Ха-Джун Чанг «Как устроена экономика» — рецензия П. Можейко

Рецензия

«Экономика слишком важна, чтобы отдавать ее на откуп профессиональным экономистам.» (цитата из книги)

Эта рецензия на «живой книге»:

НАЗВАНИЕ:

Ха-Джун Чанг

ОРИГИНАЛЬНОЕ НАЗВАНИЕ: Economics: The User’s Guide

ISBN: 978-5-00057-433-1

ГОД ИЗДАНИЯ:

ИЗДАТЕЛЬСТВО: «Манн, Иванов и Фербер»

СЕРИЯ: «МИФ. Кругозор»

КОГДА МНОЙ ПРОЧИТАНО: Август 2018

Оригинальная книга

МОЕ МНЕНИЕ О КНИГЕ + КОНСПЕКТ:

«Собираясь написать эту книгу, я ставил перед собой цель показать, как, а не что следует думать об экономике.» (Ха-Джун Чанг)

Так уж получилось, что некоторые области знаний и деятельности человека мне поддаются с трудом. И если же с субъективно-оценочным подходом «нравится / не нравится» к изобразительному искусству вполне себе можно жить, то вот не обращать внимания на экономику в повседневной жизни по большому счету невозможно, и невольно, хочется в ней хотя бы в какой-то мере разбираться. Именно с этой целью я давно искал книгу, которая бы рассказала мне об экономике в целом и о том, какие в ней происходят процессы, как устроены отношения и какие различают теоретические подходы к различным проблемам в ней. И, как оказалось, именно эта книга полностью соответствует моим запросам.

Справка: Ха-Джун Чанг — корейский экономист, профессор Кембриджского университета. Отец — бывший министр промышленности и энергетики. Бакалавр Сеульского национального университета (1986).

Учился у ведущего марксистского экономиста Британии Роберта Роуторна. Магистр (1987) и доктор философии (1992) Кембриджского университета. С 1990 г. работает в Кембриджском университете.

Как видно, автор книги обладает не только опытом практика, но и опытом преподавателя, что помогло ему доступно и последовательно изложить материал книги. Вообще, мне видятся сложными не сами экономические процессы (как правило это статистика, арифметика и работа со сложными процентами), сколько очень запутанная и чуждая терминология, которая обыкновенное арифметическое действие со средствами (прибыль, кредит и пр.) превращает в кажущуюся понятной только специалистам «абракадабру». Об этом же говорит и автор книги:

6 стр., 2581 слов

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

... математики. Начиная с 1993 года преподаватели ГУ−ВШЭ стали регулярно стажироваться в ведущих европейских университетах, прежде всего — в Роттердамском университете, факультет экономики которого был партнёром в деле создания ... государственной власти и в работе корпоративных организаций. источник не указан 120 дней Свобода мнений и их высказывание во время учебного процесса в НИУ ВШЭ не зависят от ...

«95 процентов экономической теории – это всего лишь здравый смысл, которому придали сложный вид с помощью специальной терминологии и математики.»

«В любой профессии, требующей определенной профильной подготовки, будь то экономика, сантехника или медицина, профессиональный язык, облегчающий общение между специалистами, затрудняет понимание предмета для людей посторонних.»

Материалами своей книги автор желает показать читателю все разнообразие мира экономики, его неоднозначность, его структуру. Автор желает, чтобы каждый прочитавший его книгу мог разбираться в основных вопросах экономики, протекающих в ней процессах. Своей книгой автор хочет убедить читателя, что экономика не была и никогда не станет точной наукой, потому что она полностью зависит от человека и непредсказуемости его поведения, как в повседневной жизни, так и в критических ситуациях.

«Ни одна из школ экономической теории еще ни разу не сумела предсказать реальное развитие событий даже в тех областях, на которые ориентирована, не в последнюю очередь потому, что у людей есть собственные желания – в отличие от молекул или физических объектов.»

Ха-Джун Чанг, как экономист, а соответственно, человек деловой, прекрасно структурировал свою книгу, и это, пожалуй, вторая прочитанная мной научно-популярная книга, в которой структура четко читается и активно помогает усваивать материал (первая — Джаред Даймонд «Ружья, микробы и сталь. Судьбы человеческих обществ» [).

Автор предлагает несколько вариантов прочтения книги. Самый быстрый – это несколько общих глав плюс «пробежка» по заголовкам и подзаголовкам. И удивительным образом это также работает. Причиной тому четка многоуровневая система заголовков, в которые вынесены основные мысли глав. Это можно увидеть ниже на примере описания экономических школ. Вообще, Ха-Джун Чанг часто прибегает к этому приему: пишет в начале главы (или даже заголовке) всю суть, в размере одного предложения или абзаца, а потом постепенно «разжевывает» детали.

