шарп У., Александер Г., Бейли Дж. Инвестиции. — М.: ИНФРА-М, 2008. — С. 29-37.

. Аренд Р. Прямые иностранные инвестиции в российскую экономику — стоит ли овчинка выделки? Данные опросы иностранных инвесторов. Доклад Российско-европейского центра экономической политики.

. Ученый совет ИМЭМО РАН. Отраслевые и региональные проблемы привлечения иностранных инвестиций в экономику России мировая экономика и международные отношения. — 2008. — №9. — С. 12-14.

. Россия в цифрах: Краткий статистический сборник. М.: Госкомстат, 2009. — С. 21.

. Российский статистический ежегодник. 2007. — С. 9.

. Российская газета. 2009. — №170. — С. 11.