Экономические отношения России со странами СНГ

Реферат

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РФ

ДЕПАРТАМЕНТ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ

КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ.

РЕФЕРАТ ПО ЭКОНОМИКЕ.

ТЕМА: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ РОССИИ

СО СТРАНАМИ СНГ.

Выполнил: студент группы Ю-

Захарченко В.А.

Проверил: Жибинова К.В.

Красноярск 2005

1.Введение

2. Ресурсный и производственный потенциал СНГ.

3.Развитие экономики и взаимной торговли, активизация микроуровневых связей

4. К анализу сохраняющихся дезинтеграционных и фрагментационных тенденций.

5. О кризисе модели «Разноскоростной» интеграции и новом проекте «ЕЭП четырех.

6. Заключение.

Российская Федерация (РФ) является крупнейшим по тер­ритории государством мира — 12,7% мировой суши, на которой проживает 2,4% населения мира. Она производит 1,1—2,4% Валового Мирового Продукта (1998 г.).

РФ образовалась в 1991 г. в результате развала Советского Союза. Современная хозяйственная система — след­ствие слома государственного строя, разрушения единого экономического пространства и хозяйственного механизма.

В составе СССР Российская Федерация обладала крупней­шим научным и промышленным потенциалом. В наследство ей достались высокоразвитые авиакосмическая промышленность, энергомашиностроение, судостроение, металлургия, базовая хи­мия, атомная энергетика, морской флот, одни из крупнейших в мире научно-техническая и разработанная ресурсная базы. По оценкам, на долю Российской Федерации приходится 1/5 часть мировых минеральных ресурсов. На ее территории расположено 33% мировых запасов природного газа, крупнейшие запасы ка­менного угля, железа и никеля, олова и свинца, золота, алмазов и нефти.

11 стр., 5474 слов

Курсовая работа: Реферат: Мировая продовольственная проблема

... уровне всего населения в целом. 1. Содержание мировой продовольственной проблемы. Первая конференция по продовольствию, организованная ФАО, состоялась в 1974 г. На ней было принято решение справиться с мировой продовольственной проблемой за ближайшие 10 ...

Особое место в системе внеш­неэкономических связей Российской Федерации занимают страны Содружества Независимых государств (СНГ), провоз­глашенного в декабре 1991 г. в результате развала Советского Союза. В него вошли бывших союзных республик. Провоз­глашение политического объединения, вместо государственного, как показали прошедшие годы, было направлено на постепенное разъединение союзных республик, раздел собственности Советского Союза и удовлетворение личных и националистиче­ских амбиций. К моменту развала СССР в стране доминировали интегрирующие факторы. Производственно-технологическая взаимосвязь предприятий и отраслей обеспечивала единое функционирование экономик союзных республик. В СССР чет­верть населения (75 млн. человек) проживала вне границ своих национальных образований. Каждый восьмой брак считался межнациональным. На референдуме «17 марта 1991г.», большин­ство граждан высказалось за сохранение Союза в обновленном виде.

Разрушение единого экономического пространства сузило хозяйственный потенциал всех бывших союзных республик, производство упало на 30—50% практически во всех новообра­зованных государствах. Каждое из них в связи с разрывом коо­перационных связей, по оценкам, недополучало ежегодно 40% своего ВВП. Потеря свободных торговых путей, снижение ре­сурсного потенциала привели к коренному падению геополити­ческой роли РФ, ослаблению ее безопасности. Появление про­блем экономической выживаемости новообразованных госу­дарств объективно говорило в пользу реинтеграции, что не мог­ли не использовать в своей политике правящие круги стран СНГ.

Российская Федерация, стала выступать как самостоятельный субъект международной торговли. Процесс либерализа­ции внешнеторговой политики способствовал расширению ее участия в операциях, как на миро­вых товарных рынках, так и в рамках СНГ. России предстоит выработать и реализовать новую стратегию взаимоотношений с возникшими на основе республик СССР независимыми государствами: развитие взаимодействия с ними официально провозглашено нашим безусловным внешнеполитическим приоритетом. В результате развернувшихся на этом пространстве с начала 90-х годов процессов и под растущим влиянием глобализации постсоветский регион превратился к настоящему времени в арену острой мировой конкуренции, что накладывает серьезный отпечаток на все аспекты сотрудничества России со странами Содружества. Эволюция хозяйственного взаимодействия в этом регионе носит в последние годы противоречивый характер, соединяя как дезинтеграционные и фрагментационные, так и проинтеграционные, объединительные тенденции.

Статистические изыскания, тем более опирающиеся только на внешнеторговую статистику, не могут в полной мере отобразить новые условия и тенденции экономического сотрудничества, не говоря уж о выявлении его новых задач: необходимы учет как количественных, так и качественных параметров взаимных связей, анализ соответствующих институциональных, структурных и прочих изменений. Некоторые результаты такого анализа излагаются в моей работе.

2.РЕСУРСНЫЙ И ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ.

Страны СНГ обладают большим природным и экономическим потенциа­лом, который дает им значительные конкурентные преимущества и позволяет занять достойное место в международном разделении труда. Они располагают 16.3% мировой территории. 5 — численности населения. запасов природ­ных ресурсов. — промышленного производства. научно-технического по­тенциала. 10% — ресурсообразующих товаров. Среди них пользующиеся спро­сом на мировом рынке: нефть и природный газ, уголь, лес, цветные и редкие ме­таллы, калийные соли и прочие ископаемые, а также запасы пресной воды и земельные массивы, пригодные для земледелия и строительства.

9 стр., 4339 слов

Реферат: Геополитические последствия распада СССР для России

... новый Союзный договор, дававший шанс на обновление федеративного государства. Но сохранить единство не удалось. СССР распался. Последствия распада. Международные последствия распада СССР рассматриваются российскими и зарубежными исследователями преимущественно в геополитических и экономических ...

