Фгоу впо «Вологодский институт права и экономики

Проверочная работа
Содержание скрыть

Введение

.

Современная действительность характеризуется прогрессом в развитии точных наук, в области технологии, ошеломляющими открытиями во многих областях науки и техники. Однако в области нравственности, в области нравственных истин такого прогресса не наблюдается, а, наоборот, на лицо нравственная деградация общества: популярность так называемого «гражданского» брака и абортов, рост преступности, алкоголизма, наркомании, суицида, беспризорности, оккультизма, а в некоторых странах признание однополых браков и законодательно одобренная эвтаназия. Нравственное состояние детей и молодежи характеризуется отсутствием нравственных ориентиров, любви, уважения к честному труду, что связано с отсутствием нравственных ориентиров и принципов в воспитании, насаждением средствами массовой информации аморального образа жизни, отсутствие воспитания благочестия, целомудрия. Это объясняется отходом от коренных основ нравственности, от понимания того, что объективно существуют нравственные законы, которые не могут изменяться в угоду духу времени.

Воспитание — это адаптация личности к современному социуму. Школа выполняет заказ общества, которое нравственно больно, находясь в глубоком духовном кризисе. Следует ли усугублять эту болезнь или пытаться, насколько это возможно, оздоровлять его? Ответ, нам думается, очевиден.

Так же не стоит забывать и о «трудных детях», воспитание которых большей частью происходит на улице, в окружении таких же детей и подростков. Родители, не занимающиеся воспитанием своих чад, подростки, сбегающие из дома, и просто дети сироты являются благотворной средой для развития преступности. И правоохранительные органы должны кроме работы с преступниками заниматься и воспитывать таких подростков, вовремя замечать трудные семьи и влиять на них. Вести профилактические работы в школах и детских домах.

Предоставленное обществом сотрудникам правоохранительных органов не только правовой, но и моральной санкции на проведение соответствующей деятельности по охране и защите прав граждан с использованием властных полномочий, налагает на этих сотрудников высокую ответственность за строгое и точное соблюдение законности, с одной стороны, и, с другой стороны — границ допустимости действий, связанных с выполнением служебных обязанностей. И в том, и в другом случае речь идет о нравственных требованиях к поведению сотрудников правоохранительных органов.

Чтобы успешно выполнять свой служебный и гражданский долг, сотрудник правоохранительных органов должен быть широко образованным, высококультурным человеком, обладающим глубокими профессиональными знаниями и умениями в области социологии, политики, права, экономики, этики, психологии и педагогики. Важнейшим качеством личности сотрудника МВД является высокая профессиональная этика.

13 стр., 6459 слов

Экономическая преступность

... А. М. Яковлев и др[ ]. Экономическая преступность в 80-е и 90-е гг. претерпела значительные изменения, качественные и количественные. Создание новых форм собственности, функционирование экономики в условиях рыночных отношений, недостаточная правовая ...

Цель: изучить предмет, подготовиться к экзамену.

Задачи: Сформировать представление о нравственности, этике, человеческих ценностях

и желаниях, личностных установках.

Узнать смысл термина «добродетель».

Изучить понятие, значение и специфику профессиональной этики сотрудников правоохранительных органов.

1

Особенности работы в правоохранительных органах.

Право всегда связано_с нормативным поведением людей. Являясь активным членом общества, человек совершает поступки, действия, которые Подчиняются определенным правилам. Правила, обязательные для какого-то конкретной группы людей, называются нормами поведения, которые устанавливаются самими людьми в интересах либо всего общества, либо отдельных групп и классов.

Все нормы поведения обычно делят на технические и социальные. Первые регулируют деятельность человека по использованию природных ресурсов (нормы расхода топлива, электроэнергии, воды и т.п.) и орудий труда. Социальные нормы регулируют человеческие действия в отношениях между людьми.

Все социальные нормы, исходя из принятых в обществе оценок, требуют либо воздержания от определенных поступков, либо совершения каких-то активных действий.

В последовательном развитии таких профессиональных качеств, как гибкость ума и характера, острая наблюдательность и цепкая память, самообладание и выдержка, принципиальность и справедливость, организованность и самостоятельность, большое значение имеют рекомендации психологической науки, которая указывает верные пути и средства их формирования.

Не каждый желающий работать в, системе укрепления законности и правопорядка способен на это, так как эта работа предъявляет особые, высокие требования к личным качествам человека. Это не является исключением. Зависимость успешности работы от способностей человека к ней установлена давно. Чем сложнее работа, чем выше ее требования, тем меньшее число людей способно выполнять ее, тем важнее тщательно отбирать людей при приеме на работу.

1.

Характеристика работы Н.А. Бердяева «О назначении человека».

По Бердяеву, человека нельзя понять из того, что «ниже его», а можно понять лишь из того, что «выше его»
1

. Иначе говоря, человека невозможно понять из природы, а можно понять только из Бога. Третьего, кроме Бога и природы.

В своей антропологии Бердяев отталкивается от классификации типов антропологических учений у своего берлинского друга М. Шелера. Это: «1) еврейскохристианский, творение человека Богом и грехопадение; 2) антично-греческий, человек, как носитель разума; 3) естественно-научный человек, как продукт эволюции животного мира; 4) теория декаданса, возникновение сознания, разума, духа как биологический упадок, ослабление жизни»
2

. Бердяев замечает, правда, что классификация Шелера неполная. «Есть, — пишет он, — еще самое распространенное в современной Европе антропологическое учение — понимание человека как существа социального, как продукта общества, а также как изобретателя орудий (homo faber).

52 стр., 25580 слов

Шпаргалка: Вопросы и ответы к экзамену по курсу «История экономических учений»

... Рабство – это явление абсолютно закономерное и естествен. Деление людей на свободн. и рабов объяснял закон. природы. Он выдвинул проект ... из гос-ых хранилищ по низк. ценам. 2. Экономич. учения европейск. Средневек. Господств-щей формой идеологии в странах Зап. ... поступало из провинций, а доходн-ть животн-ва была гораздо выше. Предлаг. использ-ть материал. заинтересов-ть для стимулир-я рабск. труда. В ...

Это учение имеет сейчас больше значения, чем учение естественно-биологическое. Мы его находим у Маркса, у Дюркгейма»3

.

Это и есть то «третье» в понимании сущности человека, которое дано. Это марксистское учение о социальной сущности человека. Сущность человека, как учил Маркс, не есть абстракт, принадлежащий каждому отдельному индивиду, а в своей действительности она есть ансамбль всех общественных отношений. Но Бердяев не может принять это учение по двум причинам. Во-первых, это учение, при его вульгарном социологическом понимании, как будто бы

исключает человеческую личность. И это при том, что личность отрицается казарменной формой коллективности, а по сути, понятие личности, так же как и понятие общества, сугубо историческое понятие. Во-вторых, если сущность человека заключается в другом человеке, то тогда не нужен, как показал Фейербах, Бог. Тогда Богом оказывается один человек для другого человека. Естественно, что Бердяев не может принять и этого. В результате, он пытается найти свое собственное решение проблемы соотношения индивидуального и коллективного в человеке.

Бердяев принадлежит к той традиции в русской философии, которая резко выступала против индивидуализма, именовавшегося, как правило, западным или мещанским. Но и социалистического, тем более коммунистического коллективизма он принять также не может. Решение, которое предлагает Бердяев, выражается понятием персонализма. Если Соловьев, по утверждению Гайденко, — имперсоналист и, вслед за Шопенгауэром и Контом, ставит общее выше отдельного, то вышедший из соловьевской софиологии Бердяев — создатель философии персонализма. И в этом их принципиальное различие. «Моя философия, — заявляет Бердяев, — резко персоналистическая, и по ставшей модной ныне терминологии ее можно назвать. экзистенциальной, хотя и совсем в другом смысле, чем, например, философию Гейдеггера»
4

. Но что такое «персоналистическая» философия и «персонализм»?

Бердяев исходит из существенного различия двух вещей: индивидуализма и персонализма. Первый связан с индивидом, второй — с персоной, т. е. личностью. И следовательно, прежде всего, нужно различать индивида и личность. «Индивидуум, — пишет Бердяев, — есть категория натуралистически-биологическая. Личность же есть категория религиозно-духовная»
5

. Индивидуум, как правильно замечает Бердяев, уместно соотносить с родом. Индивид биологически рождается. «Личность же не рождается, она творится Богом»6

.

Бог в данном случае оказывается у Бердяева на том самом месте, где в марксизме помещалось общество. В марксизме личность производна от общества, у Бердяева — от Бога. Первичность общества по отношению к личности Бердяев решительно отвергает. В центре всего помещается личность. «Центр нравственной жизни в личности, а не в общностях, — пишет он. — Личность есть ценность, стоящая выше государства, нации, человеческого рода, природы, и она, в сущности, не входит в этот ряд»
7

.

14 стр., 6525 слов

Типология личности преступника

... том числе и у личности преступника, скла­дываются взаимоотношения с окружающими людьми. Благодаря деятельной натуре человека, вокруг него складываются обществен­ные отношения, между личностью и обществом всегда существует связь. В ...

Личность, таким образом, у Бердяева есть нечто, из ряда вон выходящее. И звучит это все очень гуманно: личность выше государства, нации, общества. Ведь сколько было высказано упреков Гегелю и Марксу за их «тоталитаризм», когда личность оказывалась поглощенной обществом и государством. Но одно дело, когда мы ставим личность выше общества и государства, и совсем другое дело, когда личность ставит себя выше общества и государства.

В последнем случае, что бы мы там ни говорили о достоинстве и неповторимости личности, это все-таки самый настоящий индивидуализм. Вот этого-то Бердяев и не замечает. Он не замечает, что культ личности оборачивается у него культом собственной личности. Человек может пожертвовать собой, своей личностью ради других, ради общества, ради нации, ради государства, но может ли он пожертвовать другими личностями? Ведь если личность ставит другие личности выше себя, то она не может не ставить выше себя «общность». Славянофилы с их «соборностью» считали, что община есть нравственный субъект, а не отдельная личность. У либералов — наоборот. Спора славянофилов с западниками Бердяев, по сути, не понял. И в этом слабое место его работы «Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века

и начала века»
8

. Бердяев со своим «персонализмом» хочет уйти от крайностей, но скатывается все-таки к индивидуализму.

