Место стран с транзитивной экономикой в международных торговых отношениях

Курсовая работа

Содержание


  • Введение

  • Глава І. Особенности стран с транзитивной экономикой

  • 1.1 Общая характеристика стран с транзитивной экономикой

  • 1.2 Проведение рыночных реформ

  • 1.3 Тенденции развития стран с транзитивной экономикой

  • Глава ІІ. Страны с транзитивной экономикой в международных торговых отношениях

  • 2.1 Место стран с транзитивными экономиками в системе мирового хозяйства

  • 2.2 Участие в мировой экономике

  • 2.3 Особенности интеграции в международную торговлю

  • Глава ІІІ. Роль стран с транзитивной экономикой в современной мировой экономике

  • 3.1 Проблемы интеграции в мировое пространство

  • 3.2 Участие в современной международной торговле

  • 3.3 Перспективы развития и интеграции в мировую экономику

  • Заключение

  • Список используемой литературы

  • Приложения


Введение

Актуальность темы. Изучение данной темы является чрезвычайно актуальным для современной экономической науки. Это связано с тем, что стремительное движение по преобразованию стран с централизованным планированием в страны, с рыночной экономикой спустя десять лет привело к тому, что одна группа стран приближается к финишной черте, другая застряла в разных пунктах на этом пути, а несколько стран едва сдвинулись с начальной точки. Некоторые страны Центральной и Восточной Европы (страны ЦВЕ) и страны Балтии стучатся в двери Европейского союза. Но во многих странах Содружества Независимых Государств (СНГ), в том числе в России, прогресс был неравномерным, и перспективы остаются туманными [3].

Экономическая интеграция стран представляет собой сложный и динамичный процесс, проявляющийся как в расширении и углублении производственно-технологических связей, совместном использовании ресурсов, объединении капиталов, так и в создании благоприятных условий осуществления экономической и торговой деятельности, который постоянно дополняется новыми тенденциями и явлениями. Это в значительной степени оказывает влияние на внутреннее и международное развитие развитие стран, особенно с транзитивной экономикой, оставаясь объектом исследования отечественных и зарубежных ученых.

20 стр., 9584 слов

Курсовая работа: Фискальная политика государства и ее роль в государственном регулировании экономики

... государственным инструментом является фискальная политика. В современном словаре иностранных слов она определяется как «совокупность финансовых мероприятий государства по регулированию правительственных расходов и доходов, один из важнейших рычагов государственного регулирования экономики ... политики в переходный период. В курсовой работе выделяются две основные главы – в первой дается общее понятие и ...

В связи со всем вышесказанным, целью данной работы является необходимость рассмотрения процесса экономического развития стран с транзитивной экономикой и особенностей их участия в международных торговых отношениях.

Достижение данной цели предполагает решение ряда следующих задач:

охарактеризовать понятие «страны с транзитивной экономикой»;

транзитивная экономика международная торговля интеграция

описать процесс проведения реформ в этих странах на пути к рыночным отношениям;

выделить основные тенденции интеграции стран с транзитивной экономикой в мировую экономику;

определить место таких стран в международных торговых отношениях;

раскрыть основные проблемы интеграции в мировое хозяйство на современном этапе;

выделить перспективы развития и интеграции стран с транзитивной экономикой в международные торговые отношения.

Предмет исследования — процесс интеграции стран с транзитивной экономикой в мировое хозяйство.

Объект исследования — участие стран с транзитивной экономикой в международных торговых отношениях.

В процессе написания данной работы нами были использованы следующие методы:

1. Анализ источников и используемой литературы.

2. Сравнительный метод.

Данная работа была написана с использованием учебной, и монографической литературы.

Структура курсовой работы. Данная работа содержит введение, три главы, в каждой их которых по три пункта, которые раскрывают тему работы, заключение и приложения.


Глава І. Особенности стран с транзитивной экономикой

1.1 Общая характеристика стран с транзитивной экономикой

Транзитивная экономика (17 по ЭКОСОС и по МВФ) — тип хозяйствования, предполагающий сосуществование на определенном этапе рыночных элементов и постепенно замещаемых ими рудиментов плановой экономики, экономика, в которой проходят системные реформы (преобразования, меняющие тип социально-экономической системы, в то время как внесистемные реформы, даже очень серьезные, не меняют саму систему).

К странам с транзитивной экономикой обычно относят государств Центральной и Восточной Европы и бывшего СССР, переходящие от централизованно — планируемой к рыночной экономике, а также, в ряде случаев, Монголию, Китай и Вьетнам. [25]

В числе стран с транзитивной экономикой в силу своей политической значимости обычно отдельно, вне связи с другими группами, рассматривается Россия (2% мирового ВВП и 1% экспорта).

(Рис.1) Отдельной группой выделяются некогда входившие в социалистический лагерь страны Центральной и Восточной Европы, а также страны бывшего СССР, которые называют странами бывшей «рублевой зоны».

Рис. 1 ВВП России, млрд. долларов США

К странам с транзитивной экономикой относятся:

1. Бывшие социалистические страны Центральной и Восточной Европы: Албания, Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Словакия, Чешская Республика, преемники Социалистической Федеративной Республики Югославии — Босния и Герцеговина, Республика Македония, Словения, Хорватия, Сербия и Черногория;

52 стр., 25683 слов

Реферат: Финансовые методы социальной защиты населения в экономике Республики Беларусь

... в Республике Беларусь и на этой основе разработка рекомендаций по совершенствованию финансовых инструментов социальной защиты в Республике Беларусь; определение роли органов государственного управления в совершенствовании финансовых методов социальной ... и сущность социальной защиты населения Наличие системы социальной защиты населения характерно практически для всех стран. Необходимость в ней для ...

2. Бывшие советские республики — ныне страны СНГ: Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Российская Федерация, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина;

3. Бывшие прибалтийские республики: Латвия, Литва, Эстония.

Особую сложность представляет классификация Китайской Народной Республики, поскольку строительство капитализма, а значит, рыночных отношений, в КНР происходит под руководством Коммунистической партии Китая (КПК).

Экономика Китая представляет симбиоз плановой социалистической экономики и свободного предпринимательства. Международный валютный фонд (МВФ) относит Китай, как и Индию, к развивающимся азиатским странам. [18]

Для стран Центральной и Восточной Европы, стран Балтии и некоторых Балканских стран, характерен изначально более высокий уровень социально-экономического развития; радикальное и успешное проведение реформ («бархатные революции”); выраженное стремление войти в состав ЕС. Аутсайдерами в этой группе являются Албания, Болгария и Румыния. Лидеры — Чехия и Словения.

Бывшие советские республики, за исключением стран Балтии, с 1993 года объединены в Содружество Независимых Государств (СНГ).

Развал СССР привел к разрыву складывающихся десятилетиями хозяйственных связей между предприятиями бывших республик. Единовременная отмена государственного ценообразования (в условиях дефицита товаров и услуг), стихийная приватизация крупнейших экспортно-ориентированных государственных предприятий, введение параллельной валюты (доллара США) и либерализация внешнеторговой деятельности привели к резкому падению производства. ВВП в России снизилось почти в 2 раза. Гиперинфляция достигала 2000% и более в год.

Наблюдалось резкое падение курса национальной валюты, дефицит государственного бюджета, резкое расслоение населения при абсолютном обнищании основной его массы. Произошло формирование олигархического варианта капитализма без создания среднего класса. Кредиты МВФ и других международных организаций направлялись на «латание дыр» в государственном бюджете и бесконтрольно разворовывались. Проведение финансовой стабилизации за счет бюджетных ограничений и политики рестрикции или сжатия денежной массы (рост процентных ставок) постепенно снизили инфляцию, но имели серьезные социальные потери (безработицу, рост смертности населения, беспризорные дети и др.).

Опыт «шоковой терапии» показал, что само по себе введение частной собственности и рыночных отношений не является гарантом создания эффективной экономики. [9]

Место в мировой экономике: 3,7% ВВП, 5,3% населения, 17% территории, 7% притока и 3% оттока ПИИ, 5% экспорта товаров, 3% экспорта услуг.

Транзитивная экономика представляет собой состояние, когда одна система хозяйствования замещается другой.

Процесс этот продолжает относительно длительный период. Он характеризуется тем, что старая экономическая система еще продолжает жить, а у новой системы еще не накопилось достаточно сил, чтобы доказать свою более высокую эффективность и стать повсеместной. В результате в реальной экономике нарушается целостность и сосуществуют элементы и новой, и старой экономик [5, с.451].

8 стр., 3972 слов

Реферат: Страны Европы в период реставрации и революции (1815–1847 гг.)

... года. После короткого оживления экономики в конце 1829 года появились признаки новой экономической депрессии, длившейся до 1832 года. Всё это способствовало дальнейшему ухудшению положения народных масс. Обострилась и политическая обстановка в стране. В центре политической ... самую значительную часть населения. В1831 году в промышленности и торговле было занято 42% населения, а в сельском хозяйстве - ...

Подобное переходное состояние наблюдалось при смене формаций, когда один вид цивилизации постепенно заменялся новым (рабовладельческий — феодальным, феодальный — капиталистическим).

К группе стран с транзитивной экономикой относят государства, которые с 80-90-х гг. осуществляют переход от административно — командной (социалистической) экономики к рыночной (поэтому их часто называют постсоциалистическими).

Это стран Центральной и Восточной Европы, стран — бывших советских республик, а также Монголия, Китай и Вьетнам (хотя формально две последние страны продолжают строить социализм).

Иногда всю эту группу стран относят к развивающимся (например, в статистике МВФ), исходя из низкого уровня ВВП на душу населения (только у Чехии и Словении он превышает тыс. долл.), а иногда к ним относят только три последние страны.

Страны с транзитивной экономикой производят около 17-18% мирового ВВП, в том числе страны Центральной и Восточной Европы (без Балтии) — менее 2%, бывшие советские республики — более 4% (в том числе Россия — около 3%), Китай — около 12%. [7]

Все они делятся западными экспертами на три группы в зависимости от того, насколько успешно проводятся реформы: 1 — страны, которые начинают «выныривать» из острого кризиса (к ним относятся Венгрия. Польша, Чехия, Словакия, Болгария); 2 — страны, которые еще находятся в водовороте событий (к ним относятся Россия и большинство республик, входивших в СССР, а также Румыния и Албания); 3 — страны, которые еще не начали строить рыночные отношения отказавшись от командно — административной системы управления экономики.

Эту группу стран ещё называют «заблудившимися» К ним относят страны, образовавшиеся на обломках Югославии, бывшие республики Закавказья, Таджикистан, Узбекистан и Украину. В первую подгруппу можно объединить страны Центральной и Восточной Европы, включая страны Балтии. Для этих стран характерен преимущественно радикальный подход к реформам,, стремление войти в ЕС, сравнительно высокий уровень развития большинства из них. Однако сильное отставание от лидеров этой подгруппы, меньшая радикальность реформ приводит некоторых экономистов к выводу, что Албанию, Болгарию, Румынию и некоторые республики бывшей Югославии целесообразно включать во вторую подгруппу. [16]

В неё можно выделить большинство бывших советских республик, которые ныне объединены в Содружество Независимых Государств (СНГ).

Это позволяют сделать схожий подход к реформированию экономики, близкий уровень развития большинства этих стран, объединение в одной интеграционной группировке, хотя подгруппа достаточно разнородна. Так, Белоруссия, Узбекистан, Туркмения приводят менее радикальные по сравнению с другими странами подгруппы реформы, а Таджикистан по уровню социально экономического развития и в советские времена сильно отставал от других союзных республик.

12 стр., 5804 слов

Курсовая работа: «особенности изучение стран юго-восточной азии в

... глобальных и региональных явлений и процессов, происходящих как в мире в целом, так и в отдельных субрегионах, странах и их районах. Курс сочетает экономико – географическое страноведение с общей экономической географией. Рабочая программа курса «Экономическая и социальная география мира ...

В третью (отдельную) подгруппу можно выделить Китай и Вьетнам, проводящие реформы схожим образом и имевшие в первые годы реформирования низкий уровень социально-экономического развития, который сейчас быстро повышается. Из прежней многочисленной группы стран с административно — командной экономикой к началу ХХI века остались только две страны: Куба и Северная Корея. [12]

Существует и такая классификация «самых — самых» в Восточной Европе: самая передовая — Венгрия; самая смелая — Польша; самая богатая — Чехия; …задолжавшая — Болгария; …отсталая — Албания; …стабильная — Литва; …взрывоопасная — Россия.

На современном этапе переходная экномика свойственная так называемым посткоммунистическим странам Европы и Азии, за исключением КНДР. Эта страна до сих пор еще работает в режиме централизованной директивной плановой системы. После распада СССР, Югославии и Чехословакии сформировались еще посткоммунистических стран с транзитивной экономикой [5, с.451].

Население стран Центральной и Восточной Европы составляет 119 млн. чел. Совокупный ВВП составляет примерно $636 млрд., что представляет собой 1,85% общемирового ВВП.

За годы реформ только 20% населения бывших социалистических стран улучшило свой жизненный уровень, в то время как 35% превратились в слой «новых бедных».

По исследованиям ООН в настоящее время здесь проживают почти 147 млн. человек имеющих доход менее $4 в день, по сравнению с млн. человек с таким уровнем доходов в конце 80-х годов [2, с.92].

За годы реформ во всех постсоциалистических странах возникла и быстро выросла безработица, достигнув 10-16% экономически активного населения. В 1989 году безработица составляла 1,5-2%.

Наиболее привлекательным для западных инвесторов оказался инвестиционный климат Венгрии, Чехии и Словении, где накопленные иностранные инвестиции за 1989-2000 гг. на душу населения составили соответственно $1650, $970, $600 [2, с.93].

Практически все страны центральной восточной Европы имеют большую внешнюю задолженность при сравнительно не больших валютных резервах. Для всех этих стран характерно сокращение государственных расходов на здравоохранение, культуру и образование. В результате снижения уровня рождаемости в большинстве стран центральной восточной Европы в последнее десятилетие сократились темпы роста трудоспособного населения.

По уровню социально-экономического развития почти все страны центральной восточной Европы относятся к среднеразвитым. В основном это индустриальные и индустриально-аграрные страны [1, с.231].

Все посткоммунистические страны испытывают трудности переходного периода. Их экономика не является целостной системой, ввиду чего в ней затруднены механизмы сбалансированного роста и состояние национального хозяйства поэтому не представляется стабильным и равновесным.

