Политические и социально-экономические проблемы Афганистана в 1989–2013 гг

Выпускная квалификационная работа

Введение

Афганистан всегда был и остается одной из ключевых стран на Ближнем Востоке. Это место пересечения традиционных путей-коммуникаций, природное хранилище богатейших запасов полезных ископаемых, колыбель одной из древнейших цивилизаций. Геополитическое расположение Афганистана позволяет влиять на развитие событий не только в Центральной, но и в Южной, Юго-Восточной Азии. За контроль над этой территорией всегда шло глобальное соперничество. И сегодня в жестком противоборстве вокруг страны столкнулись интересы США и их союзников по НАТО, Китая, Ирана, Пакистана, Саудовской Аравии, Израиля.

Несмотря на то, что внимание мирового сообщества в большей степени обращено к другим региональным вооруженным конфликтам, афганская проблема до сих пор остается одной из наиболее острых во всем мире. Конфликт в Афганистане в течение уже десяти лет не находит своего разрешения, несмотря на активное участие в его урегулировании международного сообщества. Представляется актуальным проанализировать преимущественно международные аспекты его урегулирования. В Афганистане стоит очень важный вопрос международных отношений — о возможности решения подобных конфликтов военными средствами. Как показывает афганский опыт, особенность современных конфликтов заключается в том, что разгром вооруженных сил противника и захват территории не означают достижения победы. Здесь же подтверждается тезис о том, что демократическое устройство и социально-экономическое развитие стран должно не заимствовать привнесенные извне модели, а основываться на собственных исторических, культурных, религиозных традициях и ценностных предпочтениях населения. К урокам Афганистана можно отнести и негативные последствия участия страны в наркобизнесе. На сегодняшний день Афганистан — основной производитель опия в мире. С одной стороны, относительно надежные доходы от продажи наркотиков создают иллюзию решения экономических проблем, а с другой, весь комплекс проблем, связанных с наркоторговлей, лишь усугубляет кризисную ситуацию в стране.

Все, что происходит на территории Афганистана далеко не безразлично и России. афганистан советский война оппозиция

Во-первых, Афганистан — это наш южный сосед из «дальнего зарубежья». Нестабильная обстановка в этой стране приводит к тому, что наша страна вынуждена держать большие вооруженные силы на границе.

Во-вторых, у России есть свои политические интересы в этой стране, терять которые было бы глупо.

38 стр., 18966 слов

Курсовая работа: Проблема классификации стран мира

... ни уровня социально-экономического развития, ни особенностей внутриполитического состояния стран: так, монархии (например, в Европе) часто есть более демократическими, чем некоторые республики. В мире существует 4 ... развития, которое характеризует ее роль и место в мировом сообществе на определенном этапе развития. Тип страны формирует совокупность условий и особенностей развития, которые в любых ...

В третьих, за двадцать лет войны Афганистан стал большой плантацией для выращивания наркотического сырья, и основной поток идет в Россию.

Объектом исследования являются процессы, происходящие в Афганистане после вывода советских войск.

Предмет исследования — политические, социальные и экономические проблемы Афганистана в период с 1989 по 2013 годы.

Хронологические рамки данного исследования охватывают промежуток времени с февраля 1989 года — день, когда советские войска покинули Афганистан по 2013 год, когда фактически завершились военные действия НАТО в Афганистане и вооруженные силы США начали уходить из страны.

Географические рамки включают всю территорию Республики Афганистан.

Целью дипломной работы является сбор и анализ фактического материала, позволяющего рассмотреть процессы, происходящие в Афганистане с момента ухода советских войск и по 2013 год.

В связи с этим были поставлены следующие задачи:

  • исследовать процессы, начавшиеся в Афганистане после вывода советских войск;
  • проследить появление различных политических сил в стране, выявить их характерные особенности;
  • охарактеризовать политические режимы, имевшие место в Афганистане с 1989 по 2013 годы;
  • выявить социальные проблемы, с которыми пришлось столкнуться афганскому обществу;
  • проанализировать ключевые события, происходившие в Афганистане с 1989 по 2013 годы;
  • выявить связь тех событий с современной ситуацией в Афганистане;
  • дать оценку деятельности ведущих политических деятелей Афганистана в данный промежуток времени;
  • провести анализ деятельности иностранных войск в Афганистане начиная с 2001 года;
  • выявить проблемы, являющиеся актуальными для Афганистана на современном этапе.

Проблеме Афганистана посвящено множество научных работ отечественных и западных политологов, историков, военных и политиков.

В отечественной историографии данная проблема представлена многочисленными работами одного из выдающихся советских и российских востоковедов, исследователей Афганистана, профессора Коргуна В.Г.: «Афганистан: политика и политики», в которой автор даёт оценку деятельности афганских политиков конца ХХ века. В статье «Афганистан на крутых поворотах истории века» Коргун дает оценку событиям, происходившим в Афганистане в 1990-е гг. В своей работе «Ислам и государственная власть в Афганистане» автор подробно описывает исламский фактор в политике Афганистана.

Изучая проблему, Афганистана нельзя не отметить работы Князева А.А. В своих работах «Афганистан как источник религиозного экстремизма и терроризма», «Афганский вектор политики Пакистана и Центральная Азия», «История афганской войны 1990-х гг. и превращение Афганистана в источник угроз для центральной Азии» Князев объясняет причины появления экстремистских группировок в Афганистане и их влияния в регионе.

В книге Бойко В.С. «Политика США в Афганистане после событий сентября 2001 г.: научно-экспертный компонент» речь идет о причинах вмешательства США во внутренние дела Афганистана. Рассмотрены, также, и последствия, последовавшие за вторжением войск НАТО в Афганистан.

Генерал армии в отставке, доктор военных и доктор исторических наук М. Гареев в своих мемуарах дает анализ деятельности правительства Наджибуллы. Отмечает промахи режима и сожалением говорит о том, что была бы поддержка Российского руководства, Афганистан мог быть нашим союзником еще не один год.

5 стр., 2334 слов

Эссе: Статья: «Некоторые проблемы написания по обществознанию. Экономика.» статья по обществознанию (11 класс)

... как монополии становятся препятствием в осуществлении экономических свобод и производителей и потребителей. ... эссе по экономике. Проблема развития конкуренции в рыночной экономики затрагивается во многих эссе ... обувь, а вооружение для армии. Рудольф Дасслер продолжает службу, по слухам, ... Форд смог задобрить персонал. Следующим важным аспектом, на котором хотелось бы остановиться в данной статье ...

В статье Каримова Р.А. «Религиозные организации экстремистского толка в Пакистане» выявляются истоки движения «Талибан» и его распространение в Афганистане.

Монография Мурадова Г. «Социальная структура афганского общества» посвящена особенностям взаимоотношений между различными национальными меньшинствами в Афганистане.

В статье «Этнический фактор во внутриафганском конфликте» Арунова М.Р. раскрывает так называемый пуштунский фактор во внутренней политике Афганистана.

Збигнев Бжезинский предсказывает в своей книге «Великая шахматная доска», что Афганистан это будущее поле битвы ведущих держав.

Ахмед Рашид в работе «Талибан: ислам, нефть и новые большие игры в Центральной Азии» объясняет успехи талибов и кто за ними стоит.

Все авторы на основе происходящих политических событий в Афганистане 1990-х-2000-х годов имеют различные мнения по поводу будущего Афганистана, но все едины в одном — афганцы не потерпят иностранного вмешательства в свои дела.

Проблема распространения наркотиков раскрывается в работе Зеличенко А.Л. «Аналитический обзор наркоситуации в зоне действия Международного Антинаркотикового Проекта ООН «Ошский узел».

При написании дипломной работы использовались статьи из журналов «Азия и Африка сегодня», «Международная жизнь», «Центральная Азия и Кавказ» и «Центральноазиатского толстого журнала».

В статье В.Г. Коргуна «Мирный процесс в Афганистане. Мекканский эпизод 2008 года» речь идет о попытке мирного диалога между представителями афганского правительства и талибами. Объясняет, почему эта попытка не увенчалась успехом.

Белокреницкий В.Я. в статье «Война в горах. Талибы и пакистано-афганское приграничье» пишет о провале операций НАТО в Афганистане, дает оценку современному состоянию движения «Талибан».

Статья С. Пойи «Задача со многими неизвестными» посвящена выборам президента Афганистана в августе 2009 года. Автор объясняет причины победы Х. Карзая и описывает проблемы, стоящие перед избранным президентом.

Работа Русакова Е.М., опубликованная под заголовком «Кнутом и пряником», содержит анализ новой стратегии США и их союзников в Афганистане. В ней говорится о трудностях, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты, осуществляя эту стратегию.

