Участие России в международном сотрудничестве по борьбе с преступностью

Дипломная работа

Введение

Актуальность темы исследования. В последние десятилетия растет внимание к проблеме преступности, как на национальном, так и международном уровне. Обычно она понимается как преступность, мешающая нормальному функционированию существующих социально-политических систем. Однако более обстоятельный анализ показывает, что на самом деле преступность стала элементом этих систем, частью механизма их функционирования. Именно в этом видится причина низкой эффективности борьбы с преступностью.

Характерной чертой современной преступности является ее интернационализация — широкое использование международных связей в преступных целях. Рост преступности на национальном, региональном и международном уровнях достиг такого масштаба, что сделал ее глобальной проблемой, затрагивающей коренные интересы международного сообщества в целом и Российской Федерации в частности. Официальные документы России справедливо исходят из того, что внешняя политика Российской Федерации должна быть направлена на развитие международного сотрудничества в области борьбы с транснациональной преступностью и терроризмом. Так, в Концепции национальной безопасности Российской Федерации указывается, что эти угрозы, наряду с состоянием отечественной экономики, несовершенством системы организации государственной власти и гражданского общества, социально-политической поляризацией российского общества и криминализацией общественных отношений, ростом коррупции, составили основные направления разработки механизмов обеспечения национальной безопасности нашей страны.

Международное сотрудничество в борьбе с преступностью — это специфическая деятельность государств и других участников международного общения в сфере предупреждения преступности, борьбы с ней и обращения с правонарушителями. Объем, основные направления и формы этого сотрудничества определяются содержанием и особенностями преступности как явления конкретного общества, в значительной степени — национальной политикой государств в борьбе с преступностью. Вместе с тем оно тесно связано с определенным историческим уровнем развития международного сотрудничества в политической, социально-экономической, гуманитарной, культурной, правовой и других областях. Региональное сотрудничество в борьбе с преступностью — это часть широкого международного сотрудничества.

В свете всего вышеизложенного становится ясно, насколько актуальной сейчас представляется борьба с преступностью. Каждое государство ведет эту борьбу разными способами и средствами, используя те или иные механизмы. Однако в отношении международной преступности большую роль играет именно сотрудничество всех государств или государств какого-либо определенного региона в борьбе с ней, так как данный вид преступности рассматривается как глобальный, то есть затрагивающий интересы всего международного сообщества. Особой задачей является унификация национальных законодательств государств в этой сфере.

10 стр., 4659 слов

Реферат: МЕЖДУНАРОДНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА тема диссертации по экономике, полный текст авто а

... международному сотрудничеству в аграрной сфере. Социалистические страны являются сторонниками равноправного экономического и научно-технического сотрудничества государств, принадлежащих к различным социальным системам. Развитие международного сотрудничества ... , Тимирязевская .ул., д. 49, сектор защиты диссертаций ТСХА, С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке ТСХА. Ученый ...

Активизация социальных и экономических процессов, с которой стали прочно связывать мир в конце ХХ века, внесла свои коррективы в борьбу с преступностью. Она усилила интернационализацию преступности. Участие России в международном сотрудничестве по борьбе с преступностью стало необходимым условием для дальнейшей жизнедеятельности нашего государства. Изучение складывающихся в новых условиях форм, направлений и тенденций сотрудничества по борьбе с преступностью приобрело первостепенное значение для совершенствования деятельности государства в этой сфере.

Таким образом, исследование представляется весьма актуальным, так как с каждым годом расширяется круг деяний, представляющих несомненную опасность для международного сообщества (в частности, террористические акты международного характера).

Эффективную борьбу с подобными преступлениями можно вести только при согласованных действиях большинства государств, при рациональном сочетании внутригосударственных и международных усилий.

Степень изученности проблемы. Тема дипломной работы достаточно широка и носит многоплановый характер, соответственно, ее различные аспекты исследуются в работах разного характера. Сформулированные в настоящей работе положения и выводы основаны на изучении широкого круга документальных источников, работ российских авторов и зарубежных исследователей. Источники, использованные при написании дипломного проекта, можно разделить на несколько групп.

Большой интерес представляют работы и публикации в целом по проблемам сотрудничества в сфере борьбы с международной преступностью таких авторов, как С. В. Бородин [7], Л. Н. Галенская [11], В. Квашис [29],
В. П. Панов [61] и др. При этом акцент делается прежде всего на возрастании значимости эффективных механизмов борьбы с международной преступностью по мере расширения масштабов преступной деятельности. Особо следует отметить работу В. В. Лунева «Организованная преступность и терроризм в условиях глобализации», посвященную непосредственно мировым, региональным и российским тенденциям современной преступности.

Также В. П. Панов пишет о том, что преступлениями международного характера (их также называют конвенционными) являются те правонарушения индивидов или группы лиц, которые посягают не только на национальный, но и на международный правопорядок, представляя общественную опасность для двух или нескольких государств мира. Они совершаются вне связи с той или иной государственной политикой. Преступления международного характера в большинстве случаев очень близки к общеуголовным преступлениям [61, c. 32].

10 стр., 4842 слов

Реферат: Криминологическая характеристика экономической преступности

... времени не в полном объеме определены теоретические основы организации борьбы с экономической преступностью. Не получил разрешения целый ряд вопросов формирования уголовной политики ... и стимулирования нелегальной экономики со стороны организованной преступности, существуют факты контактов с международной преступностью. Борьба с этими явлениями является важнейшей задачей правоохранительных и ...

Л. Н. Галенская в своей работе «Международная борьба с преступностью» выделила следующие направления:

) признание опасности для сообщества государств определенных уголовных деяний и необходимости применения совместных мер для их пресечения (опасность деяний должна быть зафиксирована в многосторонних соглашениях);

) оказание помощи в деле розыска скрывающихся на чужой территории правонарушителей и передачи их заинтересованному государству;

) помощь в деле получения необходимых материалов по уголовному делу;

) изучение проблем преступности и борьбы с ней, вопросов пенитенциарной системы;

) оказание практической помощи отдельным государствам в разрешении проблем преступности, изучении этих проблем;

) обмен информацией [11, c. 45].

В качестве особой группы выделим работы, в которых раскрываются теоретико-концептуальные моменты данной проблемы. В настоящее время выявляются некоторые новые моменты в развитии международного сотрудничества в рассматриваемой сфере. Так, Р. Х. Кубов [34] констатирует складывание, наряду с концепцией международного уголовного правосудия, разработанной применительно к международным преступлениям (по общему международному праву), концепции транснационального правосудия, обусловленной активизацией транснациональной преступности и имеющей отношение к международным уголовным преступлениям. Другой исследователь, В. Ф. Цепелев [73], значительное внимание уделяет концептуальной постановке глобальной проблемы — стратегии борьбы с преступностью. Он делает выводы относительно непосредственной связи стратегии борьбы с преступностью с господствующей в стране идеологией и моралью, с государственным и общественным строем, а также с состоянием государственной политики в целом.

Считаем необходимым особо обозначить работы, в которых анализируется опыт взаимодействия России с международными организациями и интеграционными объединениями в сфере борьбы с преступностью. Это, например, статья Р. В. Нигматуллина «Одиннадцатый конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и проблемы координации международного сотрудничества по борьбе с преступностью» [56], в которой анализируются новые инициативы России по борьбе с международной преступностью в рамках ООН и ее специализированных органов.

Большого внимания заслуживают статьи В. Меркушина [47],

Б. А. Мыльникова [50], Ф. Р. Солиева [67] и др., где рассматриваются вопросы борьбы с преступностью на пространстве Содружества Независимых Государств (СНГ).
В целом требуется обобщение результатов предшествующих исследований, сопоставление разработанных концепций, более предметное выявление факторов и доминант развития сотрудничества России с международными организациями и интеграционными объединениями по борьбе с международными преступлениями, взаимосвязи правовых и политических аспектов проблемы.

12 стр., 5954 слов

Курсовая работа: Экономическая преступность в России на современном этапе

... преступности в России, и самое главное - пользуясь замечательными трудами российских и западных учёных-экономистов и криминалистов, исходя из их работ, хочу предложить несколько вариантов борьбы с экономической преступностью. Основной целью курсовой работы ... тема актуальна, так как, к сожалению, экономическая преступность в России ... поведения. На индивидуальном уровне общие причины преступности находят ...

Целью дипломной работы является изучение опыта многостороннего сотрудничества Российской Федерации с международными организациями и интеграционными объединениями в сфере борьбы с международной преступностью.

В рамках данной общей цели автор дипломной работы поставил перед собой следующие конкретные задачи:

1) рассмотреть общую характеристику международного сотрудничества в борьбе с преступностью;

2) проанализировать законодательство России о международной правовой помощи при производстве по уголовным делам;, ) отдельно изучить вклад России в деятельность ООН по борьбе с международной преступностью;, ) рассмотреть сотрудничество России с государствами-членами СНГ в борьбе с международной преступностью;

) дать оценку сотрудничеству России и Интерпола по борьбе с международной преступностью.

Объект исследования: участие России в международном сотрудничестве по борьбе с преступностью.

Предмет исследования: теоретико-правовые основы и практика сотрудничества России с международными организациями и интеграционными объединениями по борьбе с преступностью.

Методология исследования. Теоретико-методологическую базу работы составляют концепция «режимов международной ответственности», «международного уголовного правосудия» и «транснационального правосудия», сформулированные в практике международного сотрудничества в области борьбы с преступностью, начиная с периода после Первой мировой войны. Их основные положения в настоящее время закреплены в важнейших международных договорах и документах в сфере привлечения и реализации ответственности по международному праву и международного правосудия.

Изучение документов, фактов, попытки объяснения и прогнозирования предполагают использование метода анализа, в первую очередь сравнительного, позволяющего объективно подойти к изучаемой проблеме. Также при рассмотрении нормативно-правовой базы, касающейся темы исследования, применяется формально-юридический метод, широко используемый при анализе документов и правовых норм. Метод логического анализа дает возможность выявить не только внешние, поверхностные, но и внутренние, глубинные связи, существующие между различными видами преступлений, и в сфере борьбы с ними. Системно-структурный анализ с элементами дедукции и индукции позволяет изучить поставленный вопрос максимально полно за счет рассмотрения последнего как некой структуры с функциональными составляющими, всесторонне охарактеризовать каждое элементное образование и систему в целом, переходя от общего к частному, от частного к общему. При изучении процесса становления и развития институтов сотрудничества России в сфере борьбы с преступностью активно использовался исторический анализ. При помощи сравнительного анализа были сделаны определенные выводы о взаимодействии России с международными организациями и интеграционными объединениями в сфере борьбы с преступностью.

Источниковая база. В данной работе были использованы следующие источники исследования:

1)
монографический материал по теме исследования (В. П. Зимин «Международное сотрудничество правоохранительных органов» (1990),
Н. И. Костенко «Международное уголовное право. Современные теоретические проблемы» (2004), Р. В. Нигматуллин «Сотрудничество государств в борьбе с преступлениями международного характера в ХХ веке и начале ХХI столетия (историко-правовой аспект)» (2006) и др.);
2)статьи в периодической печати (П. Н. Бирюков «Российское законодательство о выдаче преступников: проблемы и перспективы» (2000),
Л. Н. Васильева «Транснациональные преступления» (2005), Р. Тамаев «Проблемы предупреждения преступлений в сфере международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью» (2006), Р. Х. Кубов «Актуальные проблемы международного сотрудничества по противодействию организованной преступности» (2007), В. Ф. Цепелев «Международная преступность: понятие, содержание и структура» (2007), Ф. Р. Солиев «Международно-правовые формы сотрудничества государств-членов СНГ в борьбе с международным терроризмом» (2009) и др.);
)материалы Всемирной сети Internet (сайты: #»justify»>Структура работы. Данная работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка.






8 стр., 3701 слов

Реферат: Экономическая преступность России

... экономической преступности, характеризуется кри­минальная экономика. Во второй главе рассматриваются особенности преступности в России. Государственные и общественные организации, как из­вестно, проводят комплекс мер, направленных на предот­вращение преступлений ... организованная преступность, корруп­ция, лоббирование выгодных преступному миру законопро­ектов. Это специфический экономический уклад ...

1. Теоретико-правовые основы сотрудничества России в борьбе с международной преступностью

международный преступность сотрудничество

История возникновения понятия «организованная преступность» в России связана прежде всего с политическими, экономическими, социальными и правовыми изменениями в обществе. Чаще всего организованная преступность отождествляется с групповой, профессиональной, экономической преступностью или с бандитизмом. Следует согласиться с В. Ф. Цепелевым в том, что для восприятия ее общественным сознанием нужны определенные предпосылки [73, c. 227]. В США, например, ее наличие было признано властями лишь после разоблачительного выступления по телевидению одного из главарей мафиозного клана — некоего Джо Валлачи. В нашей стране ситуация с признанием существования организованной преступности ассоциировалась с результатами научных исследований, проводившихся во ВНИИ МВД СССР с 1982 г. по теме «Совершенствование деятельности аппаратов уголовного розыска в борьбе с организованными преступными группами».

Основной сложностью при изучении организованной преступности является отграничение ее от других сходных видов преступной деятельности, как то: рэкет, хищения, разбои, контроль над проституцией и азартными играми. Эта преступность имеет свои, присущие только ей признаки и формы нарушения закона. Выделение и анализ учеными различного рода признаков организованной преступности, связанных с консолидацией группы, ее структурой, иерархией, созданием системы защиты и др., на самом деле характеризует само объединение, но не организованную преступность как явление.

Наиболее верным считается определение, данное экспертами ООН: организованная преступность — это форма экономического предпринимательства, осуществляемого с помощью противоправных средств, связанных с угрозой применения физической силы, вымогательством, коррупцией, шантажом и другими методам, а также с использованием незаконно производимых товаров и услуг. Это своего рода серия сложных уголовных видов деятельности, осуществляемых в широких масштабах организациями и иными группами, имеющими внутреннюю структуру, которых толкает на это главным образом стремление получить финансовую прибыль и приобрести власть [73, c. 228].

11 стр., 5101 слов

Реферат: Транснациональные корпорации в странах переходной экономики тема диссертации по экономике, полный текст авто а

... необходимость транснационализации экономики России и выявить предпосыки для ее фактического осуществления; изучить методы внедрения и деятельности зарубежных транснациональных структур в российской экономике и сформулировать ... разграничения этих понятий бесспорна хотя бы потому, что подобный научный анализ всякого экономического явления обязательно предполагает строгую понятийную определенность и ...

К сожалению, организованная преступность во всем мире принимает транснациональный характер. На пороге XXI века именно транснациональная организованная преступность по существу стала реальной угрозой для безопасности всего человечества как по своим масштабам, так и по разрушительному влиянию. Она способна не просто расширять свою деятельность, но и нацеливать ее на подрыв безопасности экономики государств, в первую очередь развивающихся стран и стран с переходной экономикой. Вместе с тем, это явление носит глобальный характер, от него не застраховано ни одно государство, ни один регион. Дискуссионным до сих пор остается вопрос об определении транснациональной организованной преступности как уголовно-правовой и научной категории, ответ на который позволил бы более эффективно реализовывать на практике меры по борьбе с этим явлением.

Несколько предложений определения транснациональной организованной преступности рассматривались на международном симпозиуме по организованной преступности в Сант-Клауде в 1988 г. В результате обсуждения участника из стран-членов Интерпола пришли к соглашению принять за основу для будущих дискуссий рабочую формулу обозначения обсуждаемого понятия — «транснациональная организованная преступность». Было решено понимать транснациональную организованную преступность как «любое участие или организацию группы людей, которые непрерывно практикуют преступную деятельность, и чья главная цель — делать прибыль везде безотносительно к национальным границам». Таким образом, исходя из анализа этого определения, можно выделить по крайней мере четыре признака: наличие организации или участие в ней; непрерывность; наличие цели — прибыли; способы ее достижения, базирующиеся на игнорировании национальных границ [16].

Все перечисленные признаки, несомненно, определяют те или иные аспекты транснациональной организованной преступности, однако три первых являются базовыми и для определения организованной преступности в целом. Для выделения в этой формуле преступности ее транснациональной части остается единственный признак — осуществление преступной деятельности (как внутри, так и за рамками национальных границ).

Тем не менее, этот единственный признак все-таки не позволяет в полной мере осознать глобальность проблемы и тем более охватить характеристику ее особенностей.