Для тех, кто хоть иногда читает экономические статьи в аналитических изданиях или на иных ресурсах, не секрет то, что экономика как правило сразу же заваливает нас потоком различных цифр. Это ожидаемо. Цифры – кровь экономической теории. Но благородный Ха-Джун Чанг в главах своей книги оберегает нас от них, почти… «Как же без цифр?» — спросите вы. Дело в том, что автор теоретическую часть цифрами не загромождает, что делает восприятие информации более четким и ясным. В этих частях текста лишь дополнительно выделены ключевые определения. А вот уже после теории в каждой главе присутствует интереснейший подраздел с одинаковым названием: «РЕАЛЬНЫЕ ЦИФРЫ», и вот именно в нем читатель увидит непосредственно цифры, касаемо данной темы. Причем интересно то, что автор этими цифрами (а точнее их выборкой) как правило не только подтверждает сказанное выше, но и доказывает противоречивость данных, в зависимости от того, ЧТО и КАК считать. В этих подразделах можно увидеть множество примеров статистической манипуляции, причем для стран самого разного уровня развития.

10 стр., 4738 слов

Экономическая теория» «Смешанная экономика: ее сущность, типы и перспективы.

... основой высказывания о формировании смешанной экономики послужила наметившаяся практика государственного вмешательства в частнопредпринимательскую деятельность. А для сегодняшних авторов теории смешанной экономики такой основой служит “...многосложность системы экономических интересов и наличие альтернативных вариантов их ...

А теперь предлагаю пробежаться по главам книги, конспектируя некоторые моменты…

В первой главе

«Наверное, это не удивило бы покойного Джона Гэлбрейта (1908–2006), который в свое время невозмутимо заявил, что «единственная функция экономического прогноза состоит в том, чтобы астрология выглядела более респектабельной».»

В этой же главе дается определение деньгам, работе, потреблению, товарам, производству, труду, капиталу и пр.

«Деньги – символ того, что другие представители общества что-то должны вам отдать, или символ ваших претензий на определенные объемы ресурсов общества.»

«Самый распространенный способ получить деньги, если вы не родились богатым, – работать (включая работу на себя самого).

Так что многие области экономики связаны с работой.»

«Большая часть экономической науки посвящена изучению вопросов потребления: как люди распределяют деньги между различными типами продуктов и услуг, как они делают выбор между конкурирующими сортами одного и того же продукта, как ими манипулирует и/или их информирует реклама, каким образом компании тратят средства на создание «имиджа своего бренда» и тому подобные.»

«В традиционных учебниках по экономике производство выступает в роли «черного ящика», в котором каким-то образом какое-то количество труда (работы, выполняемой человеком) и капитала (машин и инструментов) объединяются, для того чтобы произвести продукты и услуги. Мало кто признает, что производство представляет собой нечто намного большее, чем просто комбинацию неких абстрактных частиц, называемых трудом и капиталом, и оно требует правильного управления большим количеством рутинных дел. Структура завода, методы управления работниками или профсоюзами, систематическое усовершенствование используемых технологий с помощью научных исследований – все это большинство читателей обычно не связывают с экономикой, несмотря на огромное значение данных аспектов для экономической деятельности.»

И собственно об самой экономике:

«По моему мнению, экономике следует давать определение не с точки зрения ее методологии или теоретического подхода, а с точки зрения ее сути. Ее предметом должна быть экономическая деятельность, которая включает в себя деньги, работу, технологии, международную торговлю, налоги и другие аспекты, осуществляемые способами, которыми мы производим продукты и услуги, распределяем полученные доходы и потребляем материальные блага, добытые таким образом.»

12 стр., 5984 слов

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В ОБЕСПЕЧЕНИИ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ...

... ущерб национальным интересам РФ. С точки зрения формирования теоретических и методологических основ в области национальной безопасности, Концепция национальной безопасности 1997 года по большому ... оборона; государственная и общественная безопасность; повышение качества жизни населения российских граждан; экономический рост; наука, технологии и образование; здравоохранение; культура; экология живых ...

Вторая глава

«Субъекты экономической деятельности – или люди, связанные с экономической деятельностью, – и экономические институты – или правила, определяющие организацию производственной и другой экономической деятельности.»

«Золотой (серебряный) стандарт – это денежная система, в которой купюры, выпущенные центральным банком, можно свободно обменять на определенное количество золота (или серебра).»

«Какой бы великой ни была экономическая теория, она отражает свое время и окружающую среду. Чтобы плодотворно ее применять, нам необходимо хорошее знание технологических и организационных сил, характеризующих конкретные рынки, отрасли и страны, которые мы пытаемся анализировать с помощью теории.»

В третьей главе

Автор акцентирует внимание на том, что многие экономисты рассматривают лишь настоящее, прогнозируя будущее. При этом, если изучать всю историю экономики, можно более четко проследить тенденции и сделать определенные дополнительные выводы. История капитализма – яркий тому пример.

«История полезна для осознания ограниченности экономической теории. Жизнь часто бывает гораздо более странной, чем вымысел, а в истории есть множество примеров успешного экономического опыта (на всех уровнях – стран, компаний, частных лиц), которые не могут быть исчерпывающе объяснены какой-либо одной экономической теорией.»