Только разведанные месторождения нефти в России составляют 13% мировых, в Азербайджане — более 10, в Казахстане и Туркменистане около 10%. В России сосредоточено около 35% мировых запасов природного газа, в Азербайджане, Туркменистане, Казахстане и Узбекистане почти 20%. По суммарной добыче каменного и бурого угля Россия, Украина и Казахстан занимают второе место в мире. Основные запасы алмазов, бокситов, медных, никелевых, кобальтовых и оловянных руд находятся в России. Большие залежи железной руды, бокситов, медных руд расположены на Украине, Казахстане и Грузии. В России и Белоруссии находятся крупнейшие в мире лесные массивы (¼ земного шара) и запасы калийных солей.

Еще недавно эффективность транспортно-коммуникаиионных систем в СНГ была в несколько раз выше, чем в Америке и Китае. В бывшем СССР по железным дорогам перевозили половину всех грузов и четверть пассажиров общемирового объема. По территории СНГ проходит самый короткий сухопутный и морской (через Ледовитый океан) путь из Европы в Юго-Восточную Азию, которая в XXI в. станет одним из наиболее важных глобальных экономических центров. По опенкам Мирового банка, доход от эксплуатации транспортно-коммуникационных систем Содружества мог бы составить 100 млрд. долл.

Другие конкурентные ресурсы стран СНГ — дешевая рабочая сила и энергогоресурсы, представляющие важные потенциальные условия для подъема экономики (здесь производится 10% мировой электроэнергии — четвертое место в мире по ее выработке).

Но эти возможности используются крайне нерацио­нально, о чем свидетельствует чрезвычайно низкий уровень ВВП в странах СНГ (1,4% мирового ВВП), Отсюда и недостаточная вовлеченность, а между­народное разделение груда (1,5% общемирового экспорта товаров и освоение всего лишь 1% мирового вывоза капитала).

Доля товаров с высокой степенью обработки (добавленной стоимостью) весьма низка. В структуре экспорта пре­обладают товары сырьевой группы нефть и нефтепродукты, газ, химическая и металлургическая продукция, Все это не благоприятствует устойчивому развитию экономики стран СНГ. Цены на сырьевые товары подвержены сильным колебаниям. Чтобы но равных участвовать в установлении «правил игры» на мировых рынках, по расчетам специалистов, странам СНГ нужно в ближайшие 5-6 лет увеличить общий товарооборот в 2 раза, а объем ВВП не менее чем в1,5 раза.Длясравнения: ВВП на душу населения (попаритету покупательной способности) в конце 90-х гг. составлял в США иЯпонии более тыс. долл. странах ЕС — 15-20. Южной Корее и Тайване — 10-12. большинстве стран Вос­точной Европы и странах Балтии — 7-8. тогда как в России — 6-7, Белоруссии 2-5, а в других странах СНГ — 2-3 тыс. долл.
1

Сравнительные показатели разви­тия стран СНГ в середине 90-х гг. представлены в табл. 1. По масштабам эко­номики резко выделяется Россия (половина населения и более 60% суммарно­го национального дохода СНГ).

Пять стран (Россия, Украина, Казахстан, Узбе­кистан, Бело-


1.

См.: Содружество Независимых Государств в 1999г. Стат. Ежегодник. Статкомитет СНГ.-М.: 2000. С89.

руссия) производят 94%, а остальные семь всего 6% националь­ного дохода СНГ. Таблица 1.Сравнительные показатели развития стран СНГ в середине 90-х гг. (в % к среднему по СНГ уровню)

Страна

Население млн. чел.

Национальный доход

На душу на всего

селения

Производительность труда

Душевное потребление товаров и услуг.

Россия.

148

113

108

118

Украина.

102

Белоруссия. …. ……..

125

4,7

129

Молдова.

4,4

1,2

Армения.

3,4

0,6

Азербайджан. ……….

7,1

1,7

Казахстан.

5,2

Узбекистан.

5,0

Таджикистан. ……..

5,4

0,6

Кыргызстан. ……….

4.5

1,0

Туркменистан.

3,7

1,0

СНГ в целом. ………

289

100

100

100

100

Тенденции социально-экономического развития стран Содружества харак­теризуют табл. 2 и 3. Объем ВВП, промышленного и сельскохозяйственного производства, уровень инвестиции упали, резко сократились транспортные по­токи, реальные доходы населения уменьшились,
возросла безработица и усили­лись инфляционные тенденции. При этом глубина спада в промышленности бы­ла больше, чем в сельском хозяйстве, что позволяет сделать вывод о деиндуст­риализации производства, снижении его эффективности. Это стало основным фактором падения доходов населения, соответственно потребления, зафиксиро­ванного уменьшением розничного товарооборота в СНГ.

Основные макроэкономические показатели стран СНГ
2

(2000 г. в % к 1991 г.).

Табл. 2.

Страна

ВВП

Продукция промышленности

Продукция сельского

хозяйства

Инвестиции основной капитал

Перевозка грузов

товаро-

оборот

Азербайджан. …

174

Армения.

112

4

Белоруссия. …….

102

109

Грузия.

Казахстан.

Кыргызстан. ……

101

8

Молдова.

5

Россия.

Таджикистан………

5

0,9

Узбекистан. ……..

100

122

102

102

113

Украина.

СНГ в целом. ….

Таблица 3.Экономический рост, инфляция и безработица в странах СНГ3

Страна

Экономический рост

Инфляция

Безработица

1991 —

2000 г

1991 г

2000 г

1991 г.

2000 г

Азербайджан.

-0,7

7,5

107

1,5

н/д

13,9

Армения.

-11,7

3,5

274

-0,5

н/д

11.6

Белоруссия.

-1.2

2,0

94,1

168

0,1

2,1

Грузия.

-20,6

3,0

4,4

0,1

14,9

Казахстан.

-13,0

8,2

78,8

13,2

0,1

14,1

Кыргызстан.

-5,0

5,0

85,0

13,6

н/д

н/д

Молдова.

-17,5

-3,0

98,0

0,0

Россия.

-5,0

6,5

92,7

20,7

н/д

11,7

Таджикистан.

