Теория прав собственности

Реферат

I . Сущность и основы теории прав собственности

1.1 Структура системы собственности

В общем виде собственность понимается как совокупность отношений отдельных индивидов, групп людей и их ассоциаций к вещам и отношений между людьми по поводу принадлежности вещей. Собственность как экономическое явление представляет собой совокупность несуществующих вне связи между собой таких элементов: объекты собственности, субъекты собственности, отношения собственности.

Объекты (материально-вещественное содержание) — присваиваемые, находящиеся в распоряжении людей вещи: факторы производства жизненных благ.

Субъекты или носители отношений собственности — это люди, их различные объединения и ассоциации, присваивающие, владеющие и распоряжающиеся объектами собственности. Отношения собственности — совокупность отношений между людьми по поводу принадлежности вещей и других объектов собственности. Отношения собственности берут свое начало в производстве. Производство — не только процесс создания жизненных благ, это также процесс их присвоения людьми, в соответствии с их участием в производстве.

Собственность не только результат и одна из существенных черт производства, а и в связи с непрерывностью производственных процессов, она является непременной предпосылкой производства.

Производственное присвоение — это первичное и начало собственности, дальнейшее движение отношений собственности осуществляется в формах отчуждения и вторичного присвоения на стадиях распределения и обмена. Отношения собственности являются системообразующим фактором во всей системе экономических отношений, а потому и основой существующего строя. В связи с этим они законодательно закрепляются и защищаются государством. В результате экономические отношения собственности приобретают юридическую форму, а их субъекты наделяются правом собственности.

Экономические отношения собственности первичны, фундаментальны, т.к. они возникают в производстве и распределении объектов собственности в конечном счете определяется участием людей в производственно- хозяйственной деятельности. Право собственности вторично, производно, однако посредством законодательства государство может активно влиять на распределение материального богатства в стране.

1.2 Формы и виды собственности Формы собственности представляют собой различные комбинации призна­ков (правомочий).

Рассмотрим их, начиная с самых простых и заканчивая самыми сложными.1. Индивидуальная собственность. Эта форма концентрирует в одном субъекте все перечисленные признаки: труд, управление, распоряжение доходом и имуществом. В современной экономике сюда могут быть причислены те, кого принято называть некорпорированными собственниками. В России к этой фор­ме могут быть отнесены: крестьяне, ведущие свое обособленное хозяйство; от­дельные торговцы (включая «челноков»); частнопрактикующие врачи, адвока­ты и все те, в ком сосредоточены труд, управление, распоряжение доходом и имуществом.

3 стр., 1111 слов

Суубъекты и объекты экон.отношений

... труда является микросоциальной формой политики. 1. Субъекты и объекты экономических отношений.Что это?, 1.1. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ Экономические отношения — объективно складывающиеся отношения между людьми по поводу производства, присвоения, обмена и потребления благ, в особенности - продуктов труда. ...

2. Частная собственность. Частная собственность близка по содержанию с индивидуальной в том смысле, что основные правомочия сконцентрированы в одном физическом лице или юридическом лице. Но частная собственность, как особая форма, отличается от индивидуальной тем, что признаки (правомочия) здесь могут разделяться и персонифицироваться в разных субъектах. Трудятся одни, а распоряжаются доходом и имуществом другие. Положение последних определяется экономической властью, а положение первых — экономической зависимостью. В промежуточном положении находится управляющий (менед­жер),поскольку, как отмечалось выше, управляющие участвуют в выполнении функций по распоряжению. Если частное лицо, будучи собственником условий производства, не применяет труд наемных работников, то такую собственность следует определить как индивидуальную (или частно-трудовую).

3. Кооперативная собственность. В основе этой формы лежит объединение индивидуальных собственников . Но это не арифметическая сумма индивидуаль­ных собственников, а их функционирующее единство. Каждый в кооперативе участвует своим трудом и имуществом, имеет равные права в управлении и распределении дохода. Кооперативная собственность может быть долевой, где опре­делены доли каждого участника в имуществе кооператива, или бездолевой, т. е. без выделения и персонификации долей имущества каждого участника. В небольших по размерам кооперативах не создаются особые органы управления. В крупных кооперативах создаются специальные органы управле­ния и выделяются специальные люди для управления делами кооператива. В этом случае количественный рост порождает качественные особенности, по­скольку участники

кооператива делегируют особым органам и модулям одно из важнейших прав собственности — управление и даже частично функции распо­ряжения. Поэтому необходимо заметить, что противоречия между функциями и субъектами распоряжения и управления возможны в кооперативной форме, по­скольку происходит делегирование функции управления особым органом и участником. По содержанию к кооперативной собственности очень близки предприятия, получившие названия «рабочей собственности», которая образу­ется в результате выкупа работниками предприятий у частных собственников.

4. Государственная собственность. От предыдущих форм она отличается тем, что абсолютные права собственности находятся не у отдельных частных лиц и их объединений, а у государственного института публичной, политической и экономической власти. Государство является верховным распорядителем иму­щества (условиями производства).

Управляют производством назначенные государством руководители (менеджеры).

Особенность собственности государственных предприятий состоит в том, что их имущество не делится на доли и не персонифицируется в отдельных участниках экономического процесса, и в том смысле она унитарна. Собственность на основные факторы (средства) производства получает здесь высшую форму анонимности, поскольку субъектом распоряжения имуще­ством предприятий выступают федеральные государственные органы. Развитие процессов обобществления в индустриальном производстве ведет к нарастанию процесса анонимности собственности и в специальных органах разного уровня. Параллельно происходит нарастающая социализация экономики. Поэтому некоторые черты государст­венной собственности как объективно необходимой формы обретают свою ак­туальность в уже обозримой перспективе. В области экологии и иных национально значимых сферах они приобретают практическую значимость и институ­циональный механизм реализации экологических, социальных и иных про­грамм. Государственная собственность реализуется еще в одном направлении. Обладая экономической (и политической) властью, она директивно присваивает часть доходов субъектов экономического процесса (через налоги, акцизы, пошлины и т. д.) и перераспределяет их.