Князев А.А. в статье «Афганистан в контексте «Большого Ближнего Востока»» рассматривает всё происходящее в Афганистане через призму американского геополитического проекта «Большой Ближний Восток».

Проблему производства и распространения наркотиков в Афганистане затрагивают Е. Пустовойтова в статье «Афганский бизнес» и С. Филатов в своей работе «Почем опиум для народа?».

В. Гулевич затрагивает проблему беженцев из Афганистана в своем труде «Афганистан — кровоточащая рана планеты».

24 стр., 11697 слов

Реферат: Перестройка в СССР 1985-1991 годов

... и изобретений. Растущая неэффективность экономики отрицательно сказывалась на обороноспособности страны. В начале 80-х годов СССР начал утрачивать конкурентоспособность в единственной отрасли, в которой он успешно соперничал с ... из песни лидера популярной в 80-х гг. группы «Кино» Виктора Цоя отражали настроение людей в первые годы политики «перестройки». В начале 80-х годов все без исключения ...

Значительный материал по теме дипломной работы был почерпнут из документальных источников: Резолюций ГА ООН, докладов комиссии ООН по Афганистану. Резолюция ГА ООН 60/32 от ноября 2005 года посвящена положению в Афганистане и его последствиям для международного мира и безопасности и чрезвычайной международной помощи в интересах мира, нормализации обстановки и восстановлению пострадавшего в результате войны Афганистана. В Резолюции ГА ООН от декабря 2002 года поднимаются вопросы прав человека в Афганистане. Резолюция, принятая декабря 1995 года посвящена укреплению координации в области гуманитарной помощи и помощи в случае стихийных бедствий, предоставляемой ООН, включая специальную экономическую помощь.

При изучении проблемы были использованы документы Организации Североатлантического договора: заявление глав государств и правительств стран, выделяющих контингенты в состав действующих в соответствии с мандатом ООН, руководимых НАТО Международных сил содействия безопасности (ИСАФ) в Афганистане ноября 2010 г. Заявление «о борьбе с терроризмом: адаптация оборонного потенциала Североатлантического союза», сделанное после террористических атак сентября 2001 года, отражает готовность стран-членов альянса принять ответные меры. К этой проблеме относится и заявление, обнародованное на министерской сессии Североатлантического совета, состоявшейся в штаб-квартире НАТО в Брюсселе 6 декабря 2001 г.

Заявление по Афганистану министров иностранных дел стран, участвующих в Международных силах содействия безопасности (ИСАФ) — 4 декабря 2009 г. Посвящено урегулированию внутриафганского конфликта. Были изучены и использованы материалы Конституции Республики Афганистан 2004 г.

Наконец, немало фактического материала было найдено в интернете.

При написании работы за основу был взят исторический метод. Он позволил выявить причинно-следственные связи и закономерности процессов, протекавших в Афганистане в период 1989-2013 гг. Так же был использован метод научного анализа — проведен анализ существующей источниковой базы по изучаемой проблеме.

С помощью метода научного синтеза и обобщения были проанализированы все рассмотренные точки зрения. Еще один метод — историко-описательный, с его помощью удалось описать существующие исторические факты, связанные с проблематикой данной работы.

Диплом состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованных источников и литературы.

1. Особенности внутриполитического положения в Афганистане после вывода в 1989 г. советских войск

Вывод советских войск не вызвал начала процесса умиротворения в Афганистане, а, наоборот, побудил оппозицию к активизации военных действий. Непосредственно за этим событием последовали крупнейшие наступательные операции моджахедов под Джелалабадом, Хостом, Кандагаром, Кабулом, Салангом. Однако, правительственные войска успешно отразили эти наступления и в ряде районов перешли в контрнаступление, в результате чего смогли продержаться еще три года. Оппозиция была ослаблена, и в этом сыграли роль несколько факторов: во-первых, с уходом советских войск она была лишена своей идеологической базы, побуждавшей афганцев к борьбе против «завоевателей» и «неверных»; во-вторых, агрессивные тенденции Пакистана вызвали некоторые патриотические настроения и оттолкнули часть повстанцев от борьбы с правительством; в-третьих, СССР продолжал поставку оружия, хотя и в сокращенном размере.

15 стр., 7443 слов

Реферат: Военно-политическое сотрудничество стран Ближнего Востока со странами Западной Европы и США

... входят стран Ближнего и Среднего Востока, Северо-Восточной Африки и Центральной Азии, а также акватории Персидского залива, Красного и Аравийского морей, северо-западной части Индийского океана. К странам зоны ответственности относятся: Афганистан, Бахрейн ...

Правительству НДПА в Кабуле были лояльны те социальные слои, которые так или иначе, были вовлечены в интенсивные процессы модернизации. Это в первую очередь имело отношение к аппарату государственного управления, армии, системе безопасности, населению крупнейших городов страны. Аппарат государственного управления в условиях специфики процессов модернизации, проводимой НДПА при поддержке СССР, а также в связи с многолетней войной в стране, стал своего рода доминирующей силой в афганском обществе. В этом заключалась одновременно как сила, так и слабость сторонников светской модернизации в Афганистане. Концентрированная мощь государственной системы позволяла относительно успешно противостоять попыткам моджахедов вернуть страну к исходному патриархальному состоянию. В то же время, внутренние ресурсы Афганистана не позволяли поддерживать мощь государственной системы в существовавшем на тот момент состоянии без поддержки со стороны СССР.

Организации афганских моджахедов были заметно менее организованы, нежели афганская государственная система управления, созданная при поддержке СССР за годы советского присутствия. Самостоятельно формирования моджахедов не могли добиться успеха в борьбе против правительства Наджибуллы. Это наглядно продемонстрировала неудача штурма отрядами Пешаварского альянса южного города Джелалабада сразу после вывода советских войск в 1989 году. Штурм укрепленных городов, которые в основном и контролировало правительство Наджибуллы, полупартизанскими нерегулярными отрядами моджахедов не мог иметь успех без наличия тяжелых вооружений и войсковой организации. Стабильность власти режима Наджибуллы зависела от его способности поддерживать коммуникации между контролируемыми правительством городами. Пока кабульское правительство имело достаточно ресурсов, прежде всего не военных, а материальных, поступающих из СССР, оно уверенно контролировало положение в стране. В этих условиях ключевое положение для стабильности режима в Кабуле имели северные провинции Афганистана, расположенные к северу от горного хребта Гиндукуш.

На Севере Афганистана проходила стратегически важная для снабжения остальной страны дорога от города Хайратон на советско-афганской границе через город Мазари-Шариф, перевал Саланг к столице страны Кабулу. Далее уже кабульское правительство обеспечивало снабжение городов на юге и западе, Джелалабада, Герата и Кандагара. Стабильность на Севере страны поддерживали преимущественно национальные формирования.

Именно необходимость поддержания стабильности в этом стратегически важном регионе страны вынудила правительство в Кабуле допустить возможность усиления позиций национальных меньшинств. В первую очередь это касалось узбекской общины, лидером которой был командир «узбекской» дивизии правительственной армии Афганистана генерал Дустум, а также общины афганских исмаилитов, возглавляемой Надери.

Отряды проиранской Партии Исламского единства Афганистана контролировали горный Хазарджат в центре страны, однако, в активных боевых действиях не участвовали, занимая до 1992 года выжидательную позицию. Это во многом соответствовало в целом сдержанной позиции официального Тегерана по отношению к событиям в Афганистане. Формирования Исламского Общества Афганистана концентрировались в Панджшерской долине, имевшей прямой выход на перевал Саланг. В ходе всей войны именно отряды ИОА во главе с влиятельным полевым командиром Ахмад Шах Масудом постоянно оказывали давление на перевал Саланг через Панджшер, угрожая прервать коммуникации Кабула с Советским Союзом.

30 стр., 14986 слов

Курсовая работа: Развитие негосударственного сектора социальной политики в России в 2004-2013 гг

... , Высшая школа экономики. Появились новые независимым центры исследования социальной политики, среди которых одним из самых активных и динамично развивающихся является Независимый институт социальной политики. По проблемам российской социальной политики опубликовано достаточно большое ...

Военное преимущество над силами оппозиции было колоссальным. Кроме того, правительство пользовалось определенной поддержкой части городского населения, вовлеченного в процессы модернизации. Следовательно, изначально у правительства Демократической Республики Афганистан были на руках серьезные козыри, которые могли бы помочь при возможном проведении ставших весной 1992 года актуальными переговоров с политическими организациями моджахедов из Пешаварского альянса. Вопрос о необходимости таких переговоров стал для правительства Наджибуллы неизбежен после окончательного распада СССР в конце 1991 года.

