Соотношение права и экономики

Курсовая работа

Специфика функционирования и взаимодействия государства, права и экономики всегда затрагивает интересы и потребности самых разных социальных групп, поэтому вызывает повышенный интерес, как в науке, так и на практике. В современных условиях стабильное социальное развитие не представляется возможным без эффективного функционирования экономической системы. Ее роль выходит за рамки обеспечения лишь экономических интересов общества, характеризуется способностью влиять, например, на реализацию конституционных принципов, основных прав и свобод человека и гражданина.

Повышению внимания к проблеме государственного воздействия на экономику посредством правовых норм способствует и начавшийся в 2008 г. мировой финансовый кризис, продемонстрировавший неустойчивость экономики и недостаточную эффективность ее государственно-правового регулирования во многих ведущих странах. Основные факторы, повлекшие кризис, существовали и ранее, однако, редко выступали предметом научного анализа, более того, на практике рассматривались, преимущественно, как возможности для будущего экономического роста.

Экономические отношения из-за присущих им свойств, выражающихся, например, в тесной взаимосвязи с широким кругом других общественных отношений, прямом влиянии на уровень жизни граждан и других характеристиках, требуют принятия взвешенных правовых решений. Следует отметить, что недостатки правового регулирования экономики, как показывает практика, способны оказывать негативное влияние на доверие населения к государственной политике в целом.

Научный интерес к проблеме вызван и тем, что в современных условиях государство выступает не только регулятором, но и одним из участников экономических отношений. Существенное значение имеет то, что, несмотря на разнообразие способов воздействия на экономику (правовое, экономическое, идеологическое и др.), практически все они в современных условиях осуществляются в правовой форме. Устойчиво функционирующее законодательство в сфере экономики должно выступать непременным условием достижения стоящих перед государством социальных и других целей.

Таким образом, выбранная проблематика, ввиду вышеуказанных и других факторов, связанных во многом с особенностями не только экономического, но и социального, государственного развития, а также происходящих в обществе изменений как в экономике, так и в законодательстве, является крайне благоприятной для научных исследований.

В последние десятилетия вопросы, связанные с государственно-правовым регулированием экономики нашли достаточно широкое отражение в работах современных ученых. Несмотря на это, многие стороны проблемы по-прежнему не изучены в полной мере, что подтверждается не только анализом литературы, но и практикой.

4 стр., 1515 слов

Экономика современной России

... современных условиях сдерживают функции свободного рынка. В таких переходных, зачастую неблагоприятных условиях развития экономики необходимо ее глубокое изучение. Сейчас я представлю данные об основных сферах экономической деятельности нашей страны. ЭКОНОМИКА СОВРЕМЕННОЙ ... стран и таких крупных развивающихся стран, как Бразилия, Индия и тем более Китай, Россия пока не сумела пробиться на ...

Несмотря на значительные теоретические и практические научные достижения авторов, на сегодняшний день отсутствуют комплексные исследования, касающиеся многих организационных, историко-правовых, социально-правовых и других проблем, характеристики роли права в регулировании экономики, особенностей правового воздействия на экономику в современных условиях, его целей и пределов, правового обеспечения эффективного развития экономики.

Целью исследования является комплексное изучение проблем соотношения права и экономики, особенностей такого взаимодействия, характеристика и анализ взаимовлияния двух категорий, а также особенности и пределы государственно-правового воздействия на экономику. В соответствии с поставленной целью определены следующие задачи:

  • вывить причины, обусловливающие возникновение проблем во взаимодействиях права и экономики;
  • изучить проблемы соотношения с позиции многогранности и многоаспектности таких социальных явлений как право и экономика;
  • исследовать проблему взаимовлияния права и экономики и роли права в развитии хозяйственных отношений на основе экономического подхода;
  • охарактеризовать особенности и основные направления правового воздействия на экономику;
  • выявить тенденции и перспективы правового регулирования экономики;
  • определить возможные пути повышения эффективности государственно-правового регулирования экономики.

Методологическую основу составляют общенаучные методы (сравнение, анализ, синтез, индукция и дедукция, синергетический).

В процессе исследования применялись частнонаучные (теоретико-правовой, сравнительно-правовой).

Отдельные экономико-правовые категории рассмотрены на основе применения логического анализа, логических законов тождества.

1. Проблемы соотношения права и экономики

право экономика социальный

Право, как разновидность социального нормативного регулятора, фактически воздействует на самые различные сферы жизнедеятельности общества, государства и человека. Особое место при этом принадлежит экономике, экономическим отношениям, хозяйственным связям, которые представляют собой своего рода материальную основу производства, воспроизводства духовных, нравственных, политических и иных ценностей общественной жизни.

Вопрос соотношения права и экономики имеет свою многовековую историю. Это один из «вечных» вопросов, который каждый раз по-новому встает перед каждой новой государственной организацией как на начальных стадиях ее возникновения и становления, так и на последующих этапах ее развития.

Проблема решения данного вопроса возникает в первую очередь по причине сложности и многогранности таких явлений как право и экономика, охватывающих, соответственно, не только сферу политической и материальной жизни общества, но и оказывающих огромное влияние на все другие его сферы.

6 стр., 2738 слов

Ы «Земельное право» для студентов 206 гр. Экономического факультета

... правовые акты органов местного самоуправления – источники земельного права 35. Правовое регулирование договора аренды земельных участков 36. Защита земельных прав ... планирования охраны и использования земель 22. Соотношение земельного и гражданского законодательства 23.Публичный ... силу некоторых решений Правительства Российской Федерации по вопросам оборота земель сельскохозяйственного назначения» от ...