1

5,1

112

24,2

0,0

1,8

Туркменистан.

7

20,0

103

10,0

2,0

н/д

Узбекистан.

5

1,0

82.2

0,0

0.6

Украина.

-11.6

3,0

0,0

4,3

2
.» Содружество Независимых Государств в 2000 г. Статежегодник. Статомитет СНГ — М : 2001 С. 13, 23, 25, 27, 29, 86.

Согласно данным Статкомитета СНГ, годо­вые темпы прироста ВВП в странах Содруже­ства составили: в 2000 г. — 8,3%, в 2001г. — 6.1. в 2002 г. — 4,8%
4

. Максимальные темпы роста ВВП в этот период отмечены в Азербайджане и Армении (свыше 10% в год), высокие — в Казахстане (в 2001 г. — 13,5, в 2000 и в 2002 гг. — более 9%).

Наметился выход из трансформа­ционного кризиса в беднейших странах регио­на — Молдавии, Грузии и Таджикистане, пере­живших в 90-е годы, вооруженные конфликты. Начался и сохраняется рост ВВП на Украине (около 6% в 2000 г., свыше 9% — в 2001 г.), кото­рая считалась одним из аутсайдеров по макро­экономическим параметрам (это связывалось с медленным и непоследовательным проведе­нием рыночных реформ), а также с особенно сильным негативным воздействием на украин­скую экономику российского финансового кризиса).

В России после максимального — девятипроцентного прироста ВВП в 2000 г. отмечается устойчивый средний по меркам СНГ рост: 5.0%— в 2001 г.. 4.3 — в 2002 г.В 2000 г. в совокупном ВВП стран-членов СНГ доля России составляла 67.5%. Украины I I.I. Узбекистана 6.2, Казахстана — 5,8, Белоруссии -3,9%. На
другие государстваприходилось менее 6%.

По производству национального дохода на душунаселения, производи­тельности трудаи душевногопотребления товаров и услугна первых местах ока­зываются Белоруссия, Россия иУкраина, ана последних Таджикистан. Арме­ния, Грузия и Молдова. Экономический рост, обозначившийся в последние годы в странах СНГ, по­ка не в силах преодолеть сложившиеся в них деформации воспроизводственно­го процесса. Можно говорить лишь о некотором ослаблении их негативных по­следствий для макроэкономики за прошедшее десятилетие. В среднем по стра­нам СНГ за 1991-2000гг. ВВП снизился на 34%. объем промышленного произ­водства — на 40. продукция сельского хозяйства — на 28. инвестиции в основной капитал на 67%. Почти


3.

Таблица подготовлена на основании доклада Европейского банка реконструкции и развития.


4

.Здесь и далее, в том числе в таблицах, использованы данные Статистического комитета СНГ (сайт cisstat
com
).
во всех странах Содружества еще не достигнут доре­форменный уровень ключевых экономических показателей. Так. ВВП России в 2000 г. составил 68% объема 1991 г, Белоруссии– 90, Казахстана – 78, Кирги­зии — 72, Украины – 47, Молдовы – 60, Азербайджана — 60%. В среднем по стра­нам СНГ объем ВВП в 2000 г. был равен 66% уровня 1991 г. Все страны форми­ровали дефицитные бюджеты, а, начиная с 1998 г. — озабочены выплатами по внешнему долгу. Иностранные инвестиции так и не достигли больших объемов, промышленность оставалась на низком технологическом уровне и не смогла на­чать выпуск конкурентоспособной продукции. Только в последние годы темпы роста ВВП стабилизировались (табл. 4).

Валовой внутренний продукт в постоянных ценах5
.

Страна

1992г.

1995г.

1999г.

2000г.

Азербайджан.

77,4

882

107.4

111,4

Армения.

58,2

106,9

103,3

106.0

Белоруссия.

90,4

89,6

103,4

106.0

Грузия.

55,1

102,6

103,0

101,9

Казахстан.

94,7

91,8

102,7

109.6

86,1

94,6

103,7

105.0

Молдова.

98,6

96,6

101.9

Россия.

85,5

95,9

103.5

107,7

Таджикистан. …………..

87,6

103,7

108,3

Узбекистан. …………

88,9

99,1

104,4

104,5

Украина. ………….

90,1

87,8

99,6

106,0

В среднем по Содружеству.

86,1

94,7

103,2

107,5

Развитие экономики и внешней торговли

В 1991 г. все государства СНГ начали экономические реформы, которые ха­рактеризуются как общими (либерализацияцен и внешнеэкономической дея­тельности, стремление к конвертируемости национальных валют, приватизация Государственной собственности), так и специфическими (преодоление внешней зависимостив сырьевой, продовольственной, военной и других областях) мера­ми.

____________________________________________________-

5. Содружество Независимых Государств. 2000 г Статежегодник Статкомитет СНГ – М., 2001 С. br>

К позитивным итогам постсоветской эво­люции стран Содружества можно отнести до­стижение относительной стабилизации курсов национальных валют. Практически все госу­дарства пережили период высокой инфляции; сегодня лишь в Белоруссии этот показатель (индекс потребительских цен) превышает40%. Начальный этап реформ завершился фор­мированием основных рыночных институтов. В рассматриваемых постсоветских государ­ствах складывается новая законодательная база, заработали (пусть далеко не в полную силу) фондовые рынки. Проведена определен­ная работа по созданию национальных валют­ных рынков, основой которых являются межбанковский и биржевой рынки. В результате достигнута внутренняя конвертируемость на­циональных валют, хотя пока по преимуществу формальная
6

. Курсы ограниченно конвер­тируемых валют стран СНГ формируются на внутреннем валютном рынке главным образом на основе спроса и предложения.

Эти по­зитивные тенденции, безусловно, закладывают предпосылки для активизации сотрудничества в валютно-финансовой сфере и преодоления сохраняющейся разобщенности валютных и фондовых рынков России и ее постсоветских партнеров. Создаются условия для согласова­ния движения капиталов между странами (от­сутствие соответствующих норм затрудняет трансграничное инвестирование российских компаний), а также для взаимной увязки ва­лютных механизмов в рамках региональных группировок стран СНГ.