Автор о многоликости понятия «либеральный», столь популярного слова в наше время:

«Либеральный — самое непонятное определение в мире Не так много терминов породили больше недоразумений, чем слово «либеральный». И хотя оно не использовалось до XIX века, идеи, лежащие в основе либерализма, встречались еще в XVII столетии, в работах таких мыслителей, как Томас Гоббс и Джон Локк. Классическое значение термина описывает такое положение вещей, при котором наивысший приоритет имеет свобода личности. С экономической точки зрения, это означает защиту права человека на использование своей собственности по личному усмотрению, особенно в том, что касается заработка денег. Лучшее правительство, по мнению приверженцев либерализма, — то, которое обеспечивает самые минимальные условия для осуществления таких прав: закон и порядок. Такое правительство (государство) называется минимальным государством. Распространенным лозунгом среди либералов того времени было «невмешательство» («Пусть все идет своим чередом»), так что либерализм также называют доктриной невмешательства. Сегодня либерализм, как правило, приравнивается к пропаганде демократии, учитывая его акцент на политических правах человека, в том числе на свободе слова. Тем не менее до середины XX века большинство либералов не были демократами.»

А вот и про неолиберализм:

«С экономической точки зрения, неолиберализм выступает за минимальное государство, но с некоторыми изменениями: самое главное отличие заключается в том, что он признает центральный банк и его монополию на эмиссию банкнот, в то время как классические либералы считали, что в производстве денег тоже должна быть конкуренция. С политической точки зрения, неолибералы не выступают открыто против демократии, как делали классические либералы. Но многие из них готовы пожертвовать демократией во имя частной собственности и свободного рынка.»

17 стр., 8095 слов

Экономическая сущность рынка и рыночных отношений

... необходимо сформировать представления об экономических понятиях, категориях и законах, их взаимосвязи, взаимодействии и взаимообусловленности. В реферате рассмотрены вопросы, связанные с анализом основных процессов в системе рынка и рыночных отношений. Также ...

Социализм, как следующая ступень капитализма? Заблуждался ли Маркс?

«По словам же самого Маркса, социализм должен был родиться из экономики наиболее развитых капиталистических стран. Такие экономические системы, по его утверждению, были всего в шаге от полностью плановой экономики, потому что их хозяйственная деятельность в высшей степени планировалась крупными компаниями и картелями этих компаний. Экономика Советского Союза — даже наиболее развитая европейская часть — была крайне отсталой, с едва развитым капитализмом; стало быть, у социализма не было оснований появиться.»

Госконтроль может быть и полезным для предприятий в некоторых особо рисковых отраслях. Вот примеры:

«В таких странах, как Франция, Финляндия, Норвегия и Австрия, за ГП признавалась ключевая роль в формировании высоких темпов роста во время золотого века, поскольку государственные предприятия позволяли развивать высокотехнологичные отрасли, слишком рискованные с точки зрения компаний частного сектора.»

Стратегии поведения постколониальных стран:

«После обретения независимости большинство постколониальных стран отказались от политики свободного рынка и свободной торговли, навязанной им метрополиями. Некоторые из них стали откровенно социалистическими (Китай, Северная Корея, Северный Вьетнам и Куба), но большинство начали проводить политику индустриализации, возглавляемую государством, оставаясь при этом в основном капиталистическими странами. Данная стратегия стала известна как создание промышленности для замены импорта.»

Интересные выводы о «золотом веке капитализма» (1945-1973 гг.):

«В золотой век капитализма вмешательство правительства существенно усилилось практически во всех областях во всех странах, за исключением международной торговли в самых богатых государствах. Несмотря на это, экономические показатели как в успешных, так и в развивающихся странах были намного лучше, чем раньше. Показатели того периода не удалось превзойти до сих пор — они начали ухудшаться с 1980-х годов, когда степень государственного вмешательства значительно сократилась. Золотой век показал, что капитализм максимально раскрывает свой потенциал, если должным образом регулируется и стимулируется соответствующими действиями правительства.»

Рейгановская теория «просачивания благ сверху вниз» или стоит ли давать богатым еще больше денег?

«Рейган утверждал, что, способствуя производству большего объема материальных ценностей, богатые люди будут также больше тратить, создавая новые рабочие места и обеспечивая более высокий доход для трудящихся. Этот подход получил название теория «просачивания благ сверху вниз». В то же время правительство урезало субсидии бедным (особенно в отношении жилищного обеспечения), а минимальная заработная плата была заморожена, чтобы у рабочих появилось больше стимулов усерднее трудиться. Если вдуматься, в этом есть странная логика: почему, чтобы заставить усерднее работать, богатых нужно делать еще богаче, а бедных — еще беднее? Впрочем, сколь бы странным это ни казалось, эта своеобразная экономика стимулирования предложения стала основополагающим принципом экономической политики на ближайшие три десятилетия в США — и за их пределами.»

12 стр., 5513 слов

Магистратура Высшей школы экономики

... политики, статистических исследований и экономики знаний; Международный институт экономики и финансов; Банковский институт; факультет права; Школа иностранных языков; Школа лингвистики, и еще 14 подразделений Высшей школы экономики. В других городах факультетов ...

Эйфория сторонников капитализма на фоне краха социализма, которого те, так или иначе, побаивались:

«Крушение социалистического блока положило начало периоду «триумфа свободного рынка». Некоторые люди, например американский (в то время) неоконсервативный мыслитель Фрэнсис Фукуяма, заявляли о «конце истории» (нет, не о конце света) на том основании, что мы наконец окончательно поняли, что капитализм представляет собой лучшую экономическую систему. А тот факт, что у капитализма есть множество не похожих друг на друга форм, каждая из которых имеет свои сильные и слабые стороны, слепо игнорировался в состоянии эйфории того времени.»