11 стр., 5146 слов

Объективные основы, формы и методы государственного регулирования ...

... формы и методы государственного регулирования экономики, указать необходимые изменения в них и показать их состоятельность в практике на конкретном примере. 2. Государственное регулирование экономики. Модели взаимоотношений экономики ... прежде всего в том, что системное равновесие в экономике достигается при неполной занятости факторов производства и рабочей силы. Для решения противоречий стагнации ...

5. Муниципальная собственность. Наряду с государственной муници­пальная собственность является разновидностью публичной собственности. Верховным распорядителем имущества муниципальных предприятий являются органы местной власти (городские, районные и др.).

Управление муниципальными предприятиями осуществляется либо непосредственно муниципальными орга­нами, либо через назначенных руководителей (или менеджеров).

Созданный до­ход может распределяться муниципальными органами, руководителями само­стоятельно или с участием трудовых коллективов.

6. Смешанные формы. Современная экономика характеризуется дина­мизмом, многообразием изменений экономических отношений, форм и инсти­тутов. Применительно к собственности происходит диффузия разных форм и отношений собственности, в результате чего усложняется внутреннее содержа­ние отдельных

форм. Внутри отдельных форм соединяются черты разных форм собственности. Например, внутри государственных предприятий могут образоваться структуры частнопредпринимательского и кооперативного характера, и в рамках государственных предприятий образуются черты различных форм собст­венности. В переходной экономике России этот процесс затронул все сферы. Например, различные медицинские центры в государственных медицинских учреждениях функционируют на частных или кооперативных началах. Анало­гичные структуры имеются и в государственных высших учебных заведениях. Или, например, колхозы и совхозы преобразованы в акционерные общества, но продолжают функционировать на кооперативных началах, вновь объединив вы­деленные работникам паи. Особым направлением образования смешанных форм собственности яв­ляется социализация отдельных форм: участие работников в управлении произ­водством и распределением дохода; участие государственных и частных предприятий в обеспечении работников жильем, медицинским обслуживанием из­меняет социальную сферу различных форм собственности. Не следует отождествлять смешанные формы собственности со смешанной экономикой. Форма собственности — это характеристика сложной внут­ренней структуры отдельной формы собственности. Здесь в рамках отдельной формы сочетаются различные типы главных правомочий по труду, управлению, доходу.

7. Комбинированные формы. Выше был рассмотрен процесс усложнения внутреннего содержания отдельных форм собственности. Современная эконо­мика в поисках эффективного функционирования и реализации проектов при­ходит к объединению различных форм собственности при сохранении каждой из них своего особого содержания. В результате образуются комбинированные формы . К ним могут быть отнесены современные предприятия, холдинги, финансово-промышленные группы, концерны, тресты и другие формы с равными право­мочиями по управлению, распределению доходов и распоряжению имуществом. В финансово-промышленных группах и иных объединениях могут участвовать частные, государственные и иные формы без утраты своего базового качества. Образуя комбинированные формы, каждый участник, представляющий ту или иную форму собственности, делегирует такой объем своих полномочий, который не ведет к утрате базового качества каждой из форм собственности. Если же происходит утрата базового качества, то происходит преобразование форм собственности. Детальный анализ смешанных и комбинированных форм предполагает определение того круга правомочий, который перераспределяется и дополни­тельно приобретается в результате происходящих изменений во внутреннем со­держании каждой формы или при образовании на их основе комбинированных объединений.

12 стр., 5620 слов

Отношения собственности: содержание, формы и их значение в рыночной экономике

... помимо частных и акционерных обществ, принадлежащих государству в современной рыночной экономике, существует кооперативная и смешанная форма собственности. Следовательно, рыночная экономика представлена ​​множеством типов собственности. Этот список со временем может быть ...

Комбинированными могут быть не только формы собственности, но и отношения собственности, не обязательно предполагающие конкретные формы юридических лиц, предпринимательских и институциональных струк­тур. Государство, например, обладает верховными правомочиями собственности на природные ресурсы. Лишь его страны могут иметь право на их разработки и определять условия раздела продукции и дохода между государством и предпринимательскими структурами. Субъекты федерации также обладают некоторыми правами, причем весьма существенными. И, наконец, фирмы, ведущие разра­ботку недр, имеют свои правомочия. Сами фирмы могут быть представлены отечественными, зарубежными или совместными предприятиями. Каждый из выделенных уровней наделен своим кругом полномочий. В совокупности они об­разуют комбинированные отношения собственности по разработке природных ресурсов.

1.3 Сущность прав собственности

Право собственности — одно из фундаментальных понятий экономической и социальной теории. К раскрытию его смысла можно попытаться подойти как бы с двух сторон — «извне» и «изнутри». Анализ может вестись либо на макроуровне (уровне всего общества), либо на микроуровне (уровне индивидуального поведения).

В первом случае предметом обсуждения становится режим собственности как целостная система, во втором — отдельные права как составные элементы этой системы. Среди множества существующих определений прав собственности, наверное, два выражают их смысл точнее всего. С точки зрения выполняемой социальной функции права собственности предстают как определенные «правила игры», регулирующие взаимоотношения между людьми по поводу ограниченных (редких) ресурсов, а с точки зрения их внутреннего содержания — как «пучки правомочий», имеющиеся у каждого агента. И то, и другое нуждается, конечно, в дальнейшей конкретизации. Права собственности как санкционированные поведенческие нормы.