В юридической науке существуют различные подходы к пониманию права, а также множество теорий происхождения права, каждая из которых отстаивает свою первопричину его возникновения. При этом, следует отметить, что право, являясь многоаспектной и многообразной сферой бытия человека, возникло, развивается и функционирует в результате комплекса факторов; экономика — один из них.

Таким образом, наличие различных концепций социальной сущности и назначения права обусловливает соответственно и многоаспектность проблем соотношения его с экономикой.

Так, например, в нормативистской концепции право рассматривается как иерархия норм, в которой каждая верхняя или вышестоящая норма обусловливает существование нижестоящей. Самой верхней нормой является конституция. Далее идут законы и другие нормативные правовые акты. Юридическая сила и законность каждой нормы определяется вышестоящей нормой права, которой является государство, которое само есть правовая организация, организованный правопорядок. То есть понятие права и государства тождественны. Право должно быть познано из самого права и только. При этом нормативистская теория исходит из того, что право соотносится с окружающим миром также как «должное» с «сущим». Еще И. Кант в свое время подметил, что «должное», являясь порождением разума, не зависит от «сущего». Этот его постулат и был взят на вооружение разработчиками данной теории. Отсюда и вывод: право, представляя собой систему правил должного поведения, не зависит от реального («сущего») поведения людей, и условий их существования. Оно определяется только самим собой.

Таким образом, нормативисткий подход к толкованию права, сосредоточенный на формальной его стороне, влечет за собой игнорирование его содержательной стороны (прав личности, нравственных начал юридических норм, соответствия их объективным потребностям экономического развития и т.п.).

Нормативисты недооценивали связь права с социально-экономическими, политическими и духовными факторами. Другими словами, соотношение экономики и права, не рассматривалось в принципе, так как внимание акцентировалось на праве в «чистом виде», вне связи с политическими, социально-экономическими и другими оценками. Хотя, как подчеркивал Кельзен, чистая теория права «не отрицает того, что содержание любого позитивного юридического порядка, будьте право международное или национальное, обусловлено историческими, экономическими, моральными и политическими факторами, однако она стремится познать право с внутренней стороны, в его специфически нормативном значении» [1, c. 16].

Социологическая концепция правопонимания возникла во второй половине XIX в., когда развивалось предпринимательство как свободная деятельность людей в сфере экономики.

Основной тезис этой концепции звучит так: право нужно искать не в нормах права, а в самой жизни. Законы — всего лишь пожелания вести себя определенным образом. Поэтому главным в праве являются реальные общественные отношения, создаваемые гражданами, должностными лицами, органами и организациями, которые охраняются и защищаются государством, государственной властью. И решение правового вопроса основано на выяснении сути этого отношения между людьми или другими субъектами, а не на формальной норме права [1, c. 18].

13 стр., 6159 слов

Право и экономика

Вопросы соотношения права и экономики являются спорными в юридической науке. Согласно одному подходу вмешательство государства в экономику не должно быть, экономика должна развиваться по своим внутренним законам. Согласно другому походу, право, наоборот, ...

Таким образом, решение проблемы соотношения экономики и права вытекает из самой сути социологической концепции правопонимания. Право фокусируется только на охране отношений, складывающихся между хозяйствующими субъектами, без вмешательства в их внутренние дела, за исключением некоторых запретов, налагаемых на злоупотребление правом, монополизацию и нарушение прав других участников экономической деятельности.

Классовая, марксистско-ленинская теория характеризует право как волю господствующего класса, возведенную в закон, волю, содержание которой определяется материальными условиями жизни этого класса. Приверженцы данной теории рассматривают экономику и право как «базис» и «надстройку». Под «базисом» понимают экономическую основу общества, а под «надстройкой» — общественные и идеологические отношения, основанные на базисе. Это «топографическое» соотношение, приписываемое Марксу, вызвало большое замешательство в общественно-политической науке, особенно при обсуждении роли государства при капитализме. Соотношение между «экономической основой» общества и соответствующей ему «идеологической надстройкой», впервые сформулированное Марксом и Энгельсом в первой части «Немецкой идеологии», наиболее четко определил Маркс. В знаменитом отрывке из опубликованного в 1859 г. предисловия к произведению «К критике политической экономии» (часть первая), он писал: «В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил.

Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще? С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке». Последователи Маркса интерпретируют это соотношение в двух вариантах. Согласно первому и преобладающему, соотношение базиса и надстройки характеризует суть материалистического понимания истории. Сторонники этой точки зрения понимают в буквальном смысле высказывание Маркса о том, что изменения производственных отношений порождают новые формы политики, права и идеологии. В соответствии с таким «жестким структурно-детерминистским» толкованием, воплощенным в советском марксизме-ленинизме, экономический базис определяет политическую надстройку, что делает излишним серьезный анализ политической жизни. Хотя Энгельс впоследствии старался смягчить эту точку зрения, введя понятие «определяющего фактора в последней инстанции», марксисты-структуралисты остались на прежней позиции примата экономики в структуре общественных формаций [2, c. 302].

Таким образом, согласно этой модели, государство играет второстепенную роль, его существование определяется экономическим базисом; перемены в политике государства лишь отражают изменения в экономических отношениях.

