Экономика Золотой Орды (1240-1480)

Реферат

Татаро-монгольское «иго» оставило неопровержимый отпечаток не все последующее развитие социально-хозяйственного строя России. При этом, позиция историков-экономистов по поводу оценки этого влияния, далеко не однозначна. Со времен внедрения петровско-немецкой исторической школы, ученые-западники заявляют, что Батыево нашествие (1237-1241) и последующие за ним 240 лет ордынского «ига» отбросили Владимирскую Русь назад в своем экономическом развитии, и стали причиной извечного отставания нашей страны от развитых экономик мира. Евразийцы, с другой стороны, отмечают и благоприятные аспекты монгольской власти над русскими землями (монг. Улус-Орусь), прежде всего, спасение Руси от культурной аннексии католичества. Также и в социально-экономической сфере они выделяют перенятые у монгол развитую финансовую систему и централизованный управленческий аппарат.

Отечественные историки-экономисты в своих исследованиях русско-ордынских экономических отношений часто зацикливаются на хозяйственном строе лишь одной из сторон данных отношений, а именно княжеской Руси. Однако, по мнению автора, нельзя дать объективную оценку данному явлению без предварительного изучения специфик экономики другой стороны – Золотой Орды в периоде начала XIII — конца XV веков, что и является целью данной работы.

Прежде чем приступить к изучению хозяйственного строя Золотой Орды, важно дать несколько разъяснений по поводу ее международного положения1 и особенностей национального состава. Это необходимо для того, чтобы отойти от ложных стереотипов, которые могут быть у читателя, и, впоследствии, раскрыть ему полную сложность ее экономической системы.

Во-первых, Золотая Орда2 (монг. Улус Джучи) изначально являлась административным субъектом (монг. улус) в составе Монгольской империи, основанной Чингисханом (1155-1227).

Политически она подчинялась центральной власти в Каракоруме, что в экономическом плане означало, что находившийся здесь каган собирал определенную часть доходов со всех завоеванных монголами территорий, а также, он имел в этих областях принадлежавшие лично ему владения.3 Однако, вскоре, при правлении хана Менгу-Тимура (1266-1280), Золотая Орда приобрела независимость4 , сохраняя при этом тесные экономические отношения с другими государствами монголосферы.5

Во-вторых, население Орды составляло далеко не гомогенную смесь диких и неорганизованных кочевников. Сами монгольские захватчики составляли в ней самую малую часть – правящий класс, который вскоре ассимилировался в захваченной ими среде. Основную массу населения составляли кипчаки-половцы жившие еще до монгольских завоеваний на северном Причерноморье, южном Приволжье, северном Кавказе. Примечательно, что монгольской культуре была свойственна возможность «карьерного роста» для любого подданного, независимо от национальной и конфессиональной принадлежности. Хотелось бы отметить, что этноним «татары» является собирательным, произошедшим от китайского именования всех степных народов, и данный, в свою очередь, в XIII веке русскими ордынским нашественикам. Современные же российские татары являются потомками булгар среднего Приволжья, которые составляли второй по численности этнос в составе Золотой Орды.

Мы видим гетерогенность не только в этническом плане, но и большую стратификацию ордынского общества по своему быто-хозяйственному укладу.

Жители обширной Кыпчакской степи (тюрк. Дешт-и Кипчак), основной территории Золотой Орды, продолжали в большинстве своем вести привычный кочевой образ жизни, который сложился еже задолго до появления монгол. Ежевесенне, огромные массы народа, в раннем периоде Орды не исключая и ханскую семью, отправлялись на летние пастбища северной части «Дикого поля» и б. Волжской Булгарии. Зимние стоянки находились на юге – в низовьях Волги и на северном Кавказе. Основным объектом и одновременно инструментом скотоводства кочевнического населения служила лошадь. В меньшей степени паслись овечий и козий скот.

Хотелось бы отметить, что в технологическо-хозяйственной сфере именно конно-железная цивилизация6 порождала несколько немаловажных изобретений. Например, монголы впервые придумали специальную технологию для получения «сухого молока» – удобной и долго сохраняющейся пищи. А также, монголы вывели особую пароду лошадей, которые с легкостью переносили самые суровые климатические условия. Стоит сказать, что в Средневековье выведение нового, более выносливого, вида лошадей, сравнимо в наше время с производством нового, более совершенного образца БМП или трактора.7

Любимым занятием кочевника считалась охота верхом с использованием беркута или собаки (каз. таза).

Охотились на зайцев, лисиц, рысей, оленей и пардусов (леопард).

Немалую роль в хозяйстве Золотой Орды играла и рыбная ловля, как по Волге, устью Камы, низовьям Амударьи, Яику, так и по берегам Каспийского и Черного морей.

Вопреки всем стереотипам, имеющим свое начало в европейской монголофобии, золотоордынское общество отличалось развитой городской культурой.

Хан Батый (ок. 1209-1255/56) занял территорию, где уже имелись области традиционной оседло-земледельческой культуры: Молдавия, Крым, Волжская Булгария, восточный Кавказ. Города, разрушенные во время Западного похода (1236-1242) быстро оправились, и местная городская цивилизация продолжила развиваться, но уже в условиях монгольского доминирования. Важнейшую роль в этом процессе играли древние караванные пути.

Со временем, города Золотой Орды стали крупными в Евразии центрами культуры, торговли и ремесленного промысла.8 Сюда массово стали съезжаться из Руси, Хорезма (левое крыло Улуса Джучи), Ирана, Египта и Италии купцы, ремесленники, поэты, ученные. Приезжали они по разным причинам: кто по приглашению ханов, кто в поисках благосостояния, кто по неволе. Возводились дворцы, мечети, медресе9 , богатые особняки знати и купечества, караван-сараи10 , росли многолюдные ремесленные слободы, строились частные и общие бани.

Уже при втором ее правителе – хане Берке (1257-1266) – градостроительство достигло значительных масштабов. Следует выделить, прежде всего, столичные центры: Сарай-Берке (близ совр. Волгограда), Астрахань (тюрк. Хаджи-Тархан), Булгар (близ. совр. Казани), а также торговые города Крыма – Судак, Феодосия (крымскотат. Каффа), Азов (тюрк. Азак-Тана) и восточного Кавказа – Дербент.

При ханах Узбеке (1312-1342) и Джанибеке (1342-1357) города Золотой Орды переживали пик своего развития и превратились в сосредоточение экономической и культурной жизни. Их насчитывалось более сотни.

Примечательно, что столица Сарай принадлежала к числу крупнейших городов средневекового мира. Не только отчеты европейских и арабских путешественников того времени11 , но и археологические раскопки подтверждают его действительно внушительные размеры, существование целых кварталов, усеянных мастерскими разных профессий: ювелирных, зодчих, керамических, солеварных, меховых, дубильных, и других. Доказано даже наличие систем канализации и центрального отопления.12

Важным явлением процесса урбанизации стало возвышение мусульманской городской знати – бюрократии и купечества, и ее слияние с монгольской верхушкой. Это, в свою очередь, способствовало становлению ордынского государства в русле оседло-торговой державы, хотя, конечно, основная часть населения продолжала кочевой образ жизни.

Рабский труд являлся важной составляющей хозяйственной системы Золотой Орды, который, тем не менее, был присущ, прежде всего, городской среде. Многие из рабов трудились на своеобразных рабских мануфактурах (перс. кархана), широко распространенных в то время на мусульманском Востоке. Наиболее трудолюбивым ремесленникам из них разрешилось обзавестись семьей и построить собственный домик, оставаясь на положении полу-свободного работника в хозяйстве богача. Низший класс рабов (монг. боолы) использовался при строительстве ордынских городов. Жили они, как археологические раскопки подтверждают, в простых землянках.

Существовали два пути, как человек мог стать рабом в Золотой Орде:

Во-первых, конечно, став добычей в ходе одного из военных или карательных походов ордынской конницы. В зависимости от прежней профессии, умственных и физических способностей определялась судьба пленного. Краткий период возведения и быстрый экономический рост золотоордынских городов частично обеспечился трудом пригнанных ремесленников из подвластных оседлых регионов, в том числе из Руси. При всем этом, их роль не стоит преувеличивать.

Однако, вопреки всем стереотипам петровской школы, рабами в Улусе Джучи могли стать не только иностранные военнопленные, но собственно все ее подданные, включая и этнических тюрок и монгол.13 Как на княжеской Руси, обеднение сельского населения способствовало закрепощению крестьян феодалами, так и накопление долгов у жителя-недоимщика в Золотой Орде вынуждало его отдать самого себя или члена семьи в рабство кредитору.14

Международная торговля имела центральное значение для экономического развития Орды. Так как пошлинные сборы составляли важнейшую статью ханской казны, правящая аристократия всячески поощряла ее. Сложилась целая отрасль богатого купечества, оформленного в купеческие кооперации (тюрк. ортак), направленная на внешнюю и транзитную торговлю. Столь интегральному положению торговли способствовали несколько факторов:

Во-первых, именно через Золотую Орду тянулись тысячекилометровые караванные магистрали евразийского континента, по которым происходило средневековое передвижение ресурсов между Востоком и Западом. Орда являлась последним звеном Великого Шелкового Пути (ВШП) перед отправлением товаров в Европу. Следует отметить, что массовому использованию северного ответвления ВШП в XIII веке способствовало поражение крестоносцев на Ближнем Востоке и обострение персидско-египетских отношений, сводив, таким образом, межконтинентальную торговлю через данный регион к минимуму.

Во-вторых, торговые пути монгольской империи были одними из самых обустроенных и безопасных во всей Евразии того периода.15 В рамках «ямской системы» по всей длине караванных дорог стояли караван-сараи, где купцы могли остановиться, надежно сохранить свой товар, загнать животных, а в городах – даже воспользоваться финансовыми услугами, принять баню, поесть (перс. чайхана).

Но еще важнее было, что вся монгольская политика, в том числе экономическая, была основана на Ясе Чингисхана16 , своеобразного свода законов, обеспечивающего функционирование монгольской империи. Любое незаконное посягательство на купца, как со стороны частных лиц, так и от местных властей, каралось смертью.

Важную роль в торговом посредничестве между Золотой Ордой и Западной Европой играли итальянские торговые города в Крыму и на Таманском полуострове. Связанно это с тем, что во второй половине XIII века хан Менгу-Тимур позволил коммерсантам из Генуи и Венеции основать здесь свои представительства: Феодосия, Судак, Балаклава (итал. Чембало) и Азов, соответственно. Стоит добавить, что генуезское лобби имело огромное политическое влияние на ханскую политику.