Происходят серьезные преобразования форм собственности, идет становление част­ного сектора. В последнее время прежние аут­сайдеры в области приватизации крупной про­мышленности — Украина и Белоруссия — приняли принципиальные политические реше­ния, касающиеся активизации этого процесса и вовлечения в него иностранных инвесторов, в том числе из России и других государств СНГ. Украина в 2001—2002 гг. интенсивно продава­ла контрольные пакеты акций своих крупней­ших предприятий базовых отраслей (энерге­тики, цветной металлургии, нефтепереработ­ки и машиностроения), привлекая в качестве покупателей и российских стратегических ин­весторов
7

. Белоруссия в 2002 г. начала акцио­нирование предприятий базовых отраслей, в первую очередь нефтеперерабатывающих, зая­вив о перспективе продажи части государ­ственных пакетов акций в обмен на инвести­ции в модернизацию отрасли8

__________________________________________________________


6

.Семь из двенадцати стран СНГ (Россия, Украина, Армения. Молдавия, Казахстан, Киргизия иБелорус­сия) уже присоединились к статье VIII Устава МВФ о применении обратимости национальных валют по теку­щим операциям. В настоящее время вводит обратимость своей валюты и Узбекистан.

В ходе проводимых рыночных реформ рас­ширяются возможности допуска иностранных инвесторов в промышленность и в финансовый сектор, на страховой рынок стран СНГ. Все это создает важные предпосылки для ак­тивизации деятельности хозяйственных субъектов на внутреннем и на внешних рын­ках. Это мы и наблюдаем сегодня в постсовет­ском ареале, где бизнес становится важным проводником процессов экономического сближения — либо посредством установле­ния новых хозяйственных связей, либо на ос­нове восстановления в рыночном режиме эле­ментов прежних схем межреспубликанского сотрудничества.

Экономический рост в СНГ в сочетании с продвижением стран в рыночном направле­нии порождает новые формы хозяйственного сотрудничества России с партнерами по Со­дружеству, немыслимые в 90-е годы: пере­крестное акционирование объектов промыш­ленности и инфраструктуры, прямое инвес­тирование со стороны хозяйствующих субъек­тов разных государств и активизацию созда­ния совместных предприятий, покупку собст­венности на территории других стран постсо­ветского пространства, перенос производств на территорию соседней страны-партнера, вы­куп акций и предприятий за долги, создание раз­личного рода интегрированных транснацио­нальных корпораций
6

. И если сегодня можно говорить о вызревании в самих переходных экономиках реальных предпосылок для под­линно рыночной интеграции России со стра­нами СНГ, то именно в смысле развития кон­тактов непосредственных хозяйствующих субъектов, развертывания микроуровневых хозяйственных связей.

__________________________________________________________


7.

Подробно об этом см, Косикова Л. Приватизация на Украине: тенденции, проблемы, внешний фактор// Вестник Содружества. – 2002.- №№9-10.


8.

Черковец О. Возможности и перспективы экономического сближения России и Белоруссии (точка зрения российского экономиста)// Российский экономический журнал. – 2003. — №7

На­блюдаются тенденции оживления как торго­вых, так и кооперационных связей между Россией и ее постсоветскими партнерами. Благо­приятное влияние на развитие взаимного со­трудничества в период 2000—2002 гг. оказала также конъюнктура мирового рынка, особен­но рынка энергоносителей. В 2000-г. товарооборот России с государствами СНГ достиг 25.4 млрд. долл. (увеличившись почти на 34%) и далее стабилизировался: в 2002 г. его объем составил 25.8 млрд., в том числе экспорта — 15.6 млрд. (рост на б.7%), импорта— 10,2 млрд. (снижение на 8,9%), В 2003 г. объем тор­говли РФ со странами СНГ, как ожидается, увеличится почти на 30%, составив примерно млрд. долл.

Рост взаимной торговли и резкое повыше­ние интереса новых независимых государств к российскому рынку связаны не только с их внутренним экономическим ростом. Важнее то, что многие из них столкнулись с серьезны­ми барьерами на пути переориентации хозяй­ственных связей на рынки «дальнего зару­бежья», происходившей параллельно дезин­теграции постсоюзного экономического про­странства. Сегодня эйфория «открытия» ми­ровому рынку неконкурентоспособных, силь­но подверженных влиянию внешней конъюн­ктуры экономик, постепенно проходит. Ска­жем, страны СНГ убедились в практической невозможности наращивания выгодных для них экспортных поставок за пределы Содру­жества — вследствие как слабости соответ­ствующего собственного потенциала и узости номенклатуры конкурентоспособных това­ров, так и применения протекционистских мер со стороны ведущих импортеров по отноше­нию к их товарам (те постсоветские государ­ства, которые не получили статуса «стран с рыночной экономикой», особенно

___________________________________________________________

9. Винслав. Ю. Утверждая научные принципы убавления интегрированными корпорациями// Российский экономический журнал. — 2001. — №10.-С16-19.

сильно ощущают протекционизм в форме антидем­пинговых расследований
/sup> . В результате к нашим партнерам приходит понимание того, что развивать многие отрас­ли обрабатывающей промышленности они могут только в расчете на расширение сбыта их продукции в России и других государствах Содружества. Отсюда и рост в последние годы популярности идеи создания многосторонней зоны свободной торговли или хотя бы двусто­ронних (с Россией) зон. Заинтересованность в российском рынке готовых изделий сегодня проявляют практически все страны СНГ (кро­ме экспортирующих на мировой рынок преи­мущественно сырье).