«Персонализм» Бердяева — просто эвфемизм для того, что называется индивидуализмом. И это по-своему понимает Зеньковский, уточняя по поводу Бердяева, что его «персонализм обособляет, а не соединяет людей»
9

. Не спасает здесь Бердяева и вводимое им понятие «коммюнотарность», заменяющее более уместные русские слова «соборность» или «общность». У Бердяева здесь имеется в виду только общность и общение в мистическом опыте. Бердяев избегает простого, обыденного человеческого общения. «Страх перед обыденщиной, — как справедливо замечает Зеньковский, — делает, однако, мнимым «творческое» социальное общение, о котором написано много страниц у Бердяева.

Персонализм у Бердяева, таким образом, становится самозамыканием, боится всяческого прикосновения к миру, чтобы не растерять «взлетов духа», т. е. фактически превращается в метафизический плюрализм и солипсизм»

Когда Бердяев говорит о «социальности», то, по сути, имеется в виду форма социальности, прочно связанная с позитивистской социологией. Поэтому он часто говорит о «коммюнотарности» как антитезе позитивистской социальности. «… Русские, — пишет Бердяев, — коммюнотарны, но не социализированы в западном смысле, т. е. не признают примата общества над человеком»
. Но как раз русские-то и признают примат общества над «человеком», но примат «обчества», «мира», а не общества в смысле Gesellschaft, т. е. буржуазного или, что то же самое, гражданского общества. Бердяев далек от исторического понимания общественных форм. И уроки марксизма прошли для него здесь фактически даром.

Построить на этом этику, не только кантовскую, но и христианскую, просто невозможно. Если личность «первична», а общество «вторично», то Я prius по отношению к Ты, и Я — цель, а Ты — только средство. Поэтому Бердяев, как очень верно заметила П. П. Гайденко, «пишет не только свое — о чем бы он ни говорил, он пишет о себе»

Бердяев пытается обосновать индивидуальную нравственность, что явный нонсенс, потому что нравственность — это прежде всего отношение человека к другому человеку, а потому и к самому себе. «Этика, — пишет Бердяев, — не только связана с социологией, но и подавлена социологией. И это совсем не есть порождение позитивизма XIX и веков, совсем не в О. Кон-те и Дюркгейме тут дело. В соотношениях этики и социологии отражается мировая подавленность жизни социальностью, социальной дисциплиной и социальными нормами. Террор социальности, власть общества царят над человеком почти во всю его историю и восходят к первобытному коллективизму»

13 стр., 6332 слов

Творчество как необходимое условие развития личности

... влияние на развитие личности и ее восприятие. Социальная индивидуальность человека не возникает на пустом месте или только на основе биологических предпосылок. Человек формируется в конкретном историческом времени и социальном пространстве, в процессе практической деятельности и ...

Принуждающая человека социальность, считает Бердяев, это хайдеггеровское das Man. В связи с этим он делает любопытное примечание: «Если принять во внимание различие, которое Тенниес делает между Gesellschaft и Gemeinschaft, то я здесь все время говорю о Gesellschaft»
. только сам Бердяев, но и издатели, которые к этому примечанию Бердяева дают свое примечание, не оговаривают того, что это различие впервые ввел вовсе не Теннис, а Маркс, который под Gesellschaft имеет в виду буржуазное, или гражданское, общество, в котором индивиды отчуждены друг от друга. Точно так же это общество характеризует и Гегель. Социология другого общества, по сути, не знает. У Бердяева это различение между «общиной» и «обществом» остается без последствий. Он, так же как и социологи, знает только одну форму социальности — отчужденную социальность гражданского общества. И он противопоставляет этой форме социальности духовность. Но это говорит только о том, что социальность гражданского общества этой духовности лишена.

Восставая против общественности, усматривая в ней как таковой подавление человеческой свободы и личности, Бердяев пользуется тем предлогом, что позитивистская социология действительно абстрагируется от свободы, от духовности, от индивидуальности, отрицает ее. Но позитивистская социальность — это особая социальность. И это не вся социальность. Это только та социальность, которая характерна для Gesellschft, для современного гражданского общества. Это только тот логический срез социальной действительности, где общество нас определяет и принуждает. Мы определяем и свободно созидаем общественную реальность в истории, от которой позитивистская социология абстрагируется. То, что мы приписываем себе как духовное (нравственное), есть социальное в нас, как показывал Л.С. Выготский.

Всякая социальность, по Бердяеву, отрицает личность. В том числе и самая совершенная. «Совершенная социализация человека, — пишет он, — связанная с идеей совершенного социального строя, и совершенная регуляция всей человеческой культуры могут привести к новому и окончательному порабощению человеческой личности. И во имя личности и ее первородной свободы нужно будет бороться с этой совершенной социализацией»

В общем, логика у Бердяева такая: пускай погибнет мир, а мне чаю пить. Но тогда было бы, по крайней мере, все ясно. И на этом можно было бы поставить точку. Однако он тут же оговаривается: «Отсюда, конечно, не следует, что не нужно бороться за осуществление социальной правды»
. Почему же «не следует»? Как раз следует: если совершенный социальный строй ведет к полному и окончательному порабощению человека, то во имя высшей человеческой ценности — свободы — бороться за него ни в коем случае не надо.

Так надо или не надо? И как только мы склонились к тому, что как будто бы надо, Бердяев снова сбивает нас с толку своей диалектикой. «Но социальная правда, — заявляет он нам, — немыслима без правды духовной, без духовного перерождения и возрождения. Для нравственного сознания всегда существует неизбывный трагический конфликт между личностью и обществом, между личностью и семьей, между личностью и государством, между личностью и личностью. И всегда происходит трагическое столкновение морали личной и морали социальной. Религиозная ценность сталкивается с ценностью государственной и национальной… Тут совершенно невозможны никакие гладкие нормативные, рационализированные разрешения конфликтов. Добро осуществляется через противоречия, через жертву, через страдание. Добро — парадоксально. Нравственная жизнь трагична»

Мы уже говорили, что Бердяев стремится отмежеваться от «буржуазного» индивидуализма и именно для этого вводит понятие «персонализм». «Психологический индивидуализм, — пишет он, — столь характерный для XIX и веков, менее всего означает торжество личности и персонализма. Совершенное разложение личности, т. е. единства и цельности «я», мы видим в творчестве Пруста. «Я» разлагается на элементы, ощущения и мысли, образ и подобие Божье погибает, все погружается в душевную паутину. Утончение души, которая перестает нести в себе сверхличные ценности, божественное начало, ведет к диссоциации души, к разложению на элементы. Рафинированная душа нуждается в суровом духе, сдерживающем ее в единстве, целостности и вечной ценности»

О непоследовательности и противоречивости Бердяева уже было неоднократно сказано. Вот и в связи с личностью у него получается непоследовательность. То у него личность вполне самодостаточна и не нуждается ни в какой другой личности. То он возражает Шелеру, что тот не прав, когда утверждает, что личность не предполагает ничего вне себя. «Личность, — утверждает Бердяев, — по существу, предполагает другого и другое, но не «не я», что есть отрицательная граница, а другую личность. Личность невозможна без любви и жертвы, без выхода к другому, другу, любимому. Закупоренная в себе личность разрушается. Личность не есть абсолютное»

Бердяев противоречив по крайней мере в том плане, что, с одной стороны, он крайний индивидуалист и в этом смысле «закусивший удила мелкий буржуа». Но с другой стороны, он — либеральный барин и аристократ со всеми вытекающими отсюда последствиями. И эти две составляющие и определяют его философию. Тут невозможна однозначная оценка. И в этом отношении он разделяет судьбу Ф. Ницше, который оказал самое существенное влияние на Бердяева.

В советские годы в СССР была официальная отрицательная оценка философии Ницше, как обоснования идеологии и практики фашизма. Когда в постсоветский период вышел двухтомник сочинений Ницше, то в большой вступительной статье К.Свасьяна доказывалось прямо противоположное, а именно то, что Ницше вообще никакого отношения к фашизму не имел. Но в том-то и дело, что неверно ни то, ни другое. А адекватную оценку философии Ницше впервые дал, пожалуй, В. Соловьев. «Одно и то же слово, — писал он, — совмещает в себе и ложь и правду этой удивительной доктрины»
. И таким словом является, прежде всего, слово «Сверхчеловек». Оно амбивалентно, как и вся современная культура, которую подвергает беспощадному отрицанию Ницше.

Что касается Бердяева, то он не отвергает аморализма Ницше, а пытается его оправдать. И Ницше здесь откровеннее, а потому циничнее. Но это не значит, что Бердяев не является циником, он — стыдливый циник. И насколько более симпатичным в своем антидемократизме кажется Ницше, который не крутит и не юлит по поводу того, что Бердяев обставляет кучей всяких оговорок и условий.

«Никакого рационального понятия, — заявляет Бердяев, — о миротворении выработать нельзя. Это миф, а не понятие»
. И тем не менее, миротворение, грехопадение и т.д. занимают важное, даже центральное положение в его философии. А в результате, вся его философия практически покоится на мифологии. При этом Бердяев дает совсем не ортодоксальную трактовку грехопадения, по сравнению с той, какую дает рациональная теология. «Миф о грехопадении, — пишет он, — есть миф о величии человека» . Здесь Бердяев развивает странную диалектику добра и зла в духе известной пословицы: не погрешишь — не покаешься, не покаешься — не спасешься. «Возможность зла, — отмечает он, — есть условие добра» . И далее: «Такова парадоксия, диалектика и проблематика добра и зла»

Мы уже видели, что Бердяев ставит персонализм и экзистенциализм в одну строку. Но если персонализм, как это получается по Бердяеву, снимает крайности индивидуализма и коллективизма, эгоизма и альтруизма, то экзистенциализм во всех его известных исторических формах, начиная с Киркегора, — это самый настоящий индивидуализм. И тем не менее, сам Бердяев считает свою философию экзистенциальной. «Экзистенциальная философия, — пишет он, — прежде всего определяется экзистенциальностью самого познающего субъекта. Философ экзистенциального типа не объективирует в процессе познания, не противополагает объект субъекту. Его философия есть экспрессивность самого субъекта, погруженного в тайну существования»

Можно спорить о том, кому принадлежит приоритет в формулировании основных принципов экзистенциализма, Бердяеву или «Гейдеггеру». Но бесспорно одно — у Бердяева мы имеем самый настоящий экзистенциализм, который заключается в трагическом разрыве индивида и общества, Я и Ты. Даже соборность славянофилов он, по сути, не принимает, хотя и пытается здесь как-то оговориться. «Соборность, — пишет он, — есть имманентное качество личной совести, стоящей перед Богом. Душа предстоит перед Богом в свободном соединении с другими душами и с душой мира. Но ее отношение к другим душам и к душе мира определяется ее свободной совестью. Свобода совести совсем не означает непременно изоляции души и индивидуализма»
. Да в том-то и дело, что означает. Ведь свободное соединение душ, по Бердяеву, совсем невозможно. И соборность есть все-таки форма социальности, а всякая социальность у него «искажает» совесть. «Нужно идти от духовности, как первичного, — пишет он, — к социальности, а не от социальности, как вторичного, к духовности»

Но где и в чем коренится духовность? Она не в индивидуальности и не в коллективности. Она, следовательно, в Боге. Но Бог есть общее для всех для нас солнце. И все мы — братья во Христе. И потому обязаны любить друг друга, помогать друг другу и т.д., т. е. быть коллективистами и даже альтруистами. Вот поэтому последовательный экзистенциализм есть атеистический экзистенциализм. И если Ж.-П. Сартр определенно заявляет, что другие это ад, то для него и нет никакого Бога. В этом смысле, но только в этом, экзистенциализм есть полностью отвергаемый Бердяевым гуманизм.