Современные же марксисты, признающие соотношение между базисом и надстройкой, но стремящиеся скорректировать перекос в экономическую сторону исторического процесса, разработали понятие активной роли надстройки. В соответствии со вторым вариантом соотношение между базисом и надстройкой рассматривается как предположительный уровень абстракции, пригодный для ограниченных аналитических целей. Согласно этой точке зрения, бытующей в среде более «мягких» и «гуманных» марксистов, включая Грамши, Франкфуртскую школу и большинство версий западного марксизма, жесткая структуралистская интерпретация соотношения неприемлема в качестве теории, и сам Маркс вряд ли бы ее принял. Поэтому марксисты-гуманисты заменяют ее диалектическим подходом, заявляя, что общественные производственные отношения проявляются лишь в форме экономических, правовых и политических отношений. Это не означает, что каждое отношение взаимно и причинно обусловлено, но свидетельствует о том, что классовый антагонизм всегда проявляется в общественной, политической и культурной формах. Поэтому «экономическая жизнь» в такой же степени зависит от «политической жизни» и «права», как и наоборот. Для большинства западных марксистов отношение между базисом и надстройкой — это скорее констатация материализма Маркса (в противоположность философскому идеализму), чем руководящая установка в историческом исследовании. Отличительная черта методологии Маркса заключается не в мнимом акценте на «экономическом базисе», а в его упорном стремлении рассматривать капиталистическое общество под углом зрения классовых отношений и классовой борьбы [3, c. 303].

25 стр., 12329 слов

Использование информационных технологий при решении экономических задач

... точки зрения информационных технологий и методов их использования при решении экономических задач. 2. Использование пакета прикладных программ MS OFFICE при решении экономических задач 2.1 ... В политике используются политические технологии, в экономических коммерческих отношениях бурно развивается электронная коммерция. В экономических производственных отношениях процесс информатизации происходит в ...

Интегративная (современная) теория понимания права включает в себя черты многих других концепций. Она признает нормативность права, одновременно допускает создание норм права судьями, когда их решения соответствуют жизни, реальным обстоятельствам. Признаются также естественные права человека, например, право на жизнь, на неприкосновенность личности. Одновременно считается, что право имеет общесоциальное значение. Его содержание определяется социально-экономическим и политическим строем, классовым и национальным составом общества, уровнем религиозности населения, другими обстоятельствами и выражает волю большинства на основе сочетания интересов различных слоев, больших групп населения, различных религий, наций, других социальных формирований [1, c. 19].

Следовательно, и подход к определению проблемы соотношения права и экономики носит несколько иной характер. Сторонники интегративной теории правопонимания решения проблемы соотношения двух категорий усматривают не в приоритетности одного явления над другим, а в их тесной взаимосвязи и взаимовлиянии. В мире нет общей модели, некого шаблона или образца во взаимоотношениях государства, права и экономики, пригодных для всех без исключения социальных систем. Для каждой группы социальных систем характерны свои специфические взаимоотношения между правом и экономикой, свои формы и методы взаимодействия, свои принципы взаимосвязи, пределы влияния друг на друга.

Экономика — как и право, сложное социальное явление. Общую сферу деятельности и научного познания для правовой и экономической мысли можно усмотреть уже в определении категории «экономика». Считается, что термин «экономика» изобрел еще в VI в. до н.э. греческий поэт Геспод, соединив два слова: «ойкос» (дом, хозяйство) и «номос» (знаю, закон), что дословно означает искусство, знание, свод правил ведения домашнего хозяйства. То есть экономика — это не просто ведение хозяйства по установленным правилам и порядкам, а именно использование неких правил и порядков для рационального ведения хозяйства.

12 стр., 5827 слов

Международное экономическое право и межгосударственные имущественно-земельные ...

... Однако самыми важными условиями обретения достойного статуса в международных отношениях являются укрепление целостности Российской Федерации, а также развитие собственного экономического потенциала. Лишь при выполнении этих условий возможно ... эту территорию и т.п. не должен влиять в принципе на гражданские права собственников на отдельные земельные участки и т.п. в составе отчуждаемой, продаваемой, ...

Термин «экономика» в современных условиях используется в следующих значениях:

1) исторически определенная совокупность экономических отношений между людьми, складывающихся в процессе хозяйственной деятельности, соответствующих данной ступени развития производительных сил и образующих определенную экономическую систему (рабовладельческая, капиталистическая и другие экономики);

2) народное хозяйство данной страны или его часть, включающая отдельные отрасли (экономика промышленности, сельского хозяйства и т.д.); хозяйство района, региона, страны, группы стран или всего мира (региональная экономика, мировая экономика, экономика Беларуси и т.д.);

3) научная дисциплина, занимающаяся изучением деятельности людей, ее законов и закономерностей (теоретическая экономика, ‘ политическая экономия), некоторых условий и элементов производства (экономика народонаселения, труда, управления и т.д.) [4, c. 403].

Таким образом, наличие различных трактовок данной категории обусловливает соответственно и многоаспектность проблем соотношения ее с правом. Так, рассматривая экономику как совокупность отношений, проблема ее взаимосвязи с правом исследуется на общетеоретическом уровне. Изучаются общие закономерности их развития, взаимосвязи и взаимодействия на основе исторического опыта, решается традиционный вопрос о приоритетности — а точнее первичности или вторичности права и экономики по отношению друг к другу.

В отечественной и зарубежной литературе вопрос о соотношении государства, права и экономки на общетеоретическом уровне решался и решается далеко не одинаково. В одних случаях первенство отдается экономике перед государством, правом и политикой. В других, наоборот, — государству, праву и политике перед экономикой. В третьих же случаях в отношениях между правом и экономикой усматривается некий паритет. Считается, что государство и право способны оказывать на экономику такое же воздействие, как и наоборот. Разумеется можно и нужно спорить с теми положениями теории первенства экономики над правом, которые абсолютизируют экономический фактор. Но нельзя оспаривать то, что было многократно подтверждено самой жизнью, многовековой историей развития человеческого общества и в этом смысле стало очевидным. А именно — что экономическое развитие в конечном счете, в общем и целом, определяет основные тенденции и направления политического, идеологического, духовного развития общества, а не наоборот [5].