Характерной особенностью ситуации в Афганистане в 1991-1992 годах было наличие значительного числа политических и военных организаций, как национального всеафганского, так и местного характера, каждая из которых стремилась реализовать свои интересы в новых условиях. Гегемония в движении моджахедов Исламской партии Афганистана Гульбеддина Хекматиара носила во многом номинальный характер и напрямую зависела от масштабов военной и материальной помощи со стороны Пакистана. Именно благодаря особым отношениям с Пакистаном организация Хекматиара могла обеспечивать лояльность значительного большинства местных полевых командиров моджахедов.

Среди организаций Пешаварского альянса выделялось Исламское Общество Афганистана (ИОА) во главе с Раббани. Собственную позицию на перспективы Афганистана имели шиитские организации, опиравшиеся на поддержку Ирана. Самой крупной из них была Партия Исламского Единства Афганистана (ПИЕА) во главе с Мазари. Отсутствие единства интересов в оппозиции стало еще более заметно после ухода советских войск. А перспективы вполне возможной победы только усилили противоречия между различными политическими организациями моджахедов.

Подобный вариант в той тупиковой внутриполитической ситуации, которая сложилась к весне 1992 года в Афганистане, мог бы стать реальной возможностью сохранить единство афганского государства и выйти из состояния гражданского конфликта с минимальными издержками. Однако объективно в условиях Афганистана в 1992 году это все же являлось политической утопией. Слишком глубоки были системные противоречия между противоборствующими сторонами. К тому же, одна из сторон имела все основания считать себя победителем в гражданской войне. Особенно после распада СССР, главного действующего лица на афганской политической сцене в восьмидесятые годы. Естественно, что для лидеров моджахедов не могло быть и речи о сотрудничестве с режимом в Кабуле, скомпрометированном сотрудничеством с Советским Союзом.

Общественно-политическая обстановка в Афганистане перед падением режима Наджибуллы в Кабуле характеризовалась дальнейшей усилением интересов различных военно-политических организаций, усиливших свои позиции в ходе войны и входивших в состав противоборствующих группировок, в первую очередь, Пешаварского альянса и правительства Наджибуллы. Проблема Афганистана заключалась в том, что среди оппозиции правительству Наджибуллы не оказалось политической силы, способной предъявить единоличные права на политическую власть и в той или иной форме обеспечить преемственность государственного строительства. Напротив, организации моджахедов фактически выступили против модернизации и тесно связанных с ней государственных институтов.

8 стр., 3547 слов

Реферат: Экономика Афганистана после свержения режима талибов

... . В то же время приватизационные инициативы в Афганистане осуществляются пока крайне медленно. Анализ положения в отдельных отраслях афганской экономики показывает, что наиболее высокими темпами в стране ... функционированию. Опрошенные МБРР фирмы сообщают об увеличении численности персонала за последние пять лет на 67%. Особенно активно эта тенденция развивается в последнее время: за истекший ...

К весне 1992 года, вопросы послевоенного устройства Афганистана стали определяющим фактором внутренней политики всех заинтересованных политических организаций. Сложившаяся после окончательного распада СССР в декабре 1991 года обстановка в Афганистане и неопределенность перспектив на будущее способствовали постепенному обособлению интересов наиболее влиятельных военно-политических группировок. Обособление интересов было тесно связано с конкуренцией на осуществление власти, если не во всеафганском масштабе, то на местном, провинциальном уровне.

Перспектива завершения многолетнего конфликта в Афганистане к весне 1992 года обострила проблему гегемонии пуштунов. Пешаварский альянс, объединяющий семь партий моджахедов, предъявлял свои права на власть в масштабах всей страны. В первую очередь это относилось к формированиям Исламской Партии Афганистана (ИПА) Гульбеддина Хекматиара. Доминирование среди партий Пешаварского альянса этнических пуштунов придавало дополнительную легитимность правам его участников на политическую власть. Надо отметить, что и возможные планы урегулирования афганской проблемы, такие, например, как «римский план» бывшего короля Захир-шаха, предполагали использование политических инструментов, характерных именно для демократии пуштунских племен. К тому же, все годы войны против прокоммунистического режима в Кабуле и советского присутствия в Афганистане, руководство и поддержка отрядов моджахедов осуществлялась именно из города Пешавар, центра Северо-Западной провинции Пакистана, населенного этническими пуштунами, где базировались основные политические организации оппозиции.

Уверенность оппозиционных лидеров из Пешаварского альянса в легитимности и неизбежности своих претензий на осуществление политической власти в Афганистане лишний раз демонстрируют выборы временного президента страны Моджадедди, руководителя одной из незначительных партий Пешаварской семерки. Выборы пуштуна Моджадедди должны были закрепить право Пешаварской эмиграции на формирование правительства и осуществление власти в Афганистане после победы. С другой стороны, выборы Моджадедди должны были ограничить политические амбиции наиболее влиятельного оппозиционного лидера Хекматиара. Другими словами, партии Пешаварского альянса серьезно готовились к разделу власти после неизбежной победы. Такая победа должна была наступить после начала традиционного весеннего наступления оппозиции 1992 года.

В этих условиях, стал намечаться процесс консолидации интересов политических организаций, не заинтересованных в приходе к власти в стране основных партий Пешаварского альянса, а значит и реставрации доминирования пуштунов в политической жизни страны. В первую очередь, это имело отношение к политическим организациям национальных и религиозных меньшинств, укрепивших свои позиции в результате гражданской войны и кризиса традиционной системы власти. Среди таких организаций выделялись шииты, поддерживаемые официальным Тегераном.

Шиитские организации, крупнейшей из которых была партия Хезбе и-Вахдат (Партия Исламского единства Афганистана, ПИЕА), опирались преимущественно на этническое меньшинство хазарейцев и контролировали горную провинцию Хазарджат в центре страны, недалеко от Кабула. Шииты-хазарейцы избегали активного участия в войне против советских войск и кабульского режима, предпочитая выжидательную тактику. Это соответствовало общим установкам Тегерана по отношению к афганскому конфликту. Всемерное усиление шиитских организаций и контролируемых ими территорий, в качестве своеобразного плацдарма для обеспечения иранского влияния в зоне афганского конфликта. Восстановление влиятельного пропуштунского правительства в Кабуле означало неизбежное давление на независимые анклавы, контролируемые шиитами, что в перспективе могло создать угрозу иранским интересам в регионе.

10 стр., 4833 слов

Реферат: Россия в годы Первой мировой войны

... государства в целом именно революция «затмила» в Отечественной истории первую мировую войну. И практически повсеместно в учебниках Истории России первая мировая война упоминается ... войны, был в нашей стране, в Советский период. Актуальность выбранной мною темы я считаю очевидной. В наше время, в ... после франко-прусской войны 1871 гг. Германия претендовала на французские колонии в Африке. Особой остроты ...

Прямую угрозу возможная смена власти в Кабуле представляла интересам союзников правительства Наджибуллы, общине этнических узбеков и религиозному меньшинству исмаилитам. Узбеки, лидером которых являлся командир дивизии правительственной армии генерал Абдул Рашид Дустум и исмаилиты, возглавляемые духовным лидером Надери, являлись ключевым элементом обеспечения безопасности кабульского режима на географически изолированном от остальной части страны горным хребтом Гиндукуш севере Афганистана. Отряды узбеков и исмаилитов в основном контролировали стратегически важную дорогу от города Хайратон на советско-афганской границе до перевала Саланг и далее в Кабул. Во многом, именно узбеки и исмаилиты в годы войны в основном противостояли давлению, которое оказывали на эту важную транспортную артерию отряды моджахедов Ахмад Шах Масуда из Панджшерского ущелья и шиитов-хазарейцев из горного Хазарджата. Крах режима в Кабуле означал одновременно и крах особых позиций этих североафганских меньшинств в по литической жизни Афганистана.

Среди семи партий Пешаварского альянса особое место занимало Исламское общество Афганистана (ИОА), возглавляемое доктором Бурхануддином Раббани. Политическая организация Раббани пользовалась поддержкой этнических таджиков. Военные отряды ИОА, возглавляемые влиятельным полевым командиром Ахмад Шах Масудом всю войну контролировали Панджшерское ущелье. Масуд, без сомнения, считался одним из самых значительных полевых командиров среди моджахедов. Это позволяло партии Раббани-Масуда реально конкурировать в борьбе за власть с организацией Гульбеддина Хекматиара в пределах Пешаварского альянса. Падение кабульского режима означало для ИОА не только начало пуштунской реставрации, но и тесно с ней связанное усиление влияния основного конкурента на власть Хекматиара.