В четвертой главе

Стоит отметить, что создается впечатление, что автор приверженец в большей мере кейнсианской школы, однако при этом полно и объективно описывает и все остальные.

«В отличие от естественных наук, экономика включает в себя оценочные суждения, хотя многие последователи неоклассической школы скажут вам, будто они делают науку, свободную от оценочных суждений.»

01 Классическая школа

«Согласно классической школе, стремление к удовлетворению личных интересов отдельных хозяйствующих субъектов приводит к выгодному результату для общества в виде создания максимального национального богатства. Такой парадоксальный результат стал возможным благодаря силе конкуренции на рынке.»

О недостаточности «невидимой руки» рынка:

«Смиту, в отличие от большинства других экономистов классической школы, было известно, что у людей есть другие мотивы, кроме своекорыстия, например: сочувствие, страсть и приверженность социальным нормам. Эти мотивы были главными объектами «Теории нравственных чувств» — книги, дополняющей «Богатство наций».

Коротко:

«Классическая школа С помощью конкуренции рынок держит всех производителей в состоянии боевой готовности, поэтому оставьте его в покое.»

02 Неоклассическая школа

Коротко:

«Неоклассическая школа Люди знают, что делают, поэтому оставьте их в покое — за исключением случаев сбоя в работе рынков.»

В игру вступает «спрос»:

«Неоклассическая экономическая теория подчеркивала, что стоимость (которую здесь назвали ценой) продукта также зависит от того, насколько продукт нужен потенциальным покупателям; тот факт, что нечто трудно производить, не означает, что данная вещь более ценная.»

Наследственность классической школы:

«Несмотря на эти различия, неоклассическая школа унаследовала и развила две ключевые идеи классической школы. Первая — уверенность в том, что субъектами экономической деятельности движет личный интерес и что конкуренция на рынке гарантирует, что их действия в совокупности ведут к благоприятному исходу для общества. Вторая идея заключается в том, что капитализм — или, точнее, рыночная экономика, как предпочитали называть его сторонники этой школы, — есть система, которую лучше оставить в покое, поскольку она имеет склонность возвращаться к равновесию.»

19 стр., 9088 слов

Обществознание Раздел «Экономика» теория к экзамену

... экономические дисциплины: - маркетинг (изучает спрос на товары и способы продвижения товаров на рынке) менеджмент Экономика (как хозяйство) – рационально организованная деятельность, связанная с ... хозяйственной деятельности, Экономика как наука, Основная задача экономики, В связи с делением экономики как системы хозяйства на уровни, экономическую науку делят на:, Макроэкономику, Микроэкономика, ...

Критерий Парето – якорь неоклассической теории:

«Вильфредо Парето (1848–1923) утверждал, что если мы уважаем право каждого независимого индивидуума, то должны рассматривать социальные изменения как улучшения только тогда, когда они приносят пользу одним людям, не причиняя при этом вреда другим. Больше не должно быть жертв во имя «высшего блага». Этот принцип получил название критерий Парето, и сегодня он составляет основу для всех суждений относительно социальных улучшений в неоклассической экономической теории. В реальной жизни, к сожалению, возможно совсем немного изменений, которые никому не принесут вреда; таким образом, критерий Парето фактически становится рецептом сохранения статус-кво и невмешательства. Принятие его придает неоклассической школе очень сильный консервативный уклон.»

03 Марксистская школа

Коротко:

«Марксистская школа: Капитализм — мощное средство экономического прогресса, но он рухнет, как только частная собственность станет препятствием для дальнейшего развития.»

Маркс – первый, задумавшийся о значимости институтов государства:

«Каждое общество рассматривалось как построенное на экономическом базисе, или способе производства. Этот базис состоит из производительных сил (технологий, машин, человеческих навыков) и производственных отношений (прав собственности, трудовых отношений, разделения труда).

На него опирается надстройка, включающая в себя культуру, политику и другие аспекты человеческой жизни, которые, в свою очередь, влияют на функционирование экономики. В этом смысле Маркс был, вероятно, первым экономистом, который систематически исследовал роль институтов в экономике, предвосхитив образование институциональной школы.»

Борьба классов – энергия экономики по Марксу:

«Маркс и его последователи перенесли понятие классовой структуры общества, предложенное классической школой, на другой уровень. Они рассматривали классовые противоречия как главную движущую силу истории.»

Рациональность и анархия в экономике:

«Маркс был первым экономистом, который обратил внимание на различия между двумя ключевыми институтами капитализма: иерархическим, плановым характером деятельности компаний и (формально) свободным, стихийным характером функционирования рынка. Он называл капиталистические компании островками рационального планирования в анархическом море рынка.»

04 Девелопменталистская традиция

Коротко:

4 стр., 1952 слов

Теория экономики предложения

... этой школы по расширению предложения капитала и рабочих рук используются в экономических программах США и других стран Запада. В своих рассуждениях теоретики экономики предложения опираются ... налогов явилось составным элементом программы Рейгана. В разработке и распространении теории большая роль принадлежит Американскому институту предпринимательства, являющемуся, по словам И. Стоуна, ...