Но с другой стороны, экзистенциализм совсем не гуманен, потому что гуманизм предполагает признание в другом равного мне, а не раба и не господина. Там где нет равенства, нет гуманизма. Поэтому Бердяев, отвергая гуманизм, отвергает и равенство, отвергает демократию.

2. Формирование нравственных представлений и ценностных установок у человека. Человек и личность, 2. Формирование нравственных представлений и ценностных установок у человека. Человек и личность.

2.1 Понятие личности

В психологической литературе дается как минимум пятьдесят определений, что такое личность. А.Н. Леонтьев останавливается на следующих определениях личности [14 с.35].

Биосоциальное определение личности соотносит личность с «социальной стимульной ценностью» индивида. Именно реакция других определяет личность субъекта.

Биофизическое определение относит личность исключительно к характеристикам или качествам субъекта, поддающимися объективному описанию и измерению.

Другой важный тип определения представляет личность через перечисление важнейших, на взгляд теоретика, понятий.

В других определениях личность есть то, что упорядочивает и согласует различные виды индивидуального поведения.

Ряд теоретиков представляют личность как различные — и вместе с тем типичные — попытки регуляции поведения, осуществляемые индивидом.

Другие определения отождествляют личность с тем, что отличает индивида от остальных людей.

Наконец, некоторые теоретики считают, что личность содержит то, что является наиболее типичной и глубокой характеристикой, сущностью человека.

Таким образом, определения личности, используемые конкретными людьми, целиком и полностью зависят от их индивидуальных теоретических предпочтений. Вот далеко не полный список теорий личности.

Разряды

Теории личности

Трактовка личности в данной теории

Динам-ические теории

Психодинамическая теория

З. Фрейда

Опосредующее звено между мотивом и его реализацией

Теория интеракционизма

Дж.Г. Мида

Социальная роль, при которой социальный контроль перерастает во внутренний

Струк-турные теории

Теория черт личности Г.У.Олпорта

Устойчивый набор черт

Концепция черт личности

Г. Айзенка

Связь с двумя взаимосвязанными качествами: экстраверсия-интроверсия, стабильность-нестабильность

Мультисубъектной теории личности В.А. Петровского

Четыре концепции личности: двойственности индивидуального Я («Мое Я» — «Мое Ты»), надситуативной активности (надындивидуального «Я»), персонализации (отраженного «Я»), универсализации (трансиндивидуального Я).

Структурная теория Б.Г. Ананьева и В.С. Мерлина

Соотношение «высших» и «низших» ценностей, регулирующих поведение индивида

Представление С.Л. Рубинштейна

Направленность (установки, интересы, потребности), способности, темперамент и характер. Носитель сознания со своим отношением к миру

Имплицитная теория

Совокупность личностных черт, таких как иерархичность (центральность), оценочность, дифференцированность («когнитивная сложность»), степень реалистичности (адекватности), устойчивость

Функциональная теория

А.Н. Леонтьева

Сплетение, иерархия, взаимопревращение смыслов — личностных значений действительности

Когнитивная теория Дж. Келли

Эквивалент личностных конструктов, используемых человеком для прогноза будущего

Гуманистическая теория А. Маслоу, К. Роджерса, В. Франкла

Ценностная идентификация собственного «Я» в различных жизненных ситуациях

Диалогическая теория

М.М. Бахтина

Сочетание самодетерминированности индивида с его стремлением к общению на уровне смыслов и целей

Бихевиористская теория

Оптимальная модель поведения в ситуации, характеризующейся феноменами тревожности, конфликтности, фрустрации, стимуляции

Теория Г. Томе

Функционирование индивида

Таким образом, личность определяется на основе частных эмпирических представлений, выступающих как часть используемой наблюдателем теории личности. Кроме того, личность соотносится с набором черт или дескриптивных понятий, описывающих изучаемого индивида в соответствии с положениями, занимающими центральное место в данной теории.

В.П. Трусов отмечает, что «нет неверных теорий, есть неточные представления о сфере применимости той или иной из них, их универсальности или специфичности». Из этого делается вывод, что нет оптимальной модели «здоровой» личности [30, с.3].

Определить личность невозможно, не придя к согласию относительно той теоретической системы, в которой она будет рассматриваться.

Для сферы образования нам видится более подробным определение, данное А.В. Петровским. А.В. Петровский рассматривает такие элементы личности, как прирожденные особенности (черты) с одной стороны, а с другой стороны, психику, сознание, сложные познавательные и эмоциональные процессы, происходящие в индивиде [20, с.20].

Личность трактуется им как особое сверхчувственное качество, которое приобретается индивидом в обществе, и которое может быть описано в системе отношений между людьми.

Личность в образовании и воспитании , Личность в образовании и воспитании

Изначально, в раннем Средневековье понятие «образование» соотносилось с понятиями «образ», «Образ Божий». Поэтому образование традиционно определяется как созидание человека по образу и подобию Бога. Высшей ценностью представляется, таким образом, Божья сущность. Образование по образу и подобию Божьему первоначально отражало объединение людей (учителей и учащихся), включенных в процесс восхождения души и духовности человека.

В эпоху Возрождения человек сам становится ценностью. Поэтому образование стало рассматриваться как способ его саморазвития, приобщение культуре (к культуре вне Бога), формирование мировоззрения (безбожного мировоззрения), ценностей и установок (безбожных или квазибожьих ценностей и установок).

Образование становится способом создания своего образа, личности.

Возникают вопросы: кто выдвигает эти нормы, и кто определяет их правильность.

Невежественными объявляются те, кто источником нравственности считают христианские заповеди, объясняя это существованием дохристианской цивилизации, разработавшей науку о нравственных отношениях и выработавшей этические нормы [37, с.11]. Забытым оказывается тот факт, что христианские заповеди и были даны в то время, когда этические системы существовавшей тогда цивилизации привели мир к насилию, убийствам, нетерпимости, стяжательству и половой развращенности. Это произошло подобно тому, как появилась гуманистическая педагогика, поскольку попирались гуманистические начала в жизни людей.

Цель современного образования — внешняя направленность на жизнеобеспечение общества и внутренняя направленность на развитие личностного потенциала. Старый расхожий лозунг «Кадры решают все» подчеркивает зависимость внешней направленности образования от внутренней. Личностный потенциал безбожной или квазибогобоязненной личности ведет к тому, что все общество развивается на безбожных основаниях.

Таким образом, произошло то, что признают даже теоретики светской педагогики и психологии: «История показывает, что государство через систему образования способно инициировать, фасилитировать или дискредитировать те или иные тенденции педагогического процесса». [8, с.37] «И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства» [Рим. 1, 28]. Поэтому учеными, практиками и даже сторонними наблюдателями отмечается, что в современном образовании в развитии личностного потенциала существует перевес в сторону интеллектуального развития. Педагог-гуманист рисует неприглядную картину современного общества: «Вот доминирующие характеристики взаимоотношений людей: грубость манер и неуважительность обращений, неряшливость и распущенность жестов, и нарочитость вызывающего поведения, подавляющее воздействие агрессивной силы («крутой» поднимается на пьедестал) и возведение в наивысшую ценность природой данных пищевых, половых потребностей … Культ вещей набирает силу и вот уже отгородились богатые от бедных, дети, как вещи, дифференцируются по мере родительской силы и власти». [37, с.18]

Воспитание — социально организованный процесс перевода во внутренний план общечеловеческих ценностей. Наличие общечеловеческих ценностей определяется равенством всех людей перед Богом, требованием любви к ближнему и непротивление злу насилием [10, с. 284]. Авторы учебников по психологии и педагогике сами признают, что эти ценности отражены в таких религиозных книгах, как Библия и Коран [23, с. 299].

С.А. Рубинштейн определяет цель воспитания как формирование у человека внутренней нравственной позиции.

В.А. Бухвалов видит цель воспитания в развитии нравственной и творческой личности. [3, с. 3],

В.В. Сериков представляет цель воспитания как формирование у личности рефлективного, творческого, нравственного отношения к собственной жизни в соотнесении с жизнью других людей [27, с.61].

Таким образом, объект образования — личностный потенциал, а объект воспитания — особая личность, нравственно маркированная.

2.3 Качества нравственной личности , 2.3 Качества нравственной личности

Цель образования — нравственная личность. Чтобы знать, к какой цели стремиться, необходимо структурировать нравственную составляющую этого «единого целого» социального феномена. Конечно, нельзя учесть чудесным образом переплетающиеся личностные качества отдельно взятого человека. Однако вполне возможно определить, что в нем нравственно, а что нет. В этом смысле смыкаются понятия «структура» (строение, устройство) и «свойства» (качества, отличительные признаки) нравственной личности.