Воспользуемся развернутой характеристикой, принадлежащей американским экономистам С.Пейовичу и Э.Фьюруботну. «Права собственности понимаются как санкционированные поведенческие отношения, возникающие между людьми в связи с существованием благ и касающиеся их использования. Эти отношения определяют такие нормы поведения по поводу благ, которые любое лицо должно или соблюдать в своих взаимодействиях с другими людьми, или же нести издержки из-за их несоблюдения. Термин «благо» используется в данном случае для обозначения всего, что приносит человеку полезность или удовлетворение. Таким образом, и этот пункт важен, в контексте нового подхода понятие прав собственности распространяется на все редкие блага. Оно охватывает полномочия как над материальными объектами, так и над «правами человека» (право голосовать, печатать и т.д.).

12 стр., 5726 слов

Собственность в системе экономических отношений

... проблем существования собственности в экономической системе. 1.ОТНОШЕНИЕ К СОБСТВЕННОСТИ В СВЕТЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ. 1.1.Собственность как экономическое отношение формируется еще на заре ста­новления человеческого общества. Для первобытных форм собственности характерно то, что права собственности еще ...

Господствующая в обществе система прав собственности есть в таком случае сумма экономических и социальных отношений по поводу редких ресурсов, в рамках которой отдельные члены общества противостоят друг другу». В этом определении как бы заявлены основные темы, разработкой которых занята теория прав собственности. Выделим в нем важнейшие моменты.

1. Термином «собственность» обозначаются не какие-то материальные или нематериальные объекты — станки, земельные участки, научные открытия, литературные произведения и т.п., а определенные наборы прав: «Не ресурс сам по себе является собственностью; пучок или доля прав по использованию ресурса вот что составляет собственность. Слово «собственность» в своем первоначальном значении относилось только к праву, титулу, интересу, и ресурсы могли называться собственностью не больше, чем они могли называться правом, титулом или интересом». К сожалению, в обыденном языке понятие «собственность» чаще всего употребляется в значении «объект собственности». Этим объясняется вынужденное удвоение терминов и употребление выражения «право собственности» вместо просто «собственность».

2. Отношения собственности понимаются как отношения именно между людьми, а не как отношения «человек/вещь»: «термином права собственности обозначаются отношения между людьми в связи c использованием редких благ, а не отношения между людьми и вещами». Чтобы подчеркнуть этот момент, отношения собственности можно было бы обозначить как фактически действующую в обществе систему исключений из доступа к материальным и нематериальным благам (понимая под «доступом» все множество возможных решений по поводу ресурса, не обязательно связанных лишь с физическим воздействие на него).

Таким путем задается матрица взаимодействий между теми, у кого нет доступа к какому-либо ресурсу, и теми, кому он открыт. Отсюда ясно, что в отличие от технологического отношения, которое может выступать в виде простейшей связки «субъект-объект», отношение собственности всегда включает как минимум три составляющих: «собственник-предмет собственности-несобственник». Поэтому система исключений из доступа к имеющимся в обществе ресурсам как бы содержит в свернутом виде все способы потенциальных взаимодействий между экономическими агентами по поводу их использования.

3. Понятие прав собственности напрямую связано с центральной проблемой экономической науки, проблемой редкости, так как их установление имеет смысл только по отношению к ограниченным (редким) ресурсам: «без какой-либо предпосылки редкости бессмысленно говорить о собственности и справедливости». В мире ограниченных ресурсов неизбежно возникновение конфликтов по поводу их использования. Установление прав собственности не устраняет эти конфликты, но определенным образом их ограничивает и упорядочивает. Американский философ Р.Дворкин сравнил роль прав в человеческих взаимоотношениях с ролью «козырей» в карточной игре: «ссылки на права разрешают споры о доступе к редким благам, так как они не «побиваются» никакими другими аргументами. Установление прав собственности уменьшает неопределенность экономической среды, делая ее более стабильной и предсказуемой. Поэтому их и можно назвать «правилами игры». Различные «правила игры» могут оказываться более и менее удачными. Их развитие, отбор и замена определяются тем, насколько успешно они справляются с урегулированием действительных и недопущением потенциальных конфликтов.»

14 стр., 6530 слов

Экономическое и правовое содержание собственности

... может быть собственности. Поскольку собственность -- это экономические отношения, то в ней выделяют объект присвоения, субъект присвоения и само экономическое содержание собственности. 1 Объектом собственности может быть ... классов, слоев в обществе, возможности их доступа к использованию всех факторов производства. В-третьих, собственность есть результат исторического развития. Ее формы меняются с ...

4. Права собственности носят всеохватывающий характер и могут наделять властью как над материальными, так и концептуальными объектами — вплоть до неотчуждаемых личных свобод. Это относится и к самим правам, которые так же, как и другие бестелесные объекты, могут составлять предмет собственности. Так появляются сложные многоступенчатые конструкции, где права низшего уровня оказываются объектом прав среднего уровня, те в свою очередь — объектом прав высшего уровня и т.д. (Скажем, опцион есть право на приобретение акций какой-либо компании, то есть право на получение прав по контролю за ее деятельностью и участию в ее доходах.)

5. Отношения собственности рассматриваются как санкционированные обществом, но не обязательно государством. Они могут закрепляться и охраняться не только силой государства в виде законов и судебных решений, но и авторитетом традиций, неписанных обычаев, нравственных и религиозных заповедей и т.п.