«Девелопменталистская традиция: Полностью доверившись рынку, отсталые страны не смогут развиваться.»

05 Австрийская школа

Коротко:

«Австрийская школа: Никто не может знать все, поэтому оставьте всех в покое.»

Свободный рынок как главный медиатор экономики:

«Разнообразные и постоянно меняющиеся планы многочисленных субъектов экономической деятельности, подверженные влиянию непредсказуемых и сложных тенденций мирового развития, могут быть согласованы друг с другом только через спонтанный характер конкурентного рынка. Таким образом, австрийцы утверждали, что свободный рынок представляет собой лучшую экономическую систему не потому, что мы исключительно рациональны и знаем все на свете (или, по крайней мере, можем знать все то, что должны знать), как принято считать в неоклассической теории, а как раз потому, что мы не особо рациональны, и потому еще, что в мире есть много вещей, по своей природе «непостижимых».

06 (Нео)Шумпетерианская школа

Коротко:

«(Нео)Шумпетерианская школа: Капитализм — это мощное средство экономического прогресса, но он сдаст свои позиции, поскольку компании становятся все более крупными и бюрократизированными.»

Метафора автора школы:

«Шумпетер утверждал, что конкуренция на основе инноваций «настолько эффективнее [чем ценовая конкуренция], насколько бомбардировка эффективнее взлома двери».

Инновация – инструмент и основа экономики:

«Большая часть технического прогресса в сложных современных отраслях промышленности происходит с помощью незначительных инноваций, создающихся в ходе прагматичных попыток решить проблемы, возникающие в процессе производства. Это означает, что даже работники производственной линии участвуют в инновационной деятельности.»

07 Кейнсианская школа

Коротко:

«Кейнсианская школа: То, что хорошо для людей, необязательно так же хорошо для экономики в целом.»

Суть – вероятность:

«Финансовый рынок представляет собой не просто источник денег для инвестиций, но и место для заработка денег путем игры на расхождениях во мнении людей о доходности одних и тех же инвестиционных проектов — иными словами, место для спекуляций. На этом рынке условия покупки и продажи актива определяются по большей части не окончательной прибылью, которую он принесет, а ожиданиями от будущего — и, что еще важнее, ожиданиями относительно того, чего станут ожидать другие люди, или, по словам Кейнса, «средним мнением о среднем мнении». Это, как считал экономист, нередко становится основой для стадного поведения, которое часто наблюдается на финансовом рынке и делает его склонным к приступам финансовых спекуляций, бумам и в конечном счете спаду.»

…позволила понять все же лишь постфакутм:

«В кейнсианской теории финансовые отношения играют ключевую роль, поэтому она оказалась очень полезна для нас, потому что, в частности, позволила понять такие события, как Великая депрессия 1929-го и мировой финансовый кризис 2008 года.»

4 стр., 1700 слов

Теория «экономики предложения». Кривая Лаффера

... теории «экономики предложения». Достижение поставленной цели предусматривает постановку следующих задач: исторические предпосылки возникновения теории «экономики предложения»; характеристика теории и её авторы; сущность «эффекта Лаффера»; кривая «Лаффера» ... источником консервативных идей". Авторы теории предложения используют концепции различных школ, включая английскую, американскую, ...

Слабости кейнсианской школы:

«Нацеленность на краткосрочные макроэкономические переменные сделали кейнсианскую школу достаточно слабой с точки зрения объяснения долгосрочных вопросов, таких как технический прогресс и институциональные изменения.»

08 Институциональная школа

Коротко:

«Институциональная школа: старая, новая и новая старая? Люди — это продукт собственного общества, даже если они способны изменить его правила.»

Цель:

«Экономисты утверждали, что мы должны проанализировать институты, или социальные правила, оказывающие влияние на людей и даже формирующие их.»

Суть:

«Институты не только влияют на то, как ведут себя люди, но и меняют их, а люди, в свою очередь, меняют эти институты.»

Сложности:

«Спад популярности был вызван и слабостью самой институциональной школы. Она не могла в полной мере теоретически обосновать разнообразные механизмы, посредством которых возникают, существуют и изменяются сами институты, потому что рассматривала их только как результаты формальных коллективных решений (например, законодательства) или продукты истории (например, культурные нормы).

А институты способны появляться на свет и другими путями: как спонтанный порядок, формирующийся в ходе взаимодействий рациональных индивидуумов (австрийская школа и новая институциональная школа); из-за попыток отдельных людей и организаций сформировать способы познания, помогающие разобраться в сложных вопросах функционирования экономики (бихевиоризм); в результате попытки сохранить существующие иерархические отношения (марксистская школа).»

«Неоинституционализм не видит «формирующей» роли институтов, а ведь они действительно формируют мотивы людей, а не только ограничивают их поведение.»

09 Бихевиоризм

Коротко:

«Бихевиоризм: Мы недостаточно умны, поэтому должны сознательно ограничивать свою свободу выбора с помощью правил.»

Особенности:

«Саймон утверждает, что, делая выбор, люди довольствуются минимумом, то есть ищут хорошие, а не лучшие решения, вопреки утверждению неоклассической теории.»