Таким образом, предстоящая смена власти в Кабуле создавала серьезную угрозу в первую очередь интересам национальных и религиозных меньшинств Афганистана. В условиях, когда новая демократическая Россия, в качестве наследника СССР, самоустранилась от участия в афганских событиях, на первый план вышли локальные интересы различных афганских политических организаций. Основным вопросом, который объективно отвечал интересам практически всех организаций национальных и религиозных меньшинств, стоявших по разные стороны фронта гражданской войны в Афганистане, было не допустить пуштунской реставрации, что фактически подразумевало их выступление против восстановления целостности афганского государства. Каждая из этих организаций боролась за ту самостоятельность, которую они тем или иным способом приобрели за годы гражданской войны.

17 стр., 8072 слов

Творческая работа: Внутренняя политика государственной власти в СССР к началу 1980-х годов. Особенности идеологии, национальной и социально-экономической политики

... х гг. ежегодно расходовалось более 40 млрд. рублей, или 10% государственного бюджета. Социальная политика. В 1970 – 1980-е годы ... в Афганистан в 1979 г., принимались без ведома Верховного Совета. С середины 70-х годов сессии ... немало проблем не только в политико-экономической области, но и в социальной сфере ... 1970-1985 годы с 36,1 до 31,5%. Провозглашенная с высоких трибун установка партии «к 2000 году ...

Именно с этой точки зрения и необходимо рассматривать события апреля 1992 года, когда в Кабуле пал режим Наджибуллы и были заложены условия для начала нового этапа гражданской войны в Афганистане.

Известно, что решающую роль в падении режима Наджибуллы сыграл лидер этнических узбеков генерал Абдул Рашид Дустум. Его формирования подошли к Кабулу с севера и фактически отрезали столицу Афганистана от северных провинций, где были сосредоточены значительные резервы вооружений и материальных ресурсов. Мятеж генерала Дустума послужил толчком к падению уже заметно ослабленного режима Наджибуллы. Решительные действия генерала Дустума, перебросившего к Кабулу крупные воинские формирования были достаточно неожиданными для основных участников афганских событий. Гарнизон Кабула не был готов к отражению атаки с севера со стороны своих недавних союзников. Кроме того, неопределенность и тяжелая зима 1991-1992 годов серьезно ослабили способность правительственной армии и аппарата управления к сопротивлению. Столь быстрое падение Наджибуллы стало неожиданным и для наиболее влиятельного лидера моджахедов Хекматиара, который просто не успел оказаться у столицы на момент крушения прокоммунистического режима.

Действия Дустума у Кабула в апреле 1992 года не могли бы иметь успеха без их предварительного согласования с Ахмад Шах Масудом и шиитами-хазарейцами. Контроль над Кабулом был главной целью в послевоенном Афганистане. Чтобы гарантировано добиться успеха под Кабулом, Дустуму необходимо было использовать все имеющиеся в его распоряжении силы. Несомненно, акция Дустума была бы невозможной без определенных гарантий со стороны формирований Масуда и хазарейцев по поводу безопасности северных афганских территорий, контролируемых все годы войны узбекскими формированиями.

В ответ Дустум фактически обеспечил контроль над столицей Афганистана формированиям афганских национальных и религиозных меньшинств. До появления отрядов Хекматиара Кабул был разделен на сферы влияния, контролируемые преимущественно таджикскими отрядами ИОА Раббани/Масуда, шиитами-хазарейцами из партии Хезбе и-Вахдат и узбекскими формированиями генерала Дустума. Безусловно, у боевых отрядов хазарейцев и таджиков Масуда был более удобный и короткий путь в Кабул из, соответственно, Хазарджата и Панджшерского ущелья, чем у пуштунских отрядов Хекматиара. Однако столь согласованные действия в апреле 1992 года по фактическому захвату Кабула трех далеко не лояльных друг другу политических организаций национальных и религиозных меньшинств слишком хорошо укладываются в идею противодействия пуштунской реставрации в Афганистане.

В результате выглядевшая вполне естественной идея восстановления афганской государственности с доминированием этнических пуштунов так и не была реализована. События апреля 1992 года привели к тому, что основной контроль над государственными институтами власти Демократической Республики Афганистан перешел не к самой сильной политической организации моджахедов Гульбеддина Хекматиара, а к партии Раббани/Масуда Исламское общество Афганистана (ИОА).

Это имело весьма серьезные последствия для целостности Афганистана. Исламская партия Афганистана (ИПА) пуштуна Хекматиара претендовала на политическую власть в масштабах всего Афганистана. В то время как таджик Раббани не имел на это ни достаточно сил, ни возможностей. Политической организации ИОА вполне хватало власти над большей частью Кабула и рядом северных провинций с преимущественно таджикским населением.

«Наджибулла продержался бы и дольше, если бы не предательство Горбачева. СССР подписал с США соглашение об одновременном прекращении помощи Советского Союза режиму Наджибуллы, а Соединенных Штатов — моджахедам. Но Саудовская Аравия, Пакистан и Кувейт продолжали помогать моджахедам, в то время как Наджибулла остался один на один со своими проблемами. Прекращение помощи из СССР лишало его всяких перспектив и надежд на будущее».

Была и другая причина падения режима Наджибуллы: ему так и не удалось решить национальный вопрос. Еще раньше генерал армии Варенников предлагал создать на территории Афганистана таджикскую, нуристанскую и хазарейскую автономии, но Наджибулла, пуштун по происхождению, был против. Мы старались избежать кровопролитных боев с отрядами Ахмад Шаха Масуда, который контролировал Панджшерское ущелье и перевал Саланг, и вели с ним негласные переговоры о прекращении боевых действий, чтобы избежать потерь с той и другой стороны. Наджибулла же был крайне недоволен этими переговорами, и когда в начале 1989 года в Афганистан приехали Шеварднадзе и Крючков, он пожаловался им, что Варенников ведет закулисный диалог и хочет якобы заключить сепаратный договор с Ахмад Шахом Масудом. Крючков по этому поводу даже пытался добиться от наших военных соответствующих показаний.

Пропуштунская политика Наджибуллы в отношении северных народов вносила разлад и в армию. Как-то, например, он послал для усиления правительственных войск, которые вели бои с моджахедами, узбекскую пехотную дивизию генерала Дустума. Делать этого было никак нельзя, потому что район, где велись боевые действия, был населен пуштунами. И несмотря на то, что узбеки действовали там очень результативно, в конечном итоге они все равно попали в окружение — пуштунские правительственные дивизии сами снялись и оголили фланги этой дивизии, подставив ее под удар.

К тому же в армии рядовыми служили в основном представители национальных меньшинств, в то время как офицерами были пуштуны. В итоге все формирования, укомплектованные нацменьшинствами, начали откалываться от Наджибуллы, создали, в конце концов «союз северных народов» и объединились с моджахедами. Чуть позже, установив связь с Ахмад Шахом Масудом, они двинулись на Кабул, куда и вошли первыми в 1992 году.

За несколько дней до этого, кстати, Наджибулла успел отправить из города семерых наших советников. Один из них, генерал-майор Владимир Лагошин, рассказывал, как Наджибулла пригласил его к себе и предупредил, что в ближайшее время власть перейдет к оппозиции, а ему самому на посту президента осталось находиться дней пять. Еще Наджибулла добавил, что, хотя советские и предатели, он считает своим долгом отправить военных советников домой целыми и невредимыми. И действительно: когда администрация кабульского аэродрома стала чинить различные препятствия, связанные с вылетом самолета, Наджибулла приехал на аэродром и оказал помощь в отправке советников в Ташкент.

Спасти себя Наджибулле было не суждено, и судьба его оказалась поистине драматичной. Он был пуштуном, представителем рода, к которому принадлежал один из правителей Афганистана — король Абдуррахман Хан. Поэтому когда спустя четыре года после его свержения к власти пришли талибы, Наджибулла надеялся, что они не тронут своего соплеменника.

Ахмад Шах Масуд, перед тем как оставить Кабул, предложил Наджибулле бежать вместе с отступающими моджахедами, но Наджибулла отказался — он надеялся, что сможет впоследствии даже рассчитывать на пост в правительстве талибов.

Талибы рассудили иначе: бывший президент был зверски избит и повешен. Надо сказать, что ни тогда, когда взявшие город талибы вошли в здание миссии ООН, где в тот момент находился Наджибулла, ни позже Организация Объединенных Наций не высказала никакого протеста по поводу захвата ее здания в Кабуле.

Ходит легенда, что перед смертью Наджибулла выхватил автомат у конвоировавшего его пуштуна и завязал бой, в котором погиб. А повешен он был уже мертвым.

Итак, пассивность РА в военных действиях, надежды на решение проблемы силой, активная подрывная работа оппозиции в армии РА, связь в психологии населения всех бед с Апрельской революцией и общая усталость и, главное, отсутствие реальных действий для улучшения ситуации в районах, контролируемых правительством, привели, в конце концов, к падению режима Наджибуллы.