6. Правам собственности приписывается поведенческое значение. Они действуют как своеобразные стимулы, увеличивая издержки одних способов поведения и повышая привлекательность других. Теория прав собственности отнюдь не предполагает, что достаточно принять закон, чтобы он выполнялся. Несанкционированное (отклоняющееся) поведение остается в поле ее зрения и понимается экономически: запреты и ограничения не устраняют его, а действуя как отрицательные стимулы, повышают связанные с ним издержки (в виде возможного наказания).

И соблюдение, и нарушение норм превращаются в акты рационального экономического выбора.

Право собственности как набор частичных правомочий историки права выделяют две основных традиции в понимании права собственности — континентальную и англосаксонскую. Первая считала необходимой концентрацию всех прав собственности на объект в руках одного владельца, рассматривая случаи рассредоточения правомочий среди нескольких лиц как феодальные пережитки. Ее классическим воплощением стал Кодекс Наполеона , где частная собственность провозглашалась не только «священной и неприкосновенной», но и «неограниченной и неделимой». В противоположность этому англосаксонская правовая традиция удержала многие институты феодального права, допуская, в частности, возможность раздробления собственности на какой-либо объект на правомочия нескольких лиц. Несомненно, вторая традиция отличается большей гибкостью и реализмом. Единое и неделимое право — не более чем идеальная конструкция, а в реальной жизни — и в прошлых веках, и в нынешнем — отдельные правомочия всегда вступали в разнообразнейшие сочетания и могли каждое по отдельности принадлежать разным лицам. Расщепление права на частичные правомочия — нормальная практика, которую неверно было бы расценивать как свидетельство эрозии частной собственности. Англосаксонская традиция является в настоящее время преобладающей и берется за основу при кодификации права на международном уровне. Специалисты отмечают, что свойственные ей гибкость и пластичность больше отвечают сложным экономическим, социальным и политическим реалиям современного общества.

19 стр., 9369 слов

Собственность: экономический и юридический аспекты

... так и снизить темпы экономического роста всей страны. Целью данной работы является анализ экономических и юридических аспектов собственности и рассмотрение основных форм собственности в современной России. Задачами данной работы являются: 1) рассмотрение собственность как экономической категории; ...

Некоторые историки права выстраивают такой хронологический ряд: домодернистская система, допускавшая дробление права собственности среди множества частичных держателей (феодальная эпоха); модернистская, считавшая необходимым соредоточение правомочий в руках единственного собственника (эпоха «классического» капитализма); постмодернистская, рассматривающая право собственности как набор правомочий, которые могут бесконечно делиться, комбинироваться и рекомбинироваться (20 столетие).

Ангосаксонская правовая традиция оказала несомненное влияние на формирование исходных представлений теории прав собственности. Право собственности определяется в этой теории как набор допустимых экономических решений, или как «пучок частичных правомочий». При этом сама классификация прав и форм их защиты может производиться по различным критериям, в зависимости от характера изучаемых проблем. Исчерпывающий перечень правомочий включал бы права на использование ресурса, его потребление, разрушение, видоизменение, улучшение, управление, продажу, дарение, завещание, сдачу в аренду, предоставление в качестве залога, получение от него дохода и др. Ему противостоит симметричный перечень ограничений, распространяющийся на всех не-собственников. Это запреты на присвоение ресурса, конфискацию, порчу, загрязнение, пересечение, использование без разрешения и др., которые свидетельствуют о признании права собственности данного индивидуума другими членами общества. Правомочия говорят о том, как может поступать собственник, ограничения — о том, что не вправе делать не-собственник. Такое сочетание прав и ограничений очерчивает «зону приватности», которая оказывается ограждена от вторжений извне и в пределах которой каждый агент может поступать по собственному усмотрению, никому не давая отчета — ни государству, ни другим частным лицам.

Из понимания права собственности как набора допустимых экономических решений следует, что любой акт обмена есть не что иное как обмен пучками правомочий. Это — базовое представление для всего экономического анализа прав собственности. Идея, что рыночный обмен представляет собой обмен правомочий, не нова. В прошлом веке ее высказывал Е.Бем-Баверк, но затем она была надолго предана забвению. Следовательно, любой товар — это определенная сумма не только его потребительских или производственных характеристик, но и сопряженных с ним прав и ограничений. Его ценность и денежная цена зависят как от первых, так и от вторых: «Когда на рынке заключается сделка, обмениваются два пучка прав собственности. Пучок правомочий обычно прикрепляется к определенному физическому благу или услуге, но именно ценность прав определяет ценность обмениваемых товаров: вопросы, относящиеся к формированию и структуре компонентов пучка прав, предшествуют вопросам, которые большей частью интересуют экономистов. Они принимают обычно пучок прав как данный и ищут объяснение, чем определяются цена и количество подлежащего обмену товара, к которому относятся эти права». Чем шире набор правомочий, закрепленных за ресурсом, чем точнее они определены и надежнее защищены, тем выше его полезность. Так, собственная вещь и вещь, взятая напрокат, имеют разную полезность для потребителя, даже если физически они совершенно идентичны. Дом имеет разную ценность, когда домовладелец вправе запретить строить вблизи него бензоколонку и когда он такой возможности лишен. Продавец вынужден предлагать в акте обмена большее физическое количество того же самого блага, если закрепленные за ним правомочия серьезно ограничены. Пучки правомочий, относящиеся к различным ресурсам, определяют последствия, которые придется нести собственнику за принимаемые им решения. Поэтому они влияют на выбор и характер использования ресурсов. Отсюда понятна связь рынка с рассредоточением прав собственности. Сдвиги в законодательстве фактически меняют состав товаров, выносимых на рынок. Экономические агенты не могут передать в обмене больше правомочий, чем они имеют. Поэтому расширение или сужение имеющихся у них прав будет вести к изменению условий и масштабов обмена (увеличению или уменьшению числа сделок в экономике).