Можно выделить два доминирующих подхода к попытке определить, что собой представляет транснациональная организованная преступность:

) с акцентированием внимания на описании самих преступных организаций, которые занимаются транснациональной преступной деятельностью; 2) через описание характерных для нее признаков такой деятельности [8, c. 18].

Наиболее полный набор характеристик приводится Канадской полицейской уголовно-разведывательной дирекцией. Он включает следующие признаки и их краткие характеристики: коррупция (использование незаконного влияния, эксплуатация слабостей и шантаж общественных и политических деятелей), дисциплина (принуждение к повиновению организации с помощью страха и насилия), внедрение (приложение усилий к проникновению в законные институты для увеличения возможностей получения прибыли в дальнейшем или повышения уровня защиты от разоблачения), изоляция (защита лидеров организации путем отделения их от рядовых членов, ячейки от ячейки и функции от функции), монополия (контроль над определенной сферой криминальной активности внутри географической территории с нетерпимостью к конкуренции), мотивация (единственной мотивацией является власть и влияние, проистекающие от накопления богатства, получением политических или социальных выгод), ниспровержение (общественных институтов, правовых и моральных ценностей), история (допускает захват и усовершенствование криминальной деятельности), насилие (используется без колебаний для достижений преступных целей организации), преступная извращенность (в использовании передовых коммуникационных систем, финансовых операций и контроля), непрерывность (подобно корпорации, организация способствует сохранению тех, кто ее создает и ей управляет), разнообразие в незаконной деятельности (к устранению зависимости организации от одного вида преступной деятельности), связь (члена с членом, и члена с организацией для солидарности и защиты, часто через комплекс обрядов посвящения), мобильность (игнорирование национальных и юрисдикционных границ).

3 стр., 1269 слов

Реферат: Финансовая деятельность государства

... организации и функционирования российского государства, так и специально относящихся к его финансовой деятельности, и конкретизируется в нормах финансового права. 1. Финансы и финансовая система. Единство финансовой системы РФ. 1.1 Понятие финансов. В условиях ...

Несомненно, что транснациональная организованная преступность по ряду признаков совпадает с общими характеристиками организованной преступности. Представленный перечень признаков в большей степени имеет общий характер, лишь последний из них в какой-то степени указывает на транснациональность, которая все-таки не должна пониматься столь узко. Поэтому концепции определения признаков транснациональных преступных организаций через характеристики, позволяющие отграничить их от иных организованных преступных формирований, присущих только транснациональным преступным организациям, более близки к их понятию, является наиболее удачной [16].

Транснациональная организованная преступная деятельность является наиболее рациональной и профессиональной частью криминального поведения, для нее наиболее характерным является стремление свести до минимума возможный риск и извлечь максимальную прибыль. Преступные организации способны учиться на своем и чужом опыте, обладать стратегическим видением ситуации и ее возможным развитием. Они часто прибегают к помощи высококлассных специалистов, используют самые современные технологии. Организованные преступники, действующие в той или иной стране, никогда бы не переступили ее национальных границ, если бы не видели выгоды, не получали бы серьезных преимуществ и возможностей.

Разграничивая понятия «организованная преступность» и «транснациональная организованная преступность», следует отметить, что «международная преступность» представляет собой противоправное функционирование транснационально-структурированных или профессиональных преступных объединений, не имеющих четкой организации групп обычных преступников разной численности и характера сплоченности (в том числе преступников одиночек), связанное с пересечением ими границ государств для реализации преступных замыслов, а также всю совокупность совершаемых ими деяний, в основном целью которых является противозаконное получение материальных и денежных средств. Несомненно, что «международная преступность» значительно более широкое понятие, чем «транснациональная организованная преступность», и что последняя является ее структурным элементом. Разграничение же этих понятий происходит по субъектам транснациональной преступной деятельности, по ее масштабам и степени организованности. Между тем разграничить субъектов организованной преступности, существующей в рамках границ определенных государств, и транснациональных ее форм возможно только с помощью анализа их деятельности. В этой связи представляется, что ведущим отличительным признаком транснациональной организованной преступности является специфика деятельности, которая имеет помимо этого транснациональный характер [16]. Определение этого ведущего признака позволяет очертить границу между национальной организованной преступностью, существующей внутри отдельных государств, и транснациональной, а также международной. Базой его определения является трактовка термина «транснациональный», предложенная еще в 1971 г. американскими криминологами, которая была взята за основу при обсуждении проблем транснациональной организованной преступности на Всемирной конференции в Неаполе в 1994 г. Под «транснациональной организованной преступной деятельностью» понимается осуществление преступными организациями незаконных операций, связанных с перемещением потоков информации, денег, физических объектов, людей, других материальных и нематериальных средств через государственные границы с целью использования благоприятной рыночной конъюнктуры в одном или нескольких иностранных государствах для получения существенной экономической выгоды, а также для эффективного уклонения от социального контроля с помощью коррупции, насилия и использования значительных различий в системах уголовного правосудия разных стран».

29 стр., 14183 слов

Курсовая работа: Теневая экономика сущность, структура, субъекты и способы борьбы с ней

... ВВЕДЕНИЕ Тема данной курсовой работы «Теневая экономика: сущность, структура, субъекты и способы борьбы с ней» является важной и актуальной для современного общества, поскольку любая экономическая система в любой ... государство, ограничивающее его законами и взимающее с него налоги, нередко воспринимаются как некая враждебная сила. Именно в целях защиты от такой силы «включаются» различные теневые ...

Таким образом, организованная преступная деятельность становится транснациональной, если она: 1) связана с незаконными операциями по перемещению материальных и нематериальных средств через государственные границы, которые приносят существенную экономическую выгоду; 2) при ее осуществлении используются благоприятная рыночная конъюнктура других государств, значительные различия в системах уголовного правосудия разных стран, а также проникновение в их легальную экономику с помощью коррупции и насилия.

Транснационализация организованной преступной деятельности, т.е. выход ее за границы национальной территории одного государства, в настоящее время является международным процессом, в сущности — это один из высших уровней криминальной эволюции. Современные коммуникационные технологии и обширные связи организованной преступности облегчили ей установление контактов с партнерами в других странах и на других континентах; современные банковские системы электронных расчетов дают возможность осуществлять международные преступные сделки, связанные в первую очередь с «отмыванием» доходов, полученных незаконным путем, а также различного рода финансовыми махинациями [8, c. 19].

Транснациональная организованная преступная деятельность является наиболее рациональной и профессиональной частью криминального поведения, для нее наиболее характерным является стремление свести до минимума возможный риск и извлечь максимальную прибыль. Преступные организации способны учиться на своем и чужом опыте, обладать стратегическим видением ситуации и ее возможным развитием. Они часто прибегают к помощи высококлассных специалистов, используют самые современные технологии. Организованные преступники, действующие в той или иной стране, никогда бы не переступили ее национальных границ, если бы не видели выгоды, не получали бы серьезных преимуществ и возможностей.

4 стр., 1705 слов

Реферат: Международно-правовые проблемы регулирования исключительной экономической зоны

... . правовое регулирование и определение исключительной экономической зоны затрагивают геополитические и экономические интересы государств. Кроме того, в данном реферате приведены схемы и таблицы, позволяющие наглядно рассмотреть некоторые важные аспекты понятия исключительной экономической зоны. История развития института исключительной экономической зоны ...

Исходя из всего вышесказанного хотелось бы сделать следующий вывод: транснациональная преступная деятельность, с учетом ее глобального масштаба, мало чем отличается по своему строению и организации от крупнейших легальных корпораций, располагающих постоянными специализированными структурами для осуществления различных экономических операций (экспортно-импортных, торговых, кредитно-финансовых и др., что позволяет отграничивать транснациональную организованную преступность от деятельности преступных организованных групп, имеющих возможность лишь эпизодически осуществлять отдельные международные операции).

В связи с широким спектром и масштабом высоко-прибыльной деятельности транснациональные преступные организации осуществляют «контроль над огромными финансовыми средствами», иногда превосходящими размеры валового национального продукта некоторых стран. Развивающиеся страны и страны с переходной экономикой, в условиях перестройки экономических отношений нередко оказывается в значительной степени зависимыми от действующих на их территории транснациональных преступных организаций. Такая зависимость обусловливает «масштабное проникновение представителей транснациональной организованной преступности в органы власти и управления государства», приводит к тому, что они оказываются вовлеченными в ее преступную деятельность, сами становятся ее проводниками и активно уклоняются от международного сотрудничества в борьбе с международной преступностью.

Созданный таким путем сложный конгломерат из властных государственных и транснациональных преступных органов начинает действовать как единый механизм по хорошо отлаженной схеме, не только легко подчиняя своим интересам национальную экономику, но и воздействовуя на экономику других стран, в которых осуществляется такая преступная деятельность [41, c. 33]. При этом преступники фактически защищены от любых видов контроля, поскольку государство, призванное таковой осуществлять, напротив, направляет свои усилия на обеспечение еще большей безопасности для преступной деятельности. Это, конечно, крайний случай, демонстрирующий реальность и силу транснациональной организованной преступности в рамках международной, ее способность подчинять своим интересам целые государства, препятствовать их экономическому развитию и в целом угрожать международной безопасности. Однако уже сегодня можно говорить об этом, исходя не из гипотетических предположений, а как о реальной действительности, которую, например, демонстрируют всему миру некоторые азиатские и южноамериканские наркогосударства, в бюджеты которых входит запланированное получение доходов от торговли наркотиками.

Давая общую характеристику сотрудничества государств по борьбе с международной преступностью, нужно охарактеризовать основные принципы международного права, с которыми соприкасается вплотную сотрудничество государств в борьбе с преступностью.

Принципы сотрудничества. Этот принцип реализуется в международных отношениях в двух формах — договорной и институционной.

Договорная форма — это заключение государствами договоров по совместной борьбе с преступностью, например, такие как Конвенция ООН 1988 года о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, Конвенция против отмывания денежных средств, полученных противозаконным способом от преступной деятельности 1999 года, Конвенция о борьбе с транснациональной преступностью 2000 года, подписанную в г.Палермо (Италия).

К этим конвенциям надо прибавить еще множество других многосторонних договоров, например, Минскую конвенцию о правовых отношениях и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, Европейскую конвенцию 1957 года об экстрадиции, участниками которой на начало 2003 года были европейских государств и др. [57, c. 163].

К настоящему времени Российская Федерация является участницей примерно многосторонних договоров, нацеленных на борьбу с общеуголовной преступностью. Кроме многосторонних договоров, ею заключено двусторонних соглашений, с Российской стороны в которых выступает Министерство внутренних дел. Надо отметить, что во всех этих соглашениях есть статья об оказании министерствами друг другу помощи в розыске обвиняемых, преступников и без вести пропавших лиц (например, соглашение, заключенное между МВД России и МВД Республики Азербайджан 1998 года, другие аналогичные соглашения).

Институционная форма — это создание государствами международных организаций, которые в их внешних сношениях выполняют роль постоянно функционирующего механизма по решению конкретных проблем общего сотрудничества. Сейчас в мире есть две такие организации — Интерпол и Европол. Обе они занимаются исключительно вопросами борьбы с преступностью: Интерпол — в мировом масштабе, Европол — в рамках Европейского региона. При этом, Европол, согласно Шенгенскому соглашению европейских государств от 1994 года, занимается вопросами пресечения и раскрытия только преступлений транснационального характера и только трех видов: нелегальный оборот наркотических средств, незаконная торговля оружием, отмывание денежных средств, полученных от преступной деятельности. Для работы в Европоле страны-участницы откомандировали обусловленное предварительным решением количество оперативных сотрудников криминальной полиции. Их численность в настоящее время почти в 5 раз превосходит штат сотрудников Интерпола (примерно 350 человек).

В отличие от Европола, сотрудники Интерпола обладают статусом международных служащих, в то время, как сотрудники штаб-квартиры Европола в Брюсселе остаются полицейскими служащими, наделенными компетенцией оперативного состава, использующего в своей работе оперативно-розыскные средства. Розыском, как таковым они не занимаются, а только разработкой международно-организованных преступных сообществ, установлением их участников с целью их передачи следственным органам государства, на территории которого удалось установить и отследить маршруты перемещения конкретного фигуранта [57, c. 163].

Сотрудники штаб-квартиры Интерпола, наоборот, не наделены такой компетенцией. Согласно Уставу Интерпола (ст. п. «в»), в их функции входит методическое и организационное обеспечение международного розыска, его распространение на страны любого региона земли и на территорию всех стран-участниц.

Учредительные документы (Уставы) еще нескольких международных организаций — ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения), ЮНЕСКО (Организация Объединенных Наций по вопросам науки, культуры, образования), ИКАО (Международная организация гражданской авиации) и др. предусматривают их направленное участие на борьбу с преступлениями отдельных видов, которые затрагивают их сферу функционирования, и они, имеющимися в распоряжении международных организаций средствами делают это, — заключают договоры, в которых всегда эти преступления квалифицируются как экстрадиционные и предусматривается выдача виновных лиц. А мы знаем, что более чем в половине случаев такой выдаче предшествует международный розыск подлежащего выдаче лица. К числу конвенций, заключенных, например, в рамках ИКАО, относятся Гаагская конвенция 1970 года о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, Монреальская конвенция 1971 года о борьбе с преступлениями, совершенными на борту воздушного судна и др. [16]

Принцип невмешательства во внутренние дела друг друга в международном праве принято выводить из политико-правового института, характеризующего независимость каждого государства в мировом сообществе, — это его суверенитет. Суверенитет — это полная независимость каждого государства в проведении своей внутренней и внешней политики. Он реализуется в установлении каждым государством на своей территории собственных законов и требований их соблюдения, подчинения им всех находящихся в пределах его территориального верховенства людей, как собственных граждан, так и иностранцев. Отсюда следует, что государство, его компетентные органы могут принять решение о розыске, а также выдаче иностранца, запрашиваемого другой страной за совершенное там деяние и обусловить свое решение нормами национального закона и нормами международного договора, участницей которого является.

Принцип равенства. Согласно этому принципу все государства, вне зависимости от величины своей территории, численности населения, военной мощи и усвоению достижений научно-технического прогресса в международных отношениях пользуются суверенным равенством, имеют равные права и обязанности и вообще являются полностью равноправными членами мирового сообщества. Понятие равенства означает, что:

все государства равны между собою юридически;

должны уважать это равенство других государств;

каждое государство само вправе решать вопрос о своем участии в том или ином договоре, конвенции, быть или не быть членом международной организации;

каждое государство независимо в выборе партнеров по сотрудничеству, в определении объема своего участия в нем;

государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства по заключенному договору [52, c. 104].

Принцип добросовестного исполнения международных обязательств. На соблюдении этого принципа, можно сказать, держаться все договорные отношения государств, в том числе и их сотрудничество в борьбе с преступностью. Надо отметить, что вопросы борьбы с преступностью все государства относят к сфере своих внутренних дел, внутригосударственного правового регулирования, в которую не вправе вторгаться другие государства и международные организации. В этой сфере каждое из них придерживается собственной политики и опирается на собственный опыт и традиции. Ссылаясь на свой суверенитет, они чаще негативно, чем позитивно воспринимают неизбежность или перспективу внесения каких-либо изменений в свое уголовное или уголовно-процессуальное законодательство. А если последние неизбежны в силу принятых на себя обязательств по договору, они, тем не менее, стремятся сдерживать воздействие договорных норм на национальное законодательство.

Принцип добросовестного выполнения международных обязательств заставляет государства сообразовываться с их договорными обязательствами.

Принцип уважения прав и свобод человека. Во избежание дублирования ряда положений этого принципа он будет рассмотрен ниже в числе «специальных принципов».