Положение в Афганистане после вывода советских войск. Прогнозы Запада о том, что кабульский режим сразу после прекращения советского военного присутствия падет по причине своей полной нежизнеспособности, а коалиционное правительство группировок моджахедов приведет страну к миру после изгнания «коммунистической чумы», оказались несостоятельными.

марта 1992 года Наджибулла предложил передать власть переходному правительству и апреля оставил свой пост. 27-28 апреля Переходный совет моджахедов прибыл в Кабул. Власть на три месяца перешла к Себгатулле Моджадедди — лидеру «Альянса семи».

2. Политические партии и движения в Афганистане в 1992-2001 гг.

С избранием Раббани временным президентом Афганистана вместо Моджадедди состояние децентрализации политической власти в стране стало перманентным. К тому же, благодаря акции Дустума именно преимущественно таджикские формирования ИОА, а также узбекская община унаследовали основную военную инфраструктуру бывшей правительственной армии, расположенную в Кабуле и в северных провинциях. Дустум получил вооружение и армейские склады в городах Мазари-Шариф и Хайратон на советско-афганской границе, влиятельный полевой командир ИОА Ахмад Шах Масуд — основные вооружения Кабульского оборонительного района, включая главную военную авиабазу Баграм севернее Кабула. Кроме того, на службу Дустуму и Масуду перешли многие офицеры, чиновники режима Наджибуллы и функционеры НДПА, вполне обоснованно опасавшиеся репрессий со стороны радикально настроенных моджахедов. В первую очередь это имело отношение к наиболее влиятельному лидеру среди партий Пешаварского альянса Гульбеддину Хекматиару.

Хекматиар попытался вмешаться в борьбу за власть в афганской столице. Одновременно, произошли столкновения между уже укрепившимися в городе формированиями Масуда и шиитами-хазарейцами. Вследствие чего, столица Афганистана с весны 1992 года стала ареной ожесточенной вооруженной борьбы за власть. Столкновения в Кабуле отчетливо продемонстрировали, что, начиная с 1992 года, вооруженная борьба за локальные интересы местных полевых командиров, политических организаций, в том числе и национальных и религиозных меньшинств, стала определяющим фактором политической действительности в Афганистане. Пуштунам в целом, и партии Хекматиара в частности, не удалось воспользоваться ситуацией, связанной со сменой власти в стране.

Локальные интересы для местных полевых командиров часто имели большее значение, чем устремления крупных политических организаций. К тому же, с учетом завершения борьбы против советского присутствия в Афганистане и в связи с распадом СССР, геополитические цели и задачи, поставленные США в регионе, были на тот момент во многом выполнены. Соответственно, сократились широкомасштабные поставки оружия, материальных ресурсов из США и арабских стран. Так как, в годы войны именно Хекматиар был основным получателем таких поставок через посредничество Пакистана, то, естественно, что его организации преимущественно были лояльны большинство местных полевых командиров на территории Афганистана. Позиции ИПА объективно ослабли после краха режима Наджибуллы.

Сокращение поставок из Пакистана резко ограничили возможности ИПА Хекматиара по обеспечению лояльности полевых командиров моджахедов на местах. Одновременно, раздел наследства кабульского режима по всей стране привел к образованию множества локальных центров власти, стремившихся к максимально возможной самостоятельности.

Кроме узбеков Дустума и таджиков Раббани/Масуда, укрепившихся соответственно на севере страны и в ее столице, выделялись крупные самостоятельные анклавы шиитов-хазарейцев в Кабуле и провинции Хазарджат, губернатора Герата Исмаил-хана и многих других. Децентрализация привела к ослаблению возможностей партии Хекматиара по мобилизации сил даже пуштунов в масштабах всей страны. Полевые командиры по всей стране предпочитали реальную власть на местах, предоставив Раббани, Хекматиару, Дустуму и шиитам-хазарейцам из Хезбе и-Вахдат сражаться за контроль над столицей.

В условиях прекращения широкомасштабных поставок оружия, боеприпасов извне (в первую очередь из СССР и США) после завершения холодной войны, военные ресурсы, оставшиеся от кабульского режима Наджибуллы, приобрели стратегическое значение. В этой связи наиболее выгодные позиции были у организаций Дустума и Раббани/Масуда, опиравшихся к тому же на высокую степень этнической солидарности и организованности, соответственно, узбекской и таджикской общин.

Такая солидарность национальных и религиозных общин только усилилась в результате опасений потерять приобретенный независимый статус в случае реставрации власти пуштунов в Афганистане. В то время как естественное стремление пуштунов к восстановлению былой гегемонии в стране, вследствие ряда объективных обстоятельств, оказалось не реализованным.

В первую очередь, это было связано с ослаблением в результате политических потрясений в период с апреля 1978 по апрель 1992 гг. позиций традиционной афганской элиты пуштунского происхождения. Значительная часть традиционной элиты оказалась скомпрометирована сотрудничеством с Советским Союзом и службой в структурах власти в годы правления прокоммунистического режима НДПА в Кабуле. Часть эмигрировала из Афганистана. Кроме того, у пуштунов не оказалось ярко выраженного лидера, который был бы способен возглавить движение пуштунской реставрации. Единственным реальным претендентом на эту роль выступал лидер Исламской партии Афганистана (Хезбе и-Ислами) Г. Хекматиар, пользовавшийся все годы войны особой поддержкой со стороны Пакистана, который осуществлял перераспределение среди афганских моджахедов поступающей из США, стран Запада, арабских государств военной и материальной помощи.

Однако, Хекматиар оказался не лучшей кандидатурой на роль лидера пуштунов Афганистана. Хекматиар придерживался радикальных взглядов, занимал устойчивые антизападные позиции и поддерживал связи с различными экстремистскими мусульманскими организациями. Этому в немалой степени способствовало широкое участие добровольцев из мусульманских государств, преимущественно из арабских стран в войне в Афганистане. Фактически, США и другие западные страны в своей борьбе против СССР в Афганистане стимулировали развитие и распространение исламского радикализма. Хекматиар поддержал Саддама Хусейна и алжирский Фронт Исламского Спасения. Взрыв, устроенный в январе 1993 года в Центре мировой торговли, был делом рук людей, входивших в группы поддержки Афганистана. Мир Амал Канси, обстрелявший в 1993 году штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли, также был в прошлом членом одной из этих групп. Кроме того, он выходец из одного из пакистанских пуштунских племен. Из той среды происходят и многие подозреваемые в покушении на американских военных советников в Саудовской Аравии в 1995 году.

В этой обстановке особенно вызывающе выглядела поддержка Хекматиаром действий Саддама Хуссейна во время войны в Персидском заливе. Эта акция лидера «афганского сопротивления против советской экспансии» вызвала разочарование на Западе и привела к охлаждению отношений не только с США, но и с пакистанским руководством, что автоматически привело к свертыванию политики наибольшего благоприятствования для группировки ИПА Хекматиара.

Демонстрация Хекматиара стала первым и последним серьезным внешнеполитическим шагом этого наиболее влиятельного политика среди пуштунов, предпринятого в качестве потенциального претендента на лидерство в Афганистане. Прекращение поставок из Пакистана существенно снизили возможности Хекматиара влиять на ситуацию в Афганистане. Стало трудно поддерживать лояльность многих местных полевых командиров. Кроме того, Хекматиар не смог, в должной мере, компенсировать потерю широкомасштабного снабжения с территории Пакистана военными и материальными ресурсами бывшего правительства Наджибуллы после его падения.

Многочисленные конкуренты Хекматиара поделили богатое наследство, оставшееся от коммунистического режима в Кабуле. Все основные материальные и военные ресурсы бывшего правительства Демократической Республики Афганистан в столице Кабуле и на севере страны перешли под контроль группировок Раббани/Масуда, Дустума и шиитов-хазарейцев.

На юге и на западе ресурсы бывшей афганской армии унаследовали в Герате самостоятельный правитель Исмаил-хан, поддерживающий тесные отношения с Ираном и группировкой Раббани/Масуда Исламское общество Афганистана. Во втором по величине городе Афганистана Кандагаре власть перешла в руки регионального Совета, где ведущие позиции занимали сторонники партии Махаз и-Милли, возглавляемой Пиром Сайедом Ахмедом Гейлани. В Джелалабаде, на юго-востоке страны, доминировали сторонники второй Исламской партии Афганистана (Хезбе и-Ислами) под руководством Юнуса Халеса, которыми командовал влиятельный полевой командир Хаджи Абдул Кадирю.