Экономический базис носит конфликтный характер, так как его старые и новые хозяйственные структуры демонстрируют альтернативные, часто противоположные способы их реализации. Подобная противоречивость чисто экономического порядка обуславливает острый характер социальных противоречий, что также усиливает тенденции неустойчивости хозяйственного и политического развития этих стран [5, с.451].

12 стр., 5894 слов

Курсовая работа: Реферат: Центральный экономический район

... густо заселенной и хозяйственно освоенной части страны, в крупнейшем узле транспортных путей, на “перекрестке” важнейших экономических связей между различными районами оказывает очень большое влияние на ... уже много веков назад образовался густо населенный хозяйственно развитый край. Ведущее экономическое положение Центральной России сохранялось и позже. На всех этапах развития Центра большое место ...

Во всех странах с транзитивной экономикой государство пытается усилить стабилизационные процессы, повысить конкурентоспособность отечественного производства, облегчить утверждение рыночных форм хозяйствования.

Проблема конкурентоспособности становится первоочередной, поскольку уход от централизованной плановой системы объясняется, прежде всего, низкой эффективностью производства, падением его доходности [5, с.452].

Страны Восточной Европы, весьма зависимые от внешних рынков, сталкивались с трудностями реализации продукции на мировой рынке. Недостаточные экспортные возможности препятствовали валютным накоплениям и не позволяли приобрести нужное количество импортных товаров для жизнеобеспечения стран. Проблема конкурентоспособности, зависимости от ценовой динамики мирового рынка в этих странах ощущалась в более острой форме, чем в СССР, где внутренний рынок в силу своей емкости и диверсификации играл большую роль в воспроизводственном процессе, чем мировой рынок.

В настоящее время структура ВВП стран данного региона распределена следующим образом:

Доля промышленности составляет от 33% до 48%, Сельского хозяйства от 6 до 24%, Услуг от до 58%. В то время как в 1988 году доля промышленности, например в Румынии, составляла 61%, в Болгарии 58%, в Чехословакии 57%, в Польше 52%, в Венгрии 36%.

В промышленности стран центральной восточной Европы спад охватил тяжелую промышленность и высокотехнологичные области, включая электронику. Наиболее устойчивыми оказались отрасли промышленности ориентированные на массовый потребительский спрос, такие как: текстильная, пищевая, полиграфическая и т.д.

Для сферы услуг характерен стабильный рост с самого начала экономических реформ. Наиболее активно развиваются финансовые и производственные услуги, а так же бытовое обслуживание населения.

Для большинства стран центральной восточной Европы одной из приоритетных задач стало вступление в ЕС [5].

1.2 Проведение рыночных реформ

В процессе перестройки своих экономических систем различные государства используют разнообразные модели системных реформ как во внутренней, так и во внешней сферах. Учитывая неодинаковые стартовые условия, разное время начала преобразований (80-е годы в странах Центральной и Восточной Европы, начало 90-х годов — в постсоветских республиках), а также существенные различия в реализации указанных реформ, понятна разница в скорости продвижения по пути рыночного реформирования различных постсоциалистических странах. Наибольшего успеха в этом направлении достигли Польша, Венгрия, Чехия, Словения, Эстония, Словакия.

В определенной мере результативными можно считать меры правительств большинства балканских и остальных балтийских стран. Отношении подавляющего большинства государств бывшего СССР, о успехи на пути рыночных преобразований можно говорить очень осторожно. Реально ощутимыми здесь лишь отдельные элементы структурных рыночных реформ. [22]

75 стр., 37215 слов

Реферат: Развитие сферы услуг в мировой экономике на примере отдельных стран и отраслей.1. Понятие услуги и ее основные виды

... развития экономики промышленно-развитых стран 4 7.3. Развитие экономики в европейских странах 6 7.4. Развитие экономики в США и Японии Тема 8. Экономика развивающихся стран ... хозяйства» содержат данные, необходимые для анализа важнейших аспектов социальных процессов и уровня жизни (распределение доходов ... структура современной промышленности и динамика её развития на рубеже XX-XXI вв. Промышленность – ...

Основные направления системных рыночных преобразований, которые должны быть реализованы в процессе трансформации всех транзитивных обществ, можно разделить на четыре широкие аналитические категории, которые тесно связаны и взаимодействуют между собой. Это:

1. Пересмотр роли государства, который среди прочего предусматривает:

а) проведение законодательной реформы, составляющими которой является конституционная, имущественная, банковская, контрактная и другие реформы;

б) реформирование законодательных институтов;

в) регулирования деятельности естественных монополий;

г) реализацию необходимых инструментов и институциональных механизмов косвенного управления экономикой, а именно — налоговой системы, контроля за бюджетом и расходами, институтов косвенного кредитно-денежного регулирования;

д) соответствующие изменения в социальной сфере, т.е. создание системы страхования безработицы при нетрудоспособности, реформирования системы социальных услуг (охраны здоровья, образования и т.д.), пенсионного обеспечения. [10]

2. Макроэкономическая стабилизация, основными инструментами которой является проведение ужесточения налоговой и кредитной политики, решению проблемы избыточного денежной массы, пересмотр показателей расходов с целью урегулирования внешних расчетов.

3. Развитие частного сектора, приватизация, реформа производственной структуры предусматривают:

а) упрощение процедур закрытия и открытия предприятий;

б) оформление права частной собственности;

в) четкое определение и распределение права собственности (собственность на землю, промышленный капитал, жилой фонд и реальную недвижимость);

г) отраслевую и производственную реформу, ликвидацию монополий.

4. Реформа цен и рынков. Речь идет о реформировании всех видов рынков: рынка товаров и услуг, труда, финансового рынка и т.д., либерализацию цен, либерализацию внешней торговли, высвобождение структуры заработной платы, реформирования процентных ставок. [8]

Основными моделями осуществления указанных рыночных трансформаций являются: первая — это модель «шоковой терапии», или быстрых радикальных реформ, вторая — модель постепенного, медленного или эволюционного реформирования; эту модель определяют как «Градуалистской подход». Преимущественно радикальные методы реформирования своей экономики выбрали Польша, в меньшей степени Чехия, частично Эстония. Большинство государств Восточной и Центральной Европы (Болгария, Венгрия, Словакия, Словения, Румыния) и весь регион СНГ предпочли эволюционном характера рыночных преобразований.

В наиболее реформированных сегодня экономиках постсоциалистических стран доминирующими направлениями реформирования в 90-е годы были меры, направленные на либерализацию, приватизацию и финансовую макростабилизацию.

Либерализация, или децентрализация, предусматривает ослабление контроля со стороны государства и преодоления государственной монополии в экономике на макро- и микроуровнях. Этот комплекс мер включает: освобождение цен на большинство товаров и услуг, снятие ограничений на создание частных предприятий, предоставление экономическим субъектам права выхода на мировые рынки, передачу полномочий центрального правительства местным государственным органам и негосударственном секторе. [9]

7 стр., 3329 слов

Курсовая работа: Экономический анализ деятельности предприятия

... экономики, приватизацией предприятий и прочими мероприятиями экономической реформы. Цель моей работы состоит в том, чтобы провести экономический анализ, т.е ... курсовой работы, это: - оценить влияние изменения эффективности использования основных средств, оборотных средств и трудовых ресурсов ни объем производства продукции. - дать оценку имущественного положения предприятия; - провести анализ ...

Для сравнения глубины процесса либерализации в странах Центральной и Восточной Европы и в странах СНГ западные эксперты предложили несколько показателей экономической децентрализации. Эти показатели основываются на коэффициентах, связанных с освобождением внутренних рынков, внешней торговли и экспортных рынков, а также свободой вхождения в частный сектор. Сравнение проведено по 1989 и 1994 pp. Баллы по экономической свободы представлены в таблице 2.7.1 по шкале, определенной в пределах от 0 до 100 по сравнению со странами — членами организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Как видим, среднее количество баллов увеличилось с 3 до 70. По мнению авторов исследования это означает, что большинство из упомянутых стран прошла почти две трети расстоянии от центрального планирования к уровню экономической свободы стран ОЭСР по несколько лет.

Хотя экономическая децентрализация существенно прогрессирует, ее уровень, измеренный при помощью трех коэффициентов, поднялся неодинаково. Наибольший прогресс наблюдался в либерализации внутренних рынков, тогда как свобода вхождения в внутренние рынки росла медленнее. Государственные ограничения внешней торговли также ослабли, и этот показатель значительно увеличился почти в 75% стран, указанных в предлагаемом исследовании.

Еще один, более универсальный, показатель измерения экономической децентрализации, предложенный современными исследователями транзитивных экономик, достоин внимания. Говорится о измеритель, который учитывает десять экономических факторов:

1) торговую политику,

2) налоговую политику;

3) государственное потребление продукции,

4) монетарную политику,

5) движение капитала и иностранные инвестиции;

6) политику в банковской сфере;

7) контроль цен и заработной платы 8) права собственности,

9) регулирования;

10) черный рынок. Страны оценивались по шкале от 1 до 5, причем 1 балл означал высокий уровень экономической свободы, а 5 баллов указывали на то, что государственное вмешательство или государственная собственность достигают высокого уровня, а экономическая свобода или очень ограничена, либо отсутствует. По такому критерию страны, средний балл оценки которых по вышеназванным факторами колеблется между 1 и 2, считаются странами с рыночной экономикой, между 3 и 4 — преимущественно с несвободной, а между 4 и 5 — с подавленной экономикой. Например, в страны с баллами в пределах 1 и 2 входят Гонконг, Сингапур, Швеция, Великобритания. В страны с баллом 5 относится Куба, Лаос, Северная Корея. [13]

Итак, по показаниям исследований, с 1990 г. — от процесса начала реформ в странах с транзитивной экономикой — сделан значительный прогресс в направлении свободной экономики. Исключением здесь является Украина, но и в ней начиная с 1994 г. наблюдается определенный прогресс в децентрализации экономики.

12 стр., 5649 слов

Курсовая работа: География внешнеэкономических связей России со странами Восточной Европы (Республика Польша)

... и экономическая эффективность развития хозяйства мира, регионов и стран. Определяющим фактором выступает способ производства материальных благ, и, прежде всего характер производственных отношений, поскольку международные экономические отношения принадлежат к ... и Польши, их взаимосвязь и различия. Целью работы является изучение географии внешнеэкономических связей России со странами Восточной Европы ...

Всего на сегодняшний день экономика большинства стран Восточной и Центральной Европы в значительной мере либерализована. Среди стран, вставших на постсоветском пространстве, наибольших результатов в этом направлении достигли Балтийские страны. Преимущественно успешны страны, где четко определены права собственности, от которых прежде зависят банковские ссуды, предоставляемые частным лицам компаниями, в том числе международными финансовыми организациями, а следовательно, и возможность и эффективность экономической помощи стран Запада. [4]

Решающее значение для выбора любой из заданных моделей реформирования постсоциалистической экономики имеет политика в области приватизации, методами реализации которой является большая и малая приватизация. Большая приватизация для стран с транзитивной экономикой это прежде всего процесс разгосударствления, т.е. предоставление в полную или частичную частную собственность крупных государственных предприятий. Этот процесс осуществляется на платной (выкуп предприятия его работниками или посторонними лицами, в том числе и иностранцами) или на бесплатной основе (ваучерная приватизация).

Малая приватизация предусматривает создание частных предприятий малого и среднего бизнеса. Путями ее реализации является продажа, аренда, реституция (Возврат собственности ее бывшим владельцам).

Процесс малой приватизации почти завершен в государствах Восточной и Центральной Европы и довольно успешно происходит в странах СНГ. [8]

Большая приватизация для стран с транзитивной экономикой оказалась более сложным задачей, чем предполагалось в начале рыночных реформ. ее реализация проходит с разной степенью успеха. Даже в Польше, правительство которой первым из постсоциалистических стран Восточной и Центральной Европы принял закон о приватизации и планировал провести ее ускоренным темпом, за 1990-1996 pp. в частные руки было передано 414 государственных предприятий. Однако значительная часть промышленности все еще находится под контролем государства. Государственные предприятия, на которых занято почти 40% рабочей силы, обеспечивают поступление лишь 5% доходов госбюджета. В 1998 г. из польских государственных компаний, которые были включены в план приватизации в частные руки перешли только 15. Сегодня эта страна вообще отказалась от плана ускоренной приватизации.

Программы бесплатной, то есть ваучерной, приватизации кроме Польши было принято в Чехии, Словакии, Болгарии, Румынии, а также в странах СНГ. Граждане этих государств получили ваучеры, боны или сертификаты, определявшие права этих граждан на определенную долю государственной собственности, подлежащей приватизации. В некоторых из стран Восточной и Центральной Европы эта доля была весьма ощутимой. Например, в Чехии ее стоимость составляла 1 тыс. дол. США, в Румынии — 500 дол. Однако практика ваучерной приватизации оказалась успешной только в Чехии, хотя этот процесс в настоящее время и здесь затормозилось. Большинство постсоциалистических стран отказались от этой формы проведения приватизации как основного инструмента перераспределения государственной собственности и перешли к платному или коммерческого варианта ее трансформации. Преимущество в этом случае почти везде отдается проведению аукционов, в том числе с участием иностранных инвесторов. А, например, для Казахстана главной формой приватизации крупных предприятий стало предоставление их в трастовое управление иностранным компаниям с последующей продажей предприятий этим компаниям на определенных условиях (погашение долгов предприятий, сохранения рабочих мест, капиталовложения в производство и т.д.) по низким ценам. [19]

Составной приватизационных программ в странах Восточной и Центральной Европы стало проведения аграрных реформ, результатами чего является установление частной собственности на землю. Покупка / продажа земли существует в Польше, Чехии, Венгрии, Югославии; земельный рынок формируется и в других государствах региона.

В постсоветских республиках аграрные приватизационные реформы начаты в странах Балтии, в Туркменистане, Армении, Грузии и Украины. [22]

Децентрализация экономики и прежде всего либерализация цен, процесс трансформации отношений собственности в национальных экономических системах постсоциалистических стран могут быть эффективными лишь при условии проведения правительством политики экономической и, частности, финансовой стабилизации. Стабилизационные меры предусматривают жесткие бюджетные ограничения, значительное сокращение правительственных расходов, уменьшение кредитования промышленных предприятий, формирования современной банковской системы и снижение банковских процентных ставок.

Так, речь идет прежде всего о жесткую налоговую и кредитную политику правительства. Сюда же относятся и некоторые стабилизационные инструменты внешнеэкономической сферы, а именно активное использование валютного курса — важного ориентира, влияет на ценовые параметры.