14 стр., 6864 слов

Собственность: экономическое содержание и юридические формы

... Собственность в экономическом смысле Собственность в экономическом смысле — это реальные отношения между людьми по присвоению и хозяйственному использованию ... хозяйственной деятельности право передает экономике следующие свои ... правом собственности. Это право включает полномочия собственника владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. Владение — это физическое обладание вещью. Это правомочие ...

2. «Полное» либеральное право частной собственности Исходным пунктом при разработке теории прав собственности стало обращение к «чистому» режиму частной собственности. Частная собственность представляет в известном смысле простейший для анализа случай, поскольку она создает «зоны приватности», внутри которых каждый собственник оказывается автономен в принятии экономических решений и в получении от них результатов. «Полное» право частной собственности задает определенный стандарт, отклонения от которого означают движение в направлении иных правовых режимов. Это, разумеется, идеальный тип, никогда не встречавшийся в реальности в чистом виде. Тем не менее такая гипотетическая конструкция помогает понять многие особенности реально существующих форм собственности. Чистый режим частной собственности предполагает, что собственник наделен полным и исчерпывающим пучком правомочий и что они надежно защищены от чьего бы то ни было вмешательства.

Определение «полного» либерального права частной собственности, которое к настоящему времени стало уже хрестоматийным, было предложено английским юристом А. Оноре. Оно включает 11 элементов:

1.Право владения, т.е. исключительного физического контроля над вещью;

2.Право пользования, т.е. личного использования вещи;

3.Право управления, т.е. решения, как и кем вещь может быть использована;

4.Право на доход, т.е. на блага, проистекающие от предшествующего личного пользования вещью или от разрешения другим лицам пользоваться ею (иными словами — право присвоения);

10 стр., 4804 слов

Теория прав собственности

... прав собственности; теорема Коуза; 1. Основы институциональной экономики 1.1 Экономическое поведение как принятие решений В рамках экономической теории поведение экономических агентов — действия, нацеленные на рациональное использование ... новых направлений экономического анализа — экономики права, новой экономической истории и теории экономических организаций. Экономический анализ собственности до ...

5.Право на «капитальную ценность» вещи, предполагающее право на отчуждение, потребление, изменение или уничтожение вещи;

6. Право на безопасность, т.е. иммунитет от экспроприации;

7. Право на переход вещи по наследству или по завещанию;

8. Бессрочность;

9.Запрещение вредного использования, т е. обязанность воздерживаться от использования вещи вредным для других способом;

10.Ответственность в виде взыскания, т.е. возможность отобрания вещи в уплату долга;

11.Остаточный характер, т.е. ожидание «естественного» возврата переданных кому-либо правомочий по истечении срока передачи или в случае утраты ею силы по любой иной причине.

Попробуем сначала ответить на вопрос, какой принцип положен в основу приведенной классификации. Выделение частичных правомочий производится в ней применительно к границам, отделяющим собственника и имеющиеся у него ресурсы от других собcтвенников. Имеются в виду, конечно, не физические, а социальные границы, как бы «окаймляющие» ресурс, принадлежащий агенту. Развивая эту метафору, можно было бы сказать, что право владения подразумевает не более чем возможность «обведения» подобных границ вокруг ресурса; право пользования — возможность совершать с ресурсом, оставаясь в заданных границах, какие угодно действия; право управления — возможность «впускать» в очерченную этими границами зону других агентов; право на доход — возможность «раздвигать» эти границы так, чтобы внутри них оказывались все новые объекты (блага), полученные в результате использования ресурса; право на капитальную ценность — возможность охвата этими границами не только текущих, но и предстоящих плодов от его использования; иммунитет от экспроприации недопустимость их пересечения другими агентами; право на наследование и завещание — возможность определять условия и порядок «вхождения» внутрь границ будущих собственников; запрещение вредного использования — недопустимость выхода отрицательных результатов от пользования ресурсом за установленные вокруг него границы и т.д.

Существование частной собственности (или хотя бы некоторых ее элементов) является важным аспектом свободы, и в этом смысле она представляет собой самодовлеющую ценность. Но помимо этого она имеет и огромное инструментальное значение, способствуя, как будет показано ниже, повышению экономической эффективности и поощрению нововведений.

Право собственности — не просто арифметическая сумма правомочий, а система взаимосвязанных элементов. Их взаимозависимость проявляется в том, насколько ограничение какого-либо правомочия (вплоть до полного его устранения) влияет на возможность реализации остальных правомочий. Например, право пользования не связано жестко с правом на отчуждение вещи. Но обратное неверно: право на передачу вещи неизбежно предполагает, что, по крайней мере, какая-то часть прав на пользование или доход у собственника имеется (иначе обмен с ним ни для кого не имел бы смысла).

Жесткое ограничение права на получение дохода от ресурса (скажем, в виде сверхвысокого налога) может вести к к полной утрате заинтересованности в его использовании. Собственник никак не будет защищать имеющееся у него право пользования, как если бы он был лишен его.

Остановимся подробнее на некоторых наиболее важных и интересных частичных правомочиях из списка Оноре. Примером обособления права на владение может служить отдача вещи в залог или на хранение. В подобной ситуации держатель ресурса обладает правом исключения из доступа к нему всех прочих агентов, но лишен возможности использовать его в своих интересах. Право управления означает, что собственник может передоверять принятие решений другим лицам, на установленных им самим условиях. Право пользования охватывает все бесконечное множество способов использования ресурса, не конкретизируя их и не делая между ними различия. Никто не вправе указывать собственнику, что именно надлежит делать с ресурсом, решения вырабатываются им самостоятельно, в соответствие с его личными предпочтениями. При этом помимо положительных он вправе принять и отрицательные решения о неиспользовании ресурса (его консервации).