Раздробленность страны стала к лету 1992 года свершившимся фактом и Исламская партия Афганистана (Хезбе и-Ислами), возглавляемая Хекматиаром, была лишь одной из многих группировок, разделивших Афганистан и Кабул на зоны влияния.

В немалой степени этому способствовало и то, что афганская война привела к серьезным потрясениям в традиционной структуре пуштунского общества. При Захир-шахе, Дауде вожди пуштунских племен были интегрированы в систему государственного управления Афганистаном. Часть пуштунской элиты получала образование в Кабуле и за границей. Многие из них впоследствии стали активными участниками революции 1978 года и сторонниками развития процессов модернизации, что вызвало конфликт внутри пуштунской элиты и пуштунского общества в ходе гражданской войны в Афганистане.

Активное участие пуштунских племен в гражданской войне привело к усилению степени их автономности по отношению к любым центральным органам власти. В борьбе против советского присутствия пуштуны активно использовали такие преимущества организации традиционного общества, как система лашкар (местное ополчение пуштунских племен).

Это позволяло поддерживать высокую степень автономности отрядов моджахедов и постоянно оказывать давление на советские войска и правительственную армию. С другой стороны, такая высокая степень автономности отрядов местного ополчения обеспечивала определенную гибкость, основанную преимущественно на локальных интересах.

Так, многие формирования Лашкар в зависимости от обстоятельств часто переходили с одной стороны на другую в рамках, например, политики национального примирения, используемой Кабулом с середины восьмидесятых годов. Причем, и правительство в Кабуле, и советские войска, и партии Пешаварского альянса активно меняли методы подкупа влиятельных местных командиров для привлечения на свою сторону или обеспечения их лояльности. Практику обеспечения лояльности пуштунских племен путем выдачи денежных субсидий интенсивно применяла и администрация Британской Индии в конце ХIХ-начале ХХ века. Важно отметить, что племенное ополчение всегда сохраняет значительную автономность и является лишь временным союзником той или иной армии — органа государственной власти. В конечном итоге, это только усилило ослабление связей местных пуштунских племен с централизованным государством. Та система связей между государством и пуштунскими племенами, существовавшая в афганском обществе при монархическом режиме и президенте Дауде, была к началу девяностых годов почти полностью разрушена.

Естественно, что на момент падения режима Наджибуллы множество местных пуштунских полевых командиров предпочли полную самостоятельность в пределах своего племени или уезда борьбе за единое афганское государство. Российский автор Катков в своей работе приводит мнение пакистанского исследователя Ахмеда, который полагает, что мотивирующим фактором для лашкара является слава за участие в стычке, а не установление какого-либо правления, сопряженное с длительной борьбой за власть. Поэтому после стремительной атаки распадение лашкара неизбежно. Поэтому ослабление связей пуштунских племен и государства Афганистан, выражавшего преимущественно их интересы, в результате длительной войны привело к нежеланию пуштунов сражаться за его восстановление.

В этом смысле, многие пуштунские племена фактически солидаризировались с национальными и религиозными меньшинствами Афганистана в борьбе за локальные интересы в противовес общегосударственным.

Объединённый Исламский Фронт Спасения Афганистана, также известный как Северный Альянс объединение ряда полевых командиров Афганистана, сформировался в конце 1991 года.

Джамиати-Ислами возникла на основе одной из семи партий моджахедов, имевшей в 1980-х годах резиденцию в пакистанском городе Пешаваре. Хезбе вахдат, призванная защищать интересы хазарейцев, образована в 1989 путем слияния шиитских политических группировок, базировавшихся в 1980-х годах в иранской столице Тегеране.

Тогда становилось все более ясно, что Москва не только сокращает поддержку Кабула, но и готова на шаги, которые вели к крушению режима Наджибуллы. Вслед за этим в сентябре 1991 года госсекретарь США Джеймс Бейкер и новый министр иностранных дел СССР Борис Панкин подписали соглашение о прекращении поставок оружия конфликтующим сторонам в Афганистане с 1 января 1992 года. Были также прекращены поставки из СССР боеприпасов и топлива. В декабре 1991 года СССР прекратил своё существование.

Ахмад Шах Масуд, узбекский лидер Абдул Рашид Дустум, глава партии хазарейцев-шиитов «Хезб-е вахдат» («Партия единства») Абдул Али Мазари и лидер афганских исмаилитов Мансур Надери подняли восстание против Кабула на севере страны, и в марте 1992 года коммунистическая власть перестала существовать. Альянс действовал стремительно и успел войти в Кабул до прибытия туда отрядов пуштунских моджахедов, обеспечив себе прочные позиции в столице. Созданное там правительство (Масуд занял в нем пост министра обороны) с представительством почти всех ключевых партий сопротивления оказалось, однако, недолговечным и, раздираемое внутренними противоречиями, вскоре развалилось. Последовала великая смута с военными столкновениями между враждовавшими друг с другом «партиями» и «фронтами». Конец ей положило движение «Талибан», захватившее в 1996 году Кабул.

Северный альянс возродился к жизни для оказания сопротивления пуштунской экспансии. Во главе его встал Ахмад Шах Масуд. Северо-восток Афганистана Масуд отстоял.

Ахмад Шах Масуд сумел заручиться поддержкой России, Запада, Ирана и Таджикистана, получив новые вооружения и обретя стратегическую глубину для своего анклава.

По меньшей мере с 1999 г. Северный Альянс установил тесные связи с ЦРУ, о чем писал в своей книге «В центре шторма» директор ЦРУ Джордж Теннет: «В течение двух лет, предшествовавших сентября, группы ЦРУ, развернутые в Панджшерском ущелье на севере Афганистана, пять раз встречались с разными полевыми командирами, прежде всего с Ахмад-Шахом Масудом, главой Северного Альянса».

Обстоятельства появления в Афганистане нового мощного военно-политического движения Талибан являются предметом длительного обсуждения. Нельзя сказать, что Талибан — студенты, или «талибы» из исламских школ медресе — был просто порождением правительств и интересов капитала. Внезапное возникновение этого нового движения в 1994 году и стремительность его роста и успехов являлись результатом двух факторов: во-первых, социального и политического тупика, который создал готовых к действию рекрутов, и, во-вторых, внешней помощи финансированием, вооружением и советниками из Пакистана, Саудовской Аравии и, по всей вероятности, США.

Хотя ряд лидеров Талибана участвовал в организованном США «джихаде» против Советского Союза, это движение не отделилось от других фракций моджахедов и не было их объединением. Оно опиралось, главным образом, на новое поколение тех, кто не был непосредственно замешан в военных событиях 1980-х годов. Жизнь самого этого поколения была изломана войной. Многие из его представителей выросли в лагерях беженцев в Пакистане и получили элементарное образование в медресе, которые содержатся различными пакистанскими экстремистскими партиями исламского толка.

С самого начала это движение являлось глубоко реакционным. Оно обращалось назад в поисках своих социальных решений — к мифическому прошлому, когда строго соблюдались заповеди пророка Мухаммеда. Оно было глубоко пропитано злобным антикоммунизмом, который был порожден жестокостями и репрессиями сменявших друг друга в Кабуле просоветских режимов, лживо правивших под флагом «социализма».

Подобно «красным кхмерам» в Камбодже, Талибан отражал подозрительность и враждебность угнетенных деревенских слоев к городской жизни, образованию, культуре и технике. Его лидеры были полуобразованными деревенскими муллами, а не исламскими богословами, сведущими в священном писании и религиозных комментариях. Они были враждебны к другим исламским сектам, в особенности к шиитам, и по отношению к непуштунским этническим группам. Реакционные социальные нормы Талибана проистекали столько же из пуштунских племенных законов Пуштунвали, сколько и из всякой другой исламской традиции. Постольку, поскольку его идеология имела исламскую основу, это был «деобандизм» — влиятельное в XIX-ом веке реформистское движение — но в форме, которая была лишена чего-либо даже отдаленно прогрессивного.

Талибан отражал безысходность и отчаяние лишенных корней и деклассированных слоев сельской мелкой буржуазии — сыновей мулл, мелких чиновников, мелких земледельцев и торговцев — которые не могли видеть иной альтернативы социальным бедствиям, в огромном количестве обрушившихся на Афганистан, кроме установления диктаторского исламского режима.

Его лидеры утверждают, что это движение, в отличие от организаций моджахедов, не являлось политической партией и не формировало правительства. Они заявляли, что очищают путь для истинного исламского управления и на этой основе требовали огромных жертв от своих новых членов, которые не получали никакой платы, а только оружие и еду. При создании движения Талибан были использованы объективные обстоятельства, вызванные революцией в Афганистане и войной против советского присутствия. Прежде всего, это фактор наличия лагерей афганских беженцев на территории Северо-западной провинции Пакистана. Система распределения гуманитарной помощи в лагерях беженцев все годы войны в Афганистане почти полностью находилась под контролем пакистанских официальных структур. После падения режима Наджибуллы, новый виток гражданской войны не дал возможности большей части из почти 3 млн. беженцев вернуться в Афганистан. Именно из их числа и было в основном организовано движение Талибан.