Активное проведение указанной стабилизационной политики позволяет уже через короткий срок снизить высокий уровень инфляции, возникающий вследствие либерализации цен. Так, в Польше в результате принятия мер финансовой стабилизации за шесть месяцев — с марта по август 1990 г. — инфляция снизились до 4% по сравнению с 30% за последние месяцы 1989 г. В Югославии за те же полгода уровень инфляции снизился до 10% по сравнению с 64% в декабре 1989 г. [24]

Однако, в долгосрочной перспективе программа финансовой стабилизации оказалась успешной только там, где ограничения в денежной и кредитной сферах сочетались с мерами, направленными на создание эффективной рыночной инфраструктуры стимулирование производства, прежде всего, в малом бизнесе, а также на разработку и внедрение правовой системы гарантирования иностранных инвестиций. Этот вывод подтверждает опыт реформирования экономики в Венгрии, Польше, Словении, Чехии, Эстонии.

Составной преобразований денежно-кредитной сферы во всех постсоветских странах стало введение собственных валют, которые на сегодня являются главным платежным средством этих стран. Однако большинство национальных валют остаются слабыми, что обусловлено как инфляционными процессами, так и общеэкономических положением еще нереформированных экономик.

Внешняя макростабилизация в условиях трансформации транзитивных экономик предусматривает внедрение ряда мероприятий, важнейшими из которых являются регулирование валютного курса, соблюдения внешнеэкономического равновесия, в том числе в сфере внешнеторговых операций, решения проблемы задолженности и т.п. [3]

Из существующих систем валютного регулирования большинство постсоциалистических стран предпочли установлению плавающего валютного курса с систематическим корректировкой его центральным банком. Указанное корректировки курса валюты происходит в зависимости от состояния торгового баланса, инфляционных ожиданий, уровня цен внутри страны. Некоторые из постсоциалистических стран выбрали режим фиксированных валютных курсов. В частности, в Эстонии, Литве и Болгарии установлено системы валютных комитетов (currency board), по которым национальная валютная фиксируется относительно иностранного (или относительно корзины иностранных валют) в определенном соотношении без каких-либо колебаний. [2]

Еще один аспект политики регулирования валютных курсов — это определение степени конвертируемости национальной валюты. Среди стран Восточной и Центральной Европы практически полностью конвертируемой является венгерский форинт и чешская крона. Для остальных стран этого региона характерны определенные ограничения (меньше — в Польше, большие — в Албании) при проведении валютных операций. В транзитивных экономиках постсоветских государств степень конвертируемости их валют также различен. Высшим он в Киргизии, Казахстане, на Украине, России, ниже — в других странах. Наиболее существенные ограничения в этой сфере наблюдаются в Белоруссии, Туркмении, республиках Закавказья. Всего лишь Казахстан, Кыргызстан и Россия смогли в 1999 г. выйти на валютный режим, уровень которого предусматривается статьей VIII Устава МВФ, где говорится, в частности о конвертируемость по текущим операциям. Почти такой же валютный режим существует в Литве и Латвии. Эстония же вообще отменила все ограничения на движение капитала, а уровень либерализации с других валютных операций в этой стране почти соответствует стандартам западноевропейских государств. [27]

Практически для всех постсоциалистических экономик актуальной является проблема внешней задолженности. Значительные бюджетные отчисления, направленные на обслуживание внешнего долга *, способны вызвать существенные осложнения при проведении финансово-денежной и фискальной политики. Дополнительный долговое давление на бюджет также в значительной степени обостряет решения многочисленных социальных проблем. Именно поэтому международные заемщики — Всемирный банк, МВФ, Лондонский и Парижский клубы — кредиторы, без помощи которых невозможно даже частичное решение проблемы внешней задолженности постсоциалистических государств, в своих решениях по ним руководствуются не только экономическими, но и политико-социальными критериями. Списание % Задолженности Польши в 1992 г. и реструктуризация оставшегося долга, или нынешняя реструктуризация российского и украинского внешних долгов — яркое тому подтверждение.

Еще один важный внешний инструмент децентрализации транзитивных экономик и их макростабилизации — это либерализация внешней торговли. Несомненными выгодами от ее проведения является то, что либерализована внешняя торговля удерживает цены на импортные товары, а следовательно, и инфляцию, повышает уровень жизни, стимулирует иностранные инвестиции, а для стран Восточной и Центральной Европы еще и прокладывает путь в Европейский Союз. [14]

Среди многих экономистов до последнего времени господствовало мнение о том, что быстро проведена либерализация торговли и ценообразования способствовать ускорению трансформации постсоциалистических экономик и повышению их конкурентоспособности. Но практика реформирования в этой области свидетельствует о том, что отношение правительств и предпринимателей стран с переходными экономиками в либерализованной внешней торговли является весьма неоднозначным. Одной из существенных макроэкономических проблем, которая связана с открытием рынков, является внешнеторговый дефицит. В Эстонии, например, он достиг уровня 24% объема ВВП страны, в Хорватии — 19%. Дефицит платежного баланса Польши только за первые два месяца 2000 года составил 949 млн дол. США, или около 8,1% ВВП — цифра высокая, как для польской экономики. Очевидно такая ситуация оказывает значительное давление на курс национальной валюты и всю макрополитики. Кроме того, во экономической угрозой оказываются целые отрасли национального производства, например, текстильная или обувная промышленность или тяжелое машиностроение и особенно — сельское хозяйство, то есть те отрасли, для которых конкуренция с продукцией из-за рубежа оказывается непосильной. Такая ситуация порождает принятия протекционистских мер со стороны правительств бывших социалистических стран. Однако требования ВТО, ЕС и иностранных инвесторов, средства которых крайне нужны переходным экономикам, заставляют их руководство чаще отдавать предпочтение более свободной политике в области внешней торговли. [16]

Если же говорить о макрореформы целом, то сегодня ведущие экономисты, и частности эксперты Всемирного Банка, на основании опыта реформирования постсоциалистических экономик утверждают, что утверждение здесь конкуренции очередь требует структурных сдвигов, тогда как либерализована внешняя торговля не является необходимым или достаточным фактором для создания конкурентной среды и модернизации экономики. Именно проведение комплексных структурных реформ дает возможность успешно реализовать реальные рыночные преобразования. Об этом показывает практический опыт реформирования наиболее продвинутых постсоциалистических экономик, которым на сегодня экономика Польши и Венгрии. Современные результаты развития этих стран дают возможность проанализировать важнейшие закономерности, этапы и составляющие процесса рыночной трансформации.

За лет реформ (с 1989 г.) объем ВВП Польши и общая величина его в расчете на душу населения увеличились в 2 раза. С 1992 г. здесь начался процесс быстрого роста малого бизнеса. Он начался с торговли и услуг, а позже охватил и промышленное производство, преимущественно небольшие заводы и фабрики, которые высвободились из крупных объединений еще социалистических времен. На сегодня доля малых и средних компаний составляет более двух третей всего объема ВВП Польши. [19]

В Венгрии десятилетняя практика реформирования обеспечила рост объема ВВП (в целом и на душу населения) в полтора раза. Но тут малый бизнес не стал основным фактором роста экономики. Венгрия перестроила структуру национальной экономики, продав большинство крупных государственных предприятий иностранным компаниям и сделав все возможное для привлечения в страну значительных инвестиций. Большая их часть сосредоточена в машиностроении, электротехнике и электронике. В 1990 г. доля этих отраслей составляла 20% объема промышленного производства и 12% выручки от всего венгерского экспорта. Сейчас этот сектор дает Венгрии более 40% промышленного производства и 60% экспорта в страны Европейского Союза. Всего на долю компаний, принадлежащих иностранцам, сегодня приходится треть всего ВВП Венгрии и три четверти экспорта страны. В результате Венгрия смогла включиться в европейские производственные системы. К тому же уровень ее интегрированности в технологические цепочки Европы является больше то, что имели Испания и Португалия, вступая в ЕС.

Наиболее важным результатом реформ в Венгрии и Польше, по мнению экспертов, является то, что в обеих странах на сегодня сформированы необходимые базовые условия для долгосрочного и устойчивого роста, такого, которое может позволить им в течение ближайшие лет достичь стандартов Евросоюза. [11]

Важными составляющими успеха в этих моделях постсоциалистической трансформации стали стремительное развитие и гибкость частного сектора, а также тот факт, что правительства стран, реструктуризуючы государственный сектор, заставили государственные предприятия заботиться о долгосрочной перспективе. В Венгрии этого добились благодаря принятию жесткого законодательства о банкротстве и продажи крупнейших компаний иностранных корпорациям. Польское правительство пошло на резкое сокращение дотаций из бюджета, чем заставил госпредприятия продавать частным компаниям свои убыточные подразделения, оставляя себе лишь основной бизнес, чтобы выжить. В одной из республик СНГ или в балканских странах подобных реформ не проводили. Даже в Чехии, стране, за годы реформ смогла обеспечить рост объема ВВП (в целом и на душу населения) более чем на 100%, до сих пор не сделано важного шага переноса акцентов в стимулировании развития экономики от убыточных индустриальных гигантов на новые виды бизнеса. Через систематическую практику предоставления значительных кредитных средств именно убыточным государственным предприятиям в 90-х годах на сегодня больше трети общих объемов всех банковских кредитов в стране является почти безнадежными, то есть практически не имеют шансов быть возвращенными, а экономика страны оказалась уязвимой для финансового кризиса 1998 г. [10]

Важно отметить, что для преодоления трансформационного спада в Польше и Венгрии были приняты, как фискальных и финансовых, так и правовых и политических мер. В странах с переходными экономиками, которые наименее продвинулись на пути реформирования, вторая составляющая практически отсутствует.

1.3 Тенденции развития стран с транзитивной экономикой

Результаты десятилетнего развития бывших социалистических стран оказались для них достаточно неоднозначными. Для понимания глубины проблем осуществляемой трансформации достаточно иллюстративным пример Восточной Германии. Даже через лет после падения Берлинской стены восточногерманские земли выживают только за счет гигантских субсидий западных земель. Общий объем этих субсидий за прошедшие лет достиг астрономической суммы — от 600 до 800 млрд долл. США. После непродолжительного подъема в 1992 — 1994 pp. экономика Восточной Германии почти не растет. Она уже вся в частных руках, но только за последние несколько лет государству пришлось спасать от неминуемого банкротства 150 крупнейших предприятий. Восточногерманские земли потребляют в полтора раза больше, чем сами производят. Разницу покрывают субсидии западных земель. Уровень безработицы в этой части Германии составляет почти 20%. [5]

Цена рыночных реформ высока практически для всех бывших социалистических стран. По данным Всемирного Банка, в 1989 г. только 4% населения этих стран жили за чертой бедности. В 1999 г. доля этих людей увеличилось в раз и составила 40%. При этом в сложном положении оказались большинство стран бывшего Советского Союза и Южной Европы. И даже в относительно благополучных странах Центральной Европы реально выросли доходы не более 30% населения, а доходы почти 20% — резко уменьшились.

Наиболее успешную динамику развития среди стран Восточной и Центральной Европы демонстрируют, как было указано выше, Польша, Словения, Венгрия, Чехия. Данная ниже таблица отражает некоторые результаты и тенденции развития трех стран этой группы. [9]

Эксперты, сравнивая количественные параметры развития стран Западной и Центральной Европы, прогнозируют, что для преодоления разрыва в странах Центральной Европы течение ближайших лет показатель экономического роста должен быть как минимум на три процента за год выше аналогичного показателя в странах Западной Европы. К тому же этот рост должен быть обеспечен прежде всего новыми инвестициями и повышением качества товаров.

Среди постсоциалистических балканских государств последние два года наблюдаются определенные позитивные изменения в Болгарии, тогда как в Румынии происходит торможение темпов поступательного развития.

Существенные отличия развития в 90-х годах свойственны бывшим советским республикам. Прибалтийские республики, которые начали рыночные преобразования ранее и осуществляют их более целенаправленно и поступательным темпом, соответственно, раньше смогли преодолеть трансформационный спад. Уже в 1994 г. здесь появились признаки стабилизации, а с 1996 г. начался поступательное развитие экономики. Высокие показатели экономического роста среди государств Прибалтики демонстрирует Эстония. Важным фактором указанного успеха региона являются иностранные инвестиции. В Эстонии, например, объем прямых иностранных инвестиций превышает 1,2 млрд долл. США, что для страны с населением 1,4 млн чел. достаточно большой силой. [16]

Среди других постсоветских республик относительно успешно развиваются Узбекистан, Кыргызстан, Беларусь. Во второй половине 90-х годов в большинстве стран этого региона укрепили стабилизационные тенденции. Это стало возможным прежде всего благодаря успехам в проведении правительствами государств жесткой финансовой политики. Ежегодные темпы рост цены упали до 10-30%. Наблюдается прогресс в реформировании банковской сферы, формируется новая налоговая и бюджетная политика.

В результате проведения программ приватизации почти во всех странах — членах СНГ значительная часть производства приходится на негосударственные предприятия. их доля в ВВП стран обычно колеблется в пределах 1/3-2/3 (в зависимости от критериев классификации).

Но процесс проведения приватизации во всех указанных странах происходит неравномерно, непоследовательно, вызывая значительное расслоение общества. К тому во многих государственных предприятий после приватизации снизилась эффективность. Например, в России это характерно для семи предприятий из десяти приватизированных. [21]

В целом большинство экономистов признают, что почти все бывшие советские республики уже прошли низшую точку трансформационного спада, и с конца 90-х годов здесь начался процесс медленных экономических сдвигов. Но значительное количество проблем, связанных с реализацией рыночных преобразований, остается нерешенной (Прежде всего неплатежи, инвестиционная и бюджетная кризисы и т.д.).

А экономическое рост, тенденции которого наблюдаются в последнее время, например, в России или Украина, преимущественно не является результатом действия факторов долгосрочного характера, и поэтому нет оснований для стабильности и длительности. [27]

Только при условии проведения правительствами всех постсоциалистических государств последовательных структурных реформ, направленных на создание эффективной рыночной экономики, можно ожидать долговременного экономического роста.

Глава ІІ. Страны с транзитивной экономикой в международных торговых отношениях


2.1 Место стран с транзитивными экономиками в системе мирового хозяйства

Место транзитивных экономик в системе мирового хозяйства определяет целый ряд противоречивых факторов. С одной стороны, это стремление подавляющего большинства бывших социалистических государств войти в политические, военные и экономические структуры мероприятия. С другой стороны, объективная реальность современного этапа развития этих стран обусловливает необходимость активной взаимного сотрудничества стран между собой. Речь идет о существующую до сих пор зависимость большинства постсоциалистических экономик от российской топливно-сырьевой базы, низкую конкурентоспособность их национального производства, близкое географическое расположение стран.