Специальные принципы:

сотрудничество по делам общеуголовных преступлений. Категорию этих преступлений образуют все правонарушения, которые остаются после того, как из уголовного законодательства мы удалим деяния политического, военного, расового и религиозного характера. Но не только. Согласно повседневной практике Интерпола, а именно он в данном случае определяет мировую практику международного розыска, в категорию общеуголовных преступлений не включаются также воинские преступления (не военные, а воинские), таможенные нарушения, нарушения законодательства о предпринимательской деятельности. В последнем случае критериев отнесения конкретного деяния к предпринимательской и коммерческой деятельности в Интерполе пока нет, как нет и случаев объявления в розыск людей за такие действия. Таким образом, общеуголовными правонарушениями будут те, что останутся после математических вычитаний из уголовных кодексов перечисленных выше деяний;

неотвратимость ответственности за совершенное правонарушение. Этот принцип принят уголовной юстицией всех стран мира. Он возник в глубокой древности из общечеловеческой потребности обязательного наказания всякого зла: зло должно быть наказано, а добро должно торжествовать. Идея наказания, возмездия, кары злодея прослеживались во всех законодательных актах. Она была в прошлом двигателем уголовной политики государств. С тех пор многое в этой политике изменилось, претерпел изменение и сам принцип, в котором вместо кары, возмездия осталась идея неотвратимости ответственности лица, совершившего какое-то противоправное деяние. Заставить ответить за содеянное можно только тогда, когда виновный есть, если его нет, репрессивный механизм государства работает вхолостую. Вот здесь и необходим розыск виновного лица[52, c. 105].

Принцип неотвратимости ответственности за совершенное правонарушение в наше время рассматривается как двигатель розыскной работы правоохранительных органов, от результатов которой зависит их авторитет. Таким же двигателем он является и для проведения международного розыска обвиняемых и преступников. По нашему мнению, принцип неотвратимости ответственности за совершенное противоправное деяние в прошлом дало начало всему международному сотрудничеству государств в борьбе с преступностью. Во-первых, оно берет свое начало с обращений государств о выдаче конкретных лиц (от себя замечу, что их часто приходилось предварительно разыскивать).

Во-вторых, эта практика разовых обращений с просьбой о выдаче, в XVIII веке стала заменяться заключением договоров, предусмотрительно предусматривавших заранее возможность такой выдачи. В-третьих, проявление инициативы по установлению и поддержанию рабочих контактов в совместной борьбе с преступностью в конце XIX и начале ХХ века взяли на себя полицейские ведомства государств. Как отметил В.Ф. Цепелев, остро понадобилось международно-правовые средства борьбы «дополнить полицейскими средствами, а вся повседневная работа по реализации международного сотрудничества в этой сфере по силам только полиции разных государств» [52, c. 105].

Эти инициативы объяснялись, прежде всего, тем что на долю полиции в практическом сотрудничестве выпала функция розыска скрывшихся преступников. Поэтому именно полицейскими руководителями разных стран была реализована выдвигавшаяся с конца XIX века идея создания «международного полицейского союза», сотрудники которого будут заниматься преследование «по горячим следам» скрывшихся преступников и их розыском за пределами государства — места совершения преступления. Идея эта частично была реализована в созданной в 1923 году международной организации уголовной полиции, получившей с 1947 года свое второе название — Интерпол. В работе этой организации с первых же дней проявилась главная цель создания — проведение международных розысков преступников. С января 1924 года был начат выпуск оповещений о международном розыске сначала только преступников и подозреваемых в совершении преступления лиц, а в 1927 году — розыск без вести пропавших лиц. И в настоящее время международный розыск остается главным направлением работы Интерпола. Тем самым он вносит свой большой вклад в международное сотрудничество государств в борьбе с преступностью, а тем самым в реализацию принципа неотвратимости ответственности за совершенное правонарушение.

принцип двойной инкриминации (преступности).

Такое наименование получил принцип, согласно которому выдача преследуемого органами следствия лица одним государством другому может состояться только, если совершенное им уголовное деяние есть и в уголовном кодексе государства, к которому обращена просьба о выдаче. В противном случае в выдаче будет отказано, так как в запрашиваемом государстве это действие не считается правонарушением (не криминализировано).

Какое отношение имеет выдача к розыску? Прямое! Во-первых, выше уже указывалось, что в более половины, а часто значительно больше — более двух третей случаям выдачи предшествовал розыск подлежащего выдаче лица. Во-вторых, если не каждой выдаче предшествовал розыск, то всякий разыскиваемый обвиняемый, преступник должен быть выдан просящей о розыске стране. А эта выдача состоится только, если разыскиваемый совершил деяние, которое и государство, где преступника удалось обнаружить, квалифицирует это деяние как уголовно-наказуемое.

принцип выполнения запрашиваемых другим государством действий проводится исполняющим эти действия государством по собственным национальным нормам закона. Иначе и быть не может. Каждое государство, принимая закон, четко определяет территорию его действия — это только собственная территория. В ее пределах оно осуществляет полную юрисдикцию, в том числе и над всеми находящимися на ней людьми, как собственными гражданами, так и над лицами без гражданства и иностранцами (кроме иностранцев, имеющих дипломатический статус или статус международного служащего аппарата международной организации) [29, c. 22].

«Юрисдикция — это проявление государственного суверенитета. Она обозначает сферу действия государственной власти». В силу этого положения, государственные органы при получении из-за границы просьбы о выполнении каких-либо процессуальных, иных должностных действий опираются на нормы и предписания национальных законов и подзаконных актов.

принцип соблюдения прав и свобод человека продублирован в сфере сотрудничества государств в совместной борьбе с преступностью намеренно. Дело в том, что как основной принцип международного права он охватывает огромную сферу его воздействия на внутригосударственные отношения, связанные со статусом личности в обществе и государстве. Это гражданские, политические, социальные, культурные права человека, которые закреплены в конституционных актах государств. Сюда же следует добавить большой комплекс отношений, связанных с правом каждого человека на труд, образование, духовное развитие, медицинское обслуживание, социальное обеспечение. В демократическом правовом государстве все эти права всегда бывают более или менее, но достаточно защищены, так как в таких государствах общественные силы добились прозрачности таких отношений и их обеспечения государственным механизмом.

В сфере сотрудничества в борьбе с преступностью государства были вынуждены оперировать теми же нормами о правах и свободах человека, которые были выработаны мировым сообществом по окончании Второй мировой войны. Это, прежде всего, Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной ассамблеей ООН декабря 1948 года, это и два принятых в 1966 году пакта о правах человека: первый — о гражданских и политических правах, второй 0 об экономических, социальных и культурных правах. К ним можно добавить и большое количество других международно-правовых актов. Все они направлены на регулирование отношений, не связанных с проблемой борьбы с преступностью [29, c. 23].

Рассматриваемый же здесь специальный принцип о соблюдении прав и свобод человека нацелен на их уважение, соблюдение применительно к тем людям, которые вольно или невольно оказались вовлечены в сферу функциональной деятельности органов уголовной юстиции и полиции. Существует много отличий в условиях, в которых нарушаются права рабочего на заводе и права осужденного, отбывающего наказание в виде лишения свободы в тюрьме, или задержанного в КПЗ. В обоих последних случаях и заключенный и задержанный находятся в полной изоляции от мира и могут быть подвергнуты любым издевательствам, истязаниям, пыткам.

Правоохранительные органы в своей повседневной работе имеют дело с людьми, причем, чаще с людьми подозреваемыми, обвиняемыми в совершении преступления, или же осужденными. В своем обращении с ними работники правоохранительных органов пренебрегают или же грубо нарушают их конституционные права, подвергают безосновательному задержанию, содержанию под арестом, применяют меры физического насилия, даже пытки.

Признавая правомерность негативного отношения общества к лицам из преступной среды мировое сообщество в целом не вычеркивает их из человеческого общества. А поэтому ввело в число основных принципов международного права и принцип уважения прав и свобод человека, причем, каждого человека, в том числе и подозреваемого, обвиняемого, осужденного, заключенного [71, c. 69].

Для достижения этой нелегкой цели в рамках Организации Объединенных Наций были приняты несколько специальных документов рекомендательного и несколько документов обязывающего характера. К первой группе относятся стандартные минимальные правила обращения с осужденными и заключенными, принятые в 1955 году участниками I Международного конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с преступниками. Особенность этого и всех последующих документов состоит в том, что осужденными в нем названы все категории осужденных, приговоренных как к лишению свободы, так и к другим мерам наказания, а заключенными — все, взятые под стражу, в том числе и задержанные, и лица, ожидающие суда. После названных правил были приняты такие же стандартные минимальные правила обращения с осужденными и заключенными — женщинами (1975 год); правила обращения с осужденными и заключенными — несовершеннолетними (1979 год); с осужденными и заключенными — иностранцами (1980 год).

Особого внимания заслуживает принятая в 1985 году в ООН Конвенция против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. В преамбуле Конвенции было указано, что ее подписание было обусловлено многочисленными случаями применения правоохранительными органами пыток и других жестоких методов по отношению к людям, проходящим по расследуемым уголовным делам не только в качестве подозреваемых или обвиняемых, но и в качестве свидетелей, или же просто родственников этих лиц.

принцип невыдачи собственных граждан также имеет самое непосредственное отношение к розыску. Если из-за границы поступила просьба о розыске конкретного человека, а он является гражданином этого государства, в случае его обнаружения он не будет выдан. В таких случаях, если совершенное им за границей деяние является уголовно-наказуемым и по Уголовному кодексу запрашиваемого государства (принцип двойной преступности), он может быть привлечен и наказан в своей стране, конечно, если об этом попросит государство, где он совершил преступление, направив об этом соответствующую просьбу, поручение, как указано в ст. 72-75 Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года, а также во всех двусторонних договорах России аналогичного содержания [71, c. 70].

Таким образом, международная преступность представляет собой совокупность всех преступных деяний, совершенных в определенный период в государствах. При этом различают два основных вида сотрудничества государств в борьбе с международной преступностью: заключение международных договоров по различным аспектам этой деятельности и участие государств в международных организациях, специализирующихся на борьбе с преступностью.

.2 Законодательство России о международной правовой помощи при производстве по уголовным делам

Под правовой помощью по уголовным делам понимаются процессуальные действия, осуществляемые правоохранительными органами на основании запросов учреждений юстиции иностранных государств в соответствии с положениями международных договоров.

Оказание правовой помощи по уголовным делам предусматривают международные договоры РФ — межгосударственные, межправительственные и межведомственные. В отдельную группу можно выделить соглашения Генеральной прокуратуры РФ, конвенции о борьбе с преступлениями международного характера (их около двадцати — Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г., Конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г. и др.).

В этих конвенциях зафиксированы, как правило, один-два вида правовой помощи по уголовным делам (обычно это выдача лиц для привлечения к ответственности и связанные с этим юридические действия — обмен информацией, передача предметов, связанных с преступлением, др.); договоры о правовой помощи по гражданским и уголовным делам (их порядка тридцати).

При этом необходимо учитывать, что, во-первых, некоторые соглашения в настоящее время прекратили свое действие (в частности, договоры с ГДР 1979 г., с Югославией 1962 г.), и, во-вторых, правовая помощь по уголовным делам предусматривается не всеми договорами о правовой помощи (некоторые договоры — о помощи лишь по гражданским делам) [44].

В последнее время вступили в силу Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., договоры о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам между РФ и Азербайджаном (1992 г.), Киргизией (1992 г.), Литвой (1992 г.), Латвией (1993 г.), Эстонией (1993 г.), Молдавией (1993 г.), Договор между РФ и Латвийской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания 1993 г., Договор о правовой помощи по гражданским и уголовным делам между РФ и КНР 1992 г., Договор о выдаче между РФ и КНР 1995 г. и др.

Межправительственные договоры — это прежде всего двусторонние соглашения по борьбе с отдельными видами преступлений международного характера (незаконные операции с наркотиками, культурными ценностями, контрабанда) и соглашения о сотрудничестве и обмене информацией в области борьбы с нарушениями налогового законодательства (исключение составляет, пожалуй, лишь Соглашение между Правительствами РФ и США о сотрудничестве по уголовно-правовым вопросам 1995 г., носящее общий характер).

Договоры такого рода, как правило, предусматривают следующие виды сотрудничества: обмен данными о лицах, совершающих указанные преступления; обмен информацией о готовящихся и совершенных преступлениях, а также о способах их совершения; обмен соответствующими специалистами и технологиями и т.д. В эту же группу могут быть отнесены соглашения о сотрудничестве и обмене информацией в области борьбы с нарушениями налогового законодательства.

Соглашения о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры можно выделить в отдельную группу. В их числе: Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры от 8 октября 1992 г. (Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия), соглашения с Украиной (1993 г.), Молдавией (1993 г.), Грузией (1993 г.), Арменией (1993 г.), Таджикистаном (1995 г.), Туркменистаном (1995 г.) [44].

Правовая помощь по данным соглашениям включает следующее:

пересылка материалов прокурорско-следственной деятельности;

выполнение отдельных процессуальных действий;

осуществление надзорных функций, связанных с расследованием преступлений;

содействие в розыске преступников, пропавших без вести, а также этапировании арестованных и осужденных;

борьба с правонарушениями в области экономики и внешнеэкономической деятельности;

обмен информацией о преступниках и лицах, причастных к преступлениям;

сотрудничество по иным вопросам прокурорской деятельности.

Взаимодействие осуществляется через генеральные прокуратуры сторон, если межгосударственным соглашением не установлен иной порядок. Просьба об оказании правовой помощи подписывается Генеральным прокурором или его заместителем.

При исполнении ходатайства применяется законодательство запрашиваемого государства. Однако при этом могут применяться и процессуальные нормы запрашивающего государства, если они не противоречат законам запрашиваемой стороны.

Согласно положениям договоров, правовая помощь по уголовным делам оказывается органами суда, прокуратуры, другими учреждениями государств, к компетенции которых относятся расследование и рассмотрение уголовных дел. Некоторые виды правовой помощи, в частности, вручение документов, могут совершаться дипломатическими и консульскими представительствами государств. Однако следует учитывать, что сношения по вопросам выдачи, уголовного преследования лиц, а также исполнения следственных поручений, затрагивающих права граждан и требующих санкций прокурора, осуществляются генеральными прокурорами (прокурорами) сторон.

По вопросам оказания правовой помощи стороны взаимодействуют через свои центральные органы. В случае поступления поручений с просьбой об оказании правовой помощи из правоохранительных органов зарубежных государств непосредственно в российские территориальные органы внутренних дел, прокуратуру и др. необходимо уведомить об этом Генеральную прокуратуру РФ и ждать указаний.

С государствами, с которыми договоры о правовой помощи не заключены, сношения осуществляются дипломатическим путем.

Правовая помощь оказывается на основании запроса (поручения, ходатайства, просьбы) об оказании правовой помощи, в котором указываются:

наименование запрашиваемого учреждения;

наименование запрашивающего учреждения;

наименование дела, по которому запрашивается правовая помощь;

имена и фамилии сторон, свидетелей, подозреваемых, подсудимых, осужденных или потерпевших, их местожительство и местопребывание, гражданство, занятие, а также место и дата рождения и, по возможности, фамилии и имена родителей; для юридических лиц — их наименование и местонахождение;

содержание поручения, а также другие сведения, необходимые для его исполнения;

описание и квалификация совершенного деяния и данные о размере ущерба, если он был причинен в результате деяния.

Поручение должно быть подписано и скреплено гербовой печатью запрашивающего учреждения. Обычно оно составляется на государственном языке запрашивающей стороны (в Конвенции СНГ 1993 г. предусматривается возможность использования одного языка — русского).

К поручению прилагается заверенный официальный перевод на государственный язык запрашиваемой стороны [43].

При исполнении поручения об оказании правовой помощи запрашиваемое учреждение применяет законодательство своего государства. По просьбе запрашивающего учреждения оно может применить и процессуальные нормы запрашивающей стороны, если только они не противоречат законодательству запрашиваемой стороны.

Если запрашиваемое учреждение не компетентно исполнить поручение, оно пересылает его компетентному учреждению и уведомляет об этом запрашивающее учреждение.

По просьбе запрашивающего учреждения запрашиваемое учреждение своевременно сообщает ему и заинтересованным сторонам о времени и месте исполнения поручения, с тем чтобы они могли присутствовать при исполнении поручения в соответствии с законодательством запрашиваемой стороны.

В случае, если точный адрес указанного в поручении лица неизвестен, запрашиваемое учреждение принимает в соответствии с законодательством стороны, на территории которой оно находится, необходимые меры для установления адреса.

После выполнения поручения запрашиваемое учреждение возвращает документы запрашивающему учреждению; в случае, если правовая помощь не могла быть оказана, оно одновременно уведомляет об обстоятельствах, которые препятствуют исполнению поручения, и возвращает документы запрашивающему учреждению.

Государства самостоятельно несут расходы, возникающие при оказании правовой помощи на их территории.

Существует следующий объем правовой помощи.