Большинство членов движения Талибан не имели устойчивых социальных и политических связей в Афганистане. Движение было создано для решения конкретной политической цели — преодоление разделения Афганистана. Для этой цели были использованы люди, оторвавшиеся от традиционной системы организации афганского общества. Давление, которое оказывалось на традиционные структуры и ценности в ходе процессов ускоренной модернизации в Афганистане, проводимых прокоммунистическим правительством в Кабуле при поддержке СССР, вызвали массовое разрушение организационных структур, обеспечивающих функционирование и преемственность традиционных афганских сообществ. В первую очередь, это касалось общины, семьи, связей с традиционной итой. Многие беженцы в эмиграции в Пакистане потеряли привычные системные связи и ориентиры. Неблагоприятное влияние оказали и значительные людские потери в ходе многолетней войны в Афганистане. Система мусульманских школ, функционирующих в лагерях афганских беженцев под патронажем Пакистана, объединяла в основном «сирот афганской войны», людей, почти полностью потерявших традиционные системные ориентиры.

Вопрос заключается даже не в чьем-либо целенаправленном воздействии и пропаганде на контингент таких школ. В мусульманском обществе для людей, оторванных от традиционных социальной системы и системы традиционных ценностей, становится естественным поиск новых ценностей. Самый логичный способ найти новые ценности в исламском обществе заключается в том, чтобы обратиться к идее воссоздания первоначальной мусульманской общины времен пророка Мухаммеда. Именно это и создает условия для появления движений сторонников «чистого ислама», отрицающих складывающиеся столетиями исторические традиционные ценности обычных мусульманских обществ. В том числе и синтез светского и духовного в управлении мусульманским обществом.

С этой точки зрения, движения афганских моджахедов Хекматиара, Халеса, Сайафа, Наби Мохаммади и других с 1979 по 1992 гг. боролись против того влияния, которое ускоренная модернизация, проводимая прокоммунистическим правительством в Кабуле, оказывает на традиционный образ жизни мусульманского общества. Они стремились восстановить ситуацию, которая существовала до начала процесса модернизации. Объективно, это означало их борьбу против модернизации по советским образцам, что в условиях Афганистана привело к войне против результатов модернизации в целом. В то же время, указанные лидеры боролись за то, чтобы занять свое место в традиционной системе организации афганского общества и государства Афганистан. Соответственно, классические движения моджахедов не подвергали сомнению принципы организации афганского общества на основе компромисса светских и духовных начал в управлении им.

Таким образом, Пакистан, где вполне четко действовала обычная практика синтеза светских и духовных начал в управлении мусульманским обществом, способствовал созданию политической организации, основанной на идеологии «чистого ислама», стремящейся восстановить в Афганистане принципы организации первоначальной мусульманской общины.

Сторонники «чистого ислама», в других ситуациях их часто называют «ваххабитами», выступая против синтеза светских и духовных начал в управлении мусульманским обществом, в первую очередь, вступают в конфронтацию с традиционной элитой обычного мусульманского общества, включая в их число и представителей классического «улама» — мусульманского «духовенства». Поэтому естественно, что во всех мусульманских обществах, где движения сторонников «чистого ислама» становятся серьезной политической силой, в первую очередь происходит тяжелый конфликт между «традиционной элитой» в разных формах ее проявления и приверженцами идей «чистого ислама».

Такой конфликт и составлял основу первоначальной резкой оппозиции со стороны классических партий моджахедов политическим устремлениям движения Талибан. Это же и объясняет демонстративно жестокие меры со стороны талибов в отношении представителей традиционной афганской элиты. Так, марта 1995 года талибами был убит лидер партии шиитов-хазарейцев Хезбе и-Вахдат Абдула Али Мазари, а сентября 1996 года после взятия Кабула позорным для афганца способом через повешение был казнен бывший президент страны Наджибулла.

Талибы продемонстрировали неуважение к классической пуштунской традиции, казнив Наджибуллу, несмотря на то, что он являлся представителем традиционной элиты влиятельного пуштунского племени ахмедзаи. Тем самым, противопоставив идеи создания в Афганистане общества «чистого ислама», построенного на канонах классической мусульманской общины, системе организации традиционного афганского общества.

В основном, в политическом руководстве движения Талибан были собраны люди, не входящие в систему традиционной элиты афганского общества. На момент появления движения Талибан на афганской политической сцене осенью 1994 года, большинство его политических и военных руководителей были неизвестны афганскому общественному мнению. Политическому руководителю движения Талибан Моххамад Омару Ахунзада осенью 1994 года шел 31-й год. Во время войны против прокоммунистического режима в Кабуле и советского присутствия в Афганистане он являлся полевым командиром небольшого отряда моджахедов, принадлежащего к партии Наби Мохаммади из состава Пешаварского альянса. Большинство командиров талибов имеют вымышленные имена. Настоящее имя муллы Борджана, одного из основателей движения, погибшего за два дня до взятия Кабула, капитан Абдул Рахман. Бывший слушатель военного университета в Кабуле, этот житель Кандагара участвовал в дворцовом перевороте Хафизуллы Амина в сентябре 1979 г. Он покинул Кабул в декабре, когда советские войска свергли Амина. В Пакистане он присоединился к движению Наби Мохаммади Харакате инкилабе ислами.

Все бывшие деятели кабульского коммунистического режима в движении Талибан относятся к фракции Хальк (Народ) Народно-демократической партии Афганистана. В то время как большинство сторонников другой фракции Парчам (Знамя) после падения режима Наджибуллы нашли убежище на Севере Афганистана у генерала Дустума. Противоречия между двумя фракциями в НДПА не один раз приводили к потрясениям в новейшей политической истории Афганистана. Переворот Хафизуллы Амина в сентябре 1979 года привел к репрессиям со стороны халькистов в отношении парчамистов. Ввод советских войск в декабре 1979 года обеспечил доминирование фракции Парчам во главе с Бабраком Кармалем в руководстве кабульского режима. Однако после 1992 года внутрипартийные противоречия в отношениях между двумя фракциями во многом потеряли смысл. Казнь Наджибуллы объективно нельзя рассматривать как акция халькистов против парчамистов. Это было политическое действие нового общественно-политического движения, направленное против традиционной системы организации афганского общества.

Преобладание бывших приверженцев фракции Хальк из НДПА и неизвестных до этого на афганской политической сцене лиц в руководстве движения Талибан, вроде лидера движения Мохаммада Омара, полностью находилось в рамках стоящей перед Пакистаном тактической задачи по обеспечению полной подконтрольности того афганского политического движения, которое было призвано решать насущные проблемы пакистанской политики в Афганистане. Халькисты обеспечивали в движении Талибан организационные начала, основанные на почти партийной дисциплине и, одновременно, на первом этапе находились в зависимости от Пакистана, который дал им возможность в 1994 году вернуться на афганскую политическую сцену.

С этой точки зрения можно было предположить, что движение Талибан, сформированное из людей, в силу разных причин, не имеющих устойчивых связей в афганском обществе, сможет при поддержке Пакистана выполнить задачу наведения порядка в Афганистане, преодоления его дефрагментации и открытия транспортных коридоров в регион Центральной Азии. При этом сохранит лояльность основным целям пакистанской политики.

Поскольку движение Талибан придерживалось идей «чистого ислама», подразумевавших переустройство афганского общества по модели организации первоначальной мусульманской общины без последовавших в дальнейшем идеологических и системных наслоений, то внутри движения активное значение придавалось духовному началу в его организации и управлении. Это наглядно демонстрирует использование духовных обозначений при осуществлении функций управления, как внутри движения Талибан, так и контролируемых им территориях. Почти все руководители движения Талибан носят духовные звания, хотя не для всех право носить его является легитимным. В состав Большой Шуры — высшего органа власти движения Талибан входят примерно человек. Кроме самого Мохаммада Омара, духовного лидера движения Талибан, в состав Большой Шуры входят: мулла Хасан (губернатор провинции Кандагар), мулла Эхсанулла, командующий Северным кабульским фронтом, мулла Аббас (мэр Кандагара), мулла Гаус, мулла М. Раббани, мулла Мышр, мулла Мутаки.

Духовные звания у руководителей движения Талибан, даже у выполняющих вполне светские функции, такие как командующий фронтом или министр иностранных дел, призваны подчеркнуть приоритет духовного начала правлении мусульманским обществом. Тем самым, движение Талибан сделало заявку о стремлении вернуться к принципам организации первоначальной мусульманской общины, когда руководство общины выполняло сразу обе функции управления — светскую и духовную.