Ограничения:

«Необходимо добавить, что, чрезмерно пристально изучая людей и психологию, бихевиоризм почти не обращал внимания на вопросы технологии и макроэкономики.»

Выводы о школах экономики:

«Разные концепции раскрывают различные аспекты экономики с различных точек зрения, а результаты исследований ряда школ, а не только одной или двух дают возможность получить более полное, сбалансированное понимание комплексной системы под названием «экономика».

Пятая глава

Популярное в современном мире «разделение прав собственности и контроля» и проблемы, с этим связанные:

«Распорошенность акций среди множества акционеров означает, что профессиональные менеджеры имеют эффективный контроль над большей частью крупнейших мировых компаний, несмотря на то что они не владеют значительной долей их акций, — такая ситуация известна как разделение прав собственности и контроля. Это создает проблему «принципал — агент», когда агенты (профессиональные менеджеры) могут придерживаться методов ведения бизнеса, продвигающих их собственные интересы, а не интересы принципалов (акционеров).

Иными словами, управленцы могут увеличивать продажи, а не прибыль или раздувать корпоративную бюрократию, поскольку их престиж прямо зависит от размера управляемой ими компании (обычно он измеряется по объему продаж) и численности управленческого персонала.»

О профсоюзах в разных странах:

«В некоторых странах профсоюзы считаются контрпродуктивными, поскольку они препятствуют необходимым изменениям в технологиях и организации труда. В других странах они рассматриваются как естественные партнеры в любом бизнесе. Когда компания Volvo, шведский производитель автотранспортных средств, купила подразделение тяжелого строительного оборудования у Samsung в период после азиатского финансового кризиса 1997 года, говорят, она сама попросила работников организовать профсоюз (у Samsung была — и до сих пор есть — печально известная политика запрета на объединения).

Шведские менеджеры просто не знали, как управлять компанией, не имеющей профсоюзов, с которыми можно вести переговоры!»

Об особенностях принятия решений:

«При принятии решений даже государства с однопартийной системой правления не могут не принимать во внимание интересы меньшинства (в то время как при принятии корпоративных решений нередко значение имеет только позиция большинства).»

Стоит ли слушать МВФ, например, Беларуси?

«Всемирный банк и МВФ часто подвергают критике за то, что навязываемые ими условия, как правило, хороши, по мнению богатых стран, но редко оказываются по-настоящему полезными для стран-заемщиков. Так происходит потому, что эти финансовые учреждения представляют собой корпорации, придерживающиеся правила «один доллар — один голос». Большинство их акций принадлежат богатым странам, таким образом, они и решают, как поступать. Самое главное, что США имеют юридическое право вето во Всемирном банке и МВФ, поскольку принятие наиболее важных решений в этих организациях требует 85-процентного большинства, а США принадлежит 18 процентов акций.»

«Неоднозначный» человек и экономика:

«Экономисты — сторонники индивидуалистического подхода подчеркивают, что индивидуум — это наименьшая социальная единица. Очевидно, что в физическом смысле так оно и есть. Но философы, психологи и даже некоторые экономисты давно спорят, можно ли рассматривать человека как неделимое целое. Людям совсем необязательно страдать раздвоением личности, чтобы не иметь четких предпочтений. Проблема множества «я» широко распространена.»

«Сам факт, что есть очень много разных слов, описывающих мотивы человека, служит свидетельством того, что мы сложные существа.»

Шестая глава

«Когда: примерно в 1930-х годах. Где: один из кабинетов в Госплане, центральном органе планирования СССР. Что: собеседование при приеме на должность главного статистика. Комиссия, проводящая собеседование, задает вопрос первому кандидату: «Товарищ, сколько будет два плюс два?». Он ответил: «Пять». Снисходительно улыбнувшись, председатель комиссии сказал: «Товарищ, мы очень ценим ваш революционный энтузиазм, но на эту должность нужен человек, который умеет считать». Кандидату вежливо указывают на дверь. Ответ второго кандидата: «Три». Самый молодой член комиссии вскакивает и восклицает: «Арестуйте этого человека! Мы не должны терпеть контрреволюционную пропаганду, занижающую наши достижения!». В итоге второго кандидата из комнаты вытаскивают охранники. Когда этот же вопрос задают третьему кандидату, он отвечает: «Конечно же, четыре». Член комиссии, похожий на профессора, сурово читает ему лекцию об ограниченности буржуазной науки, зацикленной на формальной логике. Кандидат, опустив голову от стыда, выходит из комнаты. Четвертого кандидата все-таки наняли. Каким был его ответ? «А сколько вам надо?»

Блок терминологии:

«ВВП. Это, грубо говоря, общая денежная стоимость того, что было произведено внутри страны за определенный период.»

«Если вычесть износ оборудования из ВВП, мы получим чистый внутренний продукт, или ЧВП.»

«Параметр, который измеряет весь выход продукции, произведенной согражданами (включая компании), а не только то, что было выпущено на территории данной страны, называется валовым национальным продуктом, или ВНП.»

«Одна страна может иметь более высокий ВВП (ВНП), чем другая, что иногда вызвано разницей в численности населения. Таким образом, мы должны смотреть на показатели ВВП или ВНП на душу населения, если хотим знать, насколько продуктивна та или иная экономика.»