Некоторые теоретики личности считают, что невозможно вычленить отдельные компоненты в структуре личности. В.В. Сериков считает, что анализ личности как системы бесперспективен, так как личность представляет собой «единое целое, не разлагающееся на простые частицы». Мы полностью согласны с тем, что «личностный уровень познания человека — глубоко интимная область его психики, где скрыты подлинные движители его внешне наблюдаемого поведения» [27, с. 55], потому что знаем, что есть Тот, Кто, «видящий тайное», воздает «явно» [Матф. 6, 4].

Согласно мнению Н.Е. Щурковой, в условиях гуманизации образования «высоких качеств непомерно много и …формирование длинного перечня блестящих личностных качеств — дело неперспективное и заведомо обреченное на неудачу» [35, с. 45].

«Качества личности — это устойчивые реакции на явления мира, реактивный отклик на определенный объект или событие, связанное с этим объектом, закрепившееся в определенной форме в истории личностного развития» [35, с.45].

Гуманистическая психология вычленяет следующие качества личности:

уступчивость

смелость

вспыльчивость

настойчивость

нервозность

терпеливость

увлекаемость

пассивность

холодность

энтузиазм

осторожность

капризность

медлительность

нерешительность

энергичность

жизнерадостность

мнительность

упрямство

беспечность

застенчивость

У разных людей разная привлекательность этих качеств, то есть каждая личность находит в себе что-то, что связано с этими качествами. Это затрудняет выявление потребностей каждой личности и, как следствие, процесс воспитания.

К.К. Платонов выделил следующие подструктуры личности:

;

  • направленность личности: убеждения, мировоззрение, идеалы, стремления, интересы, желания;

;

  • опыт: привычки, умения, навыки, знания;

;

  • особенности психических процессов: внимание, воля, чувства, восприятие, мышление, ощущение, эмоции, память;

;

  • биопсихические свойства: темперамент, половые, возрастные, фармакологические обусловленные свойства.

Большинство из этих подструктур связаны с нравственным выбором: направленность личности определяет качество нравственного выбора, особенности психических процессов участвуют в процесс нравственного выбора, опыт актуализирует этот выбор, биопсихические свойства могут внести коррективы в нравственный выбор.

Нравственный выбор осуществляется в процессе нравственного воспитания, задачи которого определяются посредством этических требований в конкретном обществе. Наше время характеризует нравственный релятивизм: все ценности относительны, каждое время несет с собой свои требования, и человек должен строить свое поведение согласно духу времени. Так как это мнение подавляющего большинства, то общество соответствует выше описанной картине взаимоотношений. Особняком стоит мнение А.А. Реана, который считает, что основные постулаты нравственного поведения представлены в письменных религиозных источниках [23, с. 299].

Задачи этического воспитания он видит в накоплении нравственного опыта и знаний о правилах общественного поведения, в разумном использовании свободного времени и в развитии нравственных качеств личности:

ь внимательного и заботливого отношения к людям;

ь честности, терпимости, скромности и деликатности;

ь организованности, дисциплинированности и ответственности, чувства долга и чести, уважения человеческого достоинства, трудолюбия и культуры труда, бережного отношения к национальному достоянию [23, с.299].

Основные критерии нравственного человека — убеждения, моральные принципы, ценностные ориентации, а также поступки по отношению к близким и незнакомым лицам.

2.4 Понятие я-концепции в светской психологии , 2.4 Понятие я-концепции в светской психологии

Я-концепция — это обобщенное представление о самом себе, система установок относительно собственной личности. Такие внутренне согласованные представления о себе появляются только к подростковому возрасту.

Я-концепция — динамическое психологическое образование: на формирование Я-концепции непосредственно влияет социальная среда, а также становление личности [23, с.125]. Формирование Я-концепции — результат рефлексии, самопознания, также появление образа «другого», в качестве которого сначала выступает взрослый, а затем ровесник. При этом осознается и общее, связывающее данного человека с другими людьми, и те индивидуальные качества, которые делают его особенным, уникальным.

Движущей силой «Я» является самолюбие, соотнесенное с социумом и общественной необходимостью [1].

Выделяется две формы Я-концепции — реальная и идеальная. Реальная Я-концепция — представление личности о себе, о том «какой я есть». Идеальная Я-концепция (идеальное «Я») — это представление личности о себе в соответствии с желаниями: «каким бы я хотел быть».

Расхождение между реальной и идеальной Я-концепцией может иметь как негативные, так и к позитивные последствия. Такое рассогласование может привести к серьезным внутриличностным конфликтам. Несовпадение реальной и идеальной Я-концепции может стать источником самосовершенствования личности и стремления к развитию.

Важно различать понятие «Я-концепции» от понятия «самооценка». Первое представляет собой описательные представления о себе, а второе — оценочные представления и своей личности.

Неблагоприятная Я-концепция (слабая вера в себя, боязнь получить отказ, низкая самооценка), возникнув, приводит в дальнейшем к нарушениям поведения [8, с.427]. Выделяют следующие воздействия неблагоприятной Я-концепции.

1. Снижение самоуважения к себе и часто, как следствие, — социальная деградация, агрессивность и преступность.

2. Стимуляция конформистских реакций в трудных ситуациях. Молодые люди легко поддаются влиянию группы и втягиваются в преступные действия.

3. Глубокое изменение восприятия. Молодые люди с негативной самооценкой с трудом сознают, что совершают хорошие поступки, так как считают себя не способными к ним.

А.В. Петровский рассматривал семь ипостасей человека: роль, индивид, организм, индивидуальность, Я, личность, физическое тело [20, с. 3].

Я-образ — позиция человека, установка к себе самому. Ученый выделяет три составляющие Я-образа:

1. познавательный компонент — представления о своих способностях, внешности, физической силе, социальной значимости и т.д.;

2. эмоциональный компонент — переживания, самоуважение, себялюбие, самоуничижение;

3. оценочно-волевой — стремление быть понятым, завоевание симпатии, уважения, повышение своего статуса или желание остаться незамеченным, держаться в тени, уклониться от оценки и критики, скрыть свои недостатки.

У человека, как считает А.В. Петровский, несколько Я-образов, которые сменяют друг друга, и на передний план выступает то один Я-образ, то другой: Я-реальный, Я-идеальный, Я-фантастический (Если бы …), Я-желаемое (представление о том, каким способным окажется человек в обстоятельствах, благоприятствующих его действиям и поступкам), Я-ожидаемое (образ, каким человек, по его собственному мнению, выглядит в глазах других людей), Я-представляемое (то, каким человек хотел бы выглядеть, каким он себя изображает) [20, с.28].

2.5 Понятие человеческого «я» в нравственной психологии , 2.5 Понятие человеческого «я» в нравственной психологии

Нравственная психология исходит из тройственности человека. Тело руководимо и направляемо душой во всех жизненных ситуациях. Тело, потерявшее душу, становится недвижимым и распадается. Душа движима духом и составляет с ним неразделимое целое. Когда человек говорит о себе «я», то это так говорит дух человеческий о себе. В этом случае дух и чувство «я» одно и то же.

Понятие человеческого «Я» в нравственной психологии разработано в трудах А. Гармаева.

Ученый отождествляет «Я» с духом человеческим, который есть образ и подобие Бога. Одно из действий духа — совесть — весть от Бога, отсюда «муки совести» от противных Богу поступков.

Дух и душа нераздельны. У души есть внутренняя сторона — силы души и внешняя сторона — рассудок (деятельный центр которого — ум), а также способности и эмоции (эмоциональность).

Верующий человек руководствуется совестью и верой, а неверующий — только совестью. Человек отступил от Бога — Создателя и повредился душой и духом. В результате появились наклонности, устремления, противные Богу. Эти стремления называются страстями, или эгоистичными влечениями (эговлечениями).

У отступившего человека появился свой характер жизни, свои чувствования, мысли, действия (поступки), отличающиеся от тех, которые хочет видеть Бог.

К основным проявлениям души и духа относится следующее.

1. Способности — средства души, через которые человек взаимодействует с окружающим миром. Это некое чувство улавливания свойств, внутреннего устроения и состояния того предмета, на который обращена деятельность человека. Главная (царственная) способность — интеллектуальная, или умственная, познавательная. Кроме нее еще способностей:

а. связанные с проявлением эмоций — музыкальная, изобразительная, зодческая, литературная, или лингвистическая (чувство слова), и подражательная;

б. имеющие отношение к другому человеку — врачевательная, организаторская, педагогическая, ораторская;

в. имеющие отношение к окружающей природе — растениеводческая и животноводческая;

г. способности взаимодействия с окружающим природным миром — ремесленная, техническая;

д. классификационная;

е. пластическая.

2. Эмоциональность — сложное образование души, отвечающее и направляющее запечатления человеком его опыта общения с окружающими людьми и миром в целом.

3. Запечатления имеют свои закономерности и механизмы, которые являются самыми стойкими: запечатления детства подсознательно руководят людьми во взрослой жизни.

4. Эговлечения, или страсти человека. Две из них главенствующие (царственные) — гордость и тщеславие. Подчиненные им эговлечения — влечение к пище, сексуальное влечение, влечение к деньгам и вещам, к гневу, к печали и к праздности.

5. Душевные силы — более глубокая внутренняя сторона души. Их девять: творческая, созерцательная, разумная, собственно нравственная, почитание, любовь, деятельная, попечительная, собственно волевая, или жизнелюбие.

6. Совесть — наиболее глубокое, наименее нам известное, едва слышное в каждом из нас и практически мало и редко поддерживаемое.

Триада эго в человеке:

Триада совести в человеке:

1. Способности

2. Эмоциональность

3. Эговлечения

1. Способности

2. Душевные силы

3. Совесть

Дух человека своей силой приводит в движение каждую из пяти частей души так, что человек чувствует себя живым и действующим в них. Только качество этого действия будет различно.

ь Если дух перехватывается эговлечением, он помрачается им, и человек живет в триаде эго. Вовлечение духа в страсти приводит к безнравственности и проявлению разных степеней эгоизма.

ь Если дух руководствуется совестью, тогда склонение духа совестью высвобождает человека из власти страстей (эговлечений), поселяет человека в триаду совести и формирует в нем навык праведной жизни.

Суть нравственной психологии — нравственное становление человека — это и есть обретение в себе звучания совести [5, с.244].

Нравственное становление человека, как отмечает ученый, — очень трудоемкое занятие. Зачастую оказывается, что человеку это невозможно, так как включаются все его внутренние силы при крайнем напряжении всей его воли. И все же нравственное становление достижимо, если человек действительно хочет научиться поступать по совести.