Конечно, процесс взаимосвязи и взаимообусловленности права и экономики нельзя представлять упрощенно, как некий прямолинейный, односторонний процесс. Это весьма сложный процесс, на который оказывают влияние не только экономические, но и политические, духовные, идеологические, национальные, этнические многие другие факторы, выходящие за рамки прямых взаимоотношений права и экономики. Обратное воздействие права на экономику играет при этом чрезвычайно важную роль.

Рассматривая экономику как народное хозяйство конкретной страны, проблема соотношения ее с правом будет решаться на прикладном (практическом) уровне, учитывая особенности экономического развития, религии, культуры, моральных ценностей, уклада жизни той или иной страны.

30 стр., 14904 слов

Ивное сообщение экономические основы деятельности фирмы. Конспект ...

... Тесты проверочной работы для каждого обучающего. Краткое описание. Урок экономики «Экономические основы деятельности фирмы» ориентирован на получение новых знаний по теме для ... товар. Предлагает сформулировать тему урока. Называет тему урока «Экономические основы деятельности фирмы». Фронтально формулируют задачи урока. Фронтально формулируют и записывают тему урока. IV. Построение проекта выхода ...

В качестве примера можно привести современные социальные системы Швеции, Японии, США и др. Так, основой шведской системы является социальная политика, ее успешное проведение обусловлено высоким уровнем налогообложения (более 50 процентов валового национального продукта).

Своеобразием Японии является, во-первых, планирование и координация деятельности правительства и частного сектора, при этом планирование носит исключительно рекомендательный характер. Американская модель социальной системы дает пример такого соотношения права и экономики, при котором правовое регулирование экономических отношений осуществляется лишь в крайне необходимых случаях: утверждение правил экономической игры, регулирование бизнеса, образования. Германская модель — это модель социального рыночного хозяйства, которая расширение конкурентных начал увязывает с созданием особой социальной инфраструктуры, смягчающей недостатки рынка и капитала, с формированием многослойной институциональной структуры субъектов социальной политики. Думается, что государства, неоднократно испытав последствия кризисных явлений и, опасаясь рецессии, вынуждены с помощью средств государственного вмешательства корректировать дисбаланс экономической системы. При этом методы государственного регулирования в разных странах имеют свои особенности. Но, к сожалению, существующие меры не в состоянии разрешить проблему в корне, поскольку даже наиболее развитые экономики мира не сбалансированы в основном звене — корпорациях. Если на макроуровне современные государства наработали эффективный арсенал мер для поддержания равновесия обменных отношений и добросовестной конкуренции, то на микроуровне в соотношении труда и собственности проблема эквивалентных отношений пока еще остается не решенной. Поэтому только меры способствующие обеспечить баланс между затраченными трудовыми усилиями и правом собственности на их результат и их надежная общественная и государственная охрана позволят поддерживать равновесие всей экономической системы. Причем с утверждением такой конфигурации экономических отношений характер распределения произведенных благ будет выглядеть в глазах общества справедливым. А это даст дополнительный импульс для минимизации роли государства, что, безусловно, позитивно отразится на экономическом росте и эффективности народного хозяйства. В то же время при условии, когда система прав собственности признается обществом как оптимальная, то частные усилия каждого индивида и в целом общества будут направлены на обеспечение надлежащего соблюдения прав человека и их охраны. Пожалуй, нет более надежного гаранта стабильности общественных отношений и более мощного стимула для прогресса, чем всеобщая поддержка экономической политики всеми гражданами общества [5].

Как видно, рассмотрение данной проблематики в прикладном, так же как и в общетеоретическом плане, — задача весьма сложная и многоаспектная. Причин для ее изучения существует много. Главные из них применительно, например, к государству Республики Беларусь, праву и экономике — обобщение и использование зарубежного и отечественного опыта для определения оптимальных путей и форм их взаимодействия.

Экономика как наука с ее законами и закономерностями широко используется в юриспруденции. Подход к праву с точки зрения экономистов прослеживается уже в трудах Беккария Бонесара, Иеремии Бентама, Карла Маркса («Капитал»), в работах американских институционалистов, особенно Джона Коммонса («Правовые основы капитализма»).

4 стр., 1720 слов

Экономическая свобода и теория международной торговли

... уделять им столь необходимого для их успешного развития тщательного внимания”. Экономическая свобода А.Смита. Итак, государственное управление - терпимое зло. Его вмешательство должно ... обвинительный акт против меркантилистической политики и всей вдохновленной ею экономической системы. теорию международной торговли Теория международной торговли. Критика протекционизма опирается главным образом на ...

Долгое время такой подход к праву был не слишком популярен, но все же в тех сферах, где право имело очевидное влияние на хозяйственную жизнь, происходило постепенное сближение этих двух наук — например, в изучении проблем антитрестовского регулирования, торговой политики. Появление же неоинституционализма, распространившего принципы неоклассической экономической теории на изучение нерыночного поведения, стимулировало и экономико-правовые исследования. Экономический анализ все шире распространяется на изучение различных нерыночных институтов, начиная от массовых беспорядков, посещений церкви и суицидов, заканчивая законодательством об абортах, семьях и разводах. Как и подобные исследования, экономика права основана на убеждении некоторых экономистов, что основная парадигма экономической науки, теория выбора, вполне применима к изучению любых видов поведения физических и юридических лиц. Возможно, самое распространенное представление в экономической теории — это представление об альтернативных издержках. Это значит, что использование ресурсов с какой-либо целью обязательно влечет издержки, равные ценности наилучшего их альтернативного использования. Уместность такого подхода при экономическом анализе права заключается в том, что любой закон влияет на экономику, даже если он практически не затрагивает собственно экономические отношения [6].

Таким образом, экономический анализ права является следствием тесной взаимосвязи права и экономической науки. В данном случае соотношение двух категорий исследуется через призму экономических моделей, законов и закономерностей. Это доказывает тот факт, что без понимания механизма воздействия права на поведение экономических агентов — как фирм, так и домохозяйств — невозможны проведение реформ, планирование и реализация экономической и социальной политики.