«Паритета покупательной способности (ППС), то есть измерения стоимости валюты в соответствии с тем, какая ее сумма необходима для приобретения стандартного набора продуктов и услуг («потребительской корзины») в разных странах с переводом в некую условную валюту, она позволяет приводить доходы разных стран к общей мере уровня жизни.»

Так насколько же растет и росла экономика?

«В теории не существует верхнего предела темпов роста экономики. На практике ей вообще непросто расти. В главе 3 мы говорили о том, что годовой темп роста производства на душу населения до конца XVIII века повсеместно был близок к нулю. Во время промышленной революции наблюдался рост около 1 процента в год, золотой век капитализма характеризовался ростом в 3–4 процента в год. В странах Восточной Азии наблюдались темпы роста в 8–10 процентов в год во время пиков роста в течение трех-четырех десятилетий «экономического чуда». В конечном счете общее правило гласит: темпы роста производства на душу населения выше 3 процентов — это хорошо, а все, что превышает 6 процентов, — уже из области чудес. Показатели, держащиеся существенно выше 10 процентов в течение длительного периода (скажем, более 10 лет), возможны только при обнаружении «золотой жилы» природных ресурсов, как в Экваториальной Гвинее, о которой мы говорили выше, или восстановления после войны, что наблюдалось в Боснии и Герцеговине за последние полтора десятка лет.»

Седьмая глава

Обитель производства:

«Заводы — это место, где, так сказать, была создана современная экономическая реальность и где она продолжает переделываться. Более того, даже в нашем якобы постиндустриальном мире услуги — предполагаемый новый экономический двигатель — не могут процветать без динамичного производственного сектора.»

Недальновидность современных экономистов:

«При доминирующей неоклассической школе производство отошло на второй план. Для большинства ее приверженцев экономика заканчивается у ворот завода (или, что происходит все чаще, у входа в административное здание).»

В восьмой главе

«Банковская деятельность — это своего рода мошенничество, но общественно полезное (если оно хорошо удается).»

О кризисе 2008 и новых финансовых инструментах:

«Все это произошло из-за чрезмерного усложнения финансовой системы. При этом мы говорим вовсе не о том, что она стала чуть более сложной. Энди Холдейн, исполнительный директор по финансовой стабильности в Банке Англии, однажды отметил, что для того, чтобы полностью разобраться в том, как работает CDO (один из самых — но не самый — сложных новых финансовых продуктов), потенциальный инвестор должен усвоить более миллиарда страниц информации. Я уже сталкивался с банкирами, признававшимися, что они часто получали деривативные контракты, включавшие в себя несколько сотен страниц, прочитать которые, естественно, у них просто не находилось времени. Чтобы справиться с этим захлестывающим потоком информации, были разработаны сложные математические модели, но в итоге события продемонстрировали, что они в лучшем случае абсолютно непригодны, а в худшем — становятся источником ложного чувства контроля. Согласно этим моделям, вероятность того, что на самом деле произошло в 2008 году, была сравнима с выигрышем в лотерею 21 или 22 раза подряд.»

Физическое лицо-заемщик – как основа финансовых пирамид:

«Как бы ловко вы ни объединяли, структурировали и производили свои новые финансовые продукты, в конечном счете кредиты, лежащие в их основе, вам должен вернуть все тот же субстандартный ипотечный заемщик из Флориды, мелкая компания из Нагои и парень из Нанта, занявший у вас деньги, чтобы купить себе машину.»

Главная проблема финансовой системы – излишняя усложненность.

«Наша финансовая система стала слишком сложной для управления — не только для якобы невежественных чиновников, но и для якобы «искушенных» представителей финансовой индустрии. Мы должны снизить эту сложность, ограничив распространение чрезмерно сложных финансовых продуктов, особенно если их создатели не в силах убедительно доказать, что выгоды перевешивают издержки.»

Девятая глава

Интернет – как вестник неравенства:

«Глобальное неравенство становится все более актуальным, так как люди все лучше понимают, что происходит в других частях света, благодаря развитию средств массовой информации и интернета, и таким образом крепнет чувство принадлежности к мировому сообществу.»

Как говаривали предки: «бедность – не порок.»

«Бедность — обычное положение человека на протяжении большей части истории.»

Десятая глава

«В большинстве экономических обсуждений людей в основном рассматривают как потребителей, а не работников. Особенно в доминирующей неоклассической экономической теории принято считать, что люди работают ради потребления. Обычно обсуждение труда заканчивается воротами фабрики или входом в магазин, так сказать. Внутренняя ценность работы, то есть удовольствие от творчества, чувство самореализации и достоинства, которое приходит от того, что делаешь что-то полезное для общества, не берется в расчет.»

В одиннадцатой главе

Слепая вера современных экономистов в мифы:

«Большинство современных экономистов верят в индивидуализм, то есть в то, что не может быть ничего выше власти отдельных людей. Эта философская позиция приходит к выводу, что правительство — это продукт общественного договора между суверенными индивидуумами, следовательно, оно не может быть выше этих индивидуумов. С этой точки зрения, называемой договорной теорией, действия государства оправданны только тогда, когда каждый человек дает на них свое согласие.»