На своем пути обретения нравственного человек встречается с очень жесткими механизмами эго:

1. сначала эгозащитные механизмы позволяют встретиться со знаниями о том, что совестливый уровень жизни — более богатый, беспредельный, так как именно здесь скрыто участие Бога в человеке;

2. когда человек начинает работать над разрушением в себе этого защитного механизма, эгозащита начинает активно сопротивляться.

Формы эгозащиты:

;

  • Внутреннее беспокойство, непринятие этой информации, когда информация все больше касается устройства эготриады.

;

  • Подсознательное нежелание понимать устройство эготриады, или явное его непонимание, или предположение о том, что информация ложна.

;

  • Крайние формы — интенсивная агрессия против тех знаний, которые говорят о совестливых поступках.

;

  • Эмоциональное отторжение знаний об эготриаде, включая установку не слушать то, о чем говорится.

;

  • Теории, философские суждения.

;

  • Ярлыки, которые человек навешивает на то, что ему не нравится.

Эгозащитные механизмы потому такие жесткие, что человек, рожденный со всеми пятью проявлениями души и воли и свободой в их выборе, с самого детства находится в состоянии выбора. До пяти-семи лет ребенок запечатлевает от родителей их душевные состояния. Если у родителей слабая триада совести, то и у ребенка она начинает слабеть, а триада эго набирает силу. А. Гармаев утверждает, что энергетическое обеспечение эготриады настолько велико, что подростки почти не слышат в себе зова совести.

В том, что происходит с ребенком, помогают разобраться законы нравственного становления человека.

Закон опережения состоит в следующем.

Ш Если в процессе нравственного становления опережают способности, то они становятся частью эгоистического ядра ребенка: дух ребенка перехватывается гордостью и тщеславием. Человек по способностям учитывает только сам предмет, над которым он работает, не узнает его глубину, не узнает, как этот предмет будет взаимодействовать с окружающими людьми.

Ш Если в ребенке опережает нравственное становление, то есть отклик на нужду окружающих людей (в форме доброты, заботы, благодарности, прощения, терпения, смирения), то способности будут служить не собственному тщеславию, а людям, и они становятся частью совестливого ядра ребенка. Там, где в основание заложено совестливое ядро, вместо соперничества — забота, вместо соревнования — жертвенность и отдача, вместо игры — труд.

Взрослея, человек встречается с совестливым ядром в себе. Как он будет развиваться, зависит от его собственной воли, от того, что он выберет.

Если человек нравственен, он сразу же слышит потребности окружающих людей и преобразует мир, исполняя эти потребности. Человек, не имеющий этого нравственного чутья, стремиться преобразовать мир только в силу своих способностей. Его большие проекты, грандиозные планы и их реализация не учитывают ни людей, ни среду, в которой он живет.

Нравственное — это слышание другого человека, его беды, его нужды или его радости, и в более широком смысле — слышание его жизни.

Закон оскудения душевных сил — это накопление из поколения в поколение негативного эмоционального состояния (иссякание душевных сил) вследствие подавления душевных сил духом зла.

Этот закон предупреждает о последствиях душевной черствости и учит пребывать в доброте, в чуткой заботе друг о друге. Очень много будущих матерей находится сейчас в стесненном душевном состоянии, не чувствуя поддержки со стороны близких им людей. Человеку в конфликтной ситуации нечем сохранить расположенность к другим (не хватает душевных сил), нечем терпеть, прощать, тем более нечем любить. Как следствие, мать не может поддержать душевные силы в своем ребенке. Так появляются дети, которые в последующем поколении несут все меньшие душевные силы.

Сила почитания перехвачена дерзостью, сила попечения — суетой по обеспечению собственной жизни, деятельная сила и чувство долга перехвачены плотоугодием (стремлением брать и жить для себя).

В результате такой скудости помрачена в человеке совесть — ей почти нечем поддерживать свой голос. Эгоядро человека активизируется: раздражение, уныние, обида, гнев ведут к состоянию срыва.

Подросток, лишенный внутреннего образа — совести, которая удержала бы его от злого действия, с ослабленными душевными силами, начинает творить безобразие, действуя без образа истины. Современный подросток ищет любящего человека, который добавил бы ему душевных сил. Вместо радушия, терпения, прощения, заботы взрослые предъявляют постоянную требовательность, испытывают раздражение, неприязнь к такому подростку.

Закон хранения в человеке образа истины — стремление человека к высшему, которое есть образ Божий — все самое лучшее в человеке.

Это основной из трех рассматриваемых законов, так как не только человек хранит в себе духовное состояние, но и само духовное в нем (совесть) хранит в человеке внутреннее чувство правды.

Так, нравственная сила хранит чувство долга, чувство обязанности, чувство чести. Сила почитания хранит достоинство старших. Сила попечения бережет в человеке чуткость. Деятельная сила направляет человека к труду.

А. Гармаев рассматривает, что для человека значит сознавать себя. [5, с. 118]

Во-первых, это значит, слыша себя и внешний мир, отличать себя от него и внешний мир от себя.

Во-вторых, отделять себя от собственных действий.

Поступками человека управляет подсознание с помощью таких механизмов, как

1. самомнение и самообольщение;

2. самооправдание, упрямство и обида;

3. психопатические отношения (отношения между людьми, развивающиеся по эготриаде), печати (стойкие эговлечения) и страстные запечатления.

Избавить человека от давления подсознания не могут ни какие-либо восточные философские учения или современные психология и психоаналитики, а только Дух Божий по просьбе самого человека.

3. Аристотель основатель науки, изучающей добродетели, 3. Аристотель основатель науки, изучающей добродетели.

Аристо́тель(
др.-греч.

Ἀριστοτέλης;384 до н. э.
,Стагир
322 до н. э.
,Халкида
, островЭвбея
);

  • древнегреческий
    философ
    иучёный
    . УченикПлатона
    . С343 до н. э.
    — воспитательАлександра Македонского
    . В335
    /4
    г. до н. э.[1]

    основал Ликей (др.-греч.
    Λύκειο Лицей, илиперипатетическую школу
    );
  • древнегреческий натуралист классического периода, философ, создатель логики и наиболее влиятельный из диалектиков древности; основоположникформальной логики
    .

Создал понятийный аппарат, который до сих пор пронизывает философский лексикон и сам стиль научного мышления.

Аристотель был первым мыслителем, создавшим всестороннюю систему философии, охватившую все сферы человеческого развития;

  • социологию, философию, политику, логику, физику. Его взгляды на
    онтологию

    имели серьёзное влияние на последующее развитие человеческой мысли. Метафизическое учение Аристотеля было принятоФомой Аквинским
    и развитосхоластическим
    методом.

Для обозначения совокупности добродетелей характера человека как особой предметной области знания и для выделения самого этого знания науки Аристотель ввёл термин «
этика

». Отталкиваясь от слова «этос» (др. греч. ethos) Аристотель образовал прилагательное «этический» для того, чтобы обозначить особый класс человеческих качеств, названных имэтическими добродетелями
. Этические добродетели являются свойствами характера темперамента человека, их также называют душевными качествами.

Аристотель выделяет этических
добродетелей

: мужество, умеренность, щедрость, величавость, великодушие, честолюбие, ровность, правдивость, любезность, дружелюбие, справедливость. Последняя;

  • самая необходимая для совместной жизни.
    • разумные (добродетели ума);
    • развиваются в человеке благодаря обучению;
    • мудрость, сообразительность, рассудительность.
    • нравственные (добродетели характера);
    • рождаются из привычек-нравов: человек действует, приобретает опыт и на основе этого формируются черты его характера.

Добродетель;

  • представляет собой меру, золотую середину между двумя крайностями: избытком и недостатком. Добродетель;
  • она есть «способность поступать наилучшим образом во всём, что касается удовольствий и страданий, а порочность;
  • это её противоположность».

Добродетель;

  • это внутренний порядок или склад души; порядок обретается человеком в сознательном и целенаправленном усилии.

В разъяснении своего учения Аристотель дает небольшой очерк, представляющий «таблицу» добродетелей и пороков в их соотнесенности с различными видами деятельности:


мужество

— это середина между безрассудной отвагой и трусостью (в отношении к опасности).благоразумие
— это середина между распущенностью и тем, что можно было бы назвать «бесчувственностью» (в отношении к удовольствиям, связанным с чувством осязания и вкуса).щедрость
— это середина между мотовством и скупостью (в отношении к материальным благам).величавость
— это середина между спесью и приниженностью (в отношении к чести и бесчестию).ровность
— середина между гневностью и «безгневливостью».правдивость
— середина между хвастовством и притворством.остроумие
— середина между шутовством и неотёсанностью.дружелюбие
— середина между вздорностью и угодничеством.стыдливость
— середина между бесстыдством и робостью.

Нравственный человек, по Аристотелю, тот, кто руководит разумом, сопряженным с добродетелью. Аристотель принимает
платоновский

идеал созерцания, но ведет к нему деятельность, поскольку человек рожден не только для умопостижения, но и для действия.

Следует помнить, что названные качества были обозначены в качестве добродетелей и пороков в IV в. до н. э.; они не всегда однозначно совпадают с современными представлениями о должном и предосудительном.

Для Аристотеля
человек

— это прежде всего общественное или политическое существо («политическое животное»), одарённое речью и способное к осознанию таких понятий какдобро
изло
,справедливость
инесправедливость
, то есть обладающее нравственными качествами.

В «Никомаховой этике» Аристотель отмечал, что «человек по природе существо общественное», а в «Политике»;

  • существо политическое. Он также выдвинул положение, что человек рождается политическим существом и несёт в себе инстинктивное стремление к совместной жизни. Врождённое неравенство способностей;
  • причина объединения людей в группы, отсюда же различие функций и места людей в обществе.

В человеке есть два начала: биологическое и общественное. Уже с момента своего рождения человек не остаётся наедине с самим собой; он приобщается ко всем свершениям прошлого и настоящего, к мыслям и чувствам всего человечества. Жизнь человека вне общества невозможна.

4 Профессиональная этика и ее разновидности, 4 Профессиональная этика и ее разновидности.