Точно так же и право на отчуждение допускает не только обмен имеющимися у собственников правомочиями, но и обмен добровольно взятыми ими на себя ограничениями (обязательствами о воздержании от пользования своими правами).

Например, отношения на рынке труда нередко строятся по принципу имплицитного (неявного) контракта, когда в обмен на отказ работников от требований о повышении заработной платы в период бума фирмы берут на себя обязательство не снижать ее в период спада. Обмен взаимными ограничениями лежит в основе любых социальных институтов. Устойчивые формы переплетения прав и взаимных ограничений имеют такое большое значение, что закон придает некоторым из них статус юридических лиц. Промышленная корпорация, профсоюз, политическая партия, церковь, государство — все это примеры подобных квази-личностей. (То, что это фиктивные личности, видно хотя бы по тому, что невозможно себе представить, как они могли бы нести уголовную ответственность.) Закон идет на это, чтобы организации, возникающие в результате сложного переплетения множества разнообразных индивидуальных прав и ограничений, не оказывались в неравном положении по сравнению с индивидуальными агентами. Закон в этом смысле нейтрален к личностям собственников. Особого внимания заслуживают правомочия 5 (право на капитальную ценность) и 9 (запрещение вредного использования).

Право на капитальную ценность ресурса американский философ Л.Беккер считает наиболее фундаментальным. Все остальные элементы, по его мнению, представляют собой примеры защиты, расширения, ограничения или разработки этого основного правомочия. Оно предполагает, что экономические агенты могут не только уничтожать, преобразовывать, и использовать принадлежащие им ресурсы в процессе производства и потребления, не только передавать их или сдавать в аренду, но и извлекать их полную ценность при отчуждении в акте обмена. Действительно, так как рыночная цена любого блага соответствует капитализированной (дисконтированной) величине потока ожидаемых выгод за весь срок его службы, то продав это благо на рынке, собственник получает возможность уже сегодня приобщиться к экономическим результатам от его будущего вероятного использования. Причем это могут быть результаты, реальное получение которых даже выходит за горизонт его физического существования. Скажем, изобретатель, продавая свое открытие на рынке, приобщается к выгодам, которые оно, может быть, начнет давать только тогда, когда его самого уже не будет в живых. Естественно, что такая приобщенность к будущим результатам распространяется на решения как повышающие, так и понижающие капитальную ценность ресурса. Поэтому экономические агенты оказываются заинтересованы в учете даже тех отдаленных положительных и отрицательных последствий своей текущей деятельности, которые реально смогут начать сказываться лишь на жизни будущих поколений.

Правомочие 9 — запрещение вредного использования — занимает особое место в «полном» определении права частной собственности. Оно говорит об ограничениях, а не об имеющихся возможностях, в отличие от остальных элементов из списка Оноре. Смысл этого правомочия состоит в том, что даже присутствие всех элементов из «полного определения» не делает право собственности неограниченным. Равенство прав требует симметричных ограничений взаимного плана. Ограничения на права собственности каждого индивидуума вытекают из признания им прав собственности других индивидуумов. В обмен на свой отказ от поведения, способного причинить ущерб чужому имуществу, он рассчитывает на такой же отказ от других по отношению к своему. Поэтому даже в идеальной ситуации право частной собственности могло бы быть названо «полным», но не «неограниченным». «Полнота» в данном случае означает, что оно было бы стеснено наименьшим из всех возможных числом ограничений. Это переводит проблему в более привычную для экономической теории плоскость. Задача максимизации целевой функции в заданных ограничениях встречается в ней, возможно, чаще, чем какие-либо другие. В «полном» определении права частной собственности речь по существу идет о том же: о максимизации свободы принятия экономических решений при условии непричинения вреда другим. Важно уточнить, что запрещение вредного использования касается только физических характеристик ресурсов, но не их меновой ценности. Оно не распространяется на нанесение ущерба косвенным путем — посредством снижения рыночной ценности ресурсов, принадлежащих кому-то другому. Предприниматель не вправе разорить конкурента, устроив поджог на его фабрике, но он вправе разорить его, резко повысив эффективность собственного производства. Запрещение действий, изменяющих ценность чужого имущества, (как это практиковалось в средневековых цехах) означало бы ограничение свободы конкуренции и отрицание принципа равных прав. Например, получалось бы, что потенциальные конкуренты были бы лишены права заниматься деятельностью, которой свободно занимаются уже действующие в данной отрасли агенты. Однако в мире, где происходящие изменения оказываются результатом сложного переплетения множества индивидуальных решений, установить, от кого именно они исходят и касаются ли они только меновой ценности ресурсов или ограничивают свободу деятельности других людей, можно лишь с большой долей приблизительности. Например, установление монопольно высокой цены, как правило, влечет за собой санкции со стороны государства, тогда как действия по «сбиванию» цены никак не ограничиваются, хотя, казалось бы, и то, и другое не затрагивает физических характеристик ресурсов. Поэтому в том, что признается, а что не признается обществом вредным использованием, всегда присутствует элемент условности, социальной конвенции. Из 11 элементов, входящих в «полное» определение частной собственности, можно составить внушительное количество комбинаций. Однако, по мнению Л. Беккера, не все из этих сочетаний заслуживают названия права собственности. Таковыми могут быть признаны право на «капитальную ценность» даже взятое отдельно; любая комбинация с его включением; любая пара из первых четырех элементов (право владения, право пользования, право управления и право на доход) с добавлением к ней права на безопасность и т.д. Во всяком случае один из первых пяти элементов обязательно должен присутствовать в связке, которая могла бы составить право собственности. Но даже при этим оговорках число осмысленных сочетаний оказывается равно 1,5 тыс., а если учесть их варьирование по субъектам и объектам права, то разнообразие форм собственности становится поистине «устрашающим».