Итак, рассмотрев проблемы данного тандема, можно сделать следующие выводы:

1) И право и экономическая деятельность, как саморегулирующиеся и саморазвивающееся сферы общественного бытия, представляют собой сложные многоаспектные явления. Бытующее в отечественной и зарубежной социальной литературе мнение о том, что государство и право — это «чисто» надстроечное, а экономика — «чисто» базисное явление, в данном случае неприемлемо. Исторический опыт показывает, что право как социальный феномен влияет на все сферы общественной жизни, и в этом смысле оно — не только надстроечное, но и экономическое, социальное и иное явление. Экономика также, оказывая влияние на другие сферы жизни общества, выступает как многогранное явление. И так — во всех без исключения странах.

2) При рассмотрении соотношения права и экономики следует обратить внимание на факторы, обусловливающие характер этого соотношения в различных исторических условиях, и на пределы их взаимовлияния. В условиях существования различных социальных систем они далеко не одинаковы.

В практическом плане это означает, что более эффективным было бы изучение характера соотношения права и экономики применительно к конкретной исторической эпохе и стране, к строго определенной социально системе. Особое значение при этом имеет опыт США, Франции, Японии, Великобритании.

13 стр., 6158 слов

Экономика и экономическая теория : Новая экономика

... Япония сделала акцент на импорте технологий. Общее во всех странах-лидерах - это масштабное финансирование науки и образования. Какова ресурсная база новой экономики? Классическая экономическая теория рассматривает труд, капитал и землю как ...

3) Соотношение права и экономики в любой стране и социально-политической системе — это не пассивный, а активный двусторонний процесс их взаимосвязи и взаимодействия, где каждая из сторон в зависимости от сложившихся обстоятельств может играть определяющую или определяемую роль.

4) При анализе данной проблемы в исторически разных социальных системах в практическом плане более целесообразным представляется идти не по традиционному пути, предполагающему изучение права и экономики от рабовладельческого государства и права вплоть до наших дней, а по иному пути. А именно — по пути их классификации и исследования в зависимости от степени развития в стране рыночной структуры.

2. Экономический анализ проблемы соотношения права и экономики

Взаимосвязь между правом и экономикой изучалась многими учеными. Адам Смит рассматривал право как механизм, способствующий общественному благу. Давид Юм — как набор ограничений, которым люди подчиняются, понимая необходимость сотрудничества. Томас Гоббс в трактате «Левиафан» проводит взаимосвязи между экономическими стимулами и существующей правовой системой. Однако целенаправленных попыток систематического применения экономических методов к анализу права не было, как не было и того, что мы сегодня называем современными экономическими методами [7, c. 246].

Исследование проблемы соотношения права и экономики большинством авторов рассматривается в разрезе социальных систем: системы, в которых полностью или почти полностью отсутствуют рыночные элементы; системы с зарождающимися рыночными отношениями; и системы с высокоразвитой рыночной экономикой.

В самом крупном плане, условно всех исследователей экономических вопросов можно разделить на приверженцев рыночной экономики и так называемых «антирыночников» [5].

Нельзя сказать, что у сторонников рыночной системы хозяйствования сформировалось полное единство взглядов, в действительности здесь можно увидеть огромное количество течений и школ. Однако, целесообразно несколько упростить схему и в самом грубом приближении выделить две ветви идущие от одного корня — классической политэкономии. Для представителей первого течения близки идеи «свободного рыночного хозяйства» и совершенной конкуренции. Ф. Хайек, М. Фридман, Дж. Хикс и другие полагаются на то, что невидимая рука рынка может справиться с любой задачей, поэтому роль государства сводится к функциям «ночного сторожа». Они убеждены, что именно эти принципы организации экономической деятельности в большей степени отвечают природе человека. Так, Ф. Хайек ратовал за то, что единственно возможным и рациональным путем развития общества является путь, сочетающийся со стимулами частно-индивидуалистический свободы при минимальной роли государства. Он утверждал, что не может свобода личная и политическая существовать без свободы экономической. Планирование и конкуренция совместимы только в том случае, когда первое способствует второму, а не действует против. С его точки зрения рыночная система нуждается в разумно сконструированном и непрерывно совершенствуемом правовом механизме. Главное назначение законодательства заключается в охране и развитии конкуренции. Вместе с тем, существуют области, в которых никакие правовые установления не могут создать условий для функционирования частной собственности и конкуренции. В этой сфере лучше всего полагаться на способность людей стихийно вырабатывать правила поведения, юридические нормы и никакое государство не может заменить в данном отношении их свободного выбора [5].

Представители второго течения, под впечатлением рыночных коллапсов начала 20-го века, вынуждены были согласиться с необходимостью государственно-правового вмешательства в экономику. Весомый вклад в теорию «регулируемого капитализма» внесли Дж. Кейнс и Р. Харрод, которые выступали за подпитку эффективного спроса в форме правительственных расходов на экономические нужды и государственных инвестиций в сфере транспорта, строительства жилья, коммуникаций. При этом было бы неверно полагать, что речь шла об отказе от рыночных отношений или об их свертывании. Напротив выдвигаемые идеи были направлены на утверждение рыночных отношений. Так, Дж. Кейнс пишет: «…Хотя расширение функций правительства в связи с задачей координации склонности к потреблению и побуждение инвестировать показалось бы публицисту XIX века или современному американскому финансисту ужасающим покушением на основы индивидуализма, я, наоборот, защищаю его как единственное практически возможное средство избежать полного разрушения существующих экономических форм и как условие для успешного функционирования личной инициативы» [8].