К факторам, обусловленным спецификой деятельности правоохранительных органов, следует отнести:

  • наличие властных полномочий по отношению к гражданам, что порой проявляется в злоупотреблении и необоснованном их использовании сотрудниками;
  • корпоративность деятельности, которая может быть причиной возникновения психологической изоляции сотрудников органов правопорядка и отчуждения от общества;
  • повышенная ответственность за результаты своей деятельности;
  • психические и физические перегрузки, связанные с нестабильным графиком работы, отсутствием достаточного времени для отдыха и восстановления затраченных сил;
  • экстремальность деятельности (необходимость выполнения профессиональных задач в опасных для жизни и здоровья ситуациях, риск, непредсказуемость развития событий, неопределенность информации о деятельности криминальных элементов, угрозы со стороны преступников и др.);
  • необходимость в процессе выполнения служебных задач вступать в контакт с правонарушителями, что может приводить к усвоению элементов криминальной субкультуры (использование уголовного жаргона, обращение по кличкам и т.п.).

К факторам,
отражающим особенности сотрудников

органов правопорядка, относятся:

  • неадекватный возможностям сотрудника уровень притязаний и завышенные личностные ожидания;
  • недостаточная профессиональная подготовленность;
  • специфическая связь между некоторыми профессионально значимыми качествами личности сотрудника (так, решительность в сочетании с пониженным самоконтролем может развиться в чрезмерную самоуверенность и т.п.);
  • профессиональный опыт;
  • профессиональные установки (например, восприятие действий других людей как возможных нарушителей закона может привести к обвинительному уклону в деятельности, глобальной подозрительности и др.);
  • особенности социально-психологической дезадаптации личности органов правопорядка, приводящие к проявлению агрессивности, склонности к насилию, жестокости в обращении с гражданами и др.;
  • изменение мотивации деятельности (потеря интереса к деятельности, разочарование в профессии и др.).

К факторам
социально-психологического характера

относятся:

  • неадекватный и грубый стиль руководства подчиненными;
  • неблагоприятное влияние ближайшего социального окружения вне службы (например, семьи, друзей и др.);
  • низкая общественная оценка деятельности органов правопорядка, что порой ведет к безысходности в деятельности сотрудников органов внутренних дел, возникновению профессионального бессилия и неуверенности в необходимости своей профессии.

Сложная интеллектуальная трудовая деятельность, отличающаяся целым рядом специфических особенностей и предъявляющая к личности деятеля разнообразный комплекс требований, исследована в настоящее время недостаточно, и это сказывается на решении практических вопросов в области поведения на службе.

Как известно, процесс труда (службы) включает в себя три аспекта: во-первых, целесообразную человеческую деятельность; во-вторых, предмет труда и, в-третьих, орудия производства, которыми человек воздействует на этот предмет.

При рассмотрении понятия эффективности труда нужно обратить внимание на следующие аспекты:

эффективность любого трудового процесса и в особенности многоцелевого, интеллектуально-практического труда со сложной структурой, каким является труд работника правоохранительных органов может быть исследована лишь с помощью комплексного, системного анализа;

для повышения эффективности труда основное значение имеет выявление возможностей его интенсификации, которые, как правило, познаются через психологические закономерности различных аспектов профессиональной деятельности;

при системном подходе к исследованию эффективности анализируются различные уровни (стороны) деятельности, а также личностные структуры, которые обеспечивают успешность (эффективность) деятельности на данном уровне;

психологическому анализу подлежат также внешние условия трудового

Для большинства юридических профессий характерной чертой является организационная сторона деятельности, которая, как правило, имеет два аспекта:

организация собственной работы в течение рабочего дня, недели, организация работы по делу в условиях ненормированного рабочего дня;

организация совместной работы с другими должностными лицами, правоохранительными органами, другими сторонами в уголовном процессе.

Для многих юридических профессий характерно преодоление сопротивления их деятельности со стороны отдельных лиц, а в некоторых случаях и микрогрупп. Работники правоохранительных органов в поисках истины по делу нередко наталкиваются на пассивное или активное сопротивление со стороны заинтересованных в определенном исходе дела лиц.

2. Понятие, сущность и специфика профессиональной этики сотрудников правоохранительных органов

Термин «этика» происходит от древнегреческого слова «еthos» («этос»).

Первоначально под этосом понималось привычное место совместного проживания, дом, человеческое жилище, звериное логово, птичье гнездо. В последующем оно стало по преимуществу обозначать устойчивую природу какого-либо явления, обычай, нрав, характер; так, в одном из фрагментов Гераклита говорится, что этос человека есть его божество. Такое изменение смысла поучительно: оно выражает связь между кругом общения человека и его характером. Отталкиваясь от слова «этос» в значении характера, Аристотель образовал прилагательное «этический» для того, чтобы обозначить особый класс человеческих качеств, названных им этическими добродетелями. Этические добродетели являются свойствами характера, темперамента человека, их также называют душевными качествами. Они отличаются, с одной стороны, от аффектов как свойств тела и, с другой стороны, от дианоэтических добродетелей как свойств ума. К примеру, страх — природный аффект, память — свойство ума, а умеренность, мужество, щедрость — свойства характера. Для обозначения совокупности этических добродетелей как особой предметной области знания и для выделения самого этого знания как особой науки Аристотель ввел термин «этика».

Этика — наука о нравственной жизни человека, вобравшая в себя исторический опыт моральной культуры многих поколений, особенности этических традиций, народной педагогики.

В системе ценностей любого работника правоохранительных органов особое место занимают проблемы профессиональной этики. Это обусловлено рядом объективных причин. Во-первых, борьба с преступностью и иными правонарушениями — это не только правовая, но и моральная проблема, поскольку нельзя вести борьбу с преступностью и причинами ее порождающими, не укрепляя моральные устои общества, а без борьбы с преступностью невозможно обеспечить всемерное развитие и проявление морального фактора в его конструктивной, созидательной роли.

Во-вторых, сотрудникам органов внутренних дел приходится иметь дело, как правило, не с лучшей частью общества, что, с одной стороны, весьма неблагоприятно воздействует на их моральный облик и способно при определенных условиях привести к моральной деформации, а с другой стороны, служебная этика обязывает каждого сотрудника проявлять такт, выдержку, морально воздействовать на задержанного, арестованного, осужденного. К тому же, как показывает практика и исследования, нравственная культура сотрудников органов внутренних дел оказывает заметное дисциплинирующее, воспитательное воздействие на граждан. Не секрет также, что в условиях демократизации и гуманизации общества, расширения гласности о деятельности правоохранительных органов значение профессиональной морали их сотрудников заметно возрастает.

В научном смысле слова этика — это философская наука, объектом изучения которой является мораль во всех ее проявлениях, т.е. как одна из форм общественного сознания, как нравственные отношения и как нравственная практика, поступки. Однако в жизни под этикой нередко понимают саму моральную практику, определенные нравственные качества и нормы поведения людей, моральные правила, кодексы, заповеди, обычаи и т.д., имеющие то или иное конкретное проявление. Поэтому существуют такие понятия как «этика поведения», «этика воспитания», «этика семейной жизни», «этика политической борьбы», «трудовая этика», «этика милицейской службы».

Профессиональная этика — это прикладная отрасль философской науки этики, объектом изучения которой является мораль: ее сущность, происхождение, функционирование, а также проблемы нравственности в обществе.

Исходя из сказанного, профессиональная этика может рассматриваться либо как теория профессиональной морали, либо как определенные моральные требования к работникам, обусловленные спецификой их профессии. Мораль утратила бы свои функции наиболее универсального регулятора поведения и деятельности людей, если бы ее требования, нормы ни были бы столь универсальны и общезначимы в обществе. Вместе с тем во всяком обществе есть такие профессии, труд работников которых наиболее строго «опекается» моралью, регламентируется ею. К числу таких профессий, бесспорно, относятся профессии сотрудников органов внутренних дел.

В наш лексикон уже прочно вошло понятие «милицейская этика», такое же «право на жизнь» имеют и «этика пожарной службы» и др. Недостаточное внимание к профессиональной этике (и в науке, и еще больше на практике) наносит нашему обществу не только моральный, но и материальный, а в ряде случаев и политический урон, ведет к падению авторитета органов внутренних дел, ослаблению их связей с населением, снижению эффективности оперативно-служебной деятельности, подрывает престиж милицейских профессий.

Профессиональная этика включает в себя определенные категории этики и моральные принципы, лежащие в основе деятельности людей той или иной профессии, моральные качества, которыми они должны обладать, нравственные нормы, регламентирующие их служебную деятельность, и ряд других моральных аспектов профессиональной деятельности. Профессиональная этика характеризуется такими категориями как «профессиональный долг», «служебное достоинство», «профессиональная честь» есть мундира». Имеют вполне определенное профессиональное звучание в практике органов внутренних дел и такие этические категории как «ответственность», «справедливость», «гуманизм», «коллективизм» и ряд других.

Как правило, сотрудник определяет свою линию поведения, конкретные поступки, отношение к службе и людям, сверяя их с его пониманием «личного и служебного достоинства», «профессионального долга и чести». Если его предполагаемые действия соответствуют представлениям работника о долге, чести, достоинстве, то он охотно выполняет свои обязанности, действует инициативно, не боится взять на себя ответственность, т. к. морально он одобряет и поощряет свои действия.

Вместе с тем сотрудник не может позволить себе совершить поступки, которые противоречат его пониманию профессионального долга, достоинства, чести

Вместе с тем сотрудник не может позволить себе совершить поступки, которые противоречат его пониманию профессионального долга, достоинства, чести.


Профессиональное достоинство, с одной стороны, отражает отношение других людей к данному сотруднику как к специалисту, профессионалу, а с другой стороны, свидетельствует об отношении человека к самому себе как к работнику, об осознании им своих заслуг, профессиональных качеств. Профессиональное достоинство есть во многом следствие достойной профессии,

т.е. определяется общественной значимостью данной профессии, ее престижем, сложившимся общественным мнением. Однако нельзя не учитывать и личного, индивидуального отношения человека к своей профессии, которое отнюдь не всегда совпадает с объективным положением в обществе людей данной профессии.