Вручение документов. Факт вручения удостоверяется подтверждением, подписываемым лицом, которому вручен документ, скрепленным официальной печатью соответствующего учреждения с указанием даты вручения. В случае невозможности вручения документов по указанному в поручении адресу принимаются меры по его установлению. При неустановлении адреса об этом уведомляется запрашивающее учреждение; ему возвращаются документы, подлежащие вручению [1, c. 106]

Установление адресов и других данных. Государства по просьбе оказывают друг другу в соответствии со своим законодательством помощь при установлении адресов лиц, проживающих на их территориях, если это требуется для осуществления прав их граждан. При этом запрашивающая сторона сообщает имеющиеся у нее данные для определения адреса лица, указанного в просьбе. Учреждения юстиции оказывают помощь, в частности, в установлении места работы и доходов проживающих на территории запрашиваемого государства лиц, которым в учреждениях юстиции запрашивающей стороны предъявлены имущественные требования по уголовным делам.

Осуществление уголовного преследования. Государства обязуются по поручению запрашивающей стороны осуществлять в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против граждан (в том числе собственных), подозреваемых в том, что они совершили преступление на территории договаривающегося госу
дарства. Поручение об осуществлении уголовного преследования должно содержать, помимо прочего: фамилию, имя, гражданство подозреваемого, иные сведения о нем; описание деяния, времени и места его совершения; текст закона запрашивающей стороны, на основании которого деяние признается преступлением, а также иные нормы законодательства, имеющие существенное значение по делу; заявления потерпевших по уголовным делам, возбуждаемым по заявлению потерпевшего, и заявления о возмещении вреда; указание размера ущерба, причиненного преступлением.

К поручению прилагаются имеющиеся в распоряжении запрашивающей стороны материалы дела, иные доказательства. Все документы предоставляются в подлиннике и удостоверяются гербовой печатью компетентного учреждения. При направлении возбужденного уголовного дела расследование по делу производится запрашиваемой стороной в соответствии со своим законодательством. Запрашивающая сторона уведомляется о результатах преследования; ему также передается копия окончательного решения.

При этом однако уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное — подлежит прекращению, если истек срок давности, поручение направлено после вступления в силу приговора или принятия иного окончательного решения по данному факту [1, c. 107].

Розыск, лиц. Это правовое действие проводится в целях привлечения к ответственности, обеспечения выдачи или приведения приговора в исполнение и заключается в мероприятиях (процессуальных и оперативных) по отысканию соответствующего лица, осуществляемых в соответствии с внутренним законодательством. Следует обратить внимание на то, что цель розыска должна указываться обязательно. Например, если лицо разыскивается за совершение деяния, не являющегося в запрашиваемом государстве преступлением, розыск производиться не будет.

Взятие лица под стражу для обеспечения выдачи. Это действие состоит в применении в соответствии с внутренним законодательством меры пресечения — заключения под стражу. Указание цели этого юридического действия также обязательно. Необходимо учитывать, что лицо не может быть взято под стражу по данному поручению, если оно не может быть выдано.

Имеются некоторые различия в регламентации этого действия конвенциями по борьбе с отдельными видами преступлений международного характера и договорами о правовой помощи.

Согласно многосторонним конвенциям заключение под стражу предполагаемого преступника производится в соответствии с национальным законодательством государства, на территории которого преступник находится. О взятии лица под стражу уведомляются: государство, на территории которого было совершено преступление; государство, против которого было совершено преступление; государства, гражданами которых являются преступник и потерпевшие; другие заинтересованные государства, международные организации и должностные лица [33, c. 91].

В соответствии с договорами о правовой помощи государство, получившее требование о выдаче, должно немедленно принять меры к взятию под стражу соответствующего лица (кроме случаев, когда выдача не производится).

О взятии под стражу или задержании немедленно уведомляется запрашивающая сторона.

Лицо, выдача которого требуется, в некоторых случаях может быть взято под стражу и до получения требования о выдаче — на основании ходатайства запрашивающего государства. Такое ходатайство в целях оперативности может быть передано по почте, телеграфу, телексу или телефону и должно содержать ссылку на вынесенное в запрашивающем государстве постановление о взятии под стражу или на вступивший в законную силу приговор, а также указание, что требование о выдаче будет предоставлено дополнительно. Задержанное по ходатайству лицо должно быть освобождено, если требование о выдаче не поступит в течение месяца со дня взятия под стражу, а лицо, задержанное без ходатайства, — в течение срока, предусмотренного законодательством для задержания.

Выдача правонарушителя. Различают три вида выдачи: выдача лица для привлечения к уголовной ответственности; выдача лица для приведения приговора в исполнение; выдача на время [1, c. 107].

Согласно конвенциям о борьбе с отдельными видами преступлений международного характера, основаниями выдачи лица для привлечения к уголовной ответственности являются: совершение лицом деяния, предусмотренного международным договором в качестве основания выдачи; просьба соответствующего государства о выдаче преступника. При этом просьба о выдаче может быть не удовлетворена, если у запрашиваемого государства имеются основания полагать, что просьба о выдаче направлена с целью преследования лица по признаку национальной, расовой, этнической принадлежности или политическим взглядам (см. Конвенцию о борьбе с захватом заложников 1979 г.).

Несколько иначе решается вопрос о выдаче в договорах о правовой помощи. Для привлечения к ответственности лицо может быть выдано за совершение в принципе любых преступлений, а не только конкретных преступлений международного характера. При этом выдача производится лишь за деяния, наказуемые по законам и запрашивающего, и запрашиваемого государств, за которые предусматривается наказание в виде лишения свободы на определенный срок (как правило, свыше одного года) или более тяжкое наказание.

Не выдаются в соответствии с договорами о правовой помощи: собственные граждане; лица, в отношении которых уголовное преследование не может быть возбуждено вследствие истечения срока давности либо иного законного основания; лица, в отношении которых уже вынесен вступивший в законную силу и исполненный приговор за то же преступление либо есть вступившее в силу постановление о прекращении производства по делу. Выдача также не производится, если преступление преследуется в порядке частного обвинения. В выдаче может быть отказано, если преступление было совершено на территории запрашиваемого государства.

Договоры предусматривают, что без согласия запрашиваемой стороны выданное лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности либо подвергнуть наказанию за совершенное до выдачи преступление, за которое оно не было выдано, или выдать третьему государству. Однако это правило не действует, если выданное лицо по истечении месяца после окончания производства по делу, а в случае осуждения — по истечении месяца после отбытия наказания или освобождения не покинет территорию запрашивающего государства.

Если лицо, выдача которого требуется, на территории запрашиваемого государства уже привлечено к уголовной ответственности или осуждено, выдача таких граждан может быть отсрочена до прекращения уголовного преследования, приведения приговора в исполнение или до освобождения от наказания [6, c. 72].

Выдача лиц для приведения приговора в исполнение состоит в передаче лица, осужденного иностранным судом и скрывшегося от отбывания наказания, но задержанного на территории другого государства. К поручению о выдаче необходимо прилагать заверенную в соответствующем порядке (как правило, Министерством юстиции) копию вступившего в силу приговора в отношении данного лица.

Выдача для приведения приговора в исполнение производится за такие деяния, которые в соответствии с законодательством сторон являются наказуемыми и за совершение которых гражданин был приговорен к лишению свободы на срок не менее шести месяцев или к более тяжкому наказанию.

Что касается выдачи на время, то если лицо, выдача которого требуется, на территории запрашиваемого государства уже привлечено к ответственности или осуждено, оно может быть выдано на время расследования конкретного преступления, в отношении которого поступило требование о выдаче. Выданное на время лицо после проведения следствия по делу должно быть возвращено.

Производство обысков, выемок, изъятий. Основанием для совершения данных следственных действий является решение компетентного органа запрашиваемого государства, вынесенного в соответствии с просьбой о правовой помощи и должным образом санкционированного.

Если необходимо получить из иностранного государства документы, записи и другие доказательства, нужно в запросе указать держателя и/или местонахождение документов и описать их, по возможности указав все детали (например, для банковских документов — название банка, его адрес, номер счета и фамилию владельца счета, описание необходимых документов).

Производство экспертиз. Основанием для производства соответствующих экспертиз служит постановление компетентного органа, должным образом санкционированного. Прежде чем направлять поручение о производстве экспертизы, следует проконсультироваться с отечественными экспертами о вопросах, которые должны быть поставлены. Кроме того, следует учитывать, что некоторые виды экспертиз по линии прокуратуры могут производиться за счет запрашивающего государства [1, c. 109].

Передача предметов. По просьбе запрашивающей стороны ей могут передаваться предметы: использованные при совершении преступления, в том числе предметы и орудия преступления; приобретенные в результате совершения преступления или в качестве вознаграждения за него; имеющие значение доказательств в уголовном деле. При этом, если указанные предметы необходимы в качестве доказательств по уголовному делу в запрашиваемом государстве, их передача может быть отсрочена до окончания производства по делу. По окончании производства по делу переданные предметы должны быть возвращены.

Допросы свидетелей, потерпевших, экспертов, других участников процесса в запрашиваемом государстве. Данное действие в общем сходно с аналогичными действиями, проводимыми в соответствии с отечественными отдельными поручениями.

Вызов обвиняемых, свидетелей, потерпевших, экспертов, других лиц, имеющих отношение к процессу, в запрашивающее государство. По ходатайству запрашивающего государства участники процесса могут быть вызваны для допроса или производства с их участием других следственных действий. При этом в запросе нужно указывать, по возможности, фамилию, адрес и номер телефона российского должностного лица (в стране проживания иностранца), с которым следует связаться для уточнения деталей поездки.

Свидетель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, а также эксперт, который по вызову, врученному учреждением запрашиваемой стороны, явится в учреждение юстиции запрашивающей стороны, не могут быть независимо от своего гражданства привлечены на ее территории к уголовной или административной ответственности, взяты под стражу и подвергнуты наказанию за деяние, совершенное до пересечения ее государственной границы. Такие лица не могут быть также привлечены к ответственности, взяты под стражу или подвергнуты наказанию в связи с их свидетельскими показаниями или заключениями в качестве экспертов в связи с уголовным делом, являющимся предметом разбирательства.

Однако указанные лица утрачивают эту гарантию, если они не оставят территорию запрашивающей стороны, хотя и имеют для этого возможность, до истечения суток с того дня, когда допрашивающее их учреждение юстиции сообщит им, что в дальнейшем в их присутствии нет необходимости. В этот срок не засчитывается время, в течение которого эти лица не по своей вине не могли покинуть территорию запрашивающей стороны.

Свидетелю, эксперту, а также потерпевшему и его законному представителю запрашивающей стороной возмещаются расходы, связанные с проездом и пребыванием в запрашивающем государстве, как и не полученная заработная плата за дни отвлечения от работы; эксперт имеет также право на вознаграждение за проведение экспертизы. В вызове должно быть указано, какие выплаты вправе получить вызванные лица; по их ходатайству учреждение юстиции запрашивающей стороны выплачивает аванс на покрытие соответствующих расходов [33, c. 98].

Вызов свидетеля или эксперта, проживающего за рубежом, в учреждении юстиции не должен содержать угрозы применения средств принуждения в случае неявки.

Уведомление об обвинительных приговорах и сведения о судимости. Государства ежегодно сообщают сведения о вступивших в законную силу приговорах в отношении граждан друг друга и пересылают отпечатки пальцев осужденных. Государства также по просьбе предоставляют сведения о судимости лиц, привлеченных или привлекаемых к ответственности на их территории.

Обмен информацией по правовым вопросам. Центральные учреждения юстиции государств предоставляют друг другу сведения о действующем или действовавшем в стране законодательстве и практике его применения. В принципе аналогичную информацию можно получить и по каналам Интерпола или через органы прокуратуры, но полученная информация будет отличаться по «юридическому качеству» и не для любых юридических целей может быть использована [1, c. 109].

Передача осужденных к лишению свободы для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются. Это действие состоит в передаче лиц, в отношении которых уже вынесен обвинительный приговор иностранным судом.

Передача осужденных для отбывания наказания регулируется как общими договорами о правовой помощи, так и специальными соглашениями — Конвенцией о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются, 1978 г., Европейской конвенцией о передаче осужденных лиц 1983 г. (РФ пока не участвует), двусторонними соглашениями (например, с Латвией 1993 г.).

Общие правила передачи осужденных таковы:

обращаться с заявлением о передаче осужденного могут сам осужденный и его родственники;

передача осужденных производится лишь после вступления в силу обвинительного приговора;

вопрос о передаче согласуется между центральными правоохранительными органами (в РФ — Генеральной прокуратурой);

передача не производится, если:

по законодательству государства, гражданином которого является осужденный, деяние, за которое он осужден, не является преступлением;

в государстве, гражданином которого является осужденный, за совершенное деяние он понес наказание или был оправдан либо дело было прекращено, а равно если лицо освобождено от наказания;

в государстве гражданства осужденного истек срок давности или имеется иное основание, препятствующее исполнению наказания;

осужденный имеет постоянное место жительства в государстве, судом которого вынесен приговор;

не достигнуто согласия о передаче осужденного на условиях, предусмотренных договором.

При передаче осужденного в Российскую Федерацию Верховный Суд РФ выносит определение о порядке отбытия наказания и виде исправительно-трудового учреждения, а также согласует вынесенный срок лишения свободы с предусмотренным законодательством.

Признание в РФ приговоров иностранных судов. При наличии международного договора приговор иностранного суда в РФ рассматривается так, как если бы он был вынесен российским судом. Так, согласно п. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР «О признании и исполнении в РФ решений иностранных судов и арбитражей» решения (в том числе приговоры по уголовным делам) иностранных судов признаются в нашей стране, если это предусмотрено международными договорами. Положение о равнозначности иностранных судимостей и осуждения в РФ предусмотрено также ст. Конвенции о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются, 1978 г., другими международными соглашениями [32, c. 210].

Иными словами, при установлении рецидива, а также повторности как квалифицирующего признака состава преступления или отягчающего обстоятельства должно приниматься во внимание осуждение лица судом иностранного государства, с которым у РФ имеется соответствующий международный договор.

Таким образом, под правовой помощью по уголовным делам понимаются процессуальные действия, осуществляемые правоохранительными органами на основании запросов учреждений юстиции иностранных государств в соответствии с положениями международных договоров. Оказание правовой помощи по уголовным делам предусматривают международные договоры РФ — межгосударственные, межправительственные и межведомственные. В отдельную группу можно выделить соглашения Генеральной прокуратуры РФ, конвенции о борьбе с преступлениями международного характера (их около двадцати — Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г., Конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г. и др.).

2. Практика сотрудничества России с международными организациями и интеграционными объединениями по борьбе с преступностью

.1 Вклад России в деятельность ООН по борьбе с международной преступностью

Предупреждение преступности является прерогативой государства, теснейшим образом связанной с его суверенитетом. Однако современный мир столкнулся с новым проявлением преступности, перед которым государства по отдельности практически беззащитны, и развитие этой преступности и международные последствия объективно создают взаимозависимость и необходимость сотрудничества государств в сфере противодействия преступности. Международное сотрудничество на уровне специального предупреждения преступности предполагает выработку и осуществление специальных мер организационного, уголовно-правового и уголовно-процессуального характера, направленных на устранение, нейтрализацию или минимизацию причин и условий преступности в целях сохранения международного правопорядка. Необходимость объединения усилий государств в борьбе против преступности породила тенденцию к интернационализации уголовного права. В результате совместной деятельности государств и международных организаций вырабатываются универсальные понятия международных преступлений и преступлений международного характера, включаемых в законодательные системы отдельных государств.

Борьба с преступностью — один из основных аспектов практической деятельности Организации Объединенных Наций. Из ее главных органов этой проблемой в той или иной мере заняты Генеральная Ассамблея, ЭКОСОС, Секретариат [75, c. 36].

Одним из направлений деятельности ООН в области борьбы с преступностью является борьба за безопасность гражданской авиации и морского судоходства. В 1970 году была принята Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов. Конвенция считает преступлением незаконные действия любого лица на борту воздушного судна, направленные на захват судна или установление над ним контроля путем насилия или угрозы его применения или иной формы запугивания. В 1971году принята Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, а в 1988 году в Риме были приняты Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства. В конечном итоге все три конвенции предусматривают универсальную юрисдикцию, когда предполагаемый преступник находится на территории одного из государств — участника Конвенции.