Следовательно, можно предполагать, что в данном случае вполне по объективным причинам как ответ на вызовы времени предпринимаются попытки уравновесить экономическую систему мерами государственного регулирования. В то же время первичная клетка экономики — корпорация, сбой в которой отражается на всей хозяйственной системе, пока остается за границами анализа. А ведь именно несбалансированность на уровне основной хозяйственной единицы экономики, то есть на микроуровне, производит своего рода синергетический эффект и дестабилизирует всю экономическую систему.

С определенной долей условности ко второму течению следует отнести и представителей институционализма Т. Веблен, Дж. Коммонс, Дж. Гелбрейт.

Их позиция в главном совпадает с предложениями теоретиков регулируемого капитализма, но принципы и методы регулирования несколько корректируется. В своих практических рекомендациях они склоняются не к государственному, а к «социальному контролю» над рыночной экономикой, где особое значение придается сделкам [9].

Они отводят решающую роль юридической стороне, указывают на примат права над экономикой. Так, Дж. Коммонс в своих исследованиях делал основной акцент на правовые факторы и упрекал классиков и маржиналистов за недостаточность анализа юридических норм. Рыночные отношения, по его мнению, могут быть в силу разных причин нечестными и несправедливыми. Сделать их честными можно в первую очередь посредством установления разумного законодательства и правильного применения законов, т.е. обеспечения безусловного и равного для всех исполнения этих законов. Таким образом, возникающие экономические противоречия, можно уладить с помощью, во-первых, законодательной деятельности государства, во-вторых, сделки, то есть юридического соглашения, и, в-третьих, независимого правосудия, которое, принимая решения по конкретным делам, осуществляет контроль над экономикой. Особое внимание он уделял действующим коллективным институтам, которые направляют поведение индивидов. Центральное место среди них занимают корпорации, профсоюзы и политические партии, которые выступают как «группы давления». Дж. Коммонс призывал признать за тред-юнионизмом статус законного и неотъемлемого компонента структуры зрелого промышленного общества. В своих книгах «Промышленная доброжелательность» и «Промышленное управление» он развивал идею социального соглашения рабочих и предпринимателей посредством «взаимных уступок». Новый этап промышленного развития, связанный с ростом крупных корпораций, привел, по словам Дж. Коммонса, к «диффузии капитализма в гуще широких масс народа» [5].

Наряду с коллективными действиями другой важнейшей категорией институциональной теории Дж. Коммонса стало понятие сделки (трансакции).

Ее суть вытекает из неоклассической идеи редкости ресурсов, поскольку конфликт по поводу их использования разрешается путем совершения трансакций. Без этого базового института общества коллизия интересов выродилась бы во всеобщее насилие людей друг над другом, которое привело бы к громадному экономическому и социальному ущербу. Однако трансакцию нельзя путать с «простым» обменом ресурсами, товарами или услугами. Согласно определению Дж. Коммонса, «трансакция — это не обмен товарами, а отчуждение и присвоение прав собственности и свобод, созданных обществом». Различие между обменом и трансакцией указывает на различие между физическим перемещением благ и перемещением прав собственности на эти блага. Трансакции подразделяются на рыночные, управленческие и рационирующие. Рыночная трансакция — это единственный вид трансакции, предполагающий одинаковый правовой статус ее участников (контрагентов).

Это означает, что для осуществления рыночной трансакции необходимо взаимное добровольное согласие контрагентов ее совершить. Управленческая трансакция, напротив, предполагает правовое преимущество одного из контрагентов, которому принадлежит право принятия решения. Управленческие трансакции играют ведущую роль в фирмах, государственных структурах и других организациях, базирующихся на иерархических отношениях. Рационирующая трансакция похожа на управленческую трансакцию, поскольку также предполагает асимметричность правового статуса контрагентов. Специфика рационирующей трансакции состоит в том, что стороной, наделенной исключительными полномочиями принятия решений, является некий коллективный орган, выполняющий функцию спецификации прав собственности. Этим органом является государство. Типовыми примерами рационирующей трансакции являются налоги или судебные решения, перераспределяющие богатства от одной стороны к другой. Государство, по Дж. Коммонсу, играет большую роль и как орган, примиряющий интересы сторон трансакций, и как сила, принуждающая к выполнению обязательств, взятых на себя участниками трансакций. Таким образом, государство способствует более гармоничному разрешению конфликтов между коллективными группами хозяйствующих субъектов. Дж. Коммонс выделил помимо трех основных типов сделок и три главных этапа каждой сделки. Каждая сделка включает в себя переговоры, принятие обязательства и его выполнение. Трансакционный процесс служит определению «разумной ценности», возникающей из согласия о выполнении в будущем условий контракта, главное предназначение которого состоит в том, что он играет роль «гарантии ожиданий». В своих теоретических построениях Дж. Коммонс надеялся, что в ходе коллективных действий капиталистов и рабочих постепенно будут формироваться «разумные обычаи», позволяющие усовершенствовать сами институты. В этом он видел важнейший путь к поддержанию общественного равновесия. Эти идеи нашли отражение в Акте о трудовых отношениях, закрепившего за рабочими право заключения коллективных договоров[10].

Итак, Джон Коммонс сделал акцент на важность коллективных действий в рыночной экономике и распространение теории сделки на этот процесс, а также обратил внимание на «разумную ценность» и спонтанное формирование «разумных обычаев» в ходе коллективных переговоров. В данном случае вектор исследования оказался нацеленным в эпицентр взаимоотношений на микроуровене, т.е. аналитики прониклись важностью проблем первичной клетки экономики — корпорации. Таким образом, институциональная мысль от анализа рынка вообще постепенно переориентировалась на исследование вопросов взаимоотношений в отдельном субъекте хозяйствования [5].