Чем важнее проект, тем больше в нем государства:

«Примеры успешного государственного вмешательства, конечно, не доказывают, что влиятельное правительство всегда лучше для страны. Реальные государственные деятели необязательно должны быть левиафанами либертарианского дискурса или современным воплощением короля-философа Платона. Много правительств нанесли ущерб экономике своих стран, иногда даже катастрофический. Тем не менее государство по-прежнему самая мощная организационная технология, изобретенная человечеством, а значит, достичь значительных экономических (и социальных) изменений без него очень непросто.»

Неловкий момент: теория свободного рынка + иммиграция:

«Очень мало сторонников свободного рынка выступают за свободную иммиграцию так же активно, как за свободную торговлю. Многие экономисты, кажется, даже не понимают, что они противоречат сами себе, когда требуют свободного передвижения всего чего угодно, кроме людей. Другие инстинктивно держатся подальше от этой темы, в глубине души зная, что свободная миграция экономически нецелесообразна и политически неприемлема.»

Двенадцатая глава посвящена международной торговле (влиянию взаимных инвестиций, торговых потоков, денежных переводов, «утечки мозгов» и рабочих рук, протекционизма и санкций).

«Вовсе не глобализация создала «лучший из миров», если воспользоваться известным выражением французского писателя и философа Вольтера. В течение последних трех десятилетий гиперглобализации экономический рост замедлился, социальное неравенство усилилось, а финансовые кризисы участились в большинстве стран.»

«Экономическая теория была и остается частью политики. Она никогда не была — и не станет — наукой, потому что в экономике нет объективных истин, которые можно установить независимо от политических, а часто и этических суждений. Поэтому, столкнувшись с экономическим аргументом, нужно задать себе извечный вопрос: Cui bono? (Кому это выгодно?).»

некоторые выводы

1) Экономика – не точная наука, более того, даже предсказывать она умеет едва ли. Однако изучение процессов в экономике постфактум и сам процесс «предсказывания» во многом влияет в реальном времени и на самого себя и на экономику в целом.

2) Ни одна из экономических школ не работает идеально даже в той области, на которую ориентирована. Тем не менее в каких-то случаях и экономиках та или иная школа может хорошо объяснить происходящее. В каждой школе есть свои ограничение, недостатки и преимущества. Нужно брать необходимое из каждой теории и применять комплексно к каждой отдельной ситуации в экономике.

3) Многие экономисты слепо привержены лишь одной школе экономики и в своих теоретических выкладках просто «опускают» неудобные моменты и подгоняют факты. Это в свою очередь позволяет им давать вредные рекомендации для других экономик, которые для родины самого экономиста действительно могут быть и подходящими.

4) Экономистам не стоит верить на слово, даже прославленным специалистам, награжденным профильными премиями. Все они в поиске идеальной теории и догадках (как и простые люди).

И чем лучше простые люди будут разбираться в экономике, чем лучше будут инструменты их влияния на политиков и экономистов, тем вернее они не позволят просочиться в практику безумным и рискованным, не объективным экономическим действиям и теориям.

5) В современной, как правило неоклассической, экономике во главу угла поставлен доход и прибыль. Однако все больше уходят на второй план такие понятия, как производство и работа, что в свою очередь искажает комплексное понимание экономических процессов.

6) Цифры в экономике можно представить самыми различными «удобными» способами, как для того, чтобы скрыть ненужное, так и для того, чтобы приукрасить необходимое. Нет универсальных объективных показателей, включающих в себя всю многогранность человеческого поведения и мысли. Потому в каждом отчете или рейтинге очень важна методология и не стоит принимать эти данные бескомпромиссно.

Книга Ха-Джун Чанга – это объемный, вдумчивый, по возможности объективный взгляд на мировую экономику, ее историю, ее тенденции, ее теории. Эта книга нацелена на непрофессионалов, и автор об этом открыто заявляет. И я, как непрофессионал, могу сказать, что книга весьма доступна и является первой на эту тему, которую мне было относительно легко читать. Эта книга заставит подумать и задуматься. Но помните, что автор экономист-специалист, и верить его не лишенному субъективности мнению можно с оглядкой. Он сам нам об этом говорит:

«Экономическая теория не может быть «наукой, свободной от оценочных суждений». <…> Вы не должны верить любому экономисту, утверждающему, что его анализ научный, свободный от оценочных суждений.»

Анализируйте, применяя полученные данные!

МОЕ МНЕНИЕ ОБ ИЗДАНИИ:

Очень качественное издание, ориентированное на серьезных вдумчивых читателей, делающих пометки по мере чтения.

Формат стандартный, слегка увеличенный (170×240 мм), твердый переплет, без суперобложки, 304 страницы.

Достоинства издания, Недостатки издания

ПОТЕРЯЛ БЫ Я ЧТО-НИБУДЬ, ЕСЛИ БЫ ЕЕ НЕ ЧИТАЛ:

Да. Пожалуй, это – идеальная книга про мировую экономику как нечто цельное. Основные понятия, экономические школы, неоднозначность реальных цифр и методологий подсчета… Первая книга по экономике, которая была доступна и понятна мне практически полностью.