Об угрозе компьютерной преступности начали говорить еще лет назад (еще на Конгрессе ООН в Гаване).

За эти годы стали стремительно распространяться новые технологии, и ситуация в мире кардинально изменилась. Не случайно уже на X Конгрессе ООН стали говорить о растущей угрозе, а на Конгрессе — о качественно новом явлении — о киберпреступности. Многообразие такого рода преступлений и сложность борьбы с ними растут. Поэтому и в резолюции Генеральной Ассамблеи (58/199), и в документах Конгресса речь шла о неэффективности традиционных подходов в борьбе с такими преступлениями и защите информационных инфраструктур, о дальнейшем развитии международного сотрудничества в этой сфере [39, c. 171].

Противодействие ООН проявлениям преступности идет по разным направлениям, среди которых и борьба с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ (наркотиков).

В данной сфере действуют такие международные договоры, как Единая конвенция о наркотических средствах 1961г. с Протоколом о поправках 1972г., Конвенция о психотропных веществах 1971г., Конвенция ООН по морскому праву 1982г., Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988г., выражающие решимость мирового сообщества бороться с наркотической угрозой во всем мире. Одним из основных инструментов контроля мировым сообществом оборота наркотических средств является предусмотренный Конвенцией 1961г. механизм ежегодного предоставления сторонами исчислений потребностей в наркотических средствах, статистических сведений об их производстве, использовании и потреблении.

Одним из основных направлений деятельности ООН в области борьбы с преступностью остается борьба с транснациональной организованной преступностью. Об опасности транснациональной организованной преступности для национальной экономики любой страны и мирового сообщества в целом говорилось еще на V Конгрессе ООН по предупреждению преступности (Милан, 1975 год).

Напряженная работа, которая велась ООН, достигла кульминации к середине 90-х годов, когда были приняты Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности (резолюция 55/25 Генеральной Ассамблеи), Конвенция против организованной преступности и др. [75, c. 37].

Данные конвенции содержит основные направления противодействия транснациональной преступности. Во-первых, принятие государством-участником мер законодательного характера по признанию уголовно наказуемыми перечисленных в конвенций деяний, совершенных умышленно. Во-вторых, отнесение к категории «серьезных преступлений» всех преступлений, совершенных в составе организованных преступных групп. В-третьих, в качестве механизма противодействия росту преступности можно условно считать складывающуюся систему отчетности государства-участника перед Генеральным секретарем ООН о развитии национального законодательства в отмеченной сфере регулирования. В-четвертых, предусматривается организация международного сотрудничества по вопросам конфискации доходов от преступлений, имущества, оборудования, выдача преступников — экстрадиция.

Также основное направление деятельности ООН в области борьбы с преступностью — борьба с терроризмом. Терроризм представляет глобальную угрозу международной безопасности, сеет безадресное насилие, подрывающее веру в способность государств защитить своих граждан. Терроризм имеет довольно много разновидностей, но в любой форме он является самой опасной по своим масштабам, непредсказуемости и последствиям социально-правовой проблемой — XXI столетий. Еще не так давно террористические акты были локальным явлением, однако за последние 10-15 лет приобрели глобальный характер и все больше угрожают безопасности многих стран, оказывают сильное психологическое давление на их граждан, влекут огромные политические, экономические, моральные потери, уносят все больше жизней ни в чем не повинных людей. О невероятном размахе террористической деятельности свидетельствует существование множества террористических организаций, которые взаимодействуют друг с другом, обладают жесткой организационной структурой с подразделениями разведки и контрразведки, материально-техническим и информационно-пропагандистским обеспечением, разветвленной сетью конспиративных укрытий, наличием агентуры в государственных и правоохранительных органах [17].

Вклад России в каждое из перечисленных направлений борьбы в рамках ООН с международной преступностью более чем очевиден. Это проявляется в инициативах России по различным вопросам борьбы с международной преступностью в рамках ООН.

Например, эффективный ответ мирового сообщества на глобальный вызов международного терроризма может быть обеспечен только на основе и при строгом соблюдении Устава ООН, а также других применимых принципов и норм международного права. По мнению российской делегации в ООН, необходимо максимально использовать потенциал принятой консенсусом Глобальной контртеррористической стратегии ООН, добиваясь расширения круга участников антитеррористических конвенций ООН и оказания государствам практического содействия в их осуществлении.

Россия выступает в ООН за универсализацию Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма и исходит из важности скорейшего согласования проекта Всеобъемлющей конвенции о международном терроризме, принятие которой укрепило бы правовую основу международного антитеррористического взаимодействия [20, c. 124].

В рамках сотрудничества России и ООН важным является выстраивание международного сотрудничества в борьбе с мировой проблемой наркотиков в строгом соответствии с действующими антинаркотическими конвенциями ООН. Данный настрой на наращивание усилий по выполнению решений 20-й специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по наркотикам, зафиксированный в документах 52-й сессии Комиссии по наркотическим средствам (Вена, март 2009 г.) характеризует активность России в данном направлении.

Сейчас, например, серьезное беспокойство вызывает уровень афганской наркоугрозы. Афганистан, по-прежнему являющийся мировым лидером по производству опиатов (93% в общемировом объеме), выходит на лидирующие позиции по производству каннабиса. В этой связи особую актуальность приобретает продвигаемая Россией инициатива о создании при координирующей роли ООН и при участии государств-соседей Афганистана комплексной системы поясов антинаркотической и финансовой безопасности.

Россия вносит свой вклад в борьбу с распространением наркотиков, в т.ч. через участие в эффективной многосторонней операции «Канал», антинаркотических инициативах в рамках ШОС, ОДКБ, СРН, ОБСЕ.

Россия также выступает за формирование под эгидой ООН единой антикриминальной стратегии, ее закрепление в решениях профильных органов системы ООН, прежде всего, Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию.

В рамках инициатив ООН Россия принимает участие по расширению круга участников и обеспечению эффективного осуществления Конвенции ООН против коррупции 2003 г. (Россия — участник с 2006 г.) и выстпает за принятие на третьей сессии Конференции государств-участников этой Конвенции (Катар, Доха, ноябрь 2009 г.) решения о создании общеприемлемого и эффективного механизма обзора за выполнением Конвенции, действенных процедур по возвращению в страны происхождения коррупционных активов и расширение технического содействия заинтересованным странам [60].

Россия также предлагает использовать подготовку к XII Конгрессу ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию (Бразилия, Сальвадор, апрель 2010 г.) для выработки эффективных путей решения глобальных проблем в сфере повышения эффективности систем уголовного правосудия (профилактика преступности, развитие ювенальной юстиции, реформа пенитенциарной системы).

Не может не тревожить мировое сообщество ситуация с международным пиратством у африканского побережья.

В рамках ООН представители нашей страны уже не раз отмечали опасную тенденцию расширения зоны пиратства у побережья Сомали. Россия поддерживает решительные, в том числе силовые меры, осуществляемые в соответствии с резолюциями Совета Безопасности по пресечению пиратства, а также предотвращению его распространения на другие уязвимые районы у берегов Африки.

Присутствие в регионе военных кораблей целого ряда государств, включая Россию, действующих в тесной координации, вносит вклад в улучшение ситуации по противодействию пиратству, но не решает всех проблем.

ноября 2009 г. Совет Безопасности ООН провел заседание, посвященное проблематике пиратства у берегов Сомали. Выступая на нем, Постоянный представитель России при ООН (посол России в ООН) Виталий Чуркин отметил усилия сомалийских властей и всего международного сообщества в сфере борьбы с пиратами. Он рассказал об участии России в этой борьбе.

«Российская Федерация продолжит активное участие в борьбе с пиратством у берегов Сомали. Сейчас в регионе находится третий по счету с октября 2008 года отряд кораблей Военно-Морского Флота России. Мы настроены на укрепление взаимодействия с заинтересованными сторонами по всем аспектам данной проблематики», — отметил Виталий Чуркин [60].

Посол высказался за продление по просьбе переходного федерального правительства санкции Совета Безопасности на осуществление международных комплексных мер по пресечению пиратства и вооруженного разбоя у берегов Сомали.

«Ситуация в Аденском заливе по-прежнему далека от нормальной, опасность дальнейшего разрастания пиратской угрозы не устранена. В то же время есть немаловажные достижения в деле мобилизации международного сообщества по противодействию этой угрозе», — отметил российский дипломат.

Он подчеркнул, что первостепенное значение для решения проблемы пиратства в районе Африканского Рога имеет стабилизация ситуации в Сомали, наведение порядка на суше. «Мировое сообщество должно расширять участие в согласованных мероприятиях в области безопасности, включая усилия ООН, Африканского союза, Европейского союза и других соответствующих организаций с акцентом на наращивание потенциала правительства Сомали»,- отметил Постпред [65].

Он считает, что сегодня в целом «заметно возросла осведомленность международного сообщества и судовой индустрии о методах и средствах, используемых для пиратских нападений». Соответственно, по словам посла, расширяется арсенал мер противодействия

В этой связи в апреле 2010 г. Россия выступила с инициативой принятия резолюции Совета Безопасности об уголовном преследовании пиратов.

Посол России в ООН В. Чуркин в этой связи подчеркнул, что Совет должен поручить Генеральному секретарю ООН подготовить несколько вариантов предложений об учреждении антипиратского судебного органа. Он отметил возможность создания специальной палаты для преследования пиратов при национальном суде одного из государств региона.

«Прошло около полутора лет с того момента, как Совет Безопасности всерьез занялся проблемой пиратства у берегов Сомали и приступил к разработке комплекса мер по борьбе с этим злом. Промежуточные итоги работы на данном направлении приводят к неутешительным выводам», — заявил российский посол [66].

Российский дипломат подчеркнул, что ситуация в Аденском заливе по-прежнему вызывает беспокойство. «Единственным положительным измеряемым показателем является увеличение пропорции неудачных пиратских нападений. Вся остальная статистика хуже, чем в 2008 году», — добавил Виталий Чуркин [65].

Он подчеркнул, что борьба с безнаказанностью должна стать одним из ключевых направлений противодействия пиратству, обратив внимание на недопустимость ситуации, когда задержанных пиратов приходится отпускать на свободу из-за невозможности быстро передать их правосудию.

«Кроме того, видим задачу не только в обеспечении неотвратимости наказания, но и в соблюдении соответствующих стандартов в области прав человека. Именно поэтому Россия исходит из необходимости рассмотрения вопроса о налаживании международного механизма уголовного преследования пиратов, и у нас в этом отношении все больше сторонников», — отметил Постоянный представитель России при ООН.

Виталий Чуркин напомнил, что эта проблематика обсуждается в рамках Контактной группы по пиратству у берегов Сомали. Он обратил внимание на то, что «в рабочей группе по правовым вопросам складывается понимание того, что наиболее реалистичным вариантом было бы, возможно, создание специальной палаты для преследования пиратов при национальном суде одного из государств региона» [17].

Таким образом, можно констатировать, что Россия принимает активное участие в борьбе с международной преступностью в рамках ООН. Наиболее значимые инициативы России касаются вопросов борьбы с международным терроризмом, наркотической угрозы из Афганистана, а также ужесточение международного законодательства по отношению к морским пиратам. Сейчас можно говорить о том, что и в будущем российская сторона останется активным участником диалога с различными структурами ООН, которые занимаются борьбой с международной преступностью.

.2 Сотрудничество России с государствами-членами СНГ в борьбе с международной преступностью

На территориях государств-участников СНГ продолжается рост масштабов угрозы, исходящей от организованной транснациональной преступности, которая нередко связана с терроризмом в смысле участников террористических актов и применяемых способов, а также является одним из источников финансирования террористов. Активно действуют организованные преступные группировки, стремящиеся контролировать финансовые потоки отдельных предприятий и отраслей в целом. Существует тенденция к усилению влияния криминальных групп на различные виды бизнеса не только внутри стран, но и за рубежом.

С принятием главами государств СНГ в 1996 году Межгосударственной программы совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств-участников СНГ на период до 2000 года сотрудничество приобрело многоплановый, комплексный, динамичный характер [67, c. 95].

Реализация данной и последующих программ позволила за эти годы создать серьезную международно-правовую базу сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом, преступностью, незаконным оборотом наркотиков, незаконной миграцией, по противодействию преступлениям в сфере экономики, правонарушениям в области интеллектуальной собственности и другим. Принят ряд конвенций, в том числе действует базовый документ — Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Существенно расширена международно-правовая база участия государств-участников СНГ в международном сотрудничестве путем присоединения их к основным договорам, заключенным в уголовно-правовой сфере в рамках ООН, ее специализированных учреждений и МАГАТЭ, а также Совета Европы.

В соответствии с программами проводятся совместные целевые мероприятия и специальные операции по противодействию незаконному обороту наркотиков, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, нелегальной миграции, по пресечению контрабанды сырьевых ресурсов, деятельности международных преступных группировок на транспорте и т.д.

Регулярными стали совместные мероприятия по противодействию преступности в приграничных регионах государств-участников СНГ.

Создан и функционирует специализированный банк данных Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств-участников СНГ. Информационные данные этого банка используются правоохранительными органами государств-участников СНГ [67, c. 96].

Осуществляется сотрудничество в подготовке кадров правоохранительных и иных органов в учебных заведениях и центрах государств-участников СНГ. Проводятся взаимные стажировки сотрудников, обмен учебно-методическими материалами и согласование учебных планов и программ.

В последние годы возросло количество правонарушений в сфере внешнеэкономической деятельности, таких, как сокрытие и занижение объемов налогооблагаемой базы экспортеров, необоснованное возмещение НДС из бюджета при экспортных операциях, завышение транспортных расходов, сокрытие доходов, полученных иностранными юридическими и физическими лицами.

Экономические и налоговые преступления вышли за пределы отдельных государств, приобрели международный характер. В этих сферах действуют мощные транснациональные преступные группы, наносящие значительный ущерб экономикам государств-участников СНГ, придавая криминальный характер их торгово-экономическим отношениям.

Важную роль в борьбе с преступлениями международного характера играют органы межгосударственного сотрудничества государств-участников СНГ.

Сотрудничество в борьбе с преступностью в рамках СНГ с самого начала строится на основе программирования и подкрепляется соответствующими организационными мероприятиями. Первая Программа совместных мер по борьбе с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории Содружества на период до 1995 года была принята в 1993 году. В последующие годы подобные программы принимались регулярно. В современных условиях сотрудничество правоохранительных органов осуществляется на основе Концепции развития сотрудничества МВД государств-участников СНГ на период до 2010 года [28, c. 88].

Были созданы органы координации сотрудничества правоохранительных структур государств-участников СНГ. Так, в 1993 году был создан межгосударственный орган — Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений, в 1996 году — Совет министров внутренних дел государств-участников Содружества, а в 2000 году — Антитеррористический центр государств СНГ.

Так, в 1995 г. посредством Бюро службами МВД России и МВД других государств-участников СНГ было организовано и проведено свыше целевых поисково-розыскных операций, скоординировано взаимодействие оперативно-следственных групп МВД стран СНГ, оказано содействие в экстрадиции опасных преступников, исполнено более 250 запросов оперативно-розыскного характера8.

Значимым этапом в противодействии организованной преступности в рамках СНГ стало заключение в Ашхабаде февраля 1994 г. Соглашения о сотрудничестве по линии министерств внутренних дел в сфере борьбы с организованной преступностью. Кроме того, 6-7 декабря 1995 г. в Москве на совещании Генеральных прокуроров всех стран-участниц СНГ было принято предварительное решение о сотрудничестве прокуратур СНГ в борьбе с организованной преступной деятельностью, что также явилось серьезным шагом в укреплении взаимодействия в предотвращении такого социально опасного явления, как организованная преступность.

Данным Соглашением предусматривается письменная форма запросов о содействии, причем само сотрудничество предполагается осуществлять через соответствующие центральные службы государств-участников, а также через Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и другими опасными видами преступлений на территории СНГ, а в случае крайней необходимости запрос о содействии может быть направлен непосредственно в местное (региональное) подразделение запрашиваемой стороны, с целью компетентного исполнения данного запроса. При этом о запросе должна одновременно информироваться центральная служба запрашиваемой стороны.

Ключевым моментом Соглашения, безусловно, является решение вопроса о проведении совместных научных исследований. Для того чтобы эти исследования стали более эффективными и практически применимыми, в них должны принимать участие не только ученые из органов МВД, но и специалисты из системы прокуратуры и юридических вузов. Поэтому необходимо объединить усилия ученых стран СНГ для разработки не только вопросов оперативно-розыскной деятельности, но и современных криминалистических проблем тактики и методики раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами.