Структуру прав в корпорации изучали также А. Берль и Г. Минз — американские экономисты, известные своим вкладом в теорию «управленческой революции». Так, в работе «Современная корпорация и частная собственность» структура прав в корпорации исследовалась уже не на уровне, коллективных взаимодействий между капиталистами и рабочими, а отношения между собственниками и менеджерами. Проанализировав обширный статистический материал, они подробно обосновали вывод, намеченный в последней книге Т. Веблена — об отделении собственности от контроля в крупных акционерных компаниях. Большинство собственников превратилось в пассивных инвесторов, а реальное управление предприятиями перешло в руки менеджеров, которые могут осуществлять контроль над корпорациями в своих интересах. Это представление может и не является единственно правильным во всех ситуациях, в действительности картина гораздо сложнее, но акцент на исследование проблем права собственности как ключевой категории во взаимодействии экономики и права имеет под собой прочную основу. Поэтому вполне объяснимо то, что право собственности стало толчком для формирования целой школы под названием экономический анализ права (экономика права).

Экономика права основывается на убеждении, что основная парадигма экономической науки — теория выбора. Через призму этого мышления каждый индивид рассматривается в качестве основного элемента анализа, и предстает перед нами эгоистом, добивающимся максимальной выгоды. Использование ресурсов с какой-либо целью обязательно влечет издержки и разные ценности альтернатив. Так или иначе, суть рыночных отношений лучше всего раскрывает концепция равновесия.

Д. Фридман пишет: «Экономический анализ права подразумевает три отдельных, но взаимосвязанных элемента, это использование экономической теории в целях определения эффекта правовых норм. Второй — привлечение экономической теории для определения экономической эффективности правовых норм, чтобы выработать рекомендации по дальнейшему их использованию. Третий — применение экономической теории для того, чтобы определить, какими должны быть правовые нормы. Итак, первое связано с теорией ценообразования, второе — с экономической теорией благосостояния, третье — с теорией общественного выбора» [11].

А. Бальсевич полагает, что исторически сложились три этапа развития экономики права: позитивизм, доктринализм (с 18 века до н. 20 века), правовой реализм (с 1920 по 1970 годы), школа критических правовых исследований (с 1970 года по настоящее время).

Выделяют три основных подхода в теории экономики права: чикагская школа, австрийская школа, институционализм. Чикагская школа пока удерживает лидерство среди указанных направлений, основываясь на теории рационального выбора. Принимая продолжающуюся критику в свой адрес, ее представители уповают на то, что никакой другой подход не сможет быть столь же успешным [12, c. 65].

Центральное место в экономическом анализе права занимает теория прав собственности, которая обращена на более глубокое изучение проблем экономических организаций и «трансакционной экономики». У истоков теории прав собственности стояли два известных американских экономиста — Р. Коуз и А. Алчян.

После обнародования исследований Р. Коуза экономисты стали учиться быть более осторожными в анализе социальных издержек. Появилось четкое представление о том, что воздействие социальных издержек взаимосвязано. Причем многие проблемы, связанные с социальными издержками, возникают именно из-за нечеткого определения прав собственности на многие важные ресурсы. Он полагал, что совершенная рыночная конкуренция в состоянии эффективно контролировать объем наносимого ущерба, если права собственности четко определены и трансакционные издержки стремятся к нулю [13].

Р. Коуз показал, что в мире положительных трансакционных издержек распределение прав собственности играет важную роль с точки зрения эффективности распределения ресурсов.

Обратившись к анализу давней проблемы отрицательных внешних эффектов (например, дым из трубы фабрики, вредный для живущих поблизости людей, которые не являются потребителями продукции этой фабрики), Р. Коуз впервые указал на обоюдный характер проблемы. Как неоклассик он предложил решение проблемы внешних эффектов, исключающее непосредственное государственное вмешательство, и настаивал на том, что результат частных добровольных соглашений между фабрикой и населением объективно совпадает с «общественным благом», т.е. выбирается вариант, максимизирующий благосостояние общества в целом [15].

Итак, экономическая теория права позволяет сделать принципиально важные общие выводы относительно соотношения прав и экономики. С их точки зрения правовая система призвана обеспечить наиболее эффективное (в плане общественной выгоды) распределение редких ресурсов в ходе добровольных соглашений. Для этого юридические правила, как подчеркивает Р. Познер, должны имитировать идеальный рынок — распределять права собственности так, как это делал бы рынок при отсутствии экстерналии. Значит, главная задача права — это спецификация прав собственности, т.е. четкое и прозрачное определение границ правомочий хозяйствующих субъектов и их защита. Кроме того, убедительные аргументы изложены в рамках экономической теорией права относительно противоречивой роли государства в современном рыночном хозяйстве. Так, экономисты предупреждают о том, что правительство вряд ли станет вести себя как социальное агентство, чья единственная и главная цель состоит в том, чтобы максимизировать общественное благосостояние. Исследования теоретиков общественного выбора показали, что политические деятели на самом деле максимизируют свои собственные цели, подчиняясь ограничениям, связанным с периодическими выборами. Поэтому издержки государственного вмешательства часто будут превышать выгоды от него. Помимо сказанного, правительство не обладает большим знанием, чем отдельные индивиды, но, несмотря на это, оно будет стремиться к вмешательству в хозяйственную жизнь безотносительно к основному критерию эффективности — максимизации общественного блага, в том числе и под влиянием лобби. Произвол будет продолжаться до тех пор, пока избиратели будут позволять это [14].

Тем не менее, учитывая сказанное, а также то, что государственная собственность, менее эффективна, чем частная, поскольку государственный сектор представляет собой своеобразную «экономику бюрократии», просматривается интересный парадокс: для того чтобы частнособственническая система могла эффективно развиваться, необходимо сильное государство, которое могло бы уверенно специфицировать и надежно защищать права собственности.