Совершенно очевидно, что без прямой военной и материальной поддержки извне со стороны Пакистана, движение Талибан не могло оформиться сразу в мощную военно-политическую организацию. Отчетливое противопоставление идей «чистого ислама» структурам и ценностям традиционного афганского общества должно было неизбежно привести движение Талибан к затяжной изнурительной борьбе с традиционной элитой, выступающей за неизменность принципов организации афганского общества на основе компромисса светских и духовных начал в управлении им.

Движение Талибан, выступая за возврат к ценностям первоначальной мусульманской общины, фактически отвергает право традиционной элиты на легитимность ее управления в афганском обществе. Однако, слабость традиционной афганской элиты, вследствие попыток модернизации, предпринятой коммунистическим режимом в Кабуле, многолетней войны в Афганистане, а также разрушение в ходе событий 1992-94 годов основ централизованного афганского государства сделали возможным быстрый успех движения Талибан.

Однако всегда существовала весьма значительная пропасть между этим имиджем и действительностью. Если Талибан должен быть чем-то большим, чем группой вооруженных религиозных фанатиков, участвующих в скоротечных боевых столкновениях, то это движение нуждается в большом количестве денег, оружия и снаряжения, а также в значительных технических и военных знаниях — ничего этого нельзя было получить от его лишенных средств новых членов.

С самого начала наиболее известным покровителем Талибана являлся Пакистан. Разведслужба Пакистана Intersevices Intelligence (ISI), которая была главным каналом для передачи денег, оружия и специальных знаний из США группам моджахедов в течение 1980-х годов, была глубоко вовлечена в афганскую политическую жизнь. В 1994 году правительство Беназир Бхутто провело переговоры с аргентинской компанией Bridas, однако это не приблизило очистку пути для предполагаемого трубопровода через южный Афганистан. Главный ставленник Пакистана Хекматиар увяз в борьбе за Кабул и вряд ли был способен обеспечить решение этой задачи.

В поисках альтернативы министр внутренних дел правительства Бхутто Насирулла Бабар натолкнулся на идею использования Талибана. В сентябре 1994 года он организовал команду топографов и офицеров ISI, чтобы исследовать дорогу через Кандагар и Герат до Туркменистана. В следующем месяце Бхутто совершила полет в Туркменистан, где она получила поддержку двух ключевых военачальников — Рашида Дустума, который контролировал территорию Афганистана около туркменской границы, и Исмаил Хана, который правил Гератом. С целью привлечь международную финансовую поддержку, Пакистан также организовал полеты ряда иностранных дипломатов, пребывавших в Исламабаде, в Кандагар и Герат.

Обеспечив мероприятия по поддержке своего плана, министр внутренних дел Бабар организовал конвой из военных грузовиков, которыми управляли бывшие военные водители под командой старшего офицера ISI и под охраной боевиков Талибана. Эти грузовики отправились в путь октября 1994 года, и, когда дорога блокировалась, соответствующим образом разбирались с вооруженными формированиями. К 5 ноября Талибан не только очистил дорогу, но и с минимальными боями установил контроль над Кандагаром.

В течение следующих трех месяцев Талибан установил контроль над из провинциями Афганистана. По меньшей мере несколько из его «побед» были обеспечены внушительными взятками местным командирам вооруженных формирований. После ряда вынужденных военных отступлений в середине 1995 года Талибан с помощью Пакистана перевооружился и реорганизовался и в сентябре 1995 года вошел в Герат, надежно очистив дорогу от Пакистана до Центральной Азии. В следующем месяце Unocal подписала с Туркменистаном свой договор о строительстве трубопровода.

Пакистан всегда избегал оказывать какую-либо прямую поддержку Талибану, однако существование этих отношений является секретом полишинеля. Талибан имеет тесные связи с Jamiat-e-Ulema Islam (JUI), расположенной в Пакистане исламской экстремистской партией, которая содержит свои собственные медресе в приграничных областях с Афганистаном. JUI обеспечила Талибан большим числом новых членов из своих школ, а также каналом связи с высшими эшелонами пакистанской военщины и ISI.

Самым выразительным признаком внешнего вмешательства являлся военный успех Талибана. Менее чем за один год он вырос из горстки студентов в хорошо организованную военизированную группировку, которая могла выставить более тысяч бойцов, снабженных танками, артиллерией и поддержкой с воздуха, и контролирующих многие районы южного и западного Афганистана.

Немыслимо также, что, сила, составленная главным образом из бывших партизан и студентов-непрофессионалов, могла бы действовать с такой степенью мастерства и организации, которую Талибан показывал почти с самого начала своих действий. Хотя среди его членов, несомненно, были бывшие представители афганских вооруженных сил, скорость и искушенность, с которыми проводились их наступательных операции, а также качество таких элементов, как их средства сообщения, бомбометание с воздуха и артиллерийская стрельба, приводят к неизбежному заключению, что они должны быть многим обязаны пакистанскому военному присутствию или, по крайней мере, профессиональной поддержке.

Пакистан являлся не единственным источником помощи. Саудовская Аравия также обеспечивала существенную финансовую и материальную помощь. Вскоре после того, как Талибан установил контроль над Кандагаром, глава JUI Мавлана Фазлур Рехман (Rehman) начал организовывать «охотничьи туры» для членов королевских семей из Саудовской Аравии и государств Персидского залива. К середине 1996 года Саудовская Аравия посылала деньги, транспортные средства и горючее для поддержки наступления Талибана на Кабул. Причин было две. В политическом плане фундаменталистская идеология Талибана была близка ваххабизму саудитов. Она была враждебна секте шиитов и, значит, главному региональному конкуренту Эр-Риада — Ирану. На более прозаическом уровне саудовская нефтяная компания Delta Oil являлась партнером Unocal в предполагаемом строительстве трубопровода и связывала свои надежды с победой Талибана, что позволило бы ей приступить к осуществлению этого проекта.

Наиболее распространенная версия гласит, что движение Талибан было создано на территории Пакистана с подачи пакистанского руководства из числа студентов религиозных школ, расположенных в лагерях афганских беженцев. По признанию бывшего начальника генштаба Пакистана генерала Мирзы Аслам Бега, цепь таких медресе с контингентом прошедших специальную подготовку талибами была создана Пакистаном и США как «религиозно-идеологический пояс вдоль афганско-пакистанской границы для поддержки боевого духа моджахедов.

Известен и формальный повод появления движения Талибан на афганской политической сцене. Один из крупнейших пакистанских бизнесменов, муж Беназир Бхутто, снарядил первый пробный торговый караван в Среднюю Азию через Афганистан, и караван этот был разграблен афганскими моджахедами.

Вскоре после этого отряды движения Талибан в 1994 году развернули наступление на южные районы Афганистана, контролируемые многочисленными самостоятельными полевыми командирами моджахедов, в основном этнических пуштунов. Сравнительно быстро сломив сопротивление локальных полевых командиров, талибы заняли г. Кандагар, и большую часть южных районов страны, с преимущественно пуштунским населением.

Естественно, что в условиях Афганистана военные успехи талибов должны были оказать шокирующее воздействие. В этой стране все военные ресурсы хорошо известны и, в условиях многолетнего равновесия сил и продолжающейся гражданской войны, дополнительные ресурсы могли взяться только из-за пределов Афганистана.

Из ближайшего окружения Афганистана только Пакистан мог усилить движение Талибан настолько, что оно сравнительно легко добивалось военных успехов против закаленных многолетней войной отрядов афганских моджахедов. Для Исламабада задача усиления военных отрядов талибов выглядела весьма несложной с учетом активного присутствия этнических пуштунов в пакистанской армии и военизированных формированиях в Северо-Западной пограничной провинции Пакистана. Решительные действия движения Талибан наглядно продемонстрировали, что у Исламабада к началу 1994 года изменились геополитические приоритеты. Дефрагментация Афганистана и многочисленные отряды моджахедов выглядели как препятствие в решении глобальной задачи наведения под контролем Исламабада порядка в Афганистане и открытия транспортных коридоров в регион Центральной Азии.

С этой точки зрения, движение Талибан, которое, как считается, было создано пакистанской военной разведкой и министром внутренних дел Пакистана Насруллой Бабаром, выглядело наиболее оптимальной формой решения основной геополитической задачи Исламабада — открытия транспортных коридоров в регион Центральной Азии. Движение Талибан отвечало главному требованию внешней политики Пакистана по отношению к Афганистану — обеспечение подконтрольности такой организации интересам пакистанской политики в регионе. Новые геополитические обстоятельства в регионе, связанные с