Профессиональное достоинство личности тесно связано с ее конкретным положением в служебном коллективе, ее личными заслугами и соответствующей им мерой уважения и почета, т.е. связано с честью сотрудника как представителя данной профессии, конкретного коллектива, всего милицейского корпуса. Честь сотрудника органов внутренних дел, с одной стороны, выступает как результат его личных заслуг и достоинств как гражданина и как работника, а с другой стороны, она является следствием заслуг перед обществом, народом всех блюстителей правопорядка, сотрудников всех поколений и служб. Таким образом, надев погоны сотрудника органа внутренних дел, работник как бы авансом получает частицу почета и славы всего корпуса достойных работников, стоявших на страже правопорядка. Это, естественно, накладывает на каждого сотрудника органов внутренних дел особую ответственность за поддержание его чести не только как конкретной личности, но и как представителя всего рядового и начальствующего состава органов внутренних дел. Не секрет, что и население, общество оценивают работников правопорядка не только как конкретных представителей власти, но и обобщенно, перенося на человека в мундире добрую или недобрую славу других сотрудников органов внутренних дел.

Профессиональная честь требует от сотрудника поддерживать репутацию, авторитет той профессиональной группы, к которой он принадлежит и принадлежностью к которой он дорожит. По этому честь — не только признание прошлых заслуг человека и его сегодняшних добродетелей, достоинств, но и хороший стимул его дальнейшего морального совершенствования, залог успехов в служебной деятельности. Важно при этом заметить, что честь сотрудника органов внутренних дел определяется не его служебным или материальным положением, специальным званием, образованием, а только его личными качествами (моральными, деловыми, политическими, интеллектуальными и иными) как гражданина, как работника, как представителя органов внутренних дел.

Забота о профессиональной чести и служебном достоинстве сотрудников внутренних дел побуждает их поддерживать честь и достоинство всех граждан и даже лиц, подозреваемых в совершении преступлений либо лишенных свободы (но не лишенных гражданских прав и достоинства личности).

В Кодексе чести рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации говорится: «Сотрудник органов внутренних дел, будучи государственным служащим, наделенным властью, должен относится к человеку как к высшей ценности, гуманно, великодушно и милосердно. Вежливое и предупредительное обхождение с гражданами не является проявлением слабости и вполне совместимо с твердостью».

Как показывает опыт и научные исследования, чем выше развито у сотрудника чувство личного и служебного достоинства, чем больше он дорожит своей профессиональной честью, тем значимее его социальная ценность, если они сочетаются с высокой нравственной зрелостью, культурой сотрудника, необходимыми моральными качествами.

Моральная культура сотрудника тесно связана с культурой эстетической, но если первая отражает внутреннюю культуру личности, то вторую, как правило, рассматривают как культуру внешнюю. Бесспорно, что внутренняя культура человека играет определяющую роль в его деятельности и поведении. Однако нельзя недооценивать и внешнюю культуру, ее влияние на культуру внутреннюю. Так, форменная одежда сотрудника и даже стиль, качество его партикулярного (штатского) платья сами по себе оказывают влияние (и порой существенное) на поведение работника.

Служебная эстетика включает в себя культуру труда и речи сотрудника, этику служебного быта и внешний вид работника,

Термин «эстетика» (как и «этика») применяется как в научном, так и в обыденном его понимании. Если в первом случае он представляет собой науку об искусстве, эстетическом освоении мира, то во втором — отражает реальную практику, культуру быта, поведения, труда.

Манеру общения с гражданами и сослуживцами и эстетику ритуалов, грамотность оформления служебных документов и культуру поведения сотрудника за пределами служебного кабинета. Не секрет, что небрежное оформление протокола осмотра места происшествия или задержание правонарушителя нередко ведет к ошибочному заключению дознавателя или следователя, а от надменного выражения лица сотрудника до высокомерного отношения к людям всего полшага. Совокупность требований. свод правил, регламентирующих поведение сотрудников на службе, их приветствие, внешний вид и т.д., характеризуется понятием «служебный этикет». Своеобразие милицейского этикета состоит в том, что эстетические требования не только тесно связаны с моральными нормами, но и, как правило, закреплены в нормативных документах и поэтому носят обязательный характер для всех сотрудников. Специфика служебного этикета заключается в том, что он призван не только удовлетворять эстетические запросы сотрудников, но и оказывать соответствующее эстетическое воздействие на граждан. Нелепо, к примеру, строить здание УВД и, допустим, детского театра по единому архитектурному проекту, точно так же интерьер кабинета начальника РОВД вряд ли должен напоминать жилую комнату или кабинет директора цирка. Строгость, рационализм, отсутствие каких-либо излишеств, помпезности — обязательные требования к зданиям и служебным помещениям органов внутренних дел. Серьезность и ответственность выполняемых ими функций должны полностью находиться в соответствии с эстетикой служебного быта. Окраска стен, освещенность, звукоизоляция, размеры служебного помещения, удобство мебели, дизайн технических и иных средств — так же необходимые элементы служебного быта, влияющие не только на эстетическое самочувствие сотрудников, но во многом предопределяющие эффективность их труда.

Эстетика труда сотрудников органов внутренних дел — это и профессиональное знание, и рациональное использование рабочего времени, и применение служебного телефона, другой техники строго по назначению, это прежде всего культура работы с людьми, общение с сотрудниками и гражданами.

Опытные сотрудники хорошо знают, что доброжелательность, вежливость, приветливый взгляд работника, тактическая постановка вопросов располагают посетителей к откровенному разговору. И напротив, угрюмый взгляд сотрудника, его нежелание («забывчивость») предложить посетителю стул, тяжелый воздух кабинета и убогость его интерьера отбивают у гражданина желание к общению, даже если он сам, добровольно пришел в орган внутренних дел для оказания ему содействия. Конечно, трудности с помещениями, их недостаточное материально-техническое оснащение — объективный и, к сожалению, видимо, долговременный фактор, оказывающий неблагоприятное влияние на работу сотрудников. Но это ни в коей мере не объясняет и не оправдывает забвение некоторыми сотрудниками элементарных правил служебного этикета, не требующих ни дополнительных сил и средств, ни дополнительного времени, но которые, как правило, дают заметный положительный эффект и служебной деятельности, и в сплочении коллектива.

Нравственные качества выступают как устойчивые элементы морального сознания и поведения (как профессионального, так и повседневного) следователей, прокуроров, адвокатов, судей. Для того чтобы уголовно-процессуальные отношения были подлинно нравственными, эти лица должны обладать определенными моральными качествами, быть нравственно воспитанными.

Следователей, прокуроров, адвокатов, судей, должны отличать глубокое уважение к закону, верность его букве и духу, стойкость, и неподверженность постороннему влиянию, самостоятельность в суждениях и бдительность. Они обязаны быть требовательными к себе и к людям, честны и неподкупны, скромны и вежливы, мужественны и решительны, трудолюбивы.

Трудно найти другую профессию, обладая которой ежедневно приходилось бы сталкиваться с таким обилием самых разнообразных жизненных ситуаций, поступков, мотивов, людских характеров, И во всем этом многообразии необходимо разобраться оперативно, всесторонне, полно и глубоко. Следователь, прокурор, адвокат, судья должны быть максимально выдержанными, тактичными, корректными, собранными, хладнокровными и спокойными в отношении каждого человека-преступника-рецидивиста и бытового склочника, матерого убийцы и обычного скандалиста, потерпевшего и свидетеля, женщины и мужчины, старика и подростка, попавших в сферу правосудия. И как бы при этом ни было велико эмоциональное и умственное напряжение, как бы ни тяжело было сдерживать гнев к бандиту и убийце, насильнику и грабителю, срыв здесь недопустим, как недопустимы и угрозы, грубость, обман, ложь, какими бы благими намерениями и причинами они ни объяснялись.

Соблюдение этих нравственных требований является ярким проявлением необходимых морально-психологических качеств лиц, осуществляющих производство по уголовному делу. Указанные нравственные качества, будучи профессионально необходимыми для следователей, прокуроров, судей и адвокатов, самым непосредственным образом оказывают влияние на укрепление и повышение престижа органов предварительного расследования, прокуратуры, адвокатуры и суда, на эффективность осуществления задач уголовного судопроизводства.

Применительно к служебному коллективу требования этикета можно свести к правилам поведения начальника по отношению к подчиненным и правилам поведения рядового сотрудника по отношению к своему начальнику (командиру).

Среди правил поведения руководителя можно назвать следующее:

учить, а не поучать подчиненных и самому учиться у них;

зажигать людей, а не «обжигать» их окриком, грубым словом, бестактностью;

требовать, а не придираться;

вести людей за собой, а не подталкивать их;

быть выдержанным, а не пассивно выжидающим;

быть скромным в оценке себе, но более щедрым в оценке подчиненных;

быть простым и доступным в общении, но не фамильярничать;

быть принципиальным, а не упрямым и ряд других.

В числе правил поведения подчиненного можно выделить такие как:

уважать начальника, а не угождать ему;

быть вежливым, а не льстивым;

вести себя с достоинством, но без высокомерия;

быть скромным, а не смиренным;

проявлять инициативу, а не самовольство;

быть правдивым, но тактичным;

быть исполнительным, а не подобострастным, и некоторые другие.

Эти правила, став привычными и устойчивыми оптимизируют взаимоотношения начальника и подчиненных, благоприятно влияют на сотрудников, занимающих одинаковое служебное положение, в целом сплачивают коллектив, способствуют успешному решению служебных задач.

Необходимо отметить, что Важным элементом служебной эстетики является внешняя культура сотрудника, которая охватывает культуру его устной речи, манеру одеваться, отношение к форменной одежде, форму обращения, приветствий и т.д. Как показывают опросы населения, аккуратность, подтянутость, молодцеватость «человека в форме» вызывают у граждан уважительное отношение к сотрудникам органов внутренних дел, оказывают на окружающих воспитывающее, дисциплинирующее влияние. И, напротив, неряшливый сотрудник (тем более в форменной одежде) вызывает к себе негативное отношение окружающих, а порой и чувство брезгливости у отдельных граждан. При этом следует заметить, что отношение сотрудника к форменной одежде есть по их существу выражение его отношения к самой службе: для одного форменная одежда — это «спецовка», спецодежда, для другого — это мундир, связанный с таким понятием как «честь мундира».

Конечно, правовая эстетика не может требовать от сотрудников быть внешне красивыми, статными, физически мощными, но она обязывает уважительно относиться к форме, строго соблюдать установленные требования о дисциплине, о вежливости и отдании чести, побуждает сотрудника быть внимательным к своему внешнему виду, помнить о своем влиянии на окружающих.