Важнейшим фактором оживления хозяй­ственных связей на постсоветском простран­стве, причем в наиболее прогрессивных фор­мах (производственно-технологической коопе­рации и инвестиционной деятельности), как уже отмечалось, становится активность ры­ночных субъектов — промышленных компа­ний и банков, в первую очередь российских. В своей промышленной стратегии крупные оте­чественные компании учитывают маркетин­говые условия «ближнего зарубежья»; отчет­ливо прослеживается «точечная» экспансия экспортоориентированного российского биз­неса в страны СНГ /sup> . Предприятия отраслей российской индустрии, обладающие наиболь­шим экспортным потенциалом и накопившие за последние годы инвестиционные ресурсы (нефтегазовой, алюминиевой и энергетики), проявляют интерес к расширению своей сырьевой базы, а также к производственным мощностям


________________________________________________________________________________________________


/sup> . Коллективный протекционизм стран ЕС становится все более изощренным: применяются не только квотирование, лицензирование или антидемпинговые пошлины, но и требования к стандартам и качеству товаров и услуг. Пример — пресловутая история с авиаперевозками (требования по уровню шумов).


/sup> См.: Шурубович А., Ушакова Н. Присутствие российского капитала на постсоветском экономическом пространстве/ Проблемы постсоветских стран. Вып. 4. — М, ИМЭПИ РАН, 2002.


по первичной переработке сырья, выстраивая на постсоветском пространстве вертикально интегрированные корпоративные структуры Можно привести немало прецедентов на­лаживания новых хозяйственных связей, яркий пример здесь являют российско-украинские отношения /sup> . Экономические связи России и Украины, как известно, складывались далеко не безоблачно, и до сих пор остаются фоку­сом межгосударственных противоречий (во многом по политическим причинам).

И все же российские компании активно осваивают украинский рынок, особенно после новейших реформационных подвижек. Так, развернув­шиеся на Украине после 2000 г. вышеупомя­нутые процессы приватизации крупной про­мышленной собственности при разрешении доступа иностранных стратегических инвесто­ров привели к оживлению производства на многих предприятиях и в целых отраслях, в том числе на основе кооперации с российскими добывающими компаниями. Последние, ста­новясь собственниками или совладельцами украинских заводов, включают их в свои экс­портные цепочки в качестве перерабатываю­щих звеньев. Подобную стратегию осущест­вляют, например, «ЛУКойл» и ТНК. создающие вертикально интегрированные межстрановые компании, а также «Газпром», «Русский алю­миний» и др


_______________________________________________________________________________________________


/sup> . См.: Косикова Л. Производственное сотрудничество России с Украиной: тенденции и противоре­чия// Российский экономический журнал//. — 2002. — № 2.


/sup> . См.: Косикова Л. Приватизация промышленности на Украине и участиев ней российских компаний/ Проблемы постсоветских стран/. Вып. 4


. «Гиганты российского капитала» проникают, в частности, в Армению: «Русал» участвует в выпуске на ее территории алюми­ниевой фольги; «Газпром» учредил в этой рес­публике СП, а также вынашивает планы по строительству газопровода, связывающего Армению и Иран.Оживление взаимной кооперации стран Содружества — это и ответная реакция на дей­ствия ряда иностранных инвесторов, обманув­ших завышенные ожидания новых независи­мых государств. Сегодня последние, наконец, в полной мере осознали, что интересы запад­ных инвесторов заключаются вовсе не в по­мощи постсоветским республикам, «освобо­дившимся из-под гнета имперского СССР», а в максимизации собственной прибыли. Поэто­му в конкретных управленческих решениях и в разработке конкретных инвестиционных проектов предпочтение нередко отдается вариантам сотрудничества с Россией, а не с за­падными партнерами — просто на основе ито­гов расчетов сравнительной эффективности. Так, недавно началась сборка грузовых авто­мобилей марки «КамАЗ» на Гянджинском автомобилестроительном заводе в Азербайд­жане. Ранее рассматривалась возможность восстановления этого автозавода для выпуска грузовиков «Мерседес» и «Рено», однако из-за высокой стоимости и недостаточной емко­сти внутреннего рынка проекты с участием соответствующих западных фирм были откло­нены.


В общем, в хозяйственном взаимодействии стран СНГ на рубеже веков наметились тен­денции к реальной производственной интег­рации на микроуровне и к оживлению торго­вых связей, ориентированных на постсовет­ский, особенно на российский, рынок. Одна­ко эти процессы (прогнозировавшиеся специа­листами еше в середине 90-х годов /sup> , а ныне набирающие силу) суть лишь исходные, не­обходимые, но явно недостаточные предпо­сылки рыночной интеграции новых независи­мых государств. Подкрепить отмеченные пред­посылки можно, лишь активизировав субъек­тивный фактор — экономическую политику, которая должна быть более целенаправленной, эффективной и безусловно проинтеграционной. т.е. коллективно обособляющей регио­нальную группировку от остальных конкурен­тов (пропагандируемая же иногда модель «от­крытой интеграции», как говорится, противо­речива по определению).

Активизация интеграционной политики России в постсоветском ареале тем более важ­на, что наряду с охарактеризованными выше позитивными тенденциями к хозяйственному сближению сохраняются, как уже отмечалось, тенденции к дезинтеграции и фрагментации соответствующего пространства.


____________________________________________________________



, 3. К анализу сохраняющихся дезинтеграционных и фрагментационных тенденций.


