Московский гуманитарно – экономический институт волгоградский филиал

Курсовая работа

Введение

.

Актуальность темы исследования: Как и всякая наука, философия изучает только то, что есть. Вопрос сводится к тому, что с точки зрения философии — есть. Иными словами философия изучает бытиё. Бытиё есть существование, наличие. «Бытие есть, небытия нет»*. Бытие одно, оно единственно, не изменяется, не исчезает и не возникает, неделимо, бесконечно, в нём всё подчинено железной необходимости. Оно не движется, существует вне пространства и времени. Различают также бытие чувственных вещей, как

кажущееся бытие, ибо вещи возникают и исчезают, а возникновение и исчезновение не есть характеристики истинного бытия.

«Надо различать, что всегда существует и никогда не становится и что существует, но никогда не становится»*.Прекрасное есть вид, идея, т.е. истина сущее сверхчувственное бытие, постигаемое одним только разумом.

Основная цель работы — синтезировать трактовку бытия в истории философии. Выделить основные принципы и этапы развития.

Объект исследования – бытие, как один из этапов развития философии.

Предмет исследования — роль бытия в истории философии.

*_____________________

1) С. — 45. «Бытие есть, небытия нет»* (Основной тезис Парменида)

2) «Надо различать, что всегда существует и никогда не становится и что существует, но никогда не становится»* (Признаки Платоновского понятия прекрасного. Платон)

1. Философия бытия.

Бытие — это философская характеристика мира как рационально устроенного целого, в котором сущность и существование вещей совпадают. При взгляде на мир в первую очередь поражает его беспредельность в пространстве и времени и бесконечная разнородность предметов и явлений. Эта беспредельность и бесконечность способны парализовать волю и интеллект человека, повергнуть его в пессимизм и уныние. Слишком уж несоизмеримыми кажутся ограниченность человеческой жизни и вечность мира. Чтобы не затеряться и не пропасть в таком мире, человек должен попытаться найти свое место в нем, соотнести его бесконечность со своей конечностью. Это возможно в том случае, если рассматривать мир и человека не как противостоящие друг другу реальности, а как единое целое. Уже в рамках мифологической культуры люди пытались мыслить мир не как хаос, а как космос, то есть, как разумно организованное целое. Но для мифологического мышления в целом все же характерно понимания мира как чего-то неустойчивого, балансирующего на грани между хаосом и космосом, подверженного судьбе, а не строгому закону. Появление философии, среди прочих причин, было обусловлено стремлением к построению такой картины мира, в которой не было бы места неопределенности и случайности.

14 стр., 6825 слов

Философия древнего мира, средних веков, эпохи Возрождения

... Общие черты философских школ: 1) Окружающий мир и личность тесно связаны. 2) Философия Древней Индии обращена внутрь человека. 3) ... - это четкое разделение того, что существует "по природе", и того, что существует по человеческому установлению, по закону, то ... с верховными силами, недоступными для человеческого влияния космоса? Бытие ассоциировалось с множеством стихий, которые находятся в непрерывных ...

Такой мир в философии выражается через понятие «бытия». Бытие — это все, что есть. В этом смысле оно абсолютно, то есть является причиной самого себя. Об этом говорил еще Парменид: «Бытие есть, небытия — нет». Бытие — это всеединство. В отличие от других понятий, бытие не имеет парного ему противоположного понятия. С точки зрения философии нельзя считать синонимами «бытие» и «существование»: существование является бытием лишь в том случае, если оно рассматривается как разумно устроенное целое. Аристотель писал об этом так: «Бытие же само по себе приписывается всему тому, что обозначается через формы категориального высказывания, ибо сколькими способами делаются эти высказывания, в стольких же смыслах обозначается бытие»*. Иными словами, если существование выражено посредством понятий, оно становится бытием. Основной философской дисциплиной, изучающей бытие, является онтология (от греч. «ontos» — сущее и «logos» — учение).

Впервые упоминание об онтологии встречается в «Философском словаре» Гоклениуса (1613), затем у Глауберга (1656) и у Христиана Вольфа. Характеризуя онтологию, известный русский философ С.Л.Франк писал: «Онтологический вопрос есть вопрос не об «истинном бытии» в смысле какой-то внутренней, скрытой субстанциальной сущности бытия в противоположность «неистинному», «кажущемуся» бытию, а есть вопрос об «истине бытия», то есть о построении правильной и адекватной системы бытия как единства отношений между сторонами или моментами бытия*. В течение истории философии определился круг основных онтологических вопросов. Это: * Отношение между неизменным и меняющимся в бытии, то есть, вопрос о субстанции бытия; * Отношение между идеальным и реальным, то есть, между вневременным и временным бытием; * Основные отношения и параметры бытия: закономерность, причинность, телеологическая связь, пространство и время. Для того чтобы представить мир как бытие, необходимо отыскать в нем самом или сконструировать смысловой центр, фундамент, основу. В противоположность меняющемуся миру эта основа должна представлять нечто неизменное, самодостаточное и выступать в качестве первоначала. В философии, с древних греков это первоначало обозначается как субстанция (от греч. «substantia» — сущность).

Субстанция — это то, из чего все произошло и к чему может быть сведено. Стремление отыскать первоначало бытия отличает уже первые философские школы древнего Востока и античности. В Милетской школе античной философии в качестве субстанции выступает вода, воздух, алейрон. Пифагор предложил считать субстанцией мира число, на том основании, что все существующее может быть выражено количественно. Демокрит и Левкипп, считали первоначалом атом — своеобразный кирпичик, из которого складывается любая вещь. В последующей истории философии были выработаны три подхода к решению проблемы субстанции: монизм, дуализм и плюрализм. Иногда дуализм считают вариантом плюралистической традиции и говорят о двух противоположных подходах — монистическом и плюралистическом. Субстанциальный монизм (от греч. «monоs» — один) исходит из признания одной единственной субстанции, — материальной или идеальной (духовной)*. Монистами были Платон, средневековые схоласты, Декарт, Спиноза, Гегель, Маркс. В диалоге «Пир» Платон критиковал гераклитовскую диалектику за то, что в ней абсолютизируется различие. Он утверждал, что только наличие «среднего термина», вбирающего в себя противоположности, может свидетельствовать о действительном единстве: «Однако очень нелепо утверждать, что гармония — это раздвоение или что она возникает из различных начал… Гармония — это созвучие, а созвучие — это своего рода согласие, а из начал различных, покуда они различны между собой, согласия не получается».

25 стр., 12064 слов

Социальная философия как методология науки экономической деятельности

... философии существует поляризация на два противоположных направления – на материализм и идеализм, промежуточное положение занимает между ними дуализм. Одними из основополагающих направлений философии являются философия науки, социальная философия, философия истории, философская антропология. Философия науки ... первичность общественного бытия, или способа ... окружающем социальном мире в самых ...