Очевидно, что вторая группа факторов в большей степени касается региона стран СНГ. В свою очередь, переориентация транзитивных экономик на западные (прежде всего западноевропейские) структуры зависит от скорости продвижения этих стран путем рыночных преобразований и уровня демократизации общественной жизни. [6]

Понятно, что такие страны, как Польша, Венгрия, Чехия, Словения имеют реальный шанс стать составным подразделением европейской экономической интеграции в ближайшей перспективе. Значение здесь имеет и целенаправленная политика правительств стран Восточной и Центральной Европы в этом направлении. Одним из первых ее результатов стало заметное усиление внешнеэкономических связей этих стран с Европейским Союзом. Сейчас не меньше половины оборота внешней торговли стран Восточной и Центральной Европы приходится на ЕС. Ускорению процесса переориентации способствовало заключение Европейским Союзом соглашений об ассоциированном членстве с Венгрией, Польшей, Словакией и Чехией в 1991 p., с Болгарией и Румынией — в 1993 г. В 1997 г. ЕС начал переговоры о полном членство в Союзе с Польшей, Словенией, Венгрией и Чехией и подготовительную работу относительно принятия в ЕС Болгарии, Румынии и Словакии. Сегодня в этом процессе участвуют и республики Балтии. Эстония — среди первых кандидатов на вхождение в Европейский Союз. Латвия и Литва находятся на стадии проведения подготовительной работы. [7]

Прогнозируется, что в первые десять лет XXI в. присоединения наиболее продвинутых постсоциалистических стран, в первую очередь стран Восточной и Центральной Европы, в ЕС повлечет ряд противоречивых последствий. Положительными среди них, во-первых, сам факт вхождения экономик указанных стран в систему международного европейского разделения труда, формирования здесь новых отраслей специализации, ориентированных на мировые рынки. Во-вторых, значительным плюсом можно считать постепенное рост качества продукции стран восточно- и центрально региона в уровня западных стандартов, а следовательно, повышения уровня благосостояния населения этих стран. Важное значение в этом играть будущие дотации со стороны ЕС новым государствам-участникам. Объем этих дотаций только в период до 2000 должен составить млрд евро.

Однако вступление в ЕС стран Восточной и Центральной Европы означает для них полную отмене всех протекционистских мер для западных рынков. Вместе значительной степени утраченными будут их сегодняшние позиции на рынках стран СНГ. Это требовать от государств Восточной и Центральной Европы дальнейшего углубления структурной перестройки их национальных экономик, которая уже сегодня является достаточно мучительной. Например, по некоторым прогнозам, в Польше с 1,5 млн крестьянских хозяйств в условиях ЕС выжить сможет только 0,5 млн. [25]

Если дальнейшие интеграционные перспективы развития стран Восточной и Центральной Европы и государств Балтии можно считать определенными, то будущие позиции стран СНГ по вхождению в Западные экономические структуры достаточно неопределенными. Только желание стран и вынесения лозунгов об этом их правительствами мало. Без дальнейшего реального целенаправленного рыночного реформирования экономик стран СНГ любые шаги в направлении европейской интеграции будут бесплодными. [3]

Определение роли стран с переходными экономиками в мировом хозяйстве требует учета того факта, что для развитых западных стран и новых индустриальных государств достаточно привлекательны рынки появляются в результате трансформации экономик стран второго мира с их относительно дешевой но квалифицированной рабочей силой, имеющейся ресурсной базой, значительным внутренним рынком с ненасыщенным спросом. Это обусловливает достаточно большие объемы иностранных инвестиций, направленные в регион постсоциалистических стран. Очевидно, что более значительные инвестиционные потоки направлены в страны с более реформированным экономиками, или туда, где есть значительные запасы полезных ископаемых, прежде всего, энергетических. Так, общий объем только прямых иностранных инвестиций в страны Центральной Европы (Польша, Чехия, Венгрия) за 1989-1997 pp. составляет млрд дол. США.3 этого счет уже упоминалась Эстония, которая является одним из лидеров среди постсоветских государство за объемам иностранных капиталовложений. На первое же место по объему прямых иностранных инвестиций среди республик бывшего СССР вышел Казахстан. Объем прямых иностранных инвестиций здесь в 1997 г. достиг суммы почти в 3 млрд дол. США. Более 80% всей промышленности страны контролируют иностранные предприниматели. Основные средства здесь направлены в нефтегазовый комплекс, перспективы развития которого оцениваются специалистами этой отрасли очень высоко. [14]

Значительные иностранные капиталовложения было сделано также в разработку нефтяных месторождений Азербайджана (в 1997 г. — 1,8 млрд дол. США, а всего запланировано вложить млрд долл.).

Перспективной является участие иностранных компаний в прокладке крупных магистральных газопроводов в Туркменистане, в строительстве предприятий в Кыргызстане и Узбекистане. В других странах — членах СНГ объемы прямых иностранных инвестиций значительно меньше. В Украине их сумма на 1 июля 2000 г. составила примерно 3,6 млрд долл. США. Объясняет недостаточную заинтересованность иностранных бизнесменов в предпринимательской деятельности в большинстве стран бывшего СССР ряд негативных факторов, а именно: политическая неопределенность, недостатки правовой системы, отсутствие гарантий безопасности для иностранных предпринимателей, коррумпированность государственных чиновников, подозрительное отношение к иностранным инвесторам, непредсказуемое поведение руководителей предприятий и т.д. Указанные факторы, а также низкий уровень жизни подавляющего большинства населения в странах с переходными экономиками, отсутствие надлежащей рыночной инфраструктуры — это те негативные составляющие, которые сдерживают процесс экономической экспансии рынков большинства постсоветских государств и без преодоления которых дальнейшее поступательное развитие этих государств существенно усложняется. [13]

Особую актуальность этой проблеме придает тот факт, что приток иностранных инвестиций в экономику постсоциалистических стран обеспечивает им доступ к новым технологий, а следовательно возможность модернизации экономики. Классическим примером, это подтверждает, пример автомобильного альянса немецкого концерна «Фольксваген» и чешской компании «Шкода», в котором немецкая фирма имеет контролирующие позиции. Концерн «Фольксваген» пришел на «Шкоду» в 1993 г. и начал проводить обновление старой продукции. В результате чешская компания начала выпускать абсолютно новый легковой автомобиль — «Шкода-Октавиа», который теперь хорошо продается на Западе почти по западным ценам. Концерн «Фольксваген» заставил поставщиков фирмы «Шкода» выпускать комплектующие соответствующего качества. Уже в 1997 автомобиля «Шкода» на 70% собирались из деталей и узлов, произведенных местными компаниями. Их продукция и готовые автомобили «Шкода» составляют 16% всего чешского экспорта. Учитывая этот опыт правительство Чехии увеличивает количество льгот для иностранных инвесторов, планируя предоставление налоговых льгот на весь период, пока эти инвесторы приносить в страну новейшие технологии. [26]

Прямые иностранные капиталовложения для транзитивных экономик — это возможность овладение опытом современной коммерции и практикой новейшего менеджмента, т.е. теми составляющими реформирования национальных экономик постсоциалистичних стран могут обеспечить им надлежащее место в системе мирового хозяйства.

Одновременно с указанными выгодами и преимуществами, несет в себе процесс открытия национальных рынков международной экономике, нужно указать на его проблемный аспект. Речь идет об уязвимости еще несостоявшихся национальных хозяйств большинства постсоциалистических стран для общемировых кризисных явлений. Последствия, частности, финансового кризиса 1998 г. достаточно ярко иллюстрируют этот процесс. После обострения кризиса в Азии начался отток средств иностранных инвесторов из всех развивающихся рынков, латиноамериканской частности, а также рынков стран Восточной и Центральной Европы и России. Это повлекло существенное обострение финансовых проблем в Чехии и Болгарии, привело к обвалу российского рубля, потянув дальше за собой возникновение значительных проблем первой очередью в финансово-денежной сфере Украины, Казахстана, Кыргызстана, Беларуси. Очевидно, эти негативные последствия были бы значительно меньше, если бы экономическое положение упомянутых выше государств было бы более стабильным. Поэтому, еще раз следует подчеркнуть, что лишь последовательные рыночные реформы, экономический рост, основанный на факторах долгосрочной стабильности транзитивных экономик, могут стать основами дальнейшего поступательного развития любой из бывших социалистических стран. Только при таких условиях процесс мировой глобализации станет для стран с переходными экономиками стимулирующим фактором развития, а не фактором его торможение. [12]

2.2 Участие в мировой экономике

За последние двадцать лет государства Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии предпринимали активные действия для интеграции в мировую экономическую систему и большей вовлеченности в международную торговлю. Однако чтобы торговля реально работала для устойчивого развития этих стран, предстоит сделать еще много. Инициатива «Помощь в целях развития торговли» (Aid for Trade) открывает для этого новые возможности.

Программа «Помощь в целях развития торговли» является одним из важнейших результатов Министерской конференции ВТО в Гонконге в 2005 году. Она направлена на оказание содействия развивающимся странам и странам с транзитивной экономикой — как присоединяющимся к ВТО, так и членам этой организации — в области совершенствования торговой политики и правовых норм, развития торговли, расширения производственных мощностей, связанного с торговлей регулирования и удовлетворения других потребностей. [11]

На прошедших в июне 2011 г. в Женеве четвертой сессии Комитета по торговле Европейской экономической комиссии ООН и специальной сессии высокого уровня были обсуждены вопросы участия стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии в инициативе «Помощь в целях развития торговли».

Содействие развитию торговли является одним из приоритетных направлений сотрудничества в рамках СПЕКА — программы, в которую первоначально входили Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, а позднее присоединились Азербайджан и Афганистан. Программа была создана в 1998 г. в целях укрепления субрегионального сотрудничества в Центральной Азии и содействия интеграции государств этого региона в мировую экономику. Координация СПЕКА осуществляется совместно Европейской экономической комиссией (ЕЭК) ООН и Экономической и социальной комиссией ООН для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО).

[15]

Страны, участвующие в СПЕКА, предприняли важные шаги, направленные на расширение своего участия в международной торговле. В частности, эти государства разработали комплексные планы по либерализации экономики и рыночные реформы. Однако пока заметных успехов в освоении новых экспортных рынков, передаче технологий и промышленном развитии стран не достигнуто. Основной объем экспорта СПЕКА приходится на узкую номенклатуру непереработанных товаров, полуфабрикатов и продукции легкой промышленности, а также сельскохозяйственных продуктов, нефти, газа и минерального сырья. Кроме того, экспорт направляется в ограниченное число стран.

Все это делает государства СПЕКА экономически уязвимыми от рыночных колебаний цен на один-два экспортных товара или действий их крупных торговых партнеров. [18]

Для повышения уровня занятости и доходов требуется развитие экспортного потенциала государств СПЕКА, а для этого нужна либерализация торговли и экономики с учетом конкретных социальных нужд и уровня развития каждой страны. Требуется также наращивание производственных мощностей предпринимательского сектора, в том числе малых и средних предприятий, с тем, чтобы эффективно производить все более широкую номенклатуру конкурентоспособных товаров и услуг с более высокой добавленной стоимостью. Кроме того, необходимо укрепление связей между странами СПЕКА, начиная с интегрированной инфраструктуры торговли и заканчивая согласованием мер политики, с целью взаимного стимулирования экономического роста. Это особенно важно, ибо страны СПЕКА не имеют выхода к морю.

Сложность ситуации в том, что страны-участницы программы, особенно государства с более низким уровнем дохода, имеют ограниченные финансовые возможности для осуществления мер по развитию торговли. Программа «Помощь в целях развития торговли» могла бы помочь этим странам в осуществлении преобразований, однако государствам СПЕКА (кроме Афганистана) уделяется недостаточно внимания в рамках инициативы по сравнению с большинством стран с низким и средним уровнями дохода. Фактически до прошлого года страны с транзитивной экономикой, включая страны СПЕКА, не принимали существенного участия в процессе «Помощь в целях развития торговли». [17]

Чтобы улучшить ситуацию, в марте 2009 г. началась разработка дорожной карты для СПЕКА в области помощи в целях развития торговли. Был проведен ряд консультаций и подготовительных встреч, которые, с одной стороны, обеспечили политическую поддержку процессу, а с другой — позволили на основе диалога представителей государственных органов, гражданского общества и частного сектора определить национальные и региональные приоритеты.

Дорожная карта для СПЕКА в области помощи для торговли была принята на конференции министров в Баку, Азербайджан, 1-2 декабря 2010 года. Это было первое мероприятие высокого уровня на эту тему для стран с транзитивной экономикой со времени одобрения инициативы в Гонконге в 2005 году. Участники конференции рассмотрели проблемы в области торговли и развития, с которыми сталкивается регион, и определили план действий по решению этих проблем с учетом выводов национальных оценок и проведенного ПРООН Регионального обзора по помощи для торговли. [14]

В принятой на конференции Декларации министров содержится призыв к достижению синергизма в рамках национальных и региональных мер политики и инициатив в области развития, имеющих отношение к торговле, а также к обеспечению большего вклада торговли в обеспечение равномерного развития регионов каждой страны. Кроме того, в Декларации определены основные приоритетные области национальных и регионального планов развития торговли, которые включают в себя развитие национальных производственно-сбытовых потенциалов, включая производственные мощности и институциональные структуры; налаживание трансграничного сотрудничества; содействие плодотворной интеграции стран СПЕКА в многостороннюю торговую систему.

Государствам Южного Кавказа и западной части СНГ также следует принять участие в программе «Помощь в целях развития торговли», что позволит им как реализовывать реформы в торговой сфере, так и наращивать человеческий потенциал. Это — один из главных выводов пяти докладов о потребностях Армении, Беларуси, Грузии, Молдовы и Украины в области торговли, представленных Программой развития ООН июня 2011 года. Еще раньше, в 2009-2010 гг., ПРООН подготовила серию аналогичных докладов для Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. [23]

В июне 2011 г. в Женеве особый фокус был сделан на обсуждение торговых потребностей Республики Беларусь, страны, у которой доходы выше среднего уровня. Она первая из государств СНГ восстановила положительный рост после распада СССР и, начиная с 2003 г., демонстрирует ежегодный прирост ВВП на уровне 9%. Показатель бедности падает: в 2008 г. он составил 6,1%. При этом показатели неравенства доходов низкие, а показатели человеческого развития — высокие. [16]

Беларусь осуществила ряд реформ по переходу к рыночной экономике, либерализации цен, упорядочению налогообложения и улучшению деловой среды. В настоящее время страна ведет переговоры о присоединении к ВТО, а недавно стала членом Таможенного союза с Казахстаном и Россией.