Индикатором их наличия является, прежде всего, снижение уровня взаимных связей в пользу новых, внерегиональных («дальнезарубежных») рынков. В 2002 г. только 15% рос­сийского экспорта приходились на СНГ, а 85% — на «дальнее зарубежье»; в импорте это со­отношение тоже не в пользу взаимного рын­ка: 22% против 73%. А в общем товарооборо­те РФ, согласно данным таможенной статис­тики, удельный вес СНГ упал до 17—18%, т.е. самого низкого за весь постсоветский период значения. Особенно тревожит то, что падение доли региональной торговли в СНГ продол­жается уже на фоне роста производства. Это подтверждается и внешнеторговой статисти­кой по конкретным странам. В 2002 г. лишь в Молдавии и Белоруссии более половины экс­порта, а в Грузии — чуть менее ее пришлись на страны СНГ, а в большинстве других госу­дарств эта доля не превышала 30%; между тем еще в 1995 г. данный показатель превышал 50-процентный уровень в Армении, Белорус­сии, Грузии, Казахстане, Киргизии, Молдавии и на Украине. Наименьшая доля экспорта в страны СНГ в совокупном экспорте отмеча­ется в постсоветских государствах, где развит нефтегазовый сектор, работающий ныне преи­мущественно на «дальнее зарубежье»: в Азер­байджане — 12%, России — 15, Казахстане — 23%. Обращает на себя внимание также рез­кая переориентация на внерегиональные рын­ки экспорта Украины (хотя ее продукция в меньшей степени содержит сырьевой компо­нент): в 1995 г. более 53%, а в 2002 г. лишь 25% украинских экспортных товаров находили сбыт в Содружестве. Это — безусловно, нега­тивная тенденция, ибо именно Украина (наря­ду с Белоруссией) в силу особенностей струк­туры ее промышленности могла бы макси­мально активно взаимодействовать с Россией и другими странами СНГ в обрабатывающих отраслях. Однако факты таковы, что Украина во все большей мере «выпадает» из системы постсоветской региональной интеграции.


В экспорте услуг из РФ доля стран СНГ так­же падает. За 1998—2001 гг. она снизилась с до почти 15%. Если учесть, что географичес­кое положение России автоматически пре­вращает ее в ключевого поставщика тран­спортных услуг в постсоветском ареале, по­добное снижение — еще одно неоспоримое свидетельство продолжающейся дезинтеграции в экономических отношениях государств СНГ.


К отчетливо дезинтеграционным тенденци­ям в экономическом взаимодействии следует отнести и ужесточение конкуренции нацио­нальных производителей на внутреннем рын­ке СНГ как с «дальнезарубежными», так и со «своими» компаниями. «Торговые войны» и антидемпинговые расследования постсовет­ских стран друг против друга стали очевидным феноменом. В основе его — однотипность промышленно-отраслевых структур и выпус­каемого ассортимента продукции, узость внут­ренних рынков большинства стран (кроме Рос­сии), сходство лицензионной продукции, ос­военной совместными предприятиями стран Содружества при участии иностранного ка­питала и в расчете на сбыт в постсоветском ареале. Обострение взаимной конкуренции на рынке СНГ касается в первую очередь таких отраслей, как металлургия (трубное производ­ство, выпуск оцинкованной стали), кондитер­ская, табачная и ликероводочная промыш­ленность, автомобилестроение. Вводимые по требованию производителей запретительные пошлины и квоты на ввоз аналогичной про­дукции из других стран СНГ /sup> ведут к прямым потерям предприятий-экспортеров, ущемля­ют интересы потребителей данной продукции, ухудшают общий климат во


взаимных торго­во-экономических отношениях. Рассматриваемая проблема, думается, не может быть решена ни сугубо законодательным путем (посредством введения соответ­ствующих антимонопольных и прочих право­вых актов), ни в плоскости узкоторговых отно­шений, на основе двусторонних соглашений о режиме свободной торговли. «Корень зла», очевидно, заключен в сфере межгосудар­ственной и внутриотраслевой специализации, и его устранение требует незамедлительного перехода к согласованию экономической, прежде всего промышленной, политики стран СНГ.


Налицо и такой дезинтеграционный реци­див, как усиление попыток ряда стран «замк­нуть на себя» (на свои национально-государ­ственные территории) производственные цик­лы в наиболее важных, базовых отраслях эко­номики — дабы «не зависеть от соседей». «Национальные концепции экономической безо­пасности» вступают во все большее противо­речие с идеей интеграции стран СНГ. Почти повсеместно наши партнеры по Содружеству принимают программы энергетической независимости, не допуская или ограничивая до­ступ других экс-республик СССР к приватиза­ции топливно-энергетических объектов. По­следним по времени фактом в этом ряду стал отказ украинской стороны допустить РАО «ЕЭС России» к участию в приватизационных тендерах энергетических объектов на своей территории. А министр энергетики РУ заявил, что «Украина не может допустить национали­зации своей энергетики Россией». Это свиде­тельствует о наличии глубоких расхождений в экономических интересах новых независимых государств, препятствующих интеграционным процессам в Содружестве.


Таким образом, общий вектор процессов хозяйственного взаимодействия к настояще­му времени не определился: при заметной активизации (в сравнении с 90-ми годами) тор­гово-экономических связей России со страна­ми СНГ в них наличествуют как дезинтеграционные, так и проинтеграционные тенденции. При этом характер дезинтеграции меняется: если на начальном этапе распада единого народнохозяйственного комплекса СССР глав­ную роль играли внутристрановые экономи­ческие и политические факторы (переход к рыночной системе, «шоковое» открытие рын­ков, становление новых национальных госу­дарств), то сегодня огромное влияние оказы­вают факторы внешние (расширение и усиле­ние позиций ЕС, переговоры о вступлении в ВТО, НАТО, и т.п.), ведущие к дальнейшей фрагментации экономических структур СНГ в условиях глобальной конкуренции.


Противодействовать дезинтеграции мож­но только при условии проведения сильной государственной интеграционной политики. Пока же складывается впечатление, что интег­рационную стратегию более активно разра­батывают и реализуют крупные российские компании топливно-энергетического комплек­са, начавшие экспансию в СНГ («Газпром», «ЛУКойл», РАО «ЕЭС России» и др.).

На деле это ведет к сохранению «сырьевых привязок» стран-партнеров к России, т.е. налицо «топливно-сырьевой уклон» в формировании еди­ного постсоветского экономического про­странства, чреватый воспроизведением извест­ной «сэвовской» модели отношений: дешевое сырье из России будет обмениваться на массо­вую низкотехнологичную продукцию других стран СНГ на фоне сворачивания кооперации в сфере высоких технологий. В этом случае не исключено возникновение со временем «структурного барьера» в торговле России с другими государствами Содружества; во вся­ком случае, «завоевывающие» их рынки рос­сийские компании пока не обнаруживают по­тенциала проводника интеграции в машиностроении и других высокотехнологичных отрас­лях. Здесь, очевидно, нужны усилия государ­ства по инициированию крупных коопераци­онных проектов в сфере «high-tech» и в целом по переводу российской экономики на инно­вационную модель роста. Последнее и станет ключевой предпосылкой и основой формиро­вания новой, технологичной, модели взаимо­действия со странами СНГ.