В то же время в данном направлении экономической мысли есть некоторые необъяснимые моменты. Во-первых, с точки зрения представителей экономики права трансакционные издержки тем выше, чем более сложной является хозяйственная система. Однако как они сами заметили, чем сложнее система, тем возможно выше ее производительность, соответственно удельный вес издержек будет иметь тенденцию к снижению. Далее, создание фирмы представляется для них как способ минимизации трансакционных издержек, поскольку внутри фирмы служащие общаются не как самостоятельные и равноправные участники рынка, а согласно принципам административного подчинения. В отношении с другими экономическими агентами, т.е. вовне, фирма при заключении любых контрактов действует как одно целое — самостоятельно юридическое лицо. Этот вывод склонил представителей экономической теории права к тому, чтобы основное внимание сосредоточить на правах собственности во внешнем периметре корпорации. Но логика развертывания анализа отчетливо показывает, что центральная проблема с правами собственности сидит внутри фирмы. Поэтому, полагается, что многие общие выводы теории трансакционной экономики, особенно в части спецификации прав собственности экономических агентов, могут быть использованы для поиска баланса прав собственности или властных правомочий на определенный ресурс именно внутри корпорации.

Несколько нарушив хронологическую последовательность развития экономико-правовых воззрений, нельзя обойти стороной и антирыночные идеи марксизма. В этой доктрине встречается немало парадоксов, так, что вопросы первичности и вторичности исследуемых категорий иногда отходят на задний план. Тем не менее, раскрывая суть материалистического понимания общественной жизни, К. Маркс писал: «В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке» [5].

Из категоричности и однозначности данной трактовки права, конечно, не следует безусловного примата экономического базиса над правовой надстройкой, поскольку марксизм не отрицает и возможности активного обратного воздействия права и относительной самостоятельности последнего. Эта характеристика подчеркивала сложную и противоречивую природу соотношения экономики и правовой надстройки, но при ведущей роли материальных производственных отношений в закономерном развитии общества и его отдельных частей. Если схематично взаимодействие экономики и правовой надстройки довольно ясно описывается как соотношение содержания и формы, то вопрос об иных внешних связях права, его взаимодействии с другими частями надстройки, с различными формами общественного сознания гораздо сложнее. Так, в литературе утверждается, что «отношения между правом и факторами, его обусловливающими, — это не параллельные и независимые отношения, а цепь взаимосвязанных отношений, в рамках которых материальные факторы, являющиеся в конечном итоге определяющими, от ступени к ступени детерминируют элементы будущих правовых норм через посредство факторов духовных» [16, c. 245].

Наряду со стройностью и гибкостью разработанной классиками марксизма-ленинизма системы, очевидны отдельные нарушения логики рассуждения и нестыковки в выводах. С одной стороны признается существование объективных законов экономики, но в дальнейшем формационное видение социальных трансформаций приводит к заключению, что рациональное обустройство общества преодолевает или вытесняет с исторической арены их стихийный характер. Другое недоразумение сводится к тому, что весьма глубокое понимание логики отношений, складывающихся на базовом уровне экономики (теория прибавочной стоимости), толкает марксистов к довольно радикальному решению. Они полагают, что проблема эксплуатации человека человеком будет снята, если упразднить частную собственность. С одной стороны нельзя отрицать логичность их рассуждений, но в то же время, если смотреть глубже, то непонятно, почему они смогли увидеть в собственности только отрицательный эффект, и решили «выплеснуть» вмести с ним ее огромный позитивный потенциал [17].

Таким образом, осмысливая в совокупности положения марксизма и теории экономики права, думается, что и те и другие приблизились к некоторой критической точке в проблеме соотношения экономики и права. Сопоставляя взгляды этих школ, пожалуй, основное различие между ними в том, что марксисты не видели перспектив в рыночном устройстве национального хозяйства и предлагали его заменить рациональной системой планирования социальных процессов и ликвидировать частную собственность. А представители экономики права, напротив пытались сохранить и усовершенствовать рыночную экономику и апеллировали к частной собственности. Тем не менее, хотя каждая школа, пыталась выстроить собственную систему координат, все же они шли в одном направлении, поскольку в качестве ключевой проблемы, так или иначе, была собственность.

Наиболее существенными чертами и особенностями систем с переходной к рыночным условиям экономикой являются:

  • а) постепенное изменение характера взаимоотношений государственных органов и экономических структур в сторону партнерских;
  • б) утрата монополии государства и государственной собственности над экономикой и иными формами собственности;
  • в) изменение методов государственного воздействия на экономические отношения;

г) постепенное вытеснение административных методов руководства и рычагов воздействия на экономику финансовыми и им подобными средствами;

д) резкий отход правительственных структур от плановости в раз-

витии экономики и неизбежное возникновение при этом неупорядоченности и даже хаотичности;

е) последовательная переориентация экономических и государственных структур с общенациональных приоритетов на свои собственные финансовые и иные интересы, на прибыль как основной

движущий фактор в их становящихся партнерскими отношениях;

  • ж) усиление роли налогов и налоговой полиции как государственного средства финансового воздействия государственных структур на общество и на экономические структуры;

з) быстрое возрастание значения финансового, гражданского,

коммерческого, налогового, банковского и иных отраслей права, непосредственно связанных с развитием экономики [3, c. 308].

Несмотря на то, что в переходный период экономическая сфера деятельности государства постепенно сужается, в целом его роль в регулировании данного процесса не должна снижаться. Государство не может и не должно отказываться от регулятивных средств воздействия на экономику, от управления процессом перехода от нерыночных к рыночным отношениям.