Можно сказать, что этикет, правовая эстетика в целом стоят на страже чести, личного достоинства и авторитета сотрудников органов внутренних дел и требует от них того же по отношению к гражданам. Исходя из «золотого правила» этики: «Не позволяй себе того, что считаешь непозволительным для других», сотрудники должны быть особо щепетильны не только к своему внешнему виду, но и к своей речи, поступкам, к выбору средств восстановления общественного порядка, пресечения противоправных действий. Вместе с тем не являются редкими случаи, когда сотрудники обращаются к гражданам (особенно правонарушителям) на «ты», прибегают к окрику, а то и физическому оскорблению задержанных, сквернословят. Глубоко был прав педагог А.С. Макаренко, назвав брань, не цензурщину неприкрашенной, мелкой, бедной и дешевой гадостью, признаком самой дикой, самой первобытной культуры.

Служебный этикет предписывает сотрудникам строго соблюдать форму одежды и приветствий, запрещает ношение неуставных знаков. Неодобрительно он относится ко всему, что преднамеренно используется для того, чтобы чисто внешне выделиться среди других (ношение бороды, длинных волос или массивных перстней, цепей, неуставных заколок для галстука и т.д.).

Вряд ли можно назвать любовью к форменной одежде попытки отдельных молодых сотрудников как-то самостоятельно «усовершенствовать» ее. Это, скорее, проявление тщеславия, эгоизма, стремления «не быть как все». Последнее можно было бы приветствовать, если бы оно не сводилось только к внешним признакам отличия, вне какой-либо связи с интеллектуальными, профессиональными и нравственными качествами человека, его внутренними достоинствами. Кстати, среди сотрудников, чрезмерно увлекающихся своим внешним видом, гораздо чаще встречаются такие, кто за внешним лоском и благопристойностью скрывает эгоизм, неуважительное отношение к людям, равнодушие в работе, а порой и грубость.

Таким образом, профессиональная этика в органах внутренних и содержит такие правила поведения, которые являются нравственными по содержанию, эстетическими по форме и правовыми по характеру их применения. В этом их жизненность и стимулирующая роль.

Заключение, Заключение.

Итак, для успешного выполнения своего служебного и гражданского долга, сотрудник правоохранительных органов должен быть широко образованным, высококультурным человеком, обладающим глубокими профессиональными знаниями и умениями в области социологии, политики, права, экономики, этики, психологии и педагогики. Важнейшим качеством личности сотрудника правоохранительных органов является высокая профессиональная этика.

Профессиональная этика может рассматриваться либо как теория профессиональной морали, либо как определенные моральные требования к работникам, обусловленные спецификой их профессии. Профессиональная этика включает в себя определенные категории этики и моральные принципы, лежащие в основе деятельности людей той или иной профессии, моральные качества, которыми они должны обладать, нравственные нормы, регламентирующие их служебную деятельность, и ряд других моральных аспектов профессиональной деятельности.

Список использованной литературы

1. Васильев В.Л. Этика в юриспруденции и предпринимательской деятельности. — СПб., 2005.

2. Кривцун О.А. Эстетика. — М., 2000.

3. Организация и деятельность органов внутренних дел РФ. Сборник нормативных актов /Под редакцией В.В. Черникова. — М.: Юридическая литература, 1994.

4. Основные виды деятельности и психологическая пригодность к службе в системе органов внутренних дел: Справочное пособие // Под ред. Б.Г. Бовина, Н.И. Мягких, А.Д. Сафронова. — М., 1997.

5. Профессиональная этика сотрудников правоохранительный органов /Под ред. А.В. Опалева, Г.В. Дубова. — М., 2000.

6. Фокин В.М. Правоохранительные органы Российской Федерации. — М.: 2001.

7. Шрейдер Ю.А. Этика. Введение в предмет. М., 1998. С. 3-44;

8. Этика: Учебник / Под общ. ред. А.А. Гусейнова и Е.Л. Дубко. — М., 2004.

9. Яковлев Е.Г. Эстетика. — М., 2002

10. Абульханова-Славская К.А. О путях построения типологии личности. Психологический журнал. 1989. Том 4. №1.
www.portal-slovo.ru

11. Борытко Н.М., Соловцова И.А., Байбаков А.М. Теория и методика воспитания. Волгоград, 2006. 97с.

12. Бухвалов В.А. Развитие учащихся в процессе творчества и сотрудничества. М.: Центр «Педагогический поиск», 2000. 144с.

13. Видов С.В. Автореферат диссертации «Исследование концепции духовно-нравственного воспитания в трудах святителя Тихона Задонского». Рязань: РГПУ им. С.А. Есенина, 2006. с.

14. Гармаев А. Обрести себя. Христианский собеседник. Волгоград: Издание Макариев-Решемской обители. Выпуск 49, 2000. 298с.

15. Горбачев А.Л. Оценка уровня развития духовного потенциала личности. Актуальные проблемы науки и гуманитарного образования: Сб. научных трудов. М.: РАХИ, 2005. www.potal-slovo.ru

16. Горбачева Т.М. Духовность как фактор психологической компетентности педагога-наставника. Актуальные проблемы науки и гуманитарного образования: Сб. научных трудов. М.: РАХИ, 2005. www.portal-slovo.ru

17. Григорович Л.А., Марцинковская Г.Д. Педагогика и психология: Учебное пособие. М.: Гардарики, 2001. 480с.

18. Гудинг Д., Леннокс Дж. Библия и нравственное воспитание. Дунканвиль, 1999. 351с.

19. Еникеев М.И. Психологический энциклопедический словарь. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. 560с.

20. Зеньковский В.В. Педагогика. Учебное пособие в помощь учителям по курсу «Основы православной культуры». 32с.

21. Зеньковский В.В. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. www.portal-slovo.ru

22. Колеченко А.К. Энциклопедия педагогических технологий: Пособие для преподавателей. СПб.: КАРО, 2004. 368с.

23. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность: Учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по направлениям и специальностям «Психология», «Клиническая психология». М.: Смысл, 2005. 345с.

24. Личностно-ориентированный подход в работе педагога: разработка и использование / Под ред. Е.Н. Степанова. М.: ТЦ Сфера, 2004. 128с.

25. Льюис К.С. Просто христианство. Бог под судом. Перевод с англ. М.: Гендальф, 1994. 272с.

26. Ксензова Г.Ю. Психологические основы воспитательной деятельности учителя. М.: Центр «Педагогический поиск», 2004. 224с.

27. Медушевский В.В. Реферат «Концепция духовно-нравственного воспитания средствами искусства». www.portal-slovo.ru

28. Ноубель Д. Осмысливая современность. Современные мировоззрения и поиск истины. СПб.: МАХШ, 1998. 446с.

29. Петровский А.В. Быть личностью. М.: Педагогика, 1990. 110с.

30. Плинер Я.Г., Бухвалов В.А. Воспитание личности в коллективе. М.: Центр «Педагогический поиск», 2000. 160 с.

31. Реан А.А., Коломинский Я.П. Социально-педагогическая психология. СПб.: Питер, 1999. 416 с.

32. Реан А.А., Бордовская Н.В., Розум С.И. Психология и педагогика. СПб: Питер, 2005. 432.с.

33. Российский энциклопедический словарь. / Под ред.А.П. Горкина, 2000, 2015 с.

34. Рыжов В.В. К определению духовности и духовной сущности человека. Гуманизм и духовность в образовании: Сб. научных трудов. Н. Новгород, 2004. 240 с.

35. Рыжов В.В. Мировоззрение и нравственность. Актуальные проблемы науки и гуманитарного образования: Сб. научных трудов. М.: РАХИ, 2005.

36. Сериков В.В. Образование и личность. Теория и практика проектирования педагогических систем. М.: Логос, 1999. 272 с.

37. Словарь по этике. / Под ред. И.С. Кона. М.: Политиздат, 1983. 445 с.

38. Соловцова И.А. Духовное воспитание школьников: проблемы, перспективы, технологии. Учебно-методическое пособие для педагогов и студентов / Под. ред. Н.М. Борытко. Волгоград: Издательство ВГИПК РО, 2004. 160 с.

39. Трусов В.П. Современные психологические теории личности. Л., 1990.

40. Уилкинсон Б. Семь законов учащегося. Библейские принципы для учителей, родителей и руководителей. Перев. с англ. К.: Путешествие по Библии, 2004. 392 с.

41. Хьелл, Зиглер Д.Э. Теории личности: Основные положения, исследования и применение. Перевод с англ. СПб.: Питер, 2003. 606с.

42. Шеховцова Л.Ф. Категориальный аппарат психологии, ориентированной на христианство. www.portal-slovo.ru

43. Шитякова Н.П. Диссертация «Концепция и система подготовки будущего учителя к духовно-нравственному воспитанию школьников». Уфа, 2007.

44. Щуркова Н.Е. Новое воспитание. М.: Педагогическое общество России, 2000. 128 с.

45. Щуркова Н.Е., Павлова Е.П. Воспитание счастьем, счастье воспитания. Педагогическая технология воспитания счастливого человека в школе. М.: Центр «Педагогический поиск», 2004. 160 с.

46. Щуркова Н.Е. Этика школьной жизни. М.: Педагогическое общество России, 2000. 192 с.

1См.: Бердяев НА. О назначении человека. М., 1993. С. 55.

2Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. С. 56.

3Там же. С. 57-58

4Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала века. С. 258. Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. С. 62.

5Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. С. 62.

6Там же. С. 63.

7Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. М., 1989. С. 497.

8 См.: Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала века. С. 74—105.

9Зеньковский В.В. История русской философии в 4 кн. Л., 1991, Кн. 2. Ч. 2. С. 79.

10Там же.

11Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала века. С. 87.

12Гайденко П.П. Прорыв к трансцендентному. М., 1997. С. 449

13Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. С. 35.

14Бердяев Н.А. Указ. соч.

15Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. С. 144.

16Там же.

17Там же.

18Бердяев Н.А. Указ. соч. С. 63.

19Там же. С. 64.

20Соловьев В.. Соч. в 2 т. М., 1990. Т. 2. С. 628.

21Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. С. 43.

22Там же. С. 51.

23Там же.

24Там же. С. 52.

25Бердяев Н.А. Самопознание. М., 1991. С. 280-281.

26Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. С. 151.

27Там же.

/span>