4. О кризисе модели «Разноскоростной» интеграции и новом проекте «ЕЭП четырех.


Проводившаяся до сих пор государствен­ная политика России по интегрированию пост­советского пространства продемонстрировала свою неэффективность. Провал идеи созда­ния Экономического союза в составе всех государств-членов Содружества трансформировался в идею «разноскоростной и разно­уровневой интеграции», которая выражается в образо­вании межгосударственных объединений из стран — членов СНГ. Динамика развития представляется следующим образом:


сентябрь 1993 г. — Договор о создании Экономического союза, в состав ко­торого вошли все страны СНГ, за исключением Украины;


апрель 1994 г. — Соглашение о создании зоны свободной торговли, подпи­санное всеми странами — членами СНГ;


январь 1995 г. — Соглашение о создании Таможенного союза, в который к 2001 г. вошли 5 стран СНГ: Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан;


апрель 1997 г. — Договор о Союзе Белоруссии и России;


декабрь 1999 г. — Договор о создании Союзного государства России и Белоруссии;


октябрь 2000 г. — Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), в которое вошли Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан, призванного заменить Таможенный союз:


сентябрь 2003 г. — Соглашение о формировании Единого экономического пространства (ЕЭП) республики Беларусь, республики Казахстан, Российской федерации и Украины /sup> .


­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­


/sup> Смитиенко Б. М., Поспелова В. К. Внешнеэкономическая деятельность. — М. 2002. С. 177


За время существования СНГ главы государств и прави­тельств подписали более 1300 документов по широкому кругу вопросов торгового, финансового, производственного, техниче­ского, оборонного и социально-гуманитарного характера. Про­цесс хозяйственного единения формально обеспечивается Дого­вором о создании экономического союза (1993 г.), распростра­няющего свое действие на все страны СНГ, а также Соглашени­ем о создании зоны свободной торговли 1994 г. Было образова­но более координирующих и исполнительных органов, в чис­ле которых Совет глав государств, Совет глав правительств, Межгосударственный экономический комитет, Экономический суд и т.д. Их решения носят консультативный и рекомендатель­ный характер. Ни СНГ в целом, ни его отдельные органы не обладают наднациональными полномочиями.


Россия сделала упор на сотрудничество в рам­ках союзов с собственным участием («пророссийских группировок») — прежде всего в рамках Союзного государства России и Бело­руссии (СГРБ), а также объединяющего Бело­руссию, Казахстан, Киргизию, РФ и Таджики­стан Евразийского экономического сообще­ства (ЕврАзЭС), которые, однако, не достигли даже начальной стадии рыночной интеграции — создания полноценных зон свободной тор­говли. Итоги сравнительного анализа проде­кларированных целей этих региональных груп­пировок и фактического уровня взаимодей­ствия между странами-участницами к концу 2003 г. демонстрируют колоссальный разрыв между идеями и результатами интеграцион­ной политики России.


Описание параметров этого разрыва мог­ло бы составить содержание особой публика­ции, а в данном случае следует констатиро­вать: на фоне явных интеграционных неудач в рамках существующих союзов Москва пред­приняла в 2003 г. попытку инициировать но­вый интеграционный проект. Он получил на­звание «Единое экономическое пространство России, Белоруссии, Казахстана и Украины», или кратко — «ЕЭП четырех». В феврале 2003 г. четыре президента подписали в Москве Де­кларацию о подготовке к формированию еди­ного экономического пространства. Согласно соглаше­нию стороны, подписавшие его, обязуются содействовать развитию торговли и инвестиций между государствами-участниками, созданию возможностей для развития предпринимательской деятельности, объединению экономических потенциалов и повышению конкурентоспособности экономик государств-участ­ников на внешних рынках, укреплению единства и наращиванию потенциала экономик государств-участников. При этом государства-участники должны способствовать решению следующих задач: создание условий для беспрепятствен­ного перемещения товаров, услуг, рабочей силы и капиталов; гармонизация зако­нодательств государств-участников в той мере, в какой это необходимо для функ­ционирования ЕЭП; формирование единых принципов регулирования деятель­ности естественных монополий и обеспечение недискриминационного доступа к услугам естественных монополий; гармонизация макроэкономической политики.


В доку­менте также заявлено, что государства фактически намерены сформировать общий рынок в ареале своей общей территории (а первона­чально речь шла также об учреждении не за­висимой от правительств Комиссии по тари­фам и торговле, призванной способствовать созданию полноценной зоны свободной тор­говли).

Продекларированы также задачи уни­фицировать экономическое законодательство для расширения возможностей бизнеса на территории всех стран ЕЭП и ввести единую валюту. Конечная цель нового проекта — уч­реждение Организации региональной инте­грации.


Безусловно, как и в случае всех предшествующих соглашений, есть трудности и на пути реализации соглашения о формировании ЕЭП. В соглашении зафиксировано, что в органах ЕЭП принятие решении по всем вопросам осуществляется путем взвешенного голосования. Причем количество голосов каждого государства — участника распределяется исходя из его экономи­ческого потенциала. Так как Россия наиболее экономически сильное государство в составе «четверки», то большинство голосов в управляющих органах ЕЭП будет принадлежать России. Дело в том, что Россия слишком велика, чтобы все время согласовывать на равноправной основе экономическуюполитику, а страны СНГ не хотят идти на поводу у России. Это несколькобудет сдерживатьинициативу по направлению к более глубокой интеграции остальныхгосударств-участников.


Российские производители, за исключениемэнергетической сферы, имеют пока незначительную заинтересованность врынках сбыта на Украине, в Казахста­не и Белоруссии. Образование ЕЭП может только усилить конкуренцию на российском рынке.