Правда, с точки зрения экономической теории такой подход с жестко проводимой границей между ситуациями, где есть право собственности и где оно отсутствует, не вполне корректен. Даже если какие-то сочетания правомочий нельзя признать «правом собственности» в полном смысле слова, то это не значит, что они не могут отпочковываться и принадлежать кому-либо в таком усеченном виде. Право собственности — это непрерывный ряд, а не фиксированная точка. По замечанию А. Алчяна и Г. Демсеца, в какой мере то или иное правомочие на вещь принадлежит собственнику, можно судить по тому, насколько его решение будет предопределять ее действительное использование. Если существует вероятность, равная единице, что решение собственника, выражающее реализацию им какого-либо правомочия, и в самом деле без малейших отклонений будет выполняться в процессе использования ресурса, то тогда можно сказать, что собственник обладает абсолютным правомочием на этот ресурс. Определяя право частной собственности, экономисты ограничиваются обычно более коротким перечнем его составляющих. Но принципиальный подход к праву собственности как набору частичных правомочий остается тем же. Обычно выделяются следующие основные классы правомочий, образующих полное право частной собственности: «Благо или имущество определяется как находящееся в частной собственности тогда и только тогда, когда три отличительных признака связаны с правами на обладание им. Во-первых, исключительное право пользования (или решения о пользовании) благом, которое может рассматриваться как право на исключение других индивидуумов из его использования. Во-вторых, исключительное право на получение дохода от использования вещи. В-третьих, полное право на передачу или свободное «отчуждение» имущества, которое включает право заключать контракты и выбирать их форму. Эта структура прав, определяющая частную собственность, является, конечно, идеализацией, предназначенной для теоретического анализа; на практике исключительность и передаваемость прав являются вопросами степени». (При этом последний из названных признаков подразумевает возможность передачи правомочий как всех вместе, так и каждого по отдельности.) По сути это классический набор прав владения, пользования и распоряжения. Подобный перечень можно считать стандартным для теоретиков прав собственности. (Сравним, например, классификацию С. Пейовича: «Право собственности на имущество состоит из следующих правомочий:

1) права пользования имуществом ;

2) права пожинать приносимые им плоды;

3) права изменять его форму и субстанцию и права передавать его другим лицам по взаимно согласованной цене.

Глава II . Основные подходы к правам собственности

1.1 Теория Коуза

Права собственности понимаются как санкционированные обществом нормы, регулирующие доступ к редким ресурсам. Понятие прав собственности напрямую связывается с центральной проблемой экономической науки — проблемой редкости, так как их установление имеет смысл только по отношению к редким (ограниченным) ресурсам. Согласно имеющимся определениям, права собственности могут распространяться как на физические, так и бестелесные объекты (например, результаты интеллектуальной деятельности).

При этом им приписывается поведенческое значение: действуя в качестве стимулов, они поощряют одни способы поведения и подавляют другие (через запреты либо повышение издержек).

Подчеркивается также, что права собственности могут защищаться не только государством, но и другими социальными механизмами -обычаями, моральными установками, религиозными заповедями.

Теория прав собственности исходит из представления, что любой акт обмена есть по существу обмен пучками правомочий. Такая трактовка предполагает, что чем шире набор правомочий, закрепленных за ресурсом, тем выше его ценность. К основным элементам пучка прав собственности обычно относят:

1) право на исключение из доступа к ресурсу других агентов;

2) право на пользование ресурсом;

3) право на получение от него дохода;

4) право на передачу всех предыдущих правомочий.

Необходимым условием эффективной работы рынка считается точное определение, или спецификация, прав собственности. Как указывают теоретики прав собственности, спецификация подталкивает экономических агентов к принятию наиболее эффективных решений: чем яснее определены и надежнее защищены права собственников, тем теснее оказывается связь между предпринимаемыми ими действиями и их благосостоянием. Обратное явление — размывание прав собственности — имеет место тогда, когда они неточно установлены и плохо защищены, либо подпадают в разного рода ограничения со стороны государства. Вместе с тем теория прав собственности признает, что никакие права не могут быть полностью определены и абсолютно надежно защищены, поскольку их спецификация не является бесплатной. Ее точность зависит поэтому от баланса выгод и издержек, связанных с установлением и защитой различных видов прав собственности.

Каналом, по которому они передаются, служат контракты. Это еще один ключевой термин теории прав собственности. Контракты фиксируют, какие именно правомочия и на каких условиях подлежат передаче. Согласно теории прав собственности, в которой разнообразные контрактные формы стали предметом активного изучения, выбор типа контракта диктуется соображениями экономии трансакционных издержек. Связь между понятиями прав собственности, трансакционных издержек и контрактных отношений раскрывает «теорема Коуза», образующая теоретический фундамент теории прав собственности и шире всего неоинституционального направления.

Теорема, изложенная в статье Р.Коуза «Проблема социальных издержек» , считается классикой современной экономической мысли. Сам Коуз не стремился сформулировать в этой работе какую-либо общую теорему, выражение «теорема Коуза», равно как и ее первая строгая формулировка, принадлежат Дж.Стиглеру , хотя последний и основывался на коузовской статье.