Разработка последних крайне необходима, поскольку существующие методики расследования отдельных видов преступлений, в том числе совершенных группами преступников, как показывает практика, используются недостаточно эффективно, особенно если они имеют межгосударственные, транснациональные, преступные связи [28, c. 89].

Это объясняется еще и тем, что ранее разработанные и пока используемые в Странах СНГ методики расследования групповых преступлений в принципе устарели, не учитывают всех специфических (практически однотипных во всех государствах СНГ) характеристик современной организованной преступности.

Кроме того, научным исследователям, как и практическим работникам правоохранительных органов, мало известны и слабо учитываются в научных разработках и в методиках расследования особенности преступных сообществ, имеющих межгосударственные и транснациональные преступные связи, и совершаемые ими преступления. Что касается особенностей криминальной деятельности подобного рода преступных организаций, то криминалистами стран СНГ не изучен объем информации о ней, а также не накоплен опыт ее систематизации (в основном ввиду отсутствия устойчивых связей между правоохранительными органами стран СНГ).

Поэтому, чтобы наладить устойчивые межгосударственные научные связи по разработке методов борьбы с организованной преступностью, целесообразнее сначала скоординировать усилия ученых-криминалистов различных ведомств внутри каждой отдельной страны СНГ. Для этих целей желательно создать в указанном Бюро не только банк соответствующих данных, но и специализированный научно-исследовательский центр, который мог бы обеспечить аналитическую, исследовательскую и методическую стороны борьбы с организованной преступностью.

В ноябре 1995 г. в Москве Совет глав правительств СНГ поддержал выдвинутое Россией предложение об образовании рабочей группы по разработке проекта Межгосударственной программы совместных мер борьбы с организованной преступностью на территории государств-участников СНГ на период до 2000 г.

Роль Российской Федерации в рамках СНГ в предотвращении развития организованной преступности достаточно ощутима. Особенно важным событием, положившим начало активным международным контактам в этой сфере, следует считать создание Национального центрального бюро (НЦБ) Интерпола [43].

Начиная с 1994 г. НЦБ регулярно принимает участие в работе сессии Генеральной ассамблеи Международной организации уголовной полиции. Главная цель деятельности Национального бюро — осуществлять взаимодействие с правоохранительными органами республики, других стран в предупреждении уголовной преступности и борьбе с ней. Только в 1995 г. с использованием возможностей Интерпола разыскан преступник, установлено местонахождение 7 лиц, пропавших без вести, произведена идентификация человек, подозреваемых в совершении преступлений, а также неопознанных трупов. Обнаружено 167 похищенных автомобилей.

Прочные деловые связи устанавливает Россия с правоохранительными органами государств СНГ. В настоящее время только по линии МВД подписан ряд соглашений о сотрудничестве в области борьбы с организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, международным терроризмом.

В последние годы интенсивно развиваются такие формы международного сотрудничества, как взаимные контакты представителей уголовной юстиции России и стран СНГ по обмену профессиональным опытом. Делегации сотрудников правоохранительных органов России регулярно принимают участие в работе различных международных семинаров и курсов по повышению квалификации.

Подобное сотрудничество осуществляется и в сфере нормотворчества. Специалисты в области юриспруденции из СНГ неоднократно выступали в роли независимых экспертов при обсуждении подготовленных в России законопроектов, направленных на усиление борьбы с организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, легализацией преступных доходов. Многие высказанные ими замечания и предложения были учтены при окончательной доработке проектов этих законов. Имеется также положительный опыт совместных научных публикаций на эту тему.

МВД России также в своей деятельности акцентирует внимание и на обеспечении двустороннего сотрудничества с правоохранительными органами зарубежных стран. Основной упор в этой области традиционно делается на развитии взаимодействия с коллегами государств-участников СНГ. Успешно реализуется Программа «Борьбы с преступностью на территории государств-участников Союзного государства на период до 2012 года» [43].

Проводится активная работа по обеспечению и координации многостороннего, двустороннего и приграничного сотрудничества с МВД государств-участников СНГ.

В практике работы МВД России широко используются такие формы сотрудничества, как рабочие встречи на уровне министров внутренних дел, объединенные коллегии, двусторонние и многосторонние совещания, встречи руководителей оперативных подразделений министерств, а также УВД приграничных регионов, проведение специальных и оперативно-профилактических мероприятий, организация подготовки и переподготовки кадров.

В мае 2009 года в Белоруссии было проведено заседание Объединенной коллегии Союзного государства. Примерно в тоже время в Молдавии состоялось очередное заседание Совета министров внутренних дел государств-участников СНГ. Недавно в Армении было проведено заседание Объединенной коллегии Министерства внутренних дел Российской Федерации и Полиции Республики Армения.

По линии МВД развивается взаимодействие с другими партнерами по СНГ, основными формами которого являются:

организация деятельности рабочих групп по координации оперативного взаимодействия в борьбе с транснациональной преступностью и терроризмом;

проведение скоординированных специальных операций, профилактических и следственно-розыскных мероприятий;

обмен информацией, представляющей взаимный интерес;

исполнение международных следственных поручений и запросов в рамках правовой помощи по уголовным делам;

осуществление экстрадиций преступников, находящихся в международном розыске;

В целом, несмотря на активизацию сотрудничества государств в борьбе с организованной преступностью, этот процесс можно оценить как неблагоприятный для стран СНГ на ближайшие десять лет.

Наблюдается крайне опасная тенденция — наращивание транснациональных связей среди преступных сообществ отдельных государств ближнего зарубежья, чему в значительной мере способствуют объективные предпосылки: открытость границ, расширение экономических отношений между государствами, слабое правовое регулирование этих процессов.

Кроме того, отмечается укрепление связей лидеров преступных сообществ с экстремистскими элементами, выступающими против существующих национальных отношений. Об этом, в частности, свидетельствуют ситуации в ряде регионов России (Дагестан и др.), где в вооруженных столкновениях участвуют коррумпированные кланы при содействии лидеров преступных организаций.

В этих условиях противодействие организованной преступности может быть значительно повышено при комплексном взаимодействии всех спецслужб СНГ, таможенных органов, национальных бюро Интерпола, налоговых структур, пограничных войск и т. д. [63].

Для этого следует, в частности, укрепить сотрудничество между правоохранительными органами, судебными органами, исправительными учреждениями в рамках СНГ. Необходимы меры экономического и финансового контроля в сочетании с контролем за государственными должностными лицами в выполнении ими своих обязанностей.

Российская сторона выступает за улучшение технической и научной подготовки работников системы уголовной юстиции, предоставление им финансовой помощи и персонала. Первоочередной задачей должна быть максимализация использования современных компьютерных технологий, особенно в объединении национальных и международных баз данных, содержащих информацию о состоянии преступности в том или ином регионе СНГ, а также особенностях ее развития и прогнозирования в мире в целом.

Также нельзя забывать, что правовую основу сотрудничества России и стран СНГ составляют более договоров о сотрудничестве в борьбе с преступностью, заключенных в рамках Содружества. Это способствовало разработке единой стратегии по борьбе с преступностью, повышению эффективности розыска и задержания преступников, усилению антитеррористической деятельности в рамках Содружества.

Подтверждением тесного сотрудничества правоохранительных органов России и стран СНГ и проведения единой политики по борьбе с преступностью стали регулярно проводимые совместные комплексные оперативно-профилактические и специальные мероприятия, такие как «Розыск», «Пассажир», «Граница», «Транзит», «Янтарь», «Фальшивка», «Караван-авто», «Нелегал», «Канал». На наш взгляд, Минская конвенция по оказанию содействия в оперативном сопровождении расследуемых уголовных дел и раскрытии преступлений, а также Инструкция о едином порядке осуществления межгосударственного розыска лиц подняла эту деятельность на более высокий уровень [43].

Серьезную основу борьбы с терроризмом заложили Договор о сотрудничестве в борьбе с терроризмом и Договор о порядке пребывания и взаимодействия сотрудников правоохранительных органов на территориях государств-участников СНГ 1999 года, а также Соглашение о сотрудничестве министерств внутренних дел в борьбе с терроризмом 2000 года.

Вместе с тем страны СНГ стали активнее использовать возможности, открываемые региональным сотрудничеством в борьбе с терроризмом. Так, Россия, Казахстан, Китай, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан создали Шанхайскую организацию сотрудничества и в 2001 году заключили Шанхайскую конвенцию о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Это позволило стабилизировать ситуацию в Центрально-Азиатском регионе.

Таким образом, Россия принимает активное участие в противодействии преступности в рамках Содружества независимых государств. В этой области имеются уже значительные успехи. Постоянно проводится активная работа по обеспечению и координации многостороннего, двустороннего и приграничного сотрудничества с МВД России и государств-участников СНГ. В практике работы МВД России широко используются такие формы сотрудничества, как рабочие встречи на уровне министров внутренних дел, объединенные коллегии, двусторонние и многосторонние совещания, встречи руководителей оперативных подразделений министерств, а также УВД приграничных регионов, проведение специальных и оперативно-профилактических мероприятий, организация подготовки и переподготовки кадров. В целом, на наш взгляд, сложный процесс сотрудничества требует многоаспектного подхода. Положительное влияние на сотрудничество правоохранительных органов Росси и государств-участников СНГ оказали бы более высокая гармонизация их законодательства в сфере борьбы с преступностью, совершенствование информационно-методического обеспечения борьбы с преступностью, тесное сотрудничество в подготовке кадров.

.3 Сотрудничество России и Интерпола по борьбе с международной преступностью

Международная организация уголовной полиции — Интерпол — это одна из старейших и крупнейших международных организаций. Она существует уже года, на сегодняшний день в нее входят 186 стран. Ее цель — международное сотрудничество полицейских в борьбе с преступностью в самых разных видах и формах. Организация абсолютно уникальна по своей структуре, кадровому и техническому оснащению.

Для нашей страны вступление в 1990 г. в Интерпол — организацию, занимающуюся борьбой с международной преступностью, — явилось объективной необходимостью. Трудно представить, что без этого шага, вызванного потребностями усиления борьбы с преступностью, можно создать цивилизованные экономические отношения, построить правовое государство. Отдавая приоритет общечеловеческим ценностям, Российская Федерация стремится к широкому международному общению: рушатся стены, отделяющие нас от других стран; границы становятся более проницаемыми, в обе стороны их пересекает огромное число людей [5, c. 111].

Вступление в Интерпол позволило нашей стране активно включиться в борьбу с международной преступностью. Объединившись в системе Интерпола, национальные полицейские службы всего мира могут эффективно предупреждать и оперативно раскрывать преступления, вести розыск и изобличать преступников.

Главными целями нашего сотрудничества в рамках этой Международной организации уголовной полиции (МОУП) являются, во-первых, повышение эффективности борьбы с преступностью путем более активного и всестороннего использования опыта и возможностей международного сообщества и, во-вторых, активное взаимодействие с правоохранительными системами зарубежных стран в предупреждении, пресечении и расследовании преступлений. Таким образом, вступление в Интерпол, безусловно, нужно рассматривать как необходимую меру. Уже через две недели после вступления Советского Союза в Интерпол, а именно октября 1990 г., в составе МВД СССР было создано Национальное центральное бюро, которое в документах Интерпола стало именоваться Интерпол-Москва.

В системе Интерпола сложился динамичный механизм сотрудничества, состоящий из двух звеньев — Генерального секретариата и Национальных центральных бюро, которые и принято называть сокращенно «НЦБ». В Уставе Интерпола (принят в 1956 г.) Генеральный секретариат назван Международным центром по борьбе с обще-уголовной преступностью. Он действует как специализированный и информационный центр, обеспечивающий также эффективное административное управление организацией. Генеральный секретариат ведет сбор и обработку всех материалов о разыскиваемых лицах, о состоянии и методах борьбы с преступностью. Собранная информация должна отражать «сегодняшний день международной преступности», давать исчерпывающую картину ее структуры, динамики, тенденций. Вторым звеном этого механизма является Национальное центральное бюро, которое должна создать в структуре своей полиции каждая страна, вступающая в Интерпол. Это обязательное условие. Правовой и организационный статус НЦБ непривычен для нас: Бюро входят в структуру Интерпола (ст. 5 Устава), но вместе с тем создаются и действуют, а значит, и подчиняются структуре органов внутренних дел своей страны [5, c. 112].

Можно сказать, что уставными субъектами сотрудничества с НЦБ являются Генеральный секретариат Интерпола, Национальные центральные бюро стран — участниц Интерпола, подразделения криминальной полиции, а также иные правоохранительные органы, осуществляющие борьбу с уголовной преступностью. Запросы и сообщения в НЦБ направляются в целях предупреждения и раскрытия преступлений, имеющих международный характер, и розыска похищенного имущества по данной категории дел; розыска скрывшихся преступников и лиц, пропавших без вести, когда имеются достаточные основания полагать, что они могут находиться на территории другого государства; идентификации неопознанных трупов при наличии подозрений, что потерпевший является иностранным гражданином.

Как уже отмечалось, координацию действий в области сотрудничества милиции Российской Федерации с аналогичными органами иностранных государств призвано обеспечить Национальное центральное бюро Интерпола (Интерпол-Москва).

На него возложен целый ряд функций, в частности, организационно-методическое обеспечение взаимодействия органов внутренних дел России с полициями стран — членов Интерпола; организация мероприятий по реализации решений и рекомендаций Генеральной Ассамблеи Интерпола, запросов Генерального секретариата и зарубежных НЦБ; обмен в рамках Интерпола информацией, необходимой для предупреждения и раскрытия преступлений международного характера; ведение и использование оперативно-справочных учетов на основе данных, полученных в процессе международного правоохранительного сотрудничества; изучение и распространение зарубежного опыта борьбы с преступностью и др.

Подчеркнем, что НЦБ в Российской Федерации, как и Международная организация уголовной полиции в целом, осуществляет свои функции в отношении только общеуголовных преступлений и не затрагивает преступлений политического, военного, религиозного или расового характера. Получение и передача информации в Генеральный секретариат и НЦБ Интерпола зарубежных стран производится в соответствии с правилами, установленными Регламентом международного полицейского сотрудничества и внутреннего контроля учета Интерпола, а также другими нормативными документами этой организации [5, c. 113].

На основе Устава Интерпола, законодательства Российской Федерации и принципов, вытекающих из ее обязательств но международным соглашениям, разработаны Положение о Национальном центральном бюро Интерпола, Инструкция о порядке обработки информации в Бюро. Проведено комплектование НЦБ квалифицированными сотрудниками. Каковы же права и обязанности начальника рабочего аппарата НЦБ? Прежде всего он несет персональную ответственность за выполнение возложенных на НЦБ задач: распределяет обязанности между своими заместителями, контролирует их исполнение; вносит предложения руководству министерства по совершенствованию структуры и штатов НЦБ; определяет и утверждает функциональные обязанности структурных подразделений и их работников; утверждает планы работы структурных подразделений. В установленном порядке он издает приказы по вопросам деятельности НЦБ; назначает на должности, перемещает и освобождает от должностей работников; присваивает очередные специальные звания, а также вносит предложения о присвоении специальных званий; устанавливает и изменяет работникам должностные оклады в пределах выделенных фондов; решает вопросы финансового обеспечения.

Приведем несколько выдержек из Положения о Национальном центральном бюро Интерпола в Российской Федерации, в частности ст. 1.2 и 1.3. «Основной задачей НЦБ является обеспечение широкого международного взаимодействия подразделений органов внутренних дел Российской Федерации с аналогичными органами государств-членов Интерпола в борьбе с преступностью с соблюдением национального законодательства и общепринятых прав и свобод человека. Функции НЦБ возлагаются на подразделения МВД России, осуществляющие борьбу с уголовной преступностью. Для координации деятельности по осуществлению функций НЦБ создается рабочий аппарат Национального центрального бюро. Структура и штаты рабочего аппарата НЦБ утверждаются министром внутренних дел Российской Федерации. Рабочий аппарат НЦБ является самостоятельным структурным подразделением центрального аппарата МВД Российской Федерации (на правах управления) [10, c.110].