В то же время существуют значительные проблемы. Основная часть экспорта страны приходится на нефтепереработку, а также на узкую номенклатуру продукции обрабатывающей промышленности. Частный сектор еще не получил большого развития: в 2005 г. на его долю приходилось около 25% ВВП, что является самым низким показателем среди стран с транзитивной экономикой. [22]

Правительство по-прежнему играет основную роль в повышении и сохранении уровня жизни людей с помощью поддержки заработной платы в государственном секторе, субсидий и перераспределения доходов. Это привело к образованию и росту уровня задолженности: доля внешнего долга в ВВП в 2008 г. составляла 11,5% а в 2010 г. прогнозировалась на уровне 29,8%. Ситуация усугубляется постоянным и растущим дефицитом торгового баланса. При этом торговля концентрируется на ограниченном числе стран: так, на Российскую Федерацию приходится 59% импорта и 31% экспорта Беларуси.

В результате этих негативных факторов экономика страны является в высокой степени уязвимой от изменений в расходах правительства, колебаний цен на нефть и влияния внешних шоковых потрясений, исходящих от ее основных торговых партнеров. [20]

2.3 Особенности интеграции в международную торговлю

Веками международная торговля была центральным звеном процесса развития стран евразийского континента. Страны, торговавшие с иностранными государствами, извлекали из этого множество выгод. Бульшая международная интеграция означала улучшение экспортных возможностей для продукции фирм страны, что увеличивало возможности для расширения бизнеса, новых инвестиций и создания рабочих мест на родине. Более широкая доступность импортных товаров и услуг предоставляла потребителям больший выбор продукции, приобретаемой обычно по более низкой цене и зачастую заключающей в себе новые технологии, улучшающие качество других продуктов. В условиях растущей конкуренции между предприятиями компании, работающие на международном рынке, используют технологические новшества и внедряют современную практику управления, становятся более эффективными и заинтересованными в том, чтобы идти в ногу со своими коллегами (и даже опережать их) в странах — партнерах по торговле. В экономической истории региона достаточно свидетельств того, что международная интеграция принесла большие плоды: значительные улучшения в распределении внутренних ресурсов, повышение производительности, более быстрый и устойчивый рост, сокращение бедности. [15]

1917 год стал началом перерыва в международной интеграции Европы и Центральной Азии. С этого момента на протяжении лет большинство из стран, входящих в настоящее время в регион ЕЦА, составляли в той или иной степени, почти единый торгово-инвестиционный блок, функционировавший отдельно от остального международного рынка и имевший другие правила и ограниченный доступ на данный рынок. С распадом систем централизованного планирования во многих из этих стран и началом их перехода к рыночной экономике в начале 90-х годов этот изолированный торговый блок в целом распался. Подобное изменение экономического ландшафта усугублялось параллельной сменой политических режимов или их изменением. Здесь можно говорить о развале Советского Союза, приведшего к созданию новых независимых государств, и о распаде Югославии на 7 государств. Результатом стал разрыв традиционных связей между экономическими субъектами, расположенными на территории новых государств. [12]

Последовавшая за этим внутренняя институциональная трансформация стран ЕЦА дала фирма и потребителям свободу экономических решений, создавая стимулы к тому, чтобы международная торговля и инвестиции все больше определялись рыночными силами, а не административным указом. Фактически, это улица с двусторонним движением: изменение стимулов для международной торговли стало центральным и необходимым фактором изменений во всех сферах внутренней экономики. Без открытой торговли мировые цены не могли бы повлиять на внутреннее распределение ресурсов и деятельности, а следовательно, не было бы перехода к рыночной экономике, где цены устанавливаются свободно. Коротко говоря, рыночная экономика не могла быть «внутренней», сохраняя старорежимные рычаги управления торговлей. Результатом распада изолированного торгового блока ЕЦА стало высвобождение движущей силы международной интеграции. [20]

Возникновение двух «полюсов»: характер и показатели торговли «реинтегрированной» ЕЦА

Дихотомия роста торговли товарами и услугами В целом за годы переходного периода и до 2003 г. товарный торговый поток стран ЕЦА вырос, но по характеру является весьма разнородным как во времени, так и в разрезе субрегионов (Важно помнить, что данные за период до 1993 г. непременно чреваты погрешностями и основаны главным образом на экспертных оценках, поскольку изменения рынков в то время не проводились.) В период всем известного торгового спада, имевшего место до 1993 г. после распада СЭВ и соответствующих командно-административных институтов, управлявших международными операциями в странах с транзитивной экономикой, страны СНГ в числе трех крупных групп стран, являющихся главным предметом данного исследования, пережили глубочайший спад товарной торговли в (процентах ВВП).

Однако сегодня во всех странах региона в среднем уровень товарного экспорта (в процентах ВВП) выше уровня 1993 г. Это же относится и к импорту; правда, исключение составляют страны ЮВЕ. [25]

В 2003 г. в ЕЦА в целом торговля товарами (в долларовом выражении и в постоянных ценах) значительно увеличилась по сравнению с 1993 г.; экспорт вырос втрое, а импорт увеличился в 2,5 раза. Для сравнения: за тот же период експорт и импорт стран ЕС-15 приблизительно удвоился; в странах Латинской Америки и Карибского бассейна объем экспорта вырос в 2,5 раза, при этом объем импорта удвоился, а в Восточной Азии експорт и импорт увеличились в 2 раза. Увеличение торговых потоков было самым большим в странах ЕС-8, где экспорт и импорт выросли в 3,6 и 4,1 раза соответственно. СНГ находится на другом конце спектра: в этих странах экспорт и импорт увеличились в 2,1 и 1,5 раза соответственно. Посередине находится ЮВЕ, где экспорт вырос в 3,5, а импорт в 2,7 раза. За этот период экспорт Турции утроился, а импорт вырос почти в 2,5 раза. При том что в период с 1993 по 2003 г. доля товарного экспорта всех трех рассматриваемых групп стран увеличилась, между ними существуют довольно большие различия. Наихудшие показатели наблюдались в странах СНГ: темп роста их общей доли в мировом экспорте за этот период составил всего 5%. Однако если исключить из списка Россию, то получится, что доля стран СНГ в мировом экспорте на самом деле уменьшилась. [27]

Темп роста доли в мировом экспорте стран ЮВЕи ЕС-8 был практически одинаковым (71% и 78% соответственно).

В отношении торговли услугами вырисовывается аналогичная картина региональных показателей. При централизованном планировании сфера услуг не была приоритетной. Во многих случаях услуги даже не считались «производственной» деятельностью. Но в процессе перехода к модернизированной экономике, основанной на рыночных стимулах, в условиях растущей глобализации рынка, характерной чертой которого является быстрое развитие технологий, сфера услуг становится мощным фактором экономического роста в странах ЕЦА, и число таких стран растет. Примерами отраслей сферы услуг, ставших главными объектами внутренних реформ в ЕЦА, являются, в частности, связь, транспорт и энергетика, а также банковское дело. Как и в других регионах мира, в странах ЕЦА стала расти доля международной торговки (и инвестиций) в таких секторах.

Рост стоимости как экспорта, так и импорта услуг во всем регионе ЕЦА (или только во всех странах ЕЦА с транзитивной экономикой) в 1993-2003 гг. значительно превысил аналогичный показатель в сопоставимых регионах мира, включая Латинскую Америку и страны Карибского бассейна, Ближний Восток и Северную Африку, Восточную Азию и Южную Азию. Экспорт услуг из стран ЕЦА с транзитивной экономикой (т.е., исключая Турцию и Кипр) вырос более, чем на 22%, что в 4 раза больше, чем в Восточной Азии, занимающей второе место в мире по темпам роста экспорта. Неудивительно, что, как доля в мировой торговле услугами, так и сегодняшний объем экспорта и импорта услуг стран ЕЦА с транзитивной экономикой (в долларах США) целом по-прежнему меньше, чем в большинстве сопоставимых регионов. [12]

Однако внутри региона существуют значительные различия. За 1993-2003 гг. поток услуг, будь то экспорт или импорт, быстрее всего рос в странах ЮВЕ, за которыми шли страны ЕС-8. В противоположность им сфера услуг стран СНГ остается в целом закрытой для международной торговли. Здесь сфера услуг несет на себе тяжелое бремя регулирования и защиты от конкурентного давления, сопровождающего участие в международной торговле.

Мало что известно о направлении, в котором движется торговля услугами. Однако телекоммуникационные потоки указывают на то, что большая часть торговли услугами ориентирована на Западную Европу. Более половины всего исходящего телекоммуникационного потока из восьми нових стран — членов ЕС и стран ЮВЕ направляется в Евросоюз. Для сравнения: в Центральной Азии и на Кавказе эта цифра составляет менее 2%, а в России, Украине и Беларуси — 8%. Такое раздвоение среди стран ЕЦА — в данном случае в отношении торговли услугами — является чертой, все более характерной (во многих измерениях) для общей картины международной интеграции региона. [18]

Аналогичная дихотомия наблюдается в регионе в отношении прямых иностранных инвестиций в сфере услуг. И в самом деле, главным образом благодаря растущему притоку ПИИ в сферу услуг доля услуг во внутренней экономической деятельности в странах ЕС-8 и ЮВЕ быстро догоняет аналогичный показатель ЕС. К примеру, страны Балтии (Эстония и Литва) привлекают значительные потоки ПИИ в сферу услуг, а в прибрежных балканских странах ПИИ в сфере туризма рас тут опережающими темпами. Однако в других странах ЕЦА, особенно в Центральной Азии и на Кавказе, на долю услуг приходится лишь 40% экономической деятельности. В этих странах поток прямых иностранных инвестиций в сфере услуг чрезвычайно ограничен, а участие частного сектора в предоставлении услуг отсутствует. [13]

Либерализация иностранных инвестиций в сфере услуг в ЕЦА, выгода от которой обычно еще больше усиливается при приватизации существующих компаний, более не регулируемых государством, наиболее заметна в сетевых и базовых отраслях, таких, как связь, энергетика и банковской дело, а также туризм, оптовая и розничная торговля и бизнес-услуги. В противоположность им многие новые, более высокотехнологичные услуги, такие, как информационные технологии и разработка программного обеспечения, с самого начала развиваются в относительно свободных условиях.

Региональные различия в направлении и происхождении товарных торговых потоков.

За время переходного периода произошли значительные изменения на мировых рынках как в отношении экспорта, так и импорта товаров стран ЕЦА. Веками существовавшие направления товарных потоков на евразийском континенте по-прежнему хорошо просматриваются в большинстве этих стран, но в отдельных случаях набирают силу менее традиционные, более новые зоны.

Более всего поражает разделение региона на два торговых «полюса»: в географии торговых потоков наблюдаются характерные евроцентрические и российско-центрические точки тяготения. В глобальном масштабе — т.е. рассматривая торговые потоки стран ЕЦА как за пределами, так и внутри региона — для наиболее развитых стран (ЕС-8) крупным рынком направления экспорта на сегодняшний день по-прежнему остаются наиболее передовые страны Европы — ЕС-15 (Додаток 3)

Действительно, доля глобального экспорта стран ЕС-8, проданная в странах ЕС-15, за рассматриваемое десятилетие выросла, тогда как соответствующая доля их экспорта внутри ЕЦА сократилась. [24]

Среди групп стран этого региона доля глобального экспорта, проданная в странах ЕС-15 странами ЕС-8, по-прежнему является наибольшей. Растущая международная интеграция стран ЕС-8 проявляется также в значительном увеличении, начиная с 1993 г., доли их товарного экспорта в Восточную Азию — их крупнейший экспортный рынок за пределами европейского континента.

С другой стороны, доли экспорта стран ЕС-8, проданные на рынках Северной Америки (НАФТА), Латинской Америки и стран Карибского бассейна (ЛАК), Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА), а также Южной Азии, сократились. (За исключением стран НАФТА, доля экспорта стран ЕС-8 в эти регионы изначально была невысокой.) Однако доля экспорта этих стран в страны остального мира существенно выросла за это десятилетие, что является еще одним свидетельством растущей международной интеграции стран ЕС-8.

В 2003 г., так же как и в 1993 г., в странах СНГ диверсификация в расположении рынков глобального товарного экспорта, возможно, была наибольшей по сравнению с другими группами стран ЕЦА. [26]

Однако на протяжении десятилетия географическое распространение долей глобального экспорта стран СНГ становилось более сосредоточенным.

Самый крупный рынок товарного экспорта стран СНГ в 2003 г. был тем же самым, что и в 1993 г., — ЕС-15, но лишь отчасти: доля экспорта стран СНГ, идущая в страны ЕЦА, значительно выросла, тогда как доля экспорта, идущая в страны ЕС-15, существенно сократилась. Страны ЛАК и, в гораздо меньшей степени, Африка оказались новыми рынками для экспорта из СНГ, доля которого за десять лет удвоилась. В противоположность этому доля экспорта из СНГ в Южную Азию, Восточную Азию и Северную Америку снизилась, особенно на рынки стран НАФТА и Южной Азии. [21]

Глава ІІІ. Роль стран с транзитивной экономикой в современной мировой экономике

3.1 Проблемы интеграции в мировое пространство

Социалистическая экономика была обречена из-за своей неэффективности. Она не сумела обеспечить переход на интенсивный тип экономического роста, не говоря об освоении новых ресурсосберегающих технологий. Ее всеобщий и системный кризис был выражением кризиса применяемых ею технологий. Коллапс экономики привел к распаду мировой системы социализма, а затем и Советского Союза. Для всех стран — участниц этого процесса результатом стали разрыв хозяйственных связей и неизбежный глубокий спад производства. В России дезинтеграционный кризис на % предопределил глубину трансформационного спада. [4]

Переход к рынку выстраивался на использовании механизма саморегуляции. Он происходил на фоне спада, сопровождающегося инфляцией. На этом фоне приходилось проводить рыночные реформы: создавать рыночную инфраструктуру, проводить либерализацию цен, приватизацию и демонополизацию. Отпуск цен в условиях тотального товарного дефицита взвинтил их уровень. Незрелый рынок не смог их сбалансировать. Государству пришлось приложить много усилий на обуздание инфляции, уровень которой перекрывал инвестиционный процесс.