Теорема Коуза была направлена против неоклассической теории благосостояния, строившейся на идеях А.Пигу . К «провалам рынка» эта теория относила так называемые «внешние эффекты» (экстерналии), которые представляют собой побочные результаты любой деятельности, касающиеся не ее непосредственных участников, а третьих лиц, и которые могут быть как отрицательными (загрязнение воздуха), так и положительными (вакцинация от инфекционных заболеваний).

Существование экстерналий вызывает расхождения между частными и социальными издержками (по формуле: социальные издержки равны сумме частных и экстернальных, то есть возлагаемых на сторонних лиц).

Указания на эти расхождения служили для Пигу и его последователей теоретическим обоснованием государственного вмешательства в экономику. Они выступали за установление налогов на деятельность, вызывающую отрицательные внешние эффекты, и, наоборот, за субсидирование деятельности, сопровождающейся положительными внешними эффектами.

Теорема Коуза вскрыла несостоятельность такого упрощенного подхода к проблеме экстерналий. В ней утверждается: «если права собственности четко определены и трансакционные издержки равны нулю, то размещение ресурсов (структура производства) будет оставаться неизменным и эффективным независимо от изменений в распределении прав собственности». Тем самым предполагается, что в условиях нулевых трансакционных издержек (а именно из них неявно исходила неоклассическая теория) рынок способен справляться с внешними эффектами сам, без всякого вмешательства государства.

Это положение доказывалось Коузом на ряде примеров, частично условных, частично взятых из реальной жизни. Один из них, о расположенных по соседству земледельческой ферме и скотоводческом ранчо, наглядно иллюстрирует логику теоремы. Предполагается, что существует неогороженный участок, возделываемый фермером, куда может забредать скот его соседа. Предполагается также, что дополнительный доход хозяина ранчо от увеличения стада на одну единицу меньше дополнительных потерь от потравы, которые понесет при этом фермер. Следовательно, при принятии хозяином ранчо подобного решения структура размещения ресурсов оказалась бы неэффективной.

Однако из теоремы Коуза следует, что независимо от того, кому принадлежит право прохода через поля фермеру или владельцу ранчо неэффективное решение о выращивании дополнительной коровы не будет принято. Если правом не допускать прохода обладает фермер, у него будет возможность потребовать компенсацию, равную причиненному ущербу, и, сопоставив потери и выгоды, скотовод откажется от своего плана как явно убыточного. Но результат будет таким же, если по закону владелец ранчо не несет ответственности за потраву. Фермер предложит ему тогда «выкуп» за отказ от увеличения стада. Источником выкупа станет ожидаемый доход фермера, который больше того, что хозяин ранчо мог бы заработать на лишней корове. Подобная сделка будет отвечать интересам обеих сторон, так что урожай зерна и поголовье скота останутся такими же, как и в предыдущем случае.

Вывод Коуза заключался в том, что кому бы изначально ни принадлежало право собственности, в конечном счете оно окажется у агента, который ценит его выше. Как следствие, при любом распределении прав собственности структура производства будет оставаться неизменной и эффективной. Когда закон не запрещает заключать сделки по поводу внешних эффектов, «провалов рынка» не происходит и государство лишается оснований для вмешательства с целью корректировки рыночного механизма.

Из теоремы Коуза вытекали важные теоретические и практические выводы. Во-первых, она позволила полнее раскрыть экономический смысл прав собственности. Согласно Коузу, внешние эффекты возникают только тогда, когда права собственности недоопределены. Когда они четко специфицированы, все экстерналии «интернализуются» (внешние издержки становятся внутренними).

Отсюда следовало, что путь к преодолению внешних эффектов лежит через создание прав собственности на них. Во-вторых, теорема Коуза выявила ключевое значение трансакционных издержек. Когда они высоки, распределение прав собственности перестает быть нейтральным фактором и начинает влиять на эффективность и структуру производства. В-третьих, она продемонстрировала, что ссылки на внешние эффекты недостаточное основание для государственного вмешательства. В случае низких трансакционных издержек такое вмешательство излишне, в случае высоких далеко не всегда оправданно: поскольку действия государства также не обходятся без издержек, лечение может быть хуже самой болезни.

Теорема Коуза породила обширный поток литературы, посвященной ее критике и защите. Впоследствии под нее были подведены более строгие математические доказательства, а в ее формулировку внесены важные уточнения и дополнения. Неоднократно предпринимавшиеся попытки опровергнуть теорему Коуза были недостаточно убедительны, она получила не только теоретическое, но и экспериментальное подтверждение. Идеи Коуза оказали глубокое и разностороннее влияние на развитие экономической теории. Статья «Проблема социальных издержек» стала одной из наиболее цитируемых работ по экономике, опубликованных в послевоенный период, выводы из нее начали проникать в судебную и законодательную практику многих стран (ссылки на теорему Коуза содержатся в целом ряде решений окружных, апелляционных и даже в одном решении Верховного суда США).

Экономика прав собственности. Издание C. Пейович и Э.Фьюруботн. ( Кембридж, 1974), 3.

Дворкин Р. Справедливость и права // Отечественные записки. 2003. N 2.

«Кодекс Наполеона». Издание 1807 г.

Бем-Баверк Е. «Основы теории ценности хозяйственных благ». Издательство: М., Директ-Медиа, 2007. — 189 c.

Оноре А.М. собственности / / Очерки Оксфорде в юриспруденции. Oxford, 1961. P. 107-147

Беккер Г. Экономический анализ и человеческое поведение. — «Тезис», 1993, т. 1, вып. 1, с. 27;

  • Коуз, Рональд. Проблема социальных издержек / / Журнал права и экономики, т. 3, № 1 стр. 1-44, 1960