Национальное центральное бюро, являясь координационным центром сотрудничества правоохранительных органов Российской Федерации в борьбе с преступностью на международном уровне, обеспечивает обмен официальной и конфиденциальной (оперативно-розыскной) информацией по вопросам борьбы с международной преступностью, для чего осуществляет связь с органами внутренних дел Российской Федерации; с другими правоохранительными органами Российской Федерации; с Генеральным секретариатом Интерпола; с НЦБ других стран. Направляет в Генеральный секретариат и НЦБ государств-членов Интерпола просьбы и оповещения правоохранительных органов Российской Федерации о предоставлении данных о преступлениях и преступниках, о розыске лиц, предметов и документов, осуществлении наблюдения за лицами, подозреваемыми в преступной деятельности, а также другой информации в целях предупреждения и раскрытия преступлений. Принимает к исполнению аналогичные просьбы и оповещения Генерального секретариата и НЦБ государств-членов Интерпола. Формирует банк данных о лицах, фактах, предметах и документах на основании информации, полученной в процессе международного сотрудничества правоохранительных органов. Порядок введения и использования оперативно-справочных учетов в НЦБ определяется МВД Российской Федерации с учетом рекомендаций Интерпола. Информирует правоохранительные органы Российской Федерации и стран СНГ о требованиях и условиях международного сотрудничества в борьбе с «международной преступностью в системе Интерпола, о практике взаимодействия по предупреждению и раскрытию преступлений, готовит предложения по дальнейшему ее совершенствованию. Содействует в пределах своей компетенции реализации решений и рекомендаций Генеральной Ассамблеи Интерпола по проблемам борьбы с преступностью» [5, c. 112].

НЦБ Интерпола совместно с другими службами криминальной милиции принимает активное участие в предупреждении и раскрытии транснациональных преступлений. При этом в качестве приоритетного направления рассматривается борьба с деятельностью организованных криминальных групп, имеющих международные связи, а также преступлениями в сфере экономики, борьба с наркобизнесом, кражами и контрабандой автотранспорта, культурных ценностей. Наиболее часто НЦБ получало запросы из ГУВД Москвы, Санкт-Петербурга, ГУВД Московской области, УВД Калининградской области. В основном запрашивались сведения о подозреваемых лицах, похищенном автотранспорте, преступлениях в сфере экономики. Однако следует признать, что органы внутренних дел зарубежных стран значительно активнее используют возможности Российского Бюро. Так, лишь 30% прошедших по каналам Интерпола запросов направлено из МВД, УВД России, тогда как из зарубежных НЦБ получено 50-% сообщений. МВД, УВД направили в зарубежные страны 162 инициативных задания, из которых только несколько — на проведение оперативно-розыскных мероприятий.

В первые годы для интеграции России в мировой процесс борьбы с преступностью сделано немало. Национальное центральное бюро Интерпола за три года наладило оперативный обмен информацией с правоохранительными службами более чем государств, представители министерства участвуют в работе международных конгрессов и форумов, в том числе в рамках ООН, развиваются контакты на двусторонней основе с полициями зарубежных стран. Можно привести немало примеров высокой результативности международного сотрудничества при проведении оперативно-розыскных и иных мероприятий. Россия за свою 20-летнюю историю участия в этой Организации в полной мере использовала все ее преимущества. Наше участие в Интерполе — это также возможность вывести на международный полицейский уровень огромный массив информации по разыскиваемым физическим и юридическим лицам, автомашинам, культурным ценностям, недействительным (поддельным, похищенным, утраченным) документам и т.д. Причем это можно делать в кратчайшие сроки [19, c. 217].

Общепризнанно, что информационные каналы Интерпола на сегодняшний день являются самыми быстрыми и эффективными. Членство в Интерполе дает возможность доступа ко всем базам данных Генерального секретариата Интерпола и оперативную круглосуточную связь с правоохранительными органами всех стран-членов Организации.

Россия также является одной из первых стран-участниц международной организации, внедрившая так называемую «систему I-24/7». Глобальная телекоммуникационная система I-24/7, позволила Интерпол-Москва значительно ускорить и упростить передачу информации, особенно это касается фотоизображений и дактилоскопических отпечатков. Благодаря этой системе российское Бюро работает в круглосуточном режиме и взаимодействует почти со всеми странами-членами Организации.

Главный критерий работы российского бюро — это конкретная польза, которая приносится правоохранительным органам при расследовании или предотвращении преступлений. За время существования бюро только в странах дальнего зарубежья было арестовано и передано российским правоохранительным органам около 200 человек, примерно столько же обнаружено лиц, пропавших без вести. На территории России обнаружено свыше 19,7 тысячи похищенных за рубежом автомашин, за рубежом выявлено около 200 предметов искусства, похищенных либо незаконно вывезенных с территории России [24].

Сотрудники российского бюро помогли в расследовании многих тысяч уголовных дел. Не так давно можно было слышать расследуемом деле по массовой подделке авторских подписей на произведениях искусства. На картинах малоизвестных художников, главным образом, западных, имитировались подписи известных русских живописцев XIX века, и картины продавались как неизвестные ранее шедевры. Решающую роль при возбуждении этого уголовного дела сыграло небольшое сообщение, поступившее в Россию из Дании, в котором подтверждалось, что некое лицо действительно купило на одном из аукционов картины датских художников, которые затем продавались в России как пейзажи художника Киселева.

Российское бюро продолжает улучшать свою техническую оснащенность. В НЦБ создан, эксплуатируется и развивается информационно-вычислительный комплекс, являющийся, по оценке компетентных специалистов Генсекретариата, одним из лучших среди национальных бюро Интерпола во всем мире. В нынешнем году благодаря этой системе правоохранительные органы пяти регионов, таких как Москва, Санкт-Петербург и Ленинградская область, Ростовская, Свердловская области и Республика Татарстан имеют к ней доступ через территориальные подразделения НЦБ Интерпола в МВД, ГУВД, УВД по субъектам Федерации. С ее помощью правоохранительные органы этих регионов за последний год, практически, в режиме реального времени, проверили свыше 113 тыс. объектов.

Проходившая в 2007 году в Рио-де-Жанейро 75-я сессия Генеральной Ассамблеи Интерпола очень ясно обозначила возросший авторитет и значимость России в международном полицейском сотрудничестве. Впервые с момента вступления нашей страны в Интерпол в 1990 году представитель России был избран в состав Исполкома Интерпола — его главного исполнительного органа, осуществляющего руководство Организацией между сессиями Генеральной Ассамблеи.

А уже в 2008 году очередная сессия Генеральной Ассамблеи Интерпола прошла в России, в Санкт-Петербурге. Первый раз наша страна принимала высший форум Интерпола, что является подтверждением успехов НЦБ России.

Также в рамках Интерпола действует институт экстрадиции. В России все вопросы, связанные с экстрадицией, отлажены неплохо. Каждый год России выдаются десятки человек, не возникает препятствий и с выдачей из России. Проблемы возникают редко, и отнюдь не по вине полицейских [24].

Когда речь идет об аресте на территории иностранного государства лица, совершившего тяжкое правонарушение, и о его выдаче, в процесс вступают как законодательство страны, так и международные соглашения и конвенции. Выдавать или не выдавать человека запрашивающей его стране — решает не полиция, а, как правило, судебные органы. Одно из главных правил — не подлежит выдаче лицо, разыскивающееся по политическим мотивам. Более того, если какая-либо страна сочтет, что розыск имеет политическую подоплеку, лицо не включается в розыскные учеты этой страны. Бывает так, что в его действиях суд не может усмотреть состав преступления, или он покажется не настолько тяжким, как его расценивает запрашивающая страна. В этих случаях в экстрадиции отказывают.

Более серьезной проблемой является то, что Россия имеет соглашения о выдаче далеко не со всеми странами-членами Интерпола. Из-за этого возникает много сложностей. Но ни одна страна не хочет удерживать на своей территории чужих правонарушителей. Если компетентные органы страны, в которой обнаружено разыскиваемое нами лицо, получают необходимые доказательства его причастности к преступлению, они могут его депортировать. Нередко депортация осуществляется под контролем полицейских и именно в ту страну, из которой он прибыл и которая его разыскивает. Таким образом, происходит «скрытая экстрадиция». Подобные случаи уже были, но они единичны, и не могут решить проблемы.

Также, говоря о компетентности сотрудников НЦБ России, совершенно неправильно оценивать работу сотрудника Интерпола только как регистрацию фактов, событий, объектов. Они не просто принимают информацию и передают дальше, они ее анализируют, проверяют по базам данных, переводят на один из рабочих языков Интерпола, если необходимо, информируют руководство нашего и других министерств и ведомств. Очень часто из отдельных сообщений, поступающих из разных стран, складывается картина некоего явления, которое ранее не наблюдалось в России. Как правило, это касается нового вида преступлений, которое совершается за рубежом, но готовится в России. Например, именно сотрудники НЦБ Интерпола зафиксировали в 2008 году резкий рост такой разновидности компьютерного мошенничества как «фишинг» — незаконный доступ с российской территории к зарубежным банковским счетам через Интернет и хищение с этих счетов денежных средств с помощью специальных компьютерных программ. Анализ поступающей из-за рубежа информации позволил установить группу лиц на территории России, причастных к этой противозаконной деятельности [24].

В ближайшей перспективе Интерпола России предстоит наладить взаимодействие с Европолом. Как известно, еще в 2003 году Россия подписала соглашение с этой организацией, и один из пунктов соглашения — создание национального контактного пункта по взаимодействию с Европолом. Было принято решение создать его на базе НЦБ России, поскольку его технические возможности лучше всего позволяют это сделать. Подразделение было формально создано, но пока находится в стадии формирования. Можно надеяться, что когда оно начнет функционировать в полную силу, НЦБ России получит не только доступ к новым информационным массивам зарубежных коллег, но и новые возможности для расследования преступлений.

Таким образом, участие России в деятельности Интерпола имеет уже 20-летнюю историю. За это время наша страна полностью интегрировалась в структуру этой международной организации и смогла оказать значительную помощь в раскрытии не одного десятка международных преступлений. Доказательством возросшей роли НЦБ России стало проведение в 2008 году очередной сессии Генеральной Ассамблеи Интерпола в Санкт-Петербурге. Безусловно, наряду с позитивными тенденциями присутствуют и проблемные моменты (наладить взаимодействие с Европолом), которые, однако, носят больше технический характер и не портят имидж НЦБ России в мире.

Заключение

Таким образом, возрастание уровня международной преступности в конце XIX — начале ХХ веков, обусловленное глубокими экономическими и социальными факторами, объективно вызвало необходимость совершенствования международно-правовых форм объединения усилий государств в борьбе с подобного рода преступлениями. Конкретным выражением этого стали многосторонние договоры, конвенции, другие международно-правовые акты. Активным субъектом международного сотрудничества в борьбе с преступностью, внесшим существенный вклад в этот процесс, являлась Россия.

Сотрудничество государств в ХХ — начале XXI столетия в борьбе с преступлениями международного характера предусматривало конкретные правовые и организационные формы координации усилий государств по предотвращению и пресечению уголовных деяний, представляющих опасность как для отдельных государств, так и для международного сообщества.

Состоявшийся в 1955 году первый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями положил начало созданию всеобъемлющей системы борьбы с преступностью, включающей главные органы ООН, ее специализированные учреждения и международные организации, а также международные региональные организации по борьбе с преступностью, международные и национальные судебные системы, правоохранительные органы государств. Формирование и функционирование этой системы проходило под воздействием ряда факторов:

различие правовых систем государств;

существование в мире блоковой системы;

неприятие социалистическими государствами Интерпола;

политика двойных стандартов, проводимая западными странами;

отсутствие единого определения международного терроризма.

К сожалению, большинство факторов действует и сейчас, что требует активной деятельности государств по их нивелированию.

С принятием резолюции 1373 Совета Безопасности ООН от сентября 2001 года наступил новый этап в развитии всей системы борьбы с международной преступностью. Он выражается в учреждении Контртеррористического комитета Совета Безопасности ООН; объявлении СБ ООН списка лиц, признанных террористами; принятии государствами мер по пресечению финансовой поддержки терроризма; усилении контактов правоохранительных органов государств мира.

Появление новых преступлений международного характера (кибертерроризм, похищение людей для трансплантации органов, хищение ядерного материала и т.д.) в конце ХХ — начале ХХI столетия, развитие традиционных форм международной преступности требуют от государств конкретных ответов, включающих в себя унификацию законодательства, разработку единых критериев квалификации преступлений, выработку общих принципов и единой стратегии борьбы с преступлениями международного характера.

В конце ХХ — начале XXI столетия организованная преступность приобрела транснациональный характер и стала угрожать фундаментальным устоям государства. Борьбу с ней необходимо рассматривать как приоритетное направление сотрудничества государств в правоохранительной сфере, тем более, что в XXI веке организованные формы преступности будут иметь исключительно транснациональный характер и по силе разрушающего влияния на экономическую, политическую и социальную жизнь общества могут оказаться опаснее международного терроризма.

Исторический опыт показывает, что одним из важнейших условий успешной борьбы с преступлениями международного характера является осуществление правовой помощи по уголовным делам, в том числе выдача лиц, совершивших преступление (экстрадиция).

Экстрадиция становится эффективным средством борьбы с преступностью только в том случае, когда она регламентирована внутригосударственным законодательством. Это обуславливает принятие федерального закона Российской Федерации «О выдаче (экстрадиции) лица для уголовного преследования или исполнения приговора, или лица, осужденного к лишению свободы для отбывания наказания в стране, гражданином которой он является».

В целом, проведенное исследование показало, что Россия принимает активное участие в борьбе с международной преступностью. Наше государство выступает с различными инициативами по борьбе с международной преступностью в рамках ООН. Наиболее значимые предложения России касаются вопросов борьбы с международным терроризмом, а также ужесточение международного законодательства по отношению к морским пиратам.

Также Россия активизировала международное сотрудничество в борьбе с наркопотоками, идущими из Афганистана. На наш взгляд, роль России в международном сотрудничестве по борьбе с наркоугрозой в начале XXI столетия существенно возросла. Одним из примеров, подтверждающих этот факт, является признание в мире авторитета Международного межведомственного центра по подготовке сотрудников подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, созданного на базе Всероссийского института повышения квалификации МВД России.

Сейчас можно говорить о том, что и в будущем российская сторона останется активным участником диалога с различными структурами ООН, которые занимаются борьбой с международной преступностью.

В настоящий момент назрела необходимость централизованных усилий всего мирового сообщества по созданию единой сети информационно-методического обеспечения деятельности правоохранительных органов, включающей информационные возможности органов и учреждений ООН, международных организаций по борьбе с преступностью, информационных систем государств. В условиях криминальных вызовов и угроз XXI века наличие и эффективное функционирование такой сети может стать одним из важнейших условий успешной борьбы с международной преступностью и, в первую очередь, с международным терроризмом.

Россия также принимает активное участие в противодействии преступности в рамках Содружества независимых государств. В этой области имеются уже значительные успехи. Постоянно проводится активная работа по обеспечению и координации многостороннего, двустороннего и приграничного сотрудничества с МВД России и государств-участников СНГ. В практике работы МВД России широко используются такие формы сотрудничества, как рабочие встречи на уровне министров внутренних дел, объединенные коллегии, двусторонние и многосторонние совещания, встречи руководителей оперативных подразделений министерств, а также УВД приграничных регионов, проведение специальных и оперативно-профилактических мероприятий, организация подготовки и переподготовки кадров. В целом, на наш взгляд, сложный процесс сотрудничества требует многоаспектного подхода. Положительное влияние на сотрудничество правоохранительных органов Росси и государств-участников СНГ оказали бы более высокая гармонизация их законодательства в сфере борьбы с преступностью, совершенствование информационно-методического обеспечения борьбы с преступностью, тесное сотрудничество в подготовке кадров.

Сотрудничество государств-участников СНГ в борьбе с преступностью осуществляется на основе обширной международно-правовой базы, научно-обоснованного программирования и под руководством единых органов координации правоохранительной деятельности, что привело к определенным успехам в этой сфере. Вместе с тем, имеются серьезные препятствия для его развития. В их числе можно выделить:

— недостаточно высокую степень гармонизации законодательства государств-участников СНГ;

— незавершенность во многих странах СНГ этапа государственного строительства;

— влияние позиции ряда стран дальнего зарубежья и политической конъюнктуры в некоторых странах ближнего зарубежья на процесс межгосударственного сотрудничества в рамках СНГ.