Монизм утверждает, что один и тот же мир не может подчиняться двум разным законам. Он не может в физическом смысле одновременно быть конечным и бесконечным, вечным и преходящим, включенным в цепь причинности и абсолютно свободным. Гегель по этому поводу писал: «Абсолютное существует «ни до сотворения мира, ни после его гибели, а… есть «теперь» без «до» и «после»*. Согласно монизму, многообразие и разнообразие бытия есть ничто иное как, «единство посредством множества» или «множество в единстве». Из-за этого монизм подвергается обвинениям в тоталитаризме, в отсутствии свободы, которая трактуется в нем как «осознанная необходимость». Монизм — это диктатура целого, порядок, согласованность. Единая субстанция выступает в качестве своеобразного цемента, связывающего все проявления бытия. Сущность субстанциального дуализма состоит в признании равноправия, равнозначности двух первоначал или первопринципов: материи и сознания, тела и души, добра и зла, бога и дьявола и т.д. Классическим образцом дуалистической позиции считается теория психофизического параллелизма Декарта, согласно которой физические и психические процессы, хотя и соответствуют друг другу по содержанию и по времени, но совершенно не взаимодействуют.

Примером дуалистической религии является манихейство, настаивающее на равной значимости добра и зла, света и тьмы. Главной проблемой дуализма является объяснение единства мира: если каждая из двух сущностей обладает самодостаточностью, то каким образом они взаимодействуют друг с другом? Субстанциальный плюрализм — это позиция, согласно которой бытие состоит из множества самостоятельных сущностей, не образующих абсолютного единства. Плюралисты считают, что мир не обладает жесткой связанностью и причинно-следственной заданностью, а представляет собой случайные, ситуационные комбинации, постоянно возникающие и распадающиеся. Американский философ У.Джемс так характеризует плюралистические устроенное бытие: «Плюралистический мир более похож на федеративную республику, чем на империю или королевство. Сколько бы фактов вы не собрали воедино, сколько бы элементов вы ни соотнесли к какому-нибудь действительному центру сознания или действия, всегда останутся такие, которые сохранят свою автономию, отсутствуют и не сводятся к единству». Самой известной из плюралистических концепция является «монадология» Лейбница. Плюралистической позиции придерживается персонализм, учение о «слоях бытия», которое разрабатывали Н.Гартман и Э.Ротхаккер .

25 стр., 12310 слов

СВОБОДА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

... очевидно, что нет и верхнего предела насыщения этого мира, а количество вещей в мире умножается. Более того, одной из причин острого ... бегства от свободы» (Э. Фромм), в условиях современного цивилизованного общества. Философы давно поняли, что в природе личности заключена некая тайна - ... времена и эпохи брали на себя функцию прояснения проблем бытия человека, каждый раз заново ставя вопрос о том, ...

Самым радикальным из философских направлений, отстаивающих онтологический плюрализм, является постмодернизм, популярный в конце ХХ столетия. Было бы неверно утверждать, что проблема субстанциального устройства бытия волнует только философов. Она воспроизводится в спорах политиков, экономистов, богословов, простых людей. К примеру, если политики, дискутируя о том, какая из политико-правовых моделей государства — либеральная или коммунистическая — является правильной, исходят из того, что правильной может быть только одна из указанных моделей, то они являются приверженцами философского монизма. То же самое можно сказать о полемике между сторонниками рыночной и плановой экономики. Подобные споры не столь безобидны, как философские и могут привести к печальным последствиям. Этнические конфликты и религиозные войны, которыми столь богата человеческая история, являются как раз таки продолжением спора о том, какой этнос, культура и религия «лучше» (правильнее) других. Если же решать подобные споры в рамках плюралистического подхода, то выводом будет политика мультикультурализма, допускающая равноправное сосуществование в одном социальном пространстве различных культур, этносов, религиозных групп, жизненных практик. Тем не менее, торжество плюрализма в современном мире является временной, «пирровой» победой, ибо платой за него является невиданная до этого разбалансировка мирового порядка. Плюрализм свидетельствует о том, что первые основания бытия находятся глубже, чем казалось до сих пор, и для их поиска необходимо время. Однако восстановление временно утраченного единства вовсе не означает, что наконец-то раз и навсегда найдены подлинные, настоящие основания бытия. Со временем опять-таки обнаружатся лакуны и поиски возобновятся.

__________________*

1)*Бытие же само по себе приписывается всему тому, что обозначается через формы категориального высказывания, ибо сколькими способами делаются эти высказывания, в стольких же смыслах обозначается бытие»(Аристотель).

2)* Субстанциальный монизм (от греч. «monоs» — один) исходит из признания одной единственной субстанции, — материальной или идеальной (духовной).

1.1 Структура бытия. Главная проблема в постижении бытия состоит в том, чтобы объяснить, каким образом абсолютность бытия согласуется с существованием множества преходящих элементов. Абсолютность бытия включает следующие его свойства: законченность, вневременность, пространственную бесконечность, самодостаточность, полноту, истинность, нравственное и эстетическое совершенство. Когда Парменид утверждал, что «бытие есть, а небытия нет», он подчеркивал этим всеобъемлющий, абсолютный характер бытия. В нем уже все есть, то есть ничто в него не прибавляется и ничто из него не исчезает. Но в таком случае как объяснить фиксируемые даже на уровне чувств и здравого смысла изменения в бытии, исчезновение одних вещей и появление других? Если исходить из признания абсолютности бытия, то единичные вещи явление и процессы следует понимать как формы проявления этой абсолютности. Платон объяснял отношение между абсолютным бытием и бытием единичных вещей по подобию отношения между идеальным прообразом мира и его реальными проявлениями. Он утверждал, что мир реальных, чувственных вещей является тенью, искаженным отражением, копией идеального мира. Идеальный мир — это мир должного, обладающий всеми достоинствами абсолютного бытия.

9 стр., 4354 слов

Психология поведения человека в сфере экономики

... исследованиях на эмпирические наблюдения и анализ данных, строя теорию именно на этой основе. Целью данной контрольной работы является изучение человека ... факторов невозможно объяснить и предсказать поведение людей в реальных экономических ситуациях. Экономическая психология имеет больше сходства с психологией, чем с экономикой, ориентируясь в своих ...

По отношению к реальному миру, пребывающему в конкретном пространстве и времени, идеальный мир выступает как творец по отношению к творению. Идеальное присутствует в реальном, но всегда в неполной мере, частично, искаженно, опосредованно. Платоновская интерпретация бытия положила начало традиции объективного идеализма, утверждающей объективность и абсолютность идеального бытия и вторичность, производность бытия чувственно воспринимаемых вещей. В течение истории философии, в противовес ей, была выработана материалистическая трактовка бытия, которая исходит из признания первичности, объективности и абсолютности материального начала и вторичности и производности идеального, духовного, сознательного. Для онтологии имеет принципиальное значение не характер абсолютного первоначала, — идея или материя, — а то, признается бытие единым или нет. Единство бытия означает, что не существует двух отделенных друг от друга миров, — идеального и реального, — а есть единое бытие, имеющее различные уровни существования и разнообразные формы проявления. Таким образом, бытие, с одной стороны, абсолютно, ибо оно есть все, что существует реально или потенциально, но, с другой стороны, оно проявляется через бесконечное разнообразие вещей, явлений и процессов. Абсолютное бытие, в зависимости от философской традиции, является, по своей природе, или идеальным (Сознанием, Разумом, Духом) или материальным (Материей).

Бытие единичных вещей называется определенным бытием. В отличие от абсолютного бытия, оно имеет пространственно-временную конкретизацию и определено посредством различных понятий: количества, качества, содержания, формы, сущности, явления и т.д.

Абсолютное бытие как идея. Позиция идеализма, настаивающего на идеальной природе бытия, означает, что все определенное бытие является инобытием идеи, сознания, разума. Сама идея трактуется двояко: как объективная и как субъективная реальность. Объективный идеализм утверждает, что бытие представляет собой вечную во времени и бесконечную в пространстве сущность, являющуюся или идеей, или порождением этой идеи. Абсолютное бытие — это потенция, намерение, план, в соответствие с которым создается мир единичных вещей. Платон, считающийся родоначальником традиции объективного идеализма, характеризовал идеи как вечные и неизменные прообразы вещей. Каждой единичной, чувственно воспринимаемой вещи, говорил он, соответствует её идеальный первообраз, который, вместе с другими идеями, образует «мир идей». Аристотель называл идею «силосозидающим» и «формообразующим» принципом. В средневековой христианской философии идея трактовалась как божественная мысль. Гегель видел в идее истинное бытие, которое разворачивается в диалектическом процессе мышления. Общим для всех объективно-идеалистических учений о бытии является то, что согласно им определенное бытие, то есть мир единичных вещей, явлений и процессов, изначально, в виде потенции, присутствует в составе идеи подобно тому, как в семени уже наличествует будущий плод: необходимы только соответствующие условия и этот плод непременно появится.

4 стр., 1654 слов

Зачем мне будущему юристу нужно знание экономики

... наука. Помогите пожалуйста. Нужно написать эссе на тему: Зачем нужна философия юристу? Философское знание выражается в предельно широких понятиях-категориях: бытие, материя, сознание, пространство, время, общее — ... Новое время – XIX век – век развития капиталистических отношений, развития экономики, колониализма, военного дела, выделения права из системы других регуляторов общественных отношений. ...

Субъективный идеализм связывает существование мира чувственных вещей, явлений и процессов с наличием субъекта, который воспринимает этот мир. Английский философ 18-го века Джордж Беркли выразил кредо субъективного идеализма ставшим знаменитым утверждением: «Существовать — значит быть воспринимаемым»*. Речь идет, разумеется, не о физическом существовании вещей, а об их качественной определенности. Беркли и его последователи полагают, что без человека вещи являются «никакими»: они не обладают цветом, запахом, вкусом, формой и т.д. Субъективистская трактовка бытия влечет за собой оправдание случайности, произвольности, спонтанности в мире, отрицание объективных и необходимых связей. Мир фрагментируется, из него исчезают интегрирующие начала и универсальные законы. Такую картину мира активно навязывает постмодернизм, пик популярности которого приходится на 80-90-е годы ушедшего столетия. ________________*

* «Существовать — значит быть воспринимаемым». (Английский философ 18-го века Джордж Беркли).

1.2 Абсолютное бытие как материя. Материалистические учения исходят из того, что бытие есть материя, бесконечная в пространстве и вечная во времени, не сотворимая и неуничтожимая, находящаяся в процессе непрерывной смены состояний и форм проявления. Сознание или разум появляются на определенном этапе развития мира как способность, предназначенная для самопознания материи. В отличие от объективного идеализма, утверждающего, что материальный мир есть инобытие идеи, материализм настаивает на диаметрально противоположной зависимости: идея вторичная по отношению к материи, является её отражением. Абсолютный характер материального бытия означает, что оно закончено, самодостаточное, является причиной самого себя, то есть не нуждается для своего существования в чем-то внешнем по отношению к себе. Изменчивость и пространственно-временная конкретизация касается только единичных вещей и процессов, но не затрагивает бытие как таковое. В истории философии материалистические концепции преобладали на стадии возникновения и оформления философского мировоззрения. Само слово «материя» взято из латинского языка (materia), куда его ввел Цицерон как перевод с греческого слова «hyle» — материя. Первые философы пытались объяснить единство мира наличием единого материального начала — воды, воздуха, огня. Материя в их понимании является тем, из чего все происходит, из чего все состоит и к чему все, в конечном счете, возвращается. Понятие материи как субстрата вещественного мира было выработано в учениях Платона и Аристотеля, которые понимали материю как неоформленное небытие, чистую потенцию. Основным недостатком большинства материалистических учений является то, что материя отождествлялась ими с конкретным веществом или энергией. Поэтому, по мере того, как знания о структуре материи изменялись, возникал кризис в философии, для которой материя ассоциировалась с чем-то определенным — водой, атомом, эфиром, электроном и т.д. Чтобы избежать подобных кризисов в материалистическом мировоззрении английский философ Джон Толанд в столетии предложил определять материю не как что-то конкретное и чувственно воспринимаемое, а как всю реальность, независимую от человека. В начале века В.И.Ленин сформулировал определение материи, ставшее классическим и признаваемое большинством философов-материалистов: «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них»*.Философский материализм тесно связан с естествознанием, в особенности с самой фундаментальной из наук о природе — физикой. Открытия в области физики элементарных частиц изменили классические представления о структуре материи, её закономерностях, свойствах пространства и времени. Однако они не затронули сущности философского материализма, то есть представлений о материи как объективной реальности. Абсолютное бытие, являющееся по своей сути всеобъемлющей потенцией, обнаруживает себя через многообразие единичных вещей, явлений и процессов, помещенных в конкретное пространство и время и связанных друг с другом и с абсолютным бытием причинно-следственными связями. В этом многообразии определенного бытия выделяют уровни и виды. Уровень бытия — это часть бытия, характеризующаяся особым типом объективности, который проявляется в том, как это бытие воспринимается человеком. Различают три уровня бытия: * Уровень объективной реальности; * Уровень субъективной реальности; * Уровень трансцендентной реальности.

7 стр., 3322 слов

Роль математики в современном мире

... мира и тем самым выполняет роль языка науки. Наконец, математика дает людям методы изучения и познания окружающего мира, методы исследования как теоретических, так и практических проблем. Математика (греч. mathematike, от mathema - знание, наука) наука, в ...

Уровень объективной реальности Объективная реальность — это свойства и характеристики бытия, которые совершенно не зависят от человека, безразличны к его оценочным суждениям. Не следует понимать объективную реальность как нечто, локализованное в определенном пространстве и времени, отделенное от остального бытия четкими границами. Статус объективной реальности имеют не только природные, но и социальные объекты, а также те параметры бытия человека, которые не контролируются его сознанием и волей. Выше уже говорилось о том, что в объективном идеализме такой реальностью, которая совершенно независима от человека и от мира и выступает по отношению к ним в качестве первоначала, является абсолютная идея (бог, разум, сознание).

Но эта абсолютная идея сама по себе совершенно непрозрачна для человека, не может быть им познана. Люди имеют дело не с абсолютным бытием, а с бытием в мире, то есть с определенным бытием. А в определенном бытии объективная реальность представленная материей. Выделяют природную и социальную материю. Кант предлагал называть природой любое бытие вещей, которое подчинено законам, в том числе и бытие человека и общества, когда в них нет свободы, а действует только необходимость. Тем не менее, с учетом достижений в современном естествознании и обществознании, целесообразно различать природную и социальную материи. И та и другая обладают главным признаком материи, — объективностью по отношению к человеку, — но различаются тем, что социальная объективность создается людьми. Природная материя характеризуется абсолютной объективностью и жесткой причинно-следственной обусловленностью всех явлений и процессов. Природа — это царство необходимости. Это мир дикой, слепой и безжалостной силы, в котором нет места человеческим чувствам — любви, состраданию, справедливости. Природа устроена в высшей степени рационально, в ней отсутствует случайность и произвол. Издревле люди, пытаясь правильно организовать свою социальную жизнь, искали образцы такой организации в природе. Художники, восхищенные строгостью и законченность природных форм, стремились подражать им в своем творчестве. Это нашло отражение в эстетической теории мимесиса, ведущей свое начало от Платона и Аристотеля. Природа хотя и не зависит от человека, но соразмерна ему. Это означает, что законы природы устроены таким образом, что человек может их воспринимать, познавать и использовать. Подобная согласованность между человеком и природой обстоятельно обоснована с помощью «антропного космологического принципа». Благодаря способности познавать законы природы, люди получают возможность её осваивать, использовать в прикладных целях, создавать «вторую природу» — культуру. Природа делится на неорганическую (неживую) и органическую (живую), сохраняя при этом фундаментальное единство по следующим основаниям: * В ней нет свободы, а есть только необходимость, закон; * Природа не имеет истории, в ней происходят только количественные, но не качественные изменения. Представления о структуре неорганической и органической материи периодически претерпевают кардинальные изменения, внося свои коррективы и в философские учения. В настоящее время усилия ученых сконцентрированы в основном на двух направлениях исследования материи — изучении мира элементарных частиц и свойств генома человека. Открытия, сделанные уже сегодня в каждой из этих областей, открывают большие возможности для людей контролировать природу, но их философская оценка является неоднозначной. Современная философия и наука о происхождении материи Один из постулатов философского материализма гласит, что ставить вопрос о том, как и когда возникла материя — некорректно и неграмотно: материя вечна, то есть, она существовала всегда. Вопрос начала мира — это вопрос не науки, а мировоззрения. Наши знания о начале носят гипотетический характер, ибо никто из людей при этом начале не присутствовал. К примеру, мы не знаем, когда и каким образом появился первый человек, но в качестве работоспособной гипотезы соглашаемся с эволюционным учением Дарвина, которое утверждает, что человек возник в результате эволюции человекообразных обезьян. До тех пор, пока жизнь и современная наука не опровергнут это учение, оно имеет право на существование. Вопрос о происхождении материи наука сводит к вопросу о происхождении Вселенной. До 20-х годов ХХ века в отношении возникновения Вселенной большинство ученых сходились во мнении, что она вечна, статична и никуда не двигается. Но в 1929 году астроном Эдвин Хаббл, наблюдая далекие галактики, обнаружил, что свет этих галактик несколько краснее ожидаемого. Размышляя над этим фактом, он пришел к выводу о том, что причиной смещения света звезд в сторону красного спектра является их удаление от наблюдателя, то есть, от нас. Иначе говоря, Вселенная расширяется. Хаббл доказал не только то, что Вселенная расширяется, но и то, что она расширяется одинаково во всех направлениях. Понять это можно, вообразив воздушный шарик с нарисованными на нем точками. При надувании шарика точки раздвигаются все дальше и дальше, расстояние между ними увеличивается, но взаимное их положение не меняется. Эти точки можно уподобить галактикам в космическом пространстве, которые также удаляются друг от друга, не меняя при этом взаимного расположения. На основе открытого факта расширяющейся Вселенной был сделан поразительный вывод: в прошлом времени существовал момент, когда вся Вселенная была сосредоточена в одной точке, сжата до минимального размера. Однажды эта точка взорвалась и в результате появилась Вселенная. Это событие получило название «Большого взрыва». В 1975 году астрономы Алан Сендидж и Тамманн вычислили, что он произошел примерно миллиардов лет назад. В этот момент была создана вся материя, пространство и время. Бессмысленно спрашивать, что происходило до «Большого взрыва» и в каком месте он произошел: вся Вселенная была сосредоточена в этой точке и «Большой взрыв» взрыв произошел везде. Состояние бесконечной плотности равнозначно понятию «ничто» в гегелевской философии: это так называемое «потенциальное бытие». Углубляясь в прошлое можно теоретически достичь момента, когда Вселенная съеживается до полного «несуществования». Самая крупная проблема в теории происхождения Вселенной путём «Большого Взрыва» носит философский, и даже богословский характер: что же было до этого взрыва? Ответ, который дают сторонники этой теории слишком уж напоминает христианское учение о сотворении мира. Если отвергнуть теорию «Большого взрыва», получившую, помимо теоретического обоснования еще и экспериментальное подтверждение, в нашем распоряжении остаются две гипотезы, объясняющие происхождение материи. Это модель стационарной Вселенной и модель пульсирующей Вселенной. Модель стационарного состояния очень хорошо согласуется с тезисом философского материализма об абсолютности материи. Согласно этой модели, предложенной в 1948 году, Вселенная никогда не имела начала и всегда пребывала в одном и том же состоянии. Но против этой модели существует два очень серьезных возражения, полученных экспериментальным путем. Во-первых, в ходе изучения галактик, излучающих радиоволны, было доказано, что в прошлом времени этих галактик было больше, чем сейчас. Во-вторых, в 1965 году астрофизики А.Пензиас и Р.Уилсон обнаружили, что вся Вселенная омывается фоновым микроволновым излучением («реликтовым излучением»).

7 стр., 3371 слов

Экономические законы и категории

... конкретной исторической эпохи. В обществе действует система экономических законов. Они взаимосвязаны между собой. Различают следующие экономические законы: 1. Всеобщие законы - действующие на всех ступенях развития человеческого общества, во всех ...

4 стр., 1839 слов

Категории исторической науки

... истории события начинают развиваться по другому пути. В мире с изменённой историей и ... с двумя предыдущими категориями историческая необходимость - ... попытках осознания человеком своего бытия и стали неизбежными при объяснении ... и точно выбираем направление движения, как человек, хорошо ориентирующийся на местности. Конечно, социалистический строй сам по себе не гарантирует от ошибок в вопросах экономики, ...

Это указывает на то, что некогда Вселенная пребывала в сверхгорячем и сверхплотном состоянии и реликтовое излучение есть ничто иное, как послание из того времени. К настоящему времени, в результате строгих наблюдений за изменением Вселенной во времени, модель стационарного состояния объявлена несостоятельной. Согласно модели пульсирующей Вселенной, последняя напоминает пружину, которая вечно растягивается и сжимается. Истинность этой модели зависит от того, «открыта» или «закрыта» Вселенная. Если она «закрыта», то растягивание должно достичь определённого предела, а затем сила тяготения вновь стянет всё вместе. Но если Вселенная «открыта», то разбегание никогда не прекратится и будет продолжаться вечно. Очевидно, что если Вселенная «открыта», то модель пульсирования ложна: ведь в этом случае Вселенная никогда не достигнет определенной границы, и будет расширяться до бесконечности. Современная наука, в поисках ответа на выше обозначенную проблему, исходит из такого показателя, как плотность Вселенной. Согласно научным данным, для того, чтобы Вселенная была закрытой, ей следует быть в десять раз плотнее, чем она есть. Поэтому Вселенная открыта. Аллан Сендидж пришел к следующим выводам по вопросу о расширении Вселенной: * Вселенная открыта; * Её расширение необратимо; * Вселенная возникла лишь однажды, и её расширение никогда не прекратится. Таким образом, имеющиеся в науке факты исключают модель пульсирования, потому что для неё нужна закрытая Вселенная. Единственно приемлемой и достаточно обоснованной остается теория, согласно которой Вселенная возникла внезапно из первоначального состояния с чрезвычайно высокой температурой и плотностью и начала расширяться около миллиардов лет тому назад. Это так называемый «Большой взрыв», после которого Вселенная в своем развитии прошла четыре стадии. 1. Адронная эра. Температура равняется 1032?К, длительность 10-7 секунд. Вселенная представлена элементарными частицами с сильным взаимодействием. 2. Лептонная эра. Основные действующие лица — лептоны (электроны, позитроны и др.).

Температура равна 1015?К, длительность секунд. 3. Эра излучения. Во время этой эпохи во Вселенной преобладало излучение. Можно сказать, что Вселенная была яркой, вещество в ней было ионизированным. Температура равна 10000?К, длительность 1 млн. лет. 4. Эра вещества. Вселенная остывает, становится нейтральной и темной, образуется вещество. Свет перестает взаимодействовать с веществом и начинает свободно путешествовать по Вселенной. Именно эти фотоны, остывшие до 3?К мы и наблюдаем в виде реликтового излучения. Однако и теория «Большого взрыва» сталкивается с серьезной проблемой, которую она пока объяснить не в состоянии. Это проблема описания начала Вселенной. В момент «Большого взрыва» Вселенная представляла собой точку пространства бесконечно малого объема, имевшую бесконечно большую плотность и температуру. Такое состояние не поддается математическому описанию и о нем нельзя ровным счетом ничего сказать. На языке науки, момент начала науки, не поддающийся научному объяснению, получил название «сингулярности». Ученые вынуждены объявить эту математически неописуемую и необъяснимую с точки зрения известных законов физики точку бесконечной плотности и бесконечно малых размеров, существующую вне пространства и времени, безначальной причиной всех причин. Невозможность науки объяснить начало материи свидетельствует о том, что проблема начала материи не входит в её компетенцию — это дело религии и философии. Поэтому неудивительно, что явление сингулярности используется богословами в качестве аргумента в пользу учения о сотворении мира Богом, как оно изложено в Библии, в книге «Бытия». Философия также считает, что начало — это нечто, принимаемое философским сообществом в качестве исходной мировоззренческой или методологической платформы (им может быть элемент, идея, принцип, ценность и т.д.).

Опираясь на эту платформу можно философствовать: конструировать картину мира, объяснять природу человека, смысл общественной жизни, эстетические и нравственные нормы. Но ставить вопрос о том. откуда появилось начало — бессмысленно. Это вопрос веры, субъективных предпочтений, но не научно обоснованного решения. Невозможно рационально объяснить, почему одни люди материалисты, а другие — идеалисты. Точно так же невозможно доказать, что философский материализм более согласуется с наукой и жизнью, чем философский идеализм. Можно лишь показать, какие последствия для человека и общества имеет первая и вторая позиция.

_________________*

* «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них».(методологического аспекта).

2.Суть категории бытия в философии, 2.Суть категории бытия в философии.

Философия, включая в круг своего анализа проблему бытия, опирается на практическую, познавательную, духовно-нравственную деятельность человека. Эта проблема осмысливается с помощью категории бытия, а также таких тесно связанных с нею категорий, как небытие, существование, сущность, сущее, субстанция, пространство, время, материя, становление, качество, количество, мера, конечность, бесконечность, реальность, граница и т.д. И недаром эти и другие категории разобраны в учении о бытии гегелевской «Науки логики». Они выражаются словами, достаточно распространенными в обычной речи. Связь категорий философии с выражающими их словами языка противоречива. С одной стороны, многовековая языковая практика накапливает содержания и смыслы соответствующих слов, которые — при их философском истолковании — помогают уяснить значение философских категорий. С другой стороны, всегда необходимо иметь в виду, что выраженные словами обыденного языка философские категории имеют особое, самой философией устанавливаемое значение. Для понимания философской категории бытия наиболее важно принять в расчет и ее совершенно особое содержание, и связь с повседневной языковой практикой. Глагол «быть» («не быть») в прошлом, настоящем, будущем временах, связка «есть» принадлежат к числу наиболее употребительных слов во многих языках. Связка «есть» — важнейший элемент индоевропейских языков, причем в некоторых языках она непременно присутствует во множестве предложений («ist» — в немецком, «ist» — в английском, «est» — во французском и т.д.).

Философы справедливо придают этому обстоятельству особое значение. «Малое словечко «есть», — писал М. Хайдеггер, — текущее в нашей речи и сказывающее о бытии везде и всюду, даже там, где само оно не появляется, содержит… всю судьбу бытия»*. В русском языке связка «есть» нередко опускается, но по содержанию подразумевается. Мы говорим: «Иван — человек», «роза красная» и т.д., подразумевая: Иван (есть) человек, роза (есть) красная. Философы издавна размышляли и спорили о том, каково значение слова «есть» в такого рода предложениях (суждениях).

Те из них, кто подходил к делу формально-логически, говорили, что субъекты суждения (в наших примерах: Иван, роза) уже приведены в связь с предикатом (здесь предикаты — человек, красная), и слово «есть» лишь формально фиксирует эту связь, не добавляя никаких новых содержательных моментов. Другие философы, например Кант и Гегель, рассуждали иначе. Но и они соглашались, что связка не приписывает субъектам суждений никаких других конкретных (реальных) предикатов, кроме высказанных. И. Кант писал: «… бытие не есть реальный предикат, иными словами, оно не есть понятие о чем-то таком, что могло бы быть прибавлено к понятию вещи»*. И вместе с тем, согласно Гегелю и Канту, связка «есть» прибавляет характеристики, весьма важные для понимания субъекта предложения, его связи с предикатом, а значит, с ее помощью даются новые (по сравнению с предикатом) знания о вещах, процессах, состояниях, идеях и т.д. Каковы же эти характеристики, эти знания? Присмотримся к предложению «Иван есть человек». Если акцентировать внимание на субъекте и предикате, то легко обнаружить, что единичному человеку (Ивану) приписывается общее (родовое) свойство — быть человеком. Если же сосредоточить внимание на слове «есть», то, поразмыслив, можно прийти к выводу, что оно придает субъекту особую, весьма существенную характеристику, причем характеристику двуединую: Иван есть (существует) и он есть человек (то есть действительно является человеком).

Приписывание общего свойства «человек» объединяет Ивана с человеческим родом. Благодаря же слову «есть» субъект предложения включается в еще более обширную целостность — во все, что существует. Таким образом, предикат в разбираемом предложении приписывает субъекту общие свойства, а связка «есть» — не содержащуюся непосредственно ни в субъекте, ни в предикате специфическую характеристику («быть»), причем характеристику не частную и конкретную, а всеобщую. От предложений языка можно теперь идти дальше, к философской категории «бытие». Великие философы, рассуждавшие о философских категориях и приводившие их в систему, справедливо полагали, что введение каждой категории требует оправдания: она нужна философии, поскольку выражает особое содержание, которое не ухватывается другими категориями. Из этого, однако, не следует, что для разъяснения смысла данной категории нельзя пользоваться другими категориями или общими понятиями. Более того, в силу диалектической природы категорий одна категория «определяет себя» через другую. В свете сказанного понятна несостоятельность двух распространенных возражений против введения в философию категории бытия. Первое возражение: поскольку категория бытия не говорит о конкретных признаках вещей, ее надо отбросить. Это возражение несостоятельно, ибо философские категории как раз и призваны фиксировать именно всеобщие связи мира, а не конкретные признаки вещей. Второе возражение: раз бытие первоначально определяется через понятие «существования» (то есть наличия чего-либо), то категория бытия не нужна, ибо не дает ничего нового по сравнению с категорией существования. Однако в том-то и дело, что философская категория бытия не только включает в себя указание на существование, но фиксирует более сложное и комплексное содержание, о котором мы и говорили ранее, фиксируя три смысловых оттенка понятия бытия. Разбирая проблему бытия, философия отталкивается от факта существования мира и всего, что в мире существует, но для нее начальным постулатом становится уже не сам этот факт, а его смысл. Это и имел в виду Кант, когда дал мудреное на первый взгляд определение бытия: «Оно есть только полагание вещи или некоторых определений само по себе. По кантовскому толкованию связки «есть», — разъяснял М. Хайдеггер, — связь субъекта и предиката предложения выражается в ней как объективная»* .Мысль, сходная с кантовской, имеется у Гегеля: «Когда мы говорим: «Эта роза есть красная» или «Эта картина прекрасна», мы этим утверждаем, что не мы извне заставили розу быть красной или картину быть прекрасной, но что это составляет собственные определения этих предметов»*. Итак, философия фиксирует не просто существование вещи (или человека, или идеи, или мира в целом), а более сложную связь всеобщего характера: предметы (люди, состояния, идеи, мир в целом) вместе со всеми их свойствами, особенностями существуют и тем самым объединяются со всем тем, что есть, наличествует в мире. И фиксируются данные связи, характеристики с помощью категории бытия, причем здесь применение этой категории не заканчивается, а только начинается. Соответственно понимание категории бытия включает два дополнительных тесно взаимосвязанных смысловых оттенка. Первый и начальный смысл — тот, который мы только что установили: «полагание вещей» (мира в целом) с внутренне, объективно присущими им свойствами — исходный пункт философского категориального анализа. Но не только этот смысл: в практике человека и человечества ему соответствует начальная и уже глубоко содержательная стадия любого дела, когда установление факта существования тех предметов (состояний и т.д.), на которые деятельность направлена, соединяется с отношением к ним как к самостоятельным, «данным» целостностям. Первые шаги в понимании бытия служат своего рода трамплином для дальнейшего категориального анализа. «Бытие» во втором, более широком смысле (включающее в себя бытие в первом смысле, «простое», или «чистое», бытие) — категория, точнее, семья ранее перечисленных категорий, с помощью которых философия стремится наиболее полно и глубоко ухватить, осмыслить ранее рассмотренную проблему бытия. Тут, естественно, применяются и другие категории, но они как бы суммируются, объединяются «под эгидой» обобщающей категории бытия. Категория «бытия» в этом подобна другим всеобщим философским категориям — она позволяет объединить и затем удерживать в поле анализа уже взятые в их единстве и взаимосвязи доказанные философией утверждения относительно мира и его всеобщих связей. Примером может служить учение о бытии в «Науке логики» Гегеля. В нем представлено множество диалектически взаимосвязанных категорий, в частности приводятся в связь бытие, ничто и становление, наличное бытие, реальность, нечто и иное, свойство и граница, конечное и бесконечное, для себя бытие, одно и многое, величина, число и другие категории. Главные из них — качество (определенность), количество (величина), мера; они одновременно и расшифровываются через категорию бытия, и сами расшифровывают ее смысл. Каждая из этих категориальных групп и каждая из входящих в нее категорий высвечивает взаимосвязанные аспекты проблемы бытия. Начинает Гегель с «чистого бытия», которое приводится в связь с «ничто». Тем самым говорится: при первых столкновениях с какой-либо сферой (вещью, процессом, явлением, духовным образованием) мы не знаем ничего, кроме того, что эта сфера «есть», «бытийствует»; но она для нас пока есть «ничто». Постепенно «чистое» бытие наполняется для нас определенностью, мы узнаем о чем-то, что неотделимо от бытия как данного нам. Например, мы называем нечто «домом», независимо от того, большой он или маленький, белый или желтый и т.д. По Гегелю, это значит: есть качество дома, то есть совокупность определенных свойств, обеспечивающих его «наличное бытие», «присутствование». Но количественные, величинные характеристики для бытия тоже важны: дом может быть очень маленьким, но его нельзя уменьшать без всякого предела. Если будут нарушены «узловые линии меры», то данное бытийное качество может исчезнуть. Например, при разрушении дом превращается в груду обломков; бытийная определенность этого дома исчезает. Другой пример: вода, нагретая до 100° С, может превратиться в пар, охлажденная до 0° С — может стать льдом. Изменение количества приводит к изменению качества, то есть определенности бытия.

Специфика категорий бытия, как мы видим, состоит в том, что с ее помощью можно анализировать процессы, относящиеся к отдельным вещам, предметным сферам и миру в целом. Подробнее мы раскроем это в дальнейшем. А пока вернемся на уровень всеобщих рассуждений о мире в целом. Приведем в единство утверждения, которые теоретически суммируются с помощью категории бытия. С помощью этой категории интегрируются основные идеи, вычлененные в процессе последовательного осмысления вопроса о существовании мира: 1) мир есть, существует как беспредельная и непреходящая целостность; 2) природное и духовное, индивиды и общество равно существуют, хотя и в различных формах; их (различное по форме) существование — выражение единства мира; 3) в силу объективной логики существования и развития мир (в различии форм его существования) образует совокупную реальность, действительность, предзаданную сознанию и действию конкретных индивидов и поколений людей. Философская категория бытия, следовательно, заключает в себе достаточно сложное и комплексное содержание. При его осмыслении могут возникнуть трудности, вопросы и сом.

_________________*

1)* «Малое словечко «есть», — писал М. Хайдеггер, — текущее в нашей речи и сказывающее о бытии везде и всюду, даже там, где само оно не появляется, содержит… всю судьбу бытия» [Хайдеггер М. Тождество и различие. М., 1997. С. 59.]. нения. О некоторых из них имеет смысл поговорить специально. 2)*И. Кант писал: «… бытие не есть реальный предикат, иными словами, оно не есть понятие о чем-то таком, что могло бы быть прибавлено к понятию вещи» [Кант И. Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 521.]. 3)* По кантовскому толкованию связки «есть», — разъяснял М. Хайдеггер, — связь субъекта и предиката предложения выражается в ней как объективна. 4)* «Когда мы говорим: «Эта роза есть красная» или «Эта картина прекрасна», мы этим утверждаем, что не мы извне заставили розу быть красной или картину быть прекрасной, но что это составляет собственные определения этих предметов»* [Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. М., 1974. Т. 1. С. 351.].

2.1 Специфика размышлений о бытии, 2.1 Специфика размышлений о бытии.

Трудности осмысления бытия связаны со следующим обстоятельством. В обычной жизни мы только через конкретные свойства узнаем, какова вещь или каков человек. А здесь получается иначе: чтобы понять, что такое бытие как таковое, нужно отвлечься от конкретных и даже от общих свойств! На первый взгляд это кажется весьма необычным. Но ведь каждый может заметить, почувствовать, что о бытии нельзя говорить так, как мы говорим о конкретных предметах; например, что бытие — большое или малое, красное или зеленое… Дом может быть красным или белым, но само его бытие как дома не может быть красным, белым, вообще как-то окрашенным. О бытии нельзя говорить и так, как мы говорим о мыслях или о людях, — что оно глубокое или поверхностное, доброе или злое. Чувство языка сразу предостерегает против этого, как бы обращая нас к специфике необычного понятия. Ибо слово «бытие» уже и в обычном разговоре фигурирует во всеобщем смысле, настраивая на философский лад. И хотя размышления о бытии отталкиваются от самой простой жизненной предпосылки — от нашей уверенности в том, что мир существует, — достаточно произнести слова «мир», «окружающий мир», «бытие», как речь и мысль и без специальных усилий с нашей стороны «переносят» нас на особый уровень размышления: мы отвлекаемся от отдельных предметов, их конкретных признаков и состояний. Так что и обычный человек в его повседневном существовании, не выключаясь из потока жизни, пользуется названными предельно общими понятиями и, собственно говоря, уже философствует — независимо от того, замечает он это или нет. Благодаря же философской категории бытия, мы сознательно переносим нашу мысль на высокий уровень абстрагирования, предельный из возможных. Ведь мы не только отвлекаемся от каких-либо предметов, состояний с их вполне конкретными признаками и свойствами. Сначала мы отвлекаемся от различий между природой и человеком, телом человека и его духом, индивидами и обществом. Затем мы ищем общее между всеми ими, то есть, собственно, всеобъединяющую, предельно общую мировую связь. Результат этих поисков и запечатлевает философия с помощью категории «бытие», а также примыкающих к ней категорий. Научиться употреблять категорию бытия в соответствии с ее спецификой, с ее особой ролью в философии в частности, — значит избежать некоторых ошибок. Например, строго философски неправильно представлять себе бытие по аналогии с непосредственным существованием предметов или мыслей. Неверно изображать бытие в виде предметов, предметных сфер или «сферы сфер». Противоположная ошибка — понимание бытия как чистой мысли, идеи, помещенной где-то в особом мире, отдельно от мира реального. Однако такие понимания встречались в истории философии в прошлом, встречаются и сегодня. Например, Парменид одним из первых в европейской мысли ввел и стал употреблять философское понятие бытия в его общем, абстрактном значении. Но на той стадии развития философии едва родившаяся абстрактная мысль о бытии еще была слита с предметно-образным изображением бытия. «…И все бытие отовсюду, — сказано в поэме Парменида, — замкнуто, массе равно вполне совершенного шара с правильным центром внутри». Пармениду казалось вполне естественным изображать бытие, и изображать его в виде некоего самого большого шарообразного «футляра», как бы вмещающего и отграничивающего все, что существует в мире. Правда, Парменид добавлял, что «узреть» такой шар можно только разумом, а не чувством. Подобная же логика у Демокрита, утверждавшего, что бытие — это атомы. Понимание бытия как такового через его предметные изображения, уподобления устарело, но не оставлено в далеком прошлом. Философы и не философы и сегодня нередко толкуют те общие связи, которые фиксируются с помощью категории бытия как особые «предметы» или предметные сферы. Такой подход можно было бы назвать «натурализацией» бытия. Противоположный подход — идеалистический. Например, Платон отрывал всеобщие связи мира от самого мира, превращал бытие в идею, ведущую «самостоятельную» жизнь где-то «на хребте неба». В этой связи особенный интерес представляют те мысли и формулировки великих философов, которые помогают уяснению совершенно специфических смысловых оттенков, присущих философскому понятию бытия, которые направлены против превращения этой абстрактной, или сущностной, категории в некое, выражаясь словами Аристотеля, «специальное бытие». По этой причине сам Аристотель не просто отделил «вечное», «неизменное» бытие от других категорий (например, от категорий сущности, субстанции), но как бы поставил его над всеми ими. Вместе с тем сущность, по Аристотелю, связана с бытием, воплощает его. И понятно почему: бытие — предельно абстрактное, всеобщее, то есть сущностное понятие, или сущностное «измерение» мира. Разговор о бытии, таким образом, является предельно отвлеченным, абстрактным. Это нередко считают недостатком, который следует преодолеть. И если философствование о бытии вырождается в схоластику, оторванную от жизни, то ее, разумеется, надо преодолевать. Но совсем другое дело — восхождение к предельной обобщенности анализа. Без этого нет философского размышления, в особенности в учении о бытии. Оно помогает развивать особые способности человеческого ума — умение выявлять и изучать связи, предельно общие для каждой области действительности и для действительности в целом. Отсылку от отдельного конечного бытия к бытию как таковому, взятому в его совершенно абстрактной всеобщности, следует рассматривать как самое первое теоретическое и даже практическое требование, утверждал Гегель. Чтобы убедиться в этом, снова вспомним о языке. Сколько раз в день, говоря о вполне конкретных вещах, мы употребляем глагол «быть», предложения со связкой «есть», столько же раз мы как бы автоматически встраиваем это конкретное в общие отношения бытия, или, как иногда выражаются философы, в «бытийственные» отношения. Раньше над такими привычными автоматизмами задумывались разве что теоретизирующие лингвисты и философы. Но когда человек стал создавать самые современные думающие машины, потребовалось, в частности, решать вопрос о том, как в сознании и в языке осмысливаются и фиксируются указанные бытийственные отношения. Было бы наивно утверждать, что все программисты, которым так или иначе пришлось отвечать на подобные вопросы, обратились или обратятся к философии. Это делают лишь немногие — те, кто создает новые программы, разрабатывает концепции, положенные в основание научно-технической деятельности, связанной с «думающими» машинами. Но существенно то, что прежде сугубо автоматизированное, часто бессознательное освоение человеком отношений бытия ныне все чаще приходится превращать в сознательное, осмысленное, философски грамотное. И это становится как раз конкретным делом людей, причем делом самым современным.

Обратимся к тем нашим мыслям и переживаниям, которые касаются мира, космоса, Земли, человечества и его судьбы. Чаще всего это и есть выход к проблеме бытия, например к вопросу «быть или не быть» человечеству, природе, Земле. Многим из нас близок вопрос о космосе. Мы интересуемся тем, что есть космос сегодня и что с ним будет завтра. И опять-таки сама жизнь заставляет формулировать и обсуждать вопрос о космосе не только в терминах конкретных дел, но и как предельно общую и одновременно напряженную проблему бытия. Имея в виду какие-то известные факты и опираясь на свои вполне конкретные переживания, мы все же не можем не ставить эти вопросы в предельно общей форме. Ведь нас беспокоят судьбы человеческого бытия и бытия в целом. Прав был Борис Слуцкий, когда писал: До сих пор мы обсуждали проблему бытия в целом — вопрос о предельно общей связи между всем существующим в мире. Но, как уже отмечалось, форма бытия, а значит, и формы реальности различны. Каковы же основные формы бытия?

2.2 Бытие и сущее — основные формы бытия, 2.2 Бытие и сущее — основные формы бытия.

Целостный мир — это всеобщее единство, включающее в себя необозримое множество существующих в их конкретности и целостности вещей, процессов, состояний, организмов, структур, систем, человеческих индивидов. Следуя философской традиции, все их можно назвать сущими, а мир в целом — сущим как таковым. Всеобщие связи бытия проявляются не иначе как через связи между единичными сущими. Каждое сущее уникально. Неповторимы внешние и внутренние условия, иначе говоря, ситуация существования всего, что есть в мире (или, если выразить это с помощью философской терминологии, неповторимо «наличное бытие» всякого сущего).

Определенность сущего характеризует индивидуальность его бытия и его место в целостном бытии. Условия, моменты данного бытия, его «мгновения» никогда не воспроизводятся вновь и не остаются неизменными. Некоторые философы справедливо утверждают, что каждое сущее является носителем неповторимой, только ему присущей сущности. Признание уникальности (единичности) каждого сущего особенно важно для учения о человеке. Из осознанной уникальности бытия каждого человека прямо вытекает важнейшее правило гуманизма: признавать и уважать в каждом человеке неповторимое существо. Но как бы ни были уникальны отдельные проявления бытия и как бы ни важна была эта уникальность для людей, все-таки их практика и познание настоятельно требуют, чтобы единичное обобщалось, объединялось в группы, а также в весьма обширные целостности. При объединении единичных сущих в целостности человеческая мысль обязательно учитывает то, как именно единичное существует. Улавливая определенное сходство условий, способов существования единичных сущих, философия объединяет их в различные группы, которым присуща общность формы бытия. Таких групп много (мы будем говорить здесь только об основных формах бытия).

Различение и объединение того, что существует, под углом зрения принадлежности к специфической форме бытия — отправная точка самой что ни на есть обычной, повседневной жизни людей. Они обязательно учитывают различия форм бытия во всех областях деятельности, хотя не всегда задумываются об этом. Ведь обрабатывать материал природы, к которому не прикасалась рука человека, — в большинстве случаев не то же самое, что преобразовывать вещи и процессы, уже вышедшие из горнила человеческой деятельности; воздействовать на живое человеческое тело и тем более на мысли и чувства людей надо иначе, чем на вещи природы. И прежде всего надо знать, как те предметы, те данности, с коими имеет дело человек, «присутствуют» в мире, то есть иметь представление о специфике их бытия. Однако при этом человеку — сколь бы конкретные практические задачи он ни решал и как бы ни был он далек от философии — не обойтись без некоторых хотя бы элементарных знаний и навыков, позволяющих «учесть» бытие как таковое. А это, в частности, означает: надо различать сущее и бытие (вопреки тем учениям, где они отождествляются).

Однако не только различать, но и связать их. М. Хайдеггер подчеркивал: традиционная философия (даже та, которая именовала себя онтологией, то есть учением о бытии) сосредоточивала внимание главным образом на проблеме сущего. В этом проявилось «забвение бытия», в чем Хайдеггер видел особенность метафизики и мироощущения европейского человечества, обусловившую трагичность его судьбы. Поворот от «только сущего» к «самому бытию» — вот чего требовал Хайдеггер от новой онтологии. И это не праздная и не абстрактная мысль. Действительно, человечество склонно проявлять интерес к сиюминутным проблемам и задачам (к конкретному сущему); в таких, например, «заботах» было создано самое современное оружие массового уничтожения. Людей долгое время мало заботило то, как это скажется на судьбе мира — природы, человечества, цивилизации, культуры. Хайдеггер прав: настало время «озаботиться» самим бытием. Такая задача неразрывно связана с философским осмыслением бытия и его форм. Проблема форм бытия важна, следовательно, для повседневной практики и познавательной деятельности людей (пусть в жизни она чаще всего осмысливается и обсуждается не в философских терминах).

Принципиально важна она и для философии. Вспомним: при определении бытия мы сначала остановились на том, что (различные) целостности мира равно существуют и что это придает всем им характер реальности, создает предпосылку единства мира. Теперь сосредоточим внимание на диалектических различиях между основными формами бытия — диалектических в том смысле, что не будут упущены из виду всеобщие связи бытия, взаимосвязи между этими формами.

  1. Целесообразно выделить следующие различающиеся, но и взаимосвязанные основные формы бытия:
  2. бытие вещей (тел), процессов, которое в свою очередь делится на бытие вещей, процессов, состояний природы, бытие природы как целого и бытие вещей и процессов, произведенных человеком;
  3. бытие человека, которое (условно) подразделяется на бытие человека в мире вещей и специфически человеческое бытие;
  4. бытие духовного (идеального), которое делится на индивидуализированное духовное и объективированное (внеиндивидуальное) духовное;
  5. бытие социального, которое делится на индивидуальное бытие (бытие отдельного человека в обществе и в процессе истории) и бытие общества.

Заключение.

Таким образом, мы рассмотрели эволюцию и развитие понятия бытия и небытия в философии от античности. . Если подвести итог, то получится, что основные характеристики бытия — целостность, истинность, благость и красоту — выделил Парменид и провозгласил единство мысли и бытия (и – не мыслим и небытия).

У Платона мы видим разделение, точнее, удвоение мира, на мир идей (мир истины) и на действительность (мир подобий).

Это положило начало европейской метафизике и на ее закате переходит в марксизме в разделение материального (мир) и идеального (связанного с сознанием) Б. Анализ бытия Аристотелем, выделение им возможного и действительного бытия до сих пор служит примером для всякого наукообразного подхода к Б. В период средневековья бытие рассматривалось с религиозных позиций: истинное бытие — Бог, мир же несамостоятелен, сотворен из «ничто» и без заботы Бога исчезнет в ничто. Возрождение рассматривало бытие как природу, с одной стороны — самостоятельную (все существующее — творение природы), с другой — нуждающуюся в человеке как творце и хозяине. Новое время акцентировало внимание как раз на подвластности Б. человеку как оформляющему, собирающему из него мир (как в плане познавательном, так и в плане практическом).

Это становится причиной «инфляции» понятия бытия – оно воспринималось как внешнее, неуловимое человеком в его познании, а вскоре — просто как философская иллюзия. В то же время Энгельс предлагает развернутую классификацию видов Б. с точки зрения науки: механическое, химическое, физическое, биологическое, социальное. Реабилитация понятия Б. в философии в. связана с именем Хайдеггера. Он говорит о новом условии усмотрения бытия (отличного от существования) — о поэтическом мышлении. Бытие — вечно проясняемое раскрытие присутствия (конкретного единства вещей и человека).

Интересно, что скажет о бытие век XXI? Как бы то ни было, бытие всегда будет категорией, фиксирующей основу существования для мира в целом или для любой разновидности существующего.

Список литературы. 1. История философии в кратком изложении. – М.: Мысль, 1994; 2. Мир философии. ч. 1. – М., 1991; 3. Сартр Ж. Экзистенциализм – это гуманизм. – М., 1991; 4. Современная западная философия. Словарь. – М., 1993; 5. Сумерки богов. Сборник. – М., 1989; 6. Философский словарь. — М.: Политиздат, 1987; 7. Хайдеггер М. Время и бытие. – М., 1993.