Переход к рынку оказался болезненным, так как приватизация в одночасье не смогла сформировать эффективного собственника, способного работать в рыночных условиях. Последующее развитие было связано с заменой неэффективных собственников на эффективных. Процесс приватизации следовало увязать с постепенным формированием нового типа корпоративного управления. Поскольку эту проблему решить было сразу невозможно, следовало на какое-то время сохранить часть государственных предприятий. Именно такой путь выбрал Китай, который строил свои стратегии не на основе глобального свертывания государственной собственности, а за счет альтернативной, вновь созданной частной предпринимательской деятельности. Такое альтернативное производство получило широкое распространение, в том числе и в промышленности.

В странах, где институциональные условия реформирования экономики были более продвинуты, удалось быстрее выйти из инвестиционного вакуума. В остальных усилились процессы клановой, теневой и криминальной экономики, делая их неуправляемыми. [9]

Сегодня страны с транзитивной экономикой сменили стратегии выживания на стратегии эффективного развития. Они должны решить трансформацию промышленности, повернув ее на использование современных технологий. Перед этими странами стоит непростая задача определить согласование структурного и либерального преобразования рынков, где произошел поворот денежного капитала в реальный сектор. На первых порах реальному сектору необходимо сохранить физический капитал, который, в отличие от финансовых активов, стареет и может прийти в негодность. Инвестиции оказались неотвратимыми. Страны, которые смогли развиваться с помощью иностранного капитала, добились более значительных успехов в экономическом росте. На сегодняшний момент МВФ оценил состояние России и европейских посткоммунистических стран как государств, создавших надежные основы рыночной экономики. Но все же их рынки еще не отличаются зрелостью и необходимой устойчивостью, которую демонстрируют развитые страны. [8]

В России необходимость инвестирования возникла во второй половине 1998 г. После кризиса 1998 г. российский капитал больше не мог связывать свои стратегии обогащения за счет перекачки ресурсов из реального сектора в спекулятивную деятельность. Такое поведение характерно для ситуации с высокой инфляцией. Обогащаться же по-прежнему за счет первичной приватизации также было невозможно, поскольку этот процесс уже завершился. Денежный капитал направился в реальный сектор. Именно это обстоятельство обеспечило материальную основу для экономического роста. В европейских странах, которые смогли справиться с инфляцией на несколько лет раньше, экономический рост начался уже в середине 1990-х гг.

Переход к рынку сопровождался либерализацией внешнеэкономической деятельности. Прежде всего была ликвидирована монополия государства на внешнеторговую деятельность. Теперь сами предприятия стали участниками мирового рынка.

Страны с транзитивной экономикой усилили открытость своих экономик, нуждаясь в новых технологиях. Потеря рынков Союза экономической взаимопомощи (СЭВ) обусловила их попытки войти в новые рынки через либерализацию своей внешнеэкономической деятельности. [6]

В этом процессе пришлось вырабатывать опорные точки, достижение которых позволит направить внешнеэкономическую деятельность на экономический рост. К таким ключевым моментам следует отнести переоценку направлений товарного импорта и экспорта. Импорт товаров должен не столько быть потребительским, сколько стать материальным источником новых технологий и оборудования. Тогда он послужит мощным фактором экономического роста. Экспорт же по возможности должен быть диверсифицирован, поэтому все страны стали создавать льготы на ввоз новых технологий и оборудования.

Все посткоммунистические страны пытались с разным успехом препятствовать оттоку национального капитала и создавать условия для привлечения ПИИ. Политика привлечения ПИИ дала наибольший эффект в Китае, Венгрии и Эстонии.

Фактором роста служит экономическая интеграция. Европейские посткоммунистические страны это осознают, пытаясь включиться в экономическую зону Евросоюза. Россия должна продолжать свои усилия в интеграционных процессах на хозяйственном поле СНГ. [21]

Очень сложным вопросом являются выбор валютной политики и сроки проведения ее отдельных направлений. В валютных отношениях взятый курс на открытость экономики часто опережал ход реформирования внутреннего рынка. В России шоковый процесс введения конвертируемости рубля в начале 1990-х гг. привел к массированному товарному импорту. Этот процесс сразу же повлек за собой разорение не только отдельных предприятий, но и целых отраслей, особенно легкой промышленности и аграрно-производственного комплекса. Едва ли не половина внутреннего рынка была потеряна для отечественной промышленности.

Посткоммунистические страны, получившие возможность войти в Евросоюз, в стратегии валютного регулирования теперь станут подчиняться правилам этой организации. Россия, определив свои позиции в отношении валютной политики, выбрала для себя слегка девальвированный курс рубля, который стимулирует экспортеров, а импортеров держит на пределе рентабельности.

На сегодняшний день все страны Восточной Европы относятся к группе стран с транзитивной экономикой. Объединяет эти страны то, что все они проходят так называемый процесс перехода, однако находятся на разных стадиях. Можно выделить большое количество факторов, оказывающих влияние на темпы экономического развития. В данной работе рассматривается один из основных факторов — приток капитала в страны с транзитивной экономикой. [25]

Согласно классификации МВФ в зависимости от аналитического представления платежного баланса притоки капитала можно разделить на пять категорий: прямые иностранные инвестиции (ПИИ); портфельные инвестиции; другие инвестиции; кредиты и ссуды МВФ; исключительное финансирование.

Портфельные инвестиции включают приобретение долговых ценных бумаг, а также акций без фиксированных дивидендов, но ниже определенного предела (обычно 10-20%, выше этого предела сделка считается прямым инвестированием).

«Другие» инвестиции представляют собой коммерческие кредиты, депозиты, ссуды, как правило, частные, но могут включать и официальные займы, за исключением таковых от МВФ. Исключительное финансирование предполагает списание и накопление долга. Однако наибольшее значение имеют ПИИ, так как они служат дополнением к внутренним сбережениям в условиях их недостаточности и участвуют в общих капиталовложениях в экономику, непосредственно не вызывая увеличения внешнего государственного долга и оттока бюджетных средств. Кроме того, они выступают источником не только денежных средств, но и новых технологий, опыта и знаний, обеспечивая при этом доступ к экспортным рынкам с последующей реализацией на них произведенной продукции. В связи с этим можно говорить о том, что инвестиции лежат в основе процесса создания конкурентоспособных экономических структур в странах с транзитивной экономикой. Однако причинно-следственную связь между инвестициями и экономическим ростом трудно установить. С одной стороны, очевидно, что чем больше страны могут привлечь инвестиций, тем заметнее их достижения на пути продвижения к рынку. С другой стороны, чем лучше макроэкономические показатели страны, тем выше объемы инвестиций. Поэтому данный вопрос неоднократно изучался международными организациями, в том числе МВФ. В частности данной проблематике посвящена работа Пьетро Гарибальди, Нады Мора, Ратны Сахай и Джеромина Зеттельмейера, которые занимались исследованием общего уровня, направлений и структуры чистых притоков капитала в страны с транзитивной экономикой начиная с 1991 года. [16]

Статистические данные показывают, что общие чистые притоки в страны с транзитивной экономикой, за исключением России, стабильно выше, чем в развивающиеся страны в среднем и в среднем в страны Латинской Америки и Азии с 1995 года. Уровень портфельных инвестиций в страны с транзитивной экономикой до 1997 года был в основном ниже среднемирового. С того момента они держаться на уровне или чуть выше среднемировых.

Для более детального изучения вопроса следует разделить страны с транзитивной экономикой на 5 групп: Центрально-Восточная Европа (ЦВЕ, включая Чехию, Венгрию, Польшу, Словакию и Словению); Юго-Восточная Европа (ЮВЕ, включая Албанию, Болгарию, Румынию, Хорватию); Балтийские государства, Россия и стран бывшего СССР. [18]

Наибольший приток капитала в процентах к ВВП наблюдался в странах Балтии. В его структуре преобладают прямые инвестиции и другие инвестиции.

В ЦВЕ основным источником чистых притоков являются ПИИ, также значительными являются объемы портфельных инвестиций и других инвестиций. Финансирование МВФ имеет отрицательное значение, что отражает выплаты по займам, сумма по исключительному финансированию невелика.

В ЮВЕ почти не было портфельных инвестиций, при этом основным источником частного финансирования стали прямые и другие инвестиции.

В странах бывшего СССР преимущественно все частные притоки осуществлялись в виде прямых инвестиций с малой долей частных займов и портфельных инвестиций. Основу потоков капитала составляли официальные займы, прежде всего, от МВФ и Всемирного банка, а также исключительное финансирование, что привело к увеличению внешнего долга (в основном экспортерам энергоресурсов).

В России сложилась нестандартная ситуация по нескольким позициям. Во-первых, это очень маленький объем входящих ПИИ при значительных объемах исключительного финансирования и портфельных инвестиций. Во-вторых, очень большие оттоки других инвестиций, которые оказались больше совокупных притоков капитала. Такая ситуация обычно интерпретируется как утечка капитала. [16]

Важным вопросом является выяснение факторов, обуславливающих движение капитала в страны с транзитивной экономикой. Исследование потоков капитала по всем пяти категориям является нецелесообразным, так как это требует проведения слишком сложных расчетов, и появляется большая вероятность установления ложных зависимостей. В виду того, что наибольшее влияние на экономический рост и структурную трансформацию оказывают притоки прямых и портфельных инвестиций, то анализ следует проводить на основе этих показателей.

Основными показателями в макроэкономике выступают: темп инфляции, финансовый баланс и темп экономического роста. Вопросы макроэкономической стабильности постоянно рассматриваются политиками, учеными, СМИ, что создает определенную среду для иностранных инвесторов. Инфляционные ожидания оказывают отрицательное влияние на притоки прямых и портфельных инвестиций. Влияние ожидаемых темпов роста и финансовой ситуации неоднозначно. С одной стороны, дефицит свидетельствует о несбалансированности экономики, увеличивая риск потери вложенных капиталов, поэтому может препятствовать привлечению инвестиций. С другой стороны, большой дефицит обуславливает необходимость в иностранном финансировании, в частности, если при этом контролируется уровень инфляции. Но не следует контролировать процентные ставки, иначе это спровоцирует возникновение обратной зависимости между финансовым балансом и портфельными инвестициями. [3]

Аналогично, на первый взгляд инвестор предпочтет страну, которая уже преодолела кризис. Но это справедливо в том случае, если прибыльность зависит от внутреннего спроса или снижение производства связано с дезинтеграцией (политической и социальной), которая вышла из-под контроля. Однако снижение производства может рассматриваться как результат увеличения доли нового капитала, возникшего в результате освобождения ресурсов из традиционных секторов, или как снижение стоимости активов.

Важную роль играет валютный режим, который показывает введение валютных ограничений, установление фиксированного или плавающего валютного курса, введение ограничений конвертируемости. Так как ограничения снижают валютный риск, то это может способствовать увеличению притоков. Ограничение конвертируемости обычно используется при сдерживании притоков, создавая препятствия для получения прибыли от инвестиционной деятельности и для импорта полуфабрикатов. [8]

Кроме того, учитывается индекс либерализации и приватизации, который представляет собой среднюю трех показателей: внутренней (ценовой) либерализации, внешней (торговой) либерализации и приватизации.

Недостаточное развитие институциональной структуры и законодательной базы, включая бюрократизм, налогообложение по чрезмерно высоким ставкам, трудности в осуществлении контрактов, является серьезной помехой для иностранных инвесторов.

Ресурсообеспеченность и географическое положение также имеют важное значение. Богатство природными ресурсами привлекает инвестиции, а расположение влияет на стоимость транспортировки на рынки сбыта.

Существует также такой показатель как восприятие рынка инвесторами, отражаемый в рейтингах стран, которые регулярно публикуются в журналах для инвесторов, таких как Euromoney или Institutional Investor. Это общие индексы восприятия инвесторами страны на основе ее экономических и политических характеристик.

Кроме того, выделяют специфические для прямых и портфельных инвестиций факторы. Для ПИИ это: показатели конкурентоспособности; либерализация торговли; ограничение притока ПИИ; способ приватизации.

Специфическими факторами для портфельных инвестиций выступают: развитие рынка ценных бумаг; ограничения портфельных инвестиций; риск невыплаты; ставки по казначейским векселям. [17]

Таким образом, приток капитала является одним из основных факторов экономического развития для стран с транзитивной экономикой. Наиболее существенными показателями являются притоки прямых и портфельных инвестиций. При этом объемы и структура ПИИ зависят преимущественно от фундаментальных экономических показателей, отражающих макроэкономическую стабильность, уровень экономических реформ, либерализацию торговли, богатство природными ресурсами, способ приватизации и т.д. Портфельные инвестиции в меньшей степени зависят от указанных показателей. Большее значение для их привлечения имеет наличие развитой финансовой инфраструктуры и защита прав собственности. Поэтому объем портфельных инвестиций в структуре потоков капитала в странах с транзитивной экономикой остается все еще незначительным. [12]

3.2 Участие в современной международной торговле

Когда-то эти страны были опорой для мировой конъюнктуры. Речь идет о странах с транзитивной экономикой — Бразилия, Россия или Турция. Но сегодня их позиции пошатнулись. Эти страны слишком много потребляют и залезают в долги.

Страны с транзитивной экономикой занимают в современной мировой экономике промежуточное положение. С одной стороны, по многим экономическим и социальным показателям (таким как валовой продукт на душу населения, покупательная способность населения, «качество жизни» и т.д.) они занимают место в ряду развивающихся стран. С другой стороны, они имеют относительно развитые индустриальные экономики, располагают достаточно солидным научно-техническим и человеческим потенциалом.

Страны с транзитивной экономикой должны были спасти мир. Китай, Бразилия, Турция и Россия считались единственными крупными национальными экономиками, которые благодаря своему росту могли бы уберечь глобальную конъюнктуру от краха. Но сейчас они не в состоянии выполнить эту задачу. Хуже всего то, что спасители должны теперь по возможности спасти самих себя. [16]

Незаметно и медленно увеличивался риск в мировой экономике. На финансовых рынках стран, которые прежде считались развивающимися странами, тикает бомба замедленного действия. Особенно тяжелое положение в странах БРИКС — в Бразилии, России, Индии и Китае. Если во времена финансового кризиса данные развивающиеся экономики представляли собой опоры мировой конъюнктуры, то сейчас эти «опоры» начинают «покачиваться».

Главный эксперт по развивающимся рынкам компании Capital Economics Нил Ширинг сказал: «Развивающиеся рынки сползают в эру медленного роста». Со времён кризиса 2009 года экономическая динамика в странах с транзитивной экономикой находится на очень низком уровне.

В июне месяце 2014 г, когда были собраны все данные об экономике каждого из государств, рост экономик развивающихся стран был равен 4,3%, а мае того же года — 4,5%. [21]

В странах БРИКС, то есть в самых крупных государствах с транзитивной экономикой, где есть все данные для того, чтобы стать мировой экономической мощью, прослеживается рост в 4,8%, что поначалу выглядит очень даже серьёзно. Однако в большей степени такая высокая ставка восходит к динамично растущему Китаю, чья экономика, наконец, прибавила ещё 7,3%. В нынешнем году Бразилия и Россия, напротив, «сбавили обороты». В этом году Бразилия, как самое крупное государство с транзитивной экономикой в Латинской Америке, оказалась в рецессии. Российская экономика приближается к отметке «ноль».

В других развивающихся странах мира ситуация выглядит не многим лучше. В среднем «нация, чья экономика находится в росте» (как охотно их называют инвесторы) может показать индекс роста, равный 2,8%. Турция делает всё для того, чтобы в этом году рост её экономики составил 3% (как ранее заверили экономические эксперты).

Во втором квартале единственная экономика на Босфоре, переживающая бум, утратила свои позиции. Не лучше обстоит ситуация и с большинством экономик Латинской Америки. Все они «страдают» от упавших цен на металл и иное сырьё. В этом году особенно сильно пострадали Чили и Перу. Нил Ширинг подчёркивает: «Это обычное состояние для стран с транзитивной экономикой. Так всё и останется до конца десятилетия». [25]

Биржи стран с транзитивной экономикой переживают «провал».

Экспертам очевидно то, что о каком-либо сильном импульсе для мировой конъюнктуры в странах с транзитивной экономикой говорить не приходится. Не говоря уже о том, что они могут помочь глобальной экономике выйти из кризиса. Глава макроэкономических исследований из Citigroup в Лондоне Марк Шофилд полагает: «В 2015 году рост экономик развивающихся рынков по отношению к индустриально развитым странам сократится до отметки 15-летней давности».

Биржи уже бьют тревогу. В настоящий момент акции стран с транзитивной экономикой переживают настоящий провал. С конца августа развивающиеся рынки MSCI потеряли 10%. Ценные бумаги восточноевропейских стран с транзитивной экономикой потеряли целых 13%.

Ещё сильнее реагируют валютные рынки. Многие валюты стран с транзитивной экономикой понесли убытки. Не лучше обстоят дела и с российским рублём. В течение нескольких месяцев он потерял одну пятую своей стоимости. [27]

Самая сложная ситуация сложилась вокруг украинской гривны. С начала года на валютных рынках валюта страны, в которой идёт гражданская война и царит экономический кризис, продаётся за две трети своей стоимости. Но и валюты многих африканских и латиноамериканских стран выглядят не лучше. Ганский седи обвалился на 26%, аргентинское песо — на 23%, чилийское песо — на 10,7% (несмотря на то, что по многим параметрам Чили является страной — примером экономического развития).

Но и другие страны Восточной Европы в составе еврозоны несут убытки. На данный момент венгерский форинт потерял 10% по сравнению с началом года, польский злотый — 9%. [14]

Увеличивающаяся неуверенность и экономическое «отступление» находит отражение в надбавках за риск со стороны государственных займов. Индекс развивающихся рынков (EMBI+) измеряет увеличение процентной ставки в странах с транзитивной экономикой в отношении займов индустриально развитых стран. На сегодня данный индекс вырос с 275 до 345 пунктов. Это означает, что сегодня страны с растущей экономикой должны «платить» на 3,5 процентных пункта больше, чем индустриально развитые страны.

Долгое время страны с транзитивной экономикой извлекали выгоду от «дешёвых» денег Федеральной резервной системы США

Возможно, это многих удивит, но долгое время большая часть развивающихся рынков считалась более надежной, чем «стареющие» индустриально развитие страны — США, Япония или страны еврозоны. Однако очевидно, что внешняя низкая долговая квота и более-менее выровненный государственный бюджет зачастую являются лишь частью настоящего положения дел. На самом деле, в прошлые годы многие страны с транзитивной экономикой получали выгоду от «дешёвых» денег — от Федеральной резервной системы США, Банка Англии и других банков, которые имеют право печатать деньги. [19]

В значительной мере, именно это и превратило страны с транзитивной экономикой в потребителя, который уже не может себе этого позволить. С тем же столкнулись и европейские государства перед финансовым кризисом в 2009-ом году. Всё это привело к тому, что баланс текущих статей многих развивающихся рынков сократился. Это означает, что страны зависят от иностранных капиталовложений. И всё для того, чтобы выровнять своё «чрезмерное потребление».

В тяжёлые для конъюнктуры времена положение дел может меняться очень резко. Уже сейчас мрачные перспективы экономик «требуют» своих показателей. Эксперты Morgan Stanley говорят: «Сегодня государственные финансы развивающихся рынков рассматриваются скорее через негативную призму, чем за прошлый год». Ещё во время финансового кризиса бумаги о способности должника выполнять свои долговые обязательства в странах с транзитивной экономикой были резко увеличены в стоимости. Затем долгое время их показатели не менялись. Но с 2013 года крупные рейтинговые компании понижали их стоимость.

Россию ждут тяжёлые времена.

Показатели ЮАР и Бразилии упали. «Русский медведь» находится на пороге «провала». И не потому, что России не хватает валютных резервов. А потому, что среди инвесторов доверие к России ослабело. Из-за западных санкций самые большие предприятия страны получат проблемы: им будет сложнее выплачивать долги в твёрдой валюте. [6]

По расчётам инвестиционного банка Morgan Stanley, в настоящем году страны с транзитивной экономикой должны выплатить 2,5 триллиона долларов. Такие «жутко» звучащие цифры вытекают из дефицита баланса и обслуживания долга. Весь драматизм ситуации разворачивается по сценарию 2006 года (ещё до того, как наступил финансовый кризис).

В то время обязательства составляли всего лишь 750 миллиардов долларов. Экономический эксперт Роберт Хабиб из Morgen Stanley говорит: «Мы на чеку. Мы следим, что происходит на развивающихся рынках».

Согласно конкуренту — инвестиционному банку Merrill Lynch (принадлежащему банку Bank America), его прогнозы относительно стран с транзитивной экономикой не сбылись. Merrill Lynch провел опрос среди фондовых менеджеров. Они считают, что в странах с транзитивной экономикой увеличились «системные риски», которые выльются в тяжёлый международный экономический кризис. Осенью рынки акций в странах с транзитивной экономикой это ощутят на себе. Начиная с сентября, биржи в странах с транзитивной экономикой опустились на 12%, что ниже, чем показатель лондонской и нью-йоркской бирж. [26]

По данным ЮНКТАД в последние годы приток инвестиций в страны с транзитивной экономикой резко сократился. Приток прямых иностранных инвестиций в 2014 г. сократился в мире на 8% до 1,26 трлн долл. США. Об этом свидетельствует Доклад по глобальным инвестиционным трендам, опубликованный января 2015 г. Конференцией ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД).

Общее снижение инвестиций объясняется хрупким состоянием мировой экономики, политической неопределенностью и геополитическими рисками во многих уголках планеты.

Согласно Докладу, в 2014 г. инвестиционные вложения в государства с транзитивной экономикой, к которым относятся страны юго-востока Европы и СНГ, снизились на 51% по сравнению с 2013 г. и составили млрд долл. США. Отток инвестиций из Украины достиг 200 млн долл. США, в то время как объемы инвестиций, поступившие в Казахстан и Азербайджан, напротив, увеличились. [27]

В Докладе отмечается существенное снижение объемов прямых иностранных инвестиций в Россию: они упали на 70% до млрд долларов США. Иностранных инвесторов, особенно западных, сдерживали геополитические конфликты, антироссийские санкции и негативные прогнозы экономического роста. Авторы отмечают, что «основные нефтяные и газовые компании, базирующиеся в развитых странах, отменили инвестирование в Россию или воздержались от него. Эксперты считают, что резкий контраст вызван и тем фактом, что по итогам 2013 г. Россия стала третьим государством мира по объему привлеченных прямых инвестиций. В частности, в тот год в страну было вложено млрд долларов США. Правда, большая часть этих средств пришлась на одну лишь сделку: приобретение почти 20% акций компании «Роснефть» британской компанией ВР.

По регионам также наблюдаются интересные тенденции. Лучшими стали показатели Азиатского региона, где поток инвестиций увеличился на 15% до 492 млрд долларов США. Худшие показатели в мире отмечаются в Северной Америке — сокращение инвестиций на 54%. В то же время африканский показатель остался на уровне 2013 г., а объемы привлеченных инвестиций в Латинскую Америку сократились. [22]

Авторы Доклада отмечают, что объем инвестиций, поступающих в промышленно развитые страны, уменьшился на 14%. Это в основном связывается со снижением интереса инвесторов к вложениям в США. При этом инвестиции в ЕС по итогам 2014 г. выросли на 13% и достигли 267 млрд долларов США.

Впервые за всю историю совокупный приток инвестиций оказался выше у развивающихся стран, чем у развитых, составив 700 млрд долл. США (увеличение на 4% по сравнению с 2013 годом).

К концу 2014 г. именно в эту группу стран было направлено 56% всех мировых инвестиций. Сегодня из пяти экономических субъектов с наибольшим притоком прямых иностранных инвестиций четыре обладают статусом развивающихся стран. Однако эксперты предупреждают о том, что в 2015 г. поток иностранных инвестиций в развивающиеся страны может значительно снизиться, главным образом там, где наблюдается зависимость от биржевых товаров и где рост ВВП был сильно заторможен, как это произошло в Бразилии. [11]

Лидером ушедшего года по привлечению инвестиций стал Китай, в который было вложено 128 млрд долларов США. За ним последовал Гонконг с привлеченным капиталом в 111 млрд долларов США. Соединенные Штаты находятся на третьем месте: объем поступлений достиг млрд долларов США. Отметим, что Китай фактически вытеснил США с позиции лидера, которую последние удерживали с 2003 года. В пятерку лидеров также вошли Сингапур и Бразилия. [27]

Рынок международных слияний и поглощений (M&A), который считается одним из индикаторов состояния мировой экономики, в 2014 г. достиг максимального уровня с 2011 г., составив 384 млрд долларов США. Наиболее активно слияния и поглощения происходили в финансовой сфере, фармацевтике, металлургии, коммуникациях и медиа-индустрии. В прошлом году лидером стала финансовая отрасль — на нее пришлось до 35% всех международных сделок.

По прогнозам ЮНКТАД, перспективы роста объемов прямых иностранных инвестиций в 2015 г. «неясны». Среди факторов, которые могут отрицательно сказаться: неуверенность потребителей, волатильность валютных рынков и геополитическая нестабильность. Кроме того, снижение цен на сырьевые товары, скорее всего, приведет к отсутствию интереса инвесторов на вложения в эти активы. В то же время положительный эффект для оживления инвестиционного процесса могут иметь укрепление экономического роста в США, позитивное влияние снизившихся нефтяных цен на спрос и активная денежно-кредитная политика в еврозоне. Благоприятно оценены перспективы развития рынка слияний и поглощений. [11]

3.3 Перспективы развития и интеграции в мировую экономику

С учетом наблюдающегося в настоящее время сосредоточения производства и торговли в первичном секторе перед странами СНГ стоит задача укреплять свой промышленный потенциал для переработки природных ресурсов. В то же время, стратегии развития сельского хозяйства должны быть нацелены не только на повышение производительности труда, но и на укрепление деятельности по переработке продуктов питания. Это особенно относится к странам СНГ с низким и средним уровнями дохода. Этот переход к деятельности с более высокой добавленной стоимостью должен быть технически осуществим, поскольку на этих стадиях переработки не существует ограничений для внедрения технологий и повышения качества продукции. С этой целью правительства должны играть активную роль в мобилизации внутренних ресурсов, а также в обеспечении эффективного использования международных финансовых средств, особенно в странах с низким уровнем дохода. [11]

Некоторые из стран с транзитивной экономикой уже добились успехов в превращении их экономики в успешно функционирующие рынки и стали новыми государствами — членами Европейского союза (ЕС).

Другие страны с транзитивной экономикой в Юго-Восточной Европе и Содружества Независимых Государств (СНГ) пока еще не завершили повестку дня в области проведения рыночных реформ и решения проблем, препятствующих их интеграции в мировое хозяйство. В последние годы их экономика стала бурно развиваться по сравнению с периодом резкого снижения деловой активности на начальном этапе переходного периода. Их резкому экономическому росту способствовали оживление мировой экономики, высокие цены на сырьевые товары и прогресс в области реформ. Однако этот рост по-прежнему не обеспечен достаточной степенью диверсификации экономики, лишая регион потенциальных выгод от полной интеграции в мировое хозяйство. Основной вызов, с которым в той или иной степени сталкиваются эти страны, заключается в том, чтобы расширить базу их экономического роста и в среднесрочной перспективе удержать высокие темпы роста. [22]

Достижение прогресса в дальнейшей интеграции стран с транзитивной экономикой в мировую экономику на основе прямых иностранных инвестиций во многих случаях способствовало повышению национального производственного потенциала. Несмотря на недавнее значительное увеличение притока прямых иностранных инвестиций в эти страны, требуется больше инвестиций как в промышленные предприятия, так и в инфраструктуру регионов в целях восстановления их промышленного потенциала и обеспечения диверсификации производимых ими товаров и экспортной базы. Однако в целях привлечения дополнительных прямых иностранных инвестиций странам с транзитивной экономикой необходимо уделять повышенное внимание системным реформам и реформам, направленным на развитие рынка, созданию институтов в поддержку рынков, развитию правовых и нормативных систем в целях поощрения конкуренции, защите прав интеллектуальной собственности и других имущественных прав, обеспечению верховенства права, благому управлению и предоставлению финансовых услуг.

Страны Юго-Восточной Европы сталкиваются с многочисленными проблемами в плане более эффективного использования выгод от их дальнейшей интеграции в мировую экономику. Необходимо укреплять региональное сотрудничество в контексте Соглашения о свободной торговле в Центральной Европе и в рамках Совета регионального сотрудничества, а также устранять нетарифные барьеры в целях придания импульса межрегиональной торговле. Кроме того, необходимо расширить доступ на рынки для экспортных товаров на основе активной деятельности в целях поощрения экспорта, совместимой с правилами Всемирной торговой организации, и завершения процесса присоединения к ней, в то время как для дальнейшей диверсификации экспорта и продукции потребуется привлечение дополнительных прямых иностранных инвестиций и модернизация материальной инфраструктуры. Дальнейшей интеграции в работу европейских рынков будет способствовать принятие европейских и международных стандартов и последующее согласование законодательства этих стран с законодательством ЕС. [27]

Необходимо по-прежнему оказывать помощь странам с транзитивной экономикой, которые ведут переговоры о вступлении во Всемирную торговую организацию, в процессе их присоединения. Такие организации, как Конференция Организации Объединенных Наций по торговле и развитию (ЮНКТАД) и Всемирная торговая организация, могли бы оказать помощь в оценке возможных последствий присоединения к Всемирной торговой организации и подготовке стратегий по ведению переговоров, предложений относительно доступа к рынкам и информации о поддержке сельского хозяйства и всей соответствующей документации, а также в обучении местных органов управления правилам торговой политики. Что касается нынешних членов Всемирной торговой организации, то им можно было бы предоставить дальнейшую помощь по таким вопросам, как порядок передачи спора на рассмотрение в рамках механизма Всемирной торговой организации по урегулированию споров и процедуры принятия антидемпинговых мер. Может оказаться полезным содействовать обмену информацией между странами, недавно вступившими во Всемирную торговую организацию, и странами, желающими присоединиться к ней.

В целях расширения доступа к рынкам для стран Юго-Восточной Европы и СНГ международным организациям необходимо поддерживать осуществляемую в этом регионе деятельность, направленную на поощрение экспорта и инвестиций. Можно было бы оказать содействие в поиске потенциальных клиентов и деловых партнеров для экспортеров и в установлении контактов с розничными сетями на потенциальных рынках. Такие организации, как ЮНКТАД и Программа развития Организации Объединенных Наций (ПРООН), могли бы оказать поддержку странам в разработке как стратегий развития экспорта, так и стратегий поощрения инвестиций. В области сельскохозяйственного экспорта важно принять и поддерживать на высоком уровне стандарты продовольственной безопасности. Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО) могла бы оказать ценную помощь в этой связи, а также в том, что касается принятия фитосанитарных стандартов. [19]

Развитие инфраструктуры, включая восстановление региональных автодорожных и железнодорожных сетей, имеет жизненно важное значение для успешного качественного развития предприятий и расширения объема внешней торговли стран с транзитивной экономикой, особенно стран СНГ, не имеющих выхода к морю. Для этого потребуется мобилизация ресурсов в достаточном объеме, в том числе по линии многосторонних банков развития. Необходимо уделять особое внимание дальнейшему развитию систем связи, поскольку их состояние с точки зрения возможности получения услуг и их качества все еще очень далеко от уровня европейских стандартов, несмотря на модернизацию сетей мобильной телефонной связи. Кроме того, необходимо решить вопрос нехватки энергии в этом регионе. Такие организации, как ЮНКТАД, ПРООН и ЕЭК, могли бы предоставить существенную помощь в осуществлении соответствующих проектов и, в дополнение к этому, могли бы способствовать сокращению трансграничных барьеров и осуществлению соглашений в областях транспорта и торговли.

Необходимо рассмотреть вопросы миграции и защиты трудящихся-мигрантов и активизировать борьбу с торговлей людьми, в частности в сотрудничестве с Управлением Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (УНП ООН).

Международная организация труда (МОТ) должна по-прежнему выносить рекомендации по вопросам улучшения политики в области трудовой миграции и защиты прав трудящихся-мигрантов и работать в целях обеспечения фактической ратификации всех соответствующих конвенций большим числом стран. Необходимо дальнейшее развитие банковских систем, а также небанковских услуг по переводу денег в регионе в целях сокращения операционных издержек по денежным переводам и перенаправления средств в официальные каналы. Важно также поощрять политику, направленную на задействование этих средств на цели производительных инвестиций. [24]

С учетом различного характера и темпов интеграции отдельных стран с транзитивной экономикой в работу международных рынков набор стратегий, необходимых для поощрения и поддержки экономической диверсификации, будет варьироваться по странам. Однако все эти стратегии должны быть согласованными и обеспечивать участие всех членов общества для достижения долгосрочной цели поддержания стабильно высоких темпов роста и более высокого уровня жизни.

Государствам с транзитивной экономикой уделяется неоправданно меньше внимание в программе «Помощь в целях развития торговли», чем другим странам. Между тем, стоящие перед ними проблемы развития, борьбы с бедностью не менее остры, чем в большинстве государств развивающегося мира.

Так, согласно данным, приведенным в выступлении Вирджинии Крэм-Мартос, директора подразделения по торговле и устойчивому управлению земельными ресурсами, ВВП на душу населения в Армении примерно равен аналогичному показателю Свазиленда, у Беларуси он сопоставим с Ираном, у Грузии — с Лесото, у Молдовы — с Монголией, а в Украине он такой же, как в Габоне.

Сейчас ЕЭК ООН совместно со странами СПЕКА завершает разработку общего плана действий по помощи в целях развития торговли, который отражает национальные и региональные приоритеты. Затем пройдет совещание Регионального совета стран СПЕКА по мониторингу реализации инициативы «Помощь в целях развития торговли», целью которого является сбор предложений от правительств региона и стран-доноров в отношении оптимальных путей проведения дальнейшей работы.

Страны Южного Кавказа и западной части СНГ будут вовлекаться в проекты, касающиеся оказания помощи в целях развития торговли, через работу ЕЭК ООН, ПРООН и ЮНКТАД. [27]

Странам с транзитивной экономикой предстоит ещё многое наверстать.

Некоторые инвесторы не советуют плохо «отзываться» о развивающихся рынках. В конце концов, многие страны имеют огромный потенциал для ликвидации отставания относительно индустриально развитых стран. Молодой средний класс, готовый к новым достижениям, ждёт, когда страны с транзитивной экономикой достигнут западного экономически благоприятного уровня. Но произойдёт это не скоро. В сравнении можно понять, каким потенциалом обладают страны с транзитивной экономикой. В Африке южнее Сахары проживает один миллиард человек, что составляет одну седьмую всего населения планеты. Однако этот миллиард отвечает за 3% мировой экономики. [15]

Понятие «страны с транзитивной экономикой» намекает на то, что данные государства очень скоро превратятся в индустриально развитые страны. В 90-х годах вошло в моду понятие «развивающиеся рынки» для того, чтобы инвесторам не приходилось больше использовать громоздкое «бывшие развивающиеся страны».

Заключение

Итак, в результате исследования темы курсовой работы, можно сделать такие выводы.

1. Система стран с транзитивной экономикой довольно многочисленна. Сюда относятся государств Восточной Европы, государств бывшего СССР, а также Китай и Вьетнам. В процессе перехода от административно-командной к рыночной экономике сформировались примерно три группы стран, отличающиеся друг от друга стартовыми возможностями осуществления реформ, темпом и характером их проведения и достигнутыми результатами.

2. Место транзитивных экономик в системе мирового хозяйства определяет целый ряд противоречивых факторов. С одной стороны, это стремление подавляющего большинства бывших социалистических государств войти в политические, военные и экономические структуры мероприятия. С другой стороны, объективная реальность современного этапа развития этих стран обусловливает необходимость активной взаимного сотрудничества стран между собой. Речь идет о существующую до сих пор зависимость большинства постсоциалистических экономик от российской топливно-сырьевой базы, низкую конкурентоспособность их национального производства, близкое географическое расположение стран.

3. Страны с транзитивной экономикой занимают в современной мировой экономике промежуточное положение. С одной стороны, по многим экономическим и социальным показателям (таким как валовой продукт на душу населения, покупательная способность населения, «качество жизни» и т.д.) они занимают место в ряду развивающихся стран. С другой стороны, они имеют относительно развитые индустриальные экономики, располагают достаточно солидным научно-техническим и человеческим потенциалом.

4. Содействие развитию торговли является одним из приоритетных направлений сотрудничества в рамках СПЕКА — программы, в которую первоначально входили Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, а позднее присоединились Азербайджан и Афганистан. Программа была создана в 1998 г. в целях укрепления субрегионального сотрудничества в Центральной Азии и содействия интеграции государств этого региона в мировую экономику. Координация СПЕКА осуществляется совместно Европейской экономической комиссией (ЕЭК) ООН и Экономической и социальной комиссией ООН для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО).

5. Страны, участвующие в СПЕКА, предприняли важные шаги, направленные на расширение своего участия в международной торговле. В частности, эти государства разработали комплексные планы по либерализации экономики и рыночные реформы. Однако пока заметных успехов в освоении новых экспортных рынков, передаче технологий и промышленном развитии стран не достигнуто. Основной объем экспорта СПЕКА приходится на узкую номенклатуру непереработанных товаров, полуфабрикатов и продукции легкой промышленности, а также сельскохозяйственных продуктов, нефти, газа и минерального сырья. Кроме того, экспорт направляется в ограниченное число стран.

6. С учетом наблюдающегося в настоящее время сосредоточения производства и торговли в первичном секторе перед странами СНГ стоит задача укреплять свой промышленный потенциал для переработки природных ресурсов. В то же время, стратегии развития сельского хозяйства должны быть нацелены не только на повышение производительности труда, но и на укрепление деятельности по переработке продуктов питания. Это особенно относится к странам СНГ с низким и средним уровнями дохода. Этот переход к деятельности с более высокой добавленной стоимостью должен быть технически осуществим, поскольку на этих стадиях переработки не существует ограничений для внедрения технологий и повышения качества продукции.

7. Итак, за лет — общий успех, на Востоке медленней и с растущей взаимной враждебностью с обеих сторон. В то же время на Востоке, в России начинается новый этап — снижение темпов роста, меньше способность оказывать влияние.

Список используемой литературы

1. Грибанич, В.М., Рыбалкин, В.Е., Щербанин, Ю.А. Мировая экономика. — 3-е изд. перераб. и доп. /В.М. Грибанич, В.Е. Рыбалкин, Ю.А. щербанин. — М.: ЮНИТИ — ДАНА, 2009. — 447с.

2. Гурова, И.П. Мировая экономика: Учебник/И.П. Гурова — М.: Омега — Л, 2008. — 391с.

3. Кочергина, Т.Е. Мировая экономика: Учебник для вузов/Т.Е. Кочергина. — Ростов — на — Дону: «Феникс», 2009. — 267с.

4. Мировая экономика/под ред. Ю.А. Щербанина. — М.: ЮНИТИ — ДАНА, 2004. — 318с.

5. Мировая экономика: Учебное пособие для вузов/Под ред. проф. И.П. Николаевой. — 3-е изд. перераб. и доп. — М.: Юнити — Дана, 2006. — 510с.

6. Писарева, М.П. Мировая экономика. Конспект лекций/М.П. Писарева. — М.: Эксмо, 2008. — 160с.

7. Суэтин, А.А., Мировая экономика. Международные экономические отношения. Глобалистика: Учебник для вузов/А.А. Суэтин. — М.: КноРус, 2008. — 320с.

8. Хмелев, И.Б., Логвинова, И.Л., Мировая экономика: Учебное пособие/И.Б. Хмелев, И.Л. Логвинова. — М.: ММИЭИФП, 2004. — 127с.

9. Дахно И. Ы. Международная торговля. — К.: МАУП, 2003. — 296 с.

10. Денисова М.В. Приток капитала в страны с транзитивной экономикой как фактор экономического развития / [Электронный ресурс]. — Режим просмотра: www.rusnauka.com/13_NPT_2008/Economics/31799. doc. htm

11. Интеграция стран с прерходной экономикой в мировое хозяйство / [Электронный ресурс]. — Режим просмотра: http://www.un.org/ru/development/transition/background. shtml

12. Классификация стран. Экономическая классификация стран мира / [Электронный ресурс]. — Режим просмотра: http://www.ereport.ru/articles/mirecon/classif. htm

13. Козак Ю.Г. Основы экономической теории. Учебное пособие/ По ред. Козака Ю.Г., Шаповал С.С. — К.: Центр учебной литературы, 2012. — 264 с.

14. Линдерт П.Х. Экономика мирохозяйственных связей: Пер. с англ. — М.: Прогресс. Универс, 1992. — 520 с.

15. Международные экономические отношения: учеб. пособие [для студ., аспирантов высших учеб. заведений] / А.С. Передрий. — 4-е изд., перераб. и доп. — К.: Знание, 2008. — 264с.: ил. — (Высшее образование XXI века).

16. Международные экономические отношения: Учебник / под ред. Ы.М. Школы. — К.: КНЭУ, 2003. — 589с.

17. Миклашевская Н.А., Холопов А.В. Международная экономика: Учебник. — М.: Изд-во МГУ; Дело и сервис, 2004. — 352с.

18. Мировая экономика. Экономика зарубежных стран: Учебник / Под ред.В.П. Колесова и М.Н. Осьмовой. — М.: Флинта: МПСИ, 2000. — 480с.

19. Мировая экономика: учебное пособие / Е.Г. Гужва, М.И. Лесная, А.В. Кондратьев, А.Н. Егоров; СПбГАСУ. — СПб., 2009. — 116 с.

20. Страны с транзитивной экономикой нуждаются в помощи для развития торговки / 2011 г/ / [Электронный ресурс]. — Режим просмотра: http://www.ictsd.org/bridges-news/страны-с-транзитивной-экономикой-нуждаются-в-помощи-для-развития-торговли

21. Страны с транзитивной экономикой: МВФ рассматривает их прогресс и перспективы / Подготовлено сотрудниками МВФ/ [Электронный ресурс]. — Режим просмотра: http://www.imf.org/external/np/exr/ib/2000/rus/110300r. htm

22. Страны с транзитивной экономикой: эффект бомбы замедленного действия («Die Welt», Германия) / Хольгер Чепитц (Holger Zschдpitz), Даниэль Экерт (Daniel Eckert) [Электронный ресурс]. — Режим просмотра: http://inosmi.ru/world/20141024/223869957.html

23. Торговая политика и значение вступления в ВТО для развития России и стран СНГ: руководство / [Д.Г. Тарр и др.]; под ред.Д.Г. Тарра. — М.: Весь Мир, 2006. — 587 с

24. Фомичев В. Ы. Международная торговля: Учебник; 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ИНФРА, 2001. — 446 с.

25. Чепинога В.Г. Экономическая теория: учебник / В.Г. Чепинога. — К.: Юрин-ком Интэр, 2011. — 656 с.

26. Экономика зарубежных стран. Учебное пособие / под ред. Ю.Г. Казака, В.В. Ковалевского, К. Ы. Ржепишевского. — Киев: ЦУЛ, 2003. — 352 с.

27. ЮНКТАД: приток инвестиций в страны с транзитивной экономикой резко сократился /2015 г / [Электронный ресурс]. — Режим просмотра: http://www.ictsd.org/bridges-news/юнктад-приток-инвестиций-в-страны-с-транзитивной-экономикой-резко-сократился


Приложения


Приложение 1

ВВП России, млрд. долларов США


Приложение 2


Приложение 3


Приложение 4