В тоже время участие России в деятельности Интерпола имеет уже 20-летнюю историю. За это время наша страна полностью интегрировалась в структуру этой международной организации и смогла оказать значительную помощь в раскрытии не одного десятка международных преступлений. Доказательством возросшей роли НЦБ России стало проведение в 2008 году очередной сессии Генеральной Ассамблеи Интерпола в Санкт-Петербурге. Безусловно, наряду с позитивными тенденциями присутствуют и проблемные моменты (наладить взаимодействие с Европолом), которые, однако, носят больше технический характер и не портят имидж НЦБ России в мире.

Анализ деятельности Интерпола показывает, что его роль в борьбе с международной преступностью безусловно возрастет, если он станет координатором деятельности государств, а не останется на уровне механизма информационного обмена. Этому способствовало бы принятие новой редакции Устава, отражающей реалии современности и, в частности, наделяющей НЦБ стран-участников правом самостоятельно проводить оперативно-розыскные мероприятия по сопровождению раскрытия и расследованию отдельных преступлений, розыску особо опасных преступников. Повышению эффективности деятельности Интерпола способствовало бы также создание на территории России субрегионального бюро Организации, координирующего деятельность НЦБ стран-участников СНГ.

В целом можно констатировать, что Россия активно принимает участие в международном сотрудничестве в рамках борьбы с преступностью. Определенные успехи достигнуты в рамках взаимодействия с государствами-участниками СНГ, по линии Интерпола, ООН. Для противодействия преступности необходимо и дальше наращивать взаимодействие в первую очередь за счет оперативного обмена имеющейся информацией.

Библиографический список

1Алауханов, Е. Криминология. Учебник / Е. Алауханов. — Алматы: Межердо, 2008. — 429 с.

2Аленкин, С. В. Официальные представители ФСКН России в иностранных государствах — особый институт международного сотрудничества / С. В. Аленкин Наркоконтроль. — 2009. — № 1. — С. — 28.

Барышников, М. Ю. Соотношение европейского принципа лояльного сотрудничества с принципом международного сотрудничества государств /
М. Ю. Барышников Международное публичное и частное право. — 2007. —
№ 1. — С. — 18.
Белов, Е. С. Уголовно-правовые основы борьбы и противодействия транснациональной организованной преступности в российском законодательстве / Е. С. Белов Известия высших учебных заведений. Северокавказский регион. Серия: Общественные науки. — 2006. — № 22. —
С. — 73.
5Бельсон, Я. М. Россия в Интерполе / Я. М. Бельсон Правоведение. — 1994. — № 3. — С. 111 — 116.
6Бирюков, П. Н. Российское законодательство о выдаче преступников: проблемы и перспективы / П. Н. Бирюков Московский журнал международного права. — 2000. — № 4. — С. — 76.

7Бородин, С. В. Международное сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью / С. В. Бородин, Е. Г. Ляхов. — М.: Юридическая литература, 1983. — 336 с.

8Васильева, Л. Н. Транснациональные преступления / Л. Н. Васильева Юрист-международник. — 2005. — № 3. — С. 17- 21.

11Галенская, Л. Н. Международная борьба с преступностью /
Л. Н. Галенская. — М.: Юридическая литература, 1972. — 288 с.
12Гасымов, Н. Г. Роль и место международного розыска в сотрудничестве государств в борьбе с преступностью / Н. Г. Гасымов [Электронный ресурс]. — М., [2010]. — Режим доступа: http://www.yurclub.ru/ docs/pravo/1003/2.html . — Загл. с экрана.

Гаухман, Л. Д. Проблемы уголовно-правовой борьбы с организованной преступностью / Л. Д. Гаухман, В. И. Попов Право и образование. — 2003. — № 1. — С. 125 — 140.

Гацко, М. Ф. Законодательные основы участия Вооруженных Сил России в контртеррористической борьбе / М. Ф. Гацко Стратегическая стабильность. — 2006. — № 3. — С. — 28.

Глотова, С. В. Правовые аспекты борьбы с терроризмом и Совет Безопасности ООН / С. В. Глотов Московский журнал международного права. — 2005. — № 4. — С. — 77.

Денисович, В. В. Соотношение понятий «организованная преступность», «транснациональная организованная преступность» и «международная преступность» / В. В. Денисович [Электронный ресурс]. — М., [2010]. — Режим доступа: http://law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1251170. — Загл. с экрана.

17Деятельность ООН в области борьбы с преступностью [Электронный ресурс]. — М., [2010]. — Режим доступа: http://revolution.allbest.ru/international/ 00086008_0.html . — Загл. с экрана.

18Журавлев, М. П. О концепции государственной политики борьбы с преступностью в России / М. П. Журавлев Вестник Владимирского юридического института. — 2007. — № 1. — С. — 21.

19Зайцева, Е. С. Деятельность Международной организации уголовной полиции — Интерпола по борьбе с терроризмом / Е. С. Зайцева Международное право — International Law. — 2008. — № 1. — С. 216 — 227.

20Зайцева, Е. С. Сотрудничество Международной организации уголовной полиции — Интерпола с ООН в борьбе с терроризмом и позиция России / Е. С. Зайцева Право и государство: теория и практика. — 2007. — № 6. — С. 124 — 127.

Зимин, В. П. Международное сотрудничество правоохранительных органов / В. П. Зимин. — М.: Наука, 1990. — 194 с.

Зимина, И. А. Исторический анализ Института Международного Сотрудничества в борьбе с преступностью / И. А. Зимина, И. А. Мурашкин Вестник Московского государственного лингвистического университета. — 2007. — № 527. — С. — 67.

23Иванов, В. Г. ООН или «большая восьмерка»: к вопросу о статусе и эффективности участия России в ведущих международных организациях /
В. Г. Иванов Современные гуманитарные исследования. — 2007. — № 1.
— С. 252 — 257.
24Интервью начальника Национального центрального бюро Интерпола при МВД России генерал-майора милиции Т. Лахонина агентству «Интерфакс» [Электронный ресурс]. — М., [2010]. — Режим доступа: http://structure.mvd.ru/ content/100073/4860/?print. — Загл. с экрана.
25Каримов, Р. Р. Правовые основы сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом / Р. Р. Каримов Правовое государство: теория и практика. — 2009. — № 1. — С. — 41.

26Карташкин, В. А. Международное право и мировой правопорядок в XXI веке / В. А. Карташкин Юрист-международник. — 2005. — № 1. —
С. — 14.
27Карташкин, В. А. Устав ООН и ООН в глобализирующемся мире /
В. А. Карташкин Юрист-международник. — 2004. — № 1. — С. — 15.
28Каткова, Т. В. Актуальные проблемы сотрудничества стран СНГ в расследовании преступлений / Т. В. Каткова Российский ежегодник международного права. — 2003. — № 4. — С. — 96.

29Квашис, В. Преступность как глобальная угроза / В. Квашис Юридический мир. — 2005. — № 10. — С. — 27.

30Киселев, И. Ю. Репрезентация проблемы как фактор международного сотрудничества государств по противодействию новым угрозам / И. Ю. Киселев, А. Г. Смирнова Вестник Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Серия Гуманитарные науки. — 2008. — № 4. — С. — 90.

31Коломытцев, Н. А. Особенности уголовно-правовой борьбы государства и общества с рецидивной преступностью в России и странах Европы / Н. А. Коломытцев Вестник Владимирского юридического института. — 2007. — № 2. — С. 159 — 162.

Костенко, Н. И. Международное уголовное право. Современные теоретические проблемы / Н. И. Костенко. — М.: Нова, 2004. — 588 с.

Криминология / под ред. Н. Ф. Кузнецовой. — М.: Проспект, 2010. — 496 с.

Кубов, Р. Х. Актуальные проблемы международного сотрудничества по противодействию организованной преступности / Р. Х. Кубов Российский следователь. — 2007. — № 19. — С. — 40.

35Кубов, Р. Х. Правовое и ресурсное обеспечение международного сотрудничества в борьбе с организованной преступностью (по материалам СНГ) / Р. Х. Кубов Российский следователь. — 2007. — № 20. — С. — 40.

36Кулаков, В. С. Особенности и формы борьбы с международной преступностью / В. С. Кулаков Право и образование. — 2004. — № 4. —
С. — 72.
37Курганов, С. И. Криминология / С. И. Курганов. — М.: Юнити-Дана, 2007. — 184 с.

Кушниренко, С. Об имплементации в национальное законодательство России международных правовых норм, направленных на усиление борьбы с коррупцией / С. Кушниренко, А. Зоточкин Уголовное право. — 2006. — № 6. — С. 106 — 110.

Лелеков, В. А. Правовое обеспечение международной борьбы с преступностью в глобальных компьютерных сетях / В. А. Лелеков Вестник Московского университета МВД России. — 2009. — № 2. — С. 121 — 122.

Лунеев, В. В. Организованная преступность и терроризм в условиях глобализации / В. В. Лунеев. — М.: Международные отношения, 2002. — 152 с.

41Мансуров, Т. Т. Понятие и общие признаки преступлений международного характера / Т. Т. Мансуров Юрист-международник. — 2004. — № 1. — С. — 35.

42Маронов, Д. Состояние и перспективы борьбы с преступностью в России и в мире / Д. Маронов Вестник Воронежского института МВД России. — 2007. — № 1. — С. — 15.

43Межгосударственное сотрудничество в сфере безопасности и противодействия новым вызовам и угрозам в рамках СНГ [Электронный ресурс]. — М., [2010]. — Режим доступа: http://www.cis.minsk.by/main.aspx?uid =6624. — Загл. с экрана.

44Международная преступность [Электронный ресурс]. — М., [2010]. — Режим доступа: http://www.referats.net/pages/referats/rkr/page.php?id=29919. — Загл. с экрана.

45Международное право и борьба с преступностью: сб. документов / сост. Ю. М. Колосов. — М.: ЮНИТИ, 2004. — 482 с.

Мелентьев, П. В. Деятельность ООН и Международной уголовной юстиции в развитии направлений и форм в области международного сотрудничества в борьбе с преступностью / П. В. Мелентьев Политика и общество. — 2009. — № 1. — С. — 47.

47Меркушин, В. Формирование и развитие сотрудничества государств в борьбе с организованной преступностью в рамках СНГ / В. Меркушин Белорусский журнал международного права и международных отношений. 2000 — № 4. — С. — 76.

48Музылёв, А. К. Актуальные проблемы международного таможенного сотрудничества при создании универсальной системы транзита товаров /
А. К. Музылёв Право и государство: теория и практика. — 2008. — № 3. —
С. 115 — 119.
49Мукашев, С. И. Международно-правовое сотрудничество государств в борьбе с международным терроризмом / С. И. Мукашев Московский журнал международного права. — 2008. — № 3. — С. 114 — 126.
50Мыльников, Б. А. Борьба с терроризмом в рамках СНГ /
Б. А. Мыльников Право и безопасность. — 2002. — №2. — С. — 61.
51Нигматуллин, Р. В. «Холодная война» и становление договорно-правового механизма сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера / Р. В. Нигматуллин Международное уголовное право и международная юстиция. — 2007. — № 1. — С. — 23.

52Нигматуллин, Р. В. Актуальные вопросы международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью / Р. В. Нигматуллин Право и государство: теория и практика. — 2007. — № 7. — С. 104 — 108.

53Нигматуллин, Р. В. Интерпол — координирующий орган международного сотрудничества по борьбе с преступностью /
Р. В. Нигматуллин Вестник юстиции. — 2000. — № 3. — С. — 47.
54Нигматуллин, Р. В. К истории сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом / Р. В. Нигматуллин Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. — 2005. — № 1.
— С. 108 — 115.
Нигматуллин, Р. В. Межгосударственное сотрудничество по борьбе с преступностью государств-участников СНГ / Р. В. Нигматуллин История государства и права. — 2006. — № 7. — С. — 64.

56Нигматуллин, Р. В. Одиннадцатый конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и проблемы координации международного сотрудничества по борьбе с преступностью / Р. В. Нигматуллин Международное публичное и частное право. — 2006. — № 5. — С. — 43.

57Нигматуллин, Р. В. Сотрудничество государств в борьбе с преступлениями международного характера в ХХ веке и начале ХХI столетия (историко-правовой аспект) / Р. В. Нигматуллин. — М.: Юрист, 2006. — 446 с.

58Нигматуллин, Р. В. Становление сотрудничества государств Европы в борьбе с преступностью / Р. В. Нигматуллин Международное публичное и частное право. — 2006. — № 2. — С. — 86.

Нигматуллин, Р. В. Участие России в международном сотрудничестве по борьбе с преступностью в последнее десятилетие ХХ века / Р. В. Нигматуллин Социально-экономические и правовые проблемы борьбы с преступностью: материалы Всероссийской научно-практической конференции. марта 2004 г. / под общ. ред. Ф. Б. Мухаметшина. — Уфа: ОН и РИО УЮИ МВД РФ, 2004. — С. 111 — 114.

60О позиции России на 64-й сессии генеральной ассамблеи ООН [Электронный ресурс]. — М., [2010]. — Режим доступа: http://www.mid.ru/ns-dmo.nsf/66d11ad1c1bc0a7bc32576790039c04a/4dc0829acf1f0ec32576790039eb6b?OpenDocument. — Загл. с экрана.

61Панов, В. П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями: учебное пособие / В. П. Панов. — М.: АСТ, 1999. — 552 с.

62Правовая помощь по уголовным делам (международный аспект) [Электронный ресурс]. — М., [2010]. — Режим доступа: http://www.vuzlib.net/ beta3/html/1/13516/13679/. — Загл. с экрана.

63Пресс-релиз к брифингу на тему: «Международное сотрудничество МВД России в сфере борьбы с терроризмом, организованной преступностью и нелегальной миграцией» [Электронный ресурс]. — М., [2010]. — Режим доступа: http://www.mvd.ru/press/release/2620/. — Загл. с экрана.

Российская транснациональная организованная преступность [Электронный ресурс]. — М., [2010]. — Режим доступа: http://www.fooder.ru/page/ mezhdunar_prestupn_18.html . — Загл. с экрана.

65Россия в борьбе с международным терроризмом [Электронный ресурс]. — М., [2010]. — Режим доступа: http://www.ln.mid.ru/ns-vnpop.nsf/ osn_copy/1166C55233F5FC2CC32570430031542B. — Загл. с экрана.

66Россия предлагает принять резолюцию Совета Безопасности об уголовном преследовании пиратов [Электронный ресурс]. — М., [2010]. — Режим доступа: http://www.un.org/russian/news/fullstorynews.asp?newsID=13337. — Загл. с экрана.

Солиев, Ф. Р. Международно-правовые формы сотрудничества государств-членов СНГ в борьбе с международным терроризмом / Ф. Р. Солиев Право и государство: теория и практика. — 2009. — № 9. — С. — 98.

Тамаев, Р. Проблемы предупреждения преступлений в сфере международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью /
Р. Тамаев Уголовное право. — 2006. — № 2. — С. 107 — 114.
69Тимушев, А. А. Участие России в международных организациях в области борьбы с финансовыми операциями, связанными с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем / А. А. Тимушев Проблемы экономики. — 2007. — № 1. — С. 154 — 164.

70Тирских, А. А. Борьба с профессиональной преступностью: сложности и пути их разрешения / А. А. Тирских Научный портал МВД России. — 2009. — № 1. — С. — 49.

71Токалов, Т. Взаимодействие оперативных аппаратов ОВД в борьбе с организованной преступностью в рамках международного сотрудничества /
Т. Токалов Закон и право. — 2007. — № 2. — С. — 72.
72Хромов, И. Л. Международно-правовое сотрудничество оперативно-розыскных органов в борьбе с преступностью иностранцев / И. Л. Хромов Российский следователь. — 2007. — № 9. — С. — 41.

73Цепелев, В. Ф. Международная преступность: понятие, содержание и структура / В. Ф. Цепелев. //Уголовное право и современность. — 2007. — № 5. — С. 227 — 235.

74Шарифуллин, Р. А. Некоторые правовые аспекты международного сотрудничества в области предупреждения преступности / Р. А. Шарифуллин Российский судья. — 2006. — № 5. — С. — 31.

Шарихин, А. Е. Формирование адекватной стратегии борьбы с организованной преступностью как жизненно важная проблема в рамках ООН / А. Е. Шарихин Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. — 2007. — № 4. — С. — 47.