Есть опасения, что при реализации ЕЭП возникнутмногочисленные исклю­чения, направленные на защиту национальногопроизводителя. Подтверждением тому являются дополнения и исключения, внесенные государствами-участниками (особенно со стороны Украины) при составлении комплекса мер по реализации концепции формирования ЕЭП.


Существует еще одно принципиальное препятствие на пути создания «ЕЭП четырех» — затруднения с синхронизацией нацио­нальных законодательств. Продвижение в эко­номическом сотрудничестве невозможно в отсутствие надежного правообеспечения.



, 6.Заключение


В настоящее время перспектива интегра­ции государств СНГ вокруг России представ­ляется еще более проблематичной, чем в на­чале 90-х годов, причем не только примени­тельноко всему постсоветскому пространству, но даже в пределах нынешних «пророссийских» союзов — СГРБ и ЕврАзЭС.- а, также в составе новой «четверки». Соответствующие препятствия таковы.


1. Нет определенности в российской внеш­неэкономической стратегии. Провозглашен­ная в ее рамках приоритетность СНГ на деле не соблюдается: взят курс на сближение со странами Запада, особенно с США, а они це­ленаправленно и всеми возможными сред­ствами блокируют интеграцию постсоветских государств. Весьма проблематично выглядит российская попытка одновременно создавать единое экономическое пространство с пост­советскими государствами и общеевропей­ское экономическое пространство: эти задачи уже вступают в противоречие. В контексте гря­дущего расширения Евросоюза на Восток он превращается в еще более мощный центр при­тяжения для всей восточноевропейской груп­пы членов СНГ (Украины, Белоруссии и Мол­давии).


2.В своем большинстве страны Содруже­ства (как и Россия) проводят многовекторную внешнюю политику, в которой «российскому
вектору» отводится важная, но не во всех слу­чаях приоритетная роль.


3. Постсоветское пространство в результа­те трансформационных процессов последних лет превратилось из «ближнего зарубежья» (в смысле зоны особых российских нацио­нальных интересов, до недавнего времени при­знаваемой и мировым сообществом) в зону острейшей мировой конкуренции, где наша страна утрачивает свое прежнее влияние на республики экс-СССР по всем направлениям — от военной сферы до экономики. В этих условиях возможность превращения России
в евразийскую региональную державу на ос­нове прогресса интеграции — далеко не бе­зусловная (хотя, безусловно, наиболее жела­тельная с точки зрения национально-государственных интересов) перспектива. Интеграци­онные проекты станут успешными только в том случае, если Россия докажет свою более высокую конкурентоспособность в постсовет­ском регионе по сравнению с новыми эконо­мическими «игроками» и новыми формирую­щимися центрами политического влияния.


4. Материальная основа взаимных связей России со странами СНГ все в меньшей мере отвечает объединительным задачам, ибо ин­теграционный потенциал сотрудничества за годы реформ не укрепился, а чрезвычайно ослаб и сузился. Доля отраслей топливно-энер­гетического комплекса в общем объеме про­мышленного производства стран СНГ всюду превышает 50%, а удельный вес машинострое­ния снижается и в ряде стран не достигает даже 10°%. При такой структуре промышлен­ности внутриотраслевая специализация и ко­операция, на основе которых и реализуется взаимо дополняемость народнохозяйственных систем, играет все меньшую роль во взаим­ных связях, тогда как топливно-сырьевые постав­ки, сильно зависящие от ценовой конъюнктуры мировых рынков, фактором взаимосвязанности национальных экономик не являются.


Все эти обстоятельства, главные из кото­рых — ослабление России как естественного ядра потенциального евразийского союза и разнонаправленность интересов стран-парт­неров — ставят под сомнение перспективу интеграции. Существующие формы нынеш­него ее суррогата (пророссийские союзы) пока себя не оправдали именно в качестве интег­рационных, а не просто форм сотрудничества, которое будет развиваться и дальше (на дву­сторонней и многосторонней основах), тем более что страны СНГ суть ближайшие сосе­ди России.


Список литературы.



1.Зиядуллаев Н. Современная экономическая ситуация в СНГ. Экономист.2002. №1.


2. Ломакин В.К. Мировая экономика. М., 2000.


3.Гвозденко Д. Состояние и перспективы интеграции стран СНГ. Экономист.2004. №4.


4. Косикова Л. экономическое взаимодействие России со странами СНГ и реструктурирование постсоветского пространства; новые условия, тенденции и задачи.


5..: Содружество Независимых Государств в 1999г. Стат. Ежегодник. Статкомитет СНГ.-М.: 2000. С89.6. Содружество Независимых Государств в 2000 г. Статежегодник. Статомитет СНГ — М : 2001 С. 13, 23, 25, 27, 29, 86.


7. Косикова Л. Приватизация на Украине: тенденции, проблемы, внешний фактор// Вестник Содружества. – 2002.- №№9-10.


8. Черковец О. Возможности и перспективы экономического сближения России и Белоруссии (точка зрения российского экономиста)// Российский экономический журнал. – 2003. — №7


9. Винслав. Ю. Утверждая научные принципы убавления интегрированными корпорациями// Российский экономический журнал. — 2001. — №10.-С16-19.


10.: Шурубович А., Ушакова Н. Присутствие российского капитала на постсоветском экономическом пространстве/ Проблемы постсоветских стран. Вып. 4. — М, ИМЭПИ РАН, 2002.


11..: Косикова Л. Производственное сотрудничество России с Украиной: тенденции и противоре­чия// Российский экономический журнал//. — 2002. — № 2.


12. : Косикова Л. Приватизация промышленности на Украине и участиев ней российских компаний/ Проблемы постсоветских стран/. Вып. 4


13..,: Кириченко. В.Эволюция и перспективы экономических отношений со странами СНГ// Российский экономический журнал. — 1995. — № 1;


14.Смитиенко Б. М., Поспелова В. К. Внешнеэкономическая деятельность. — М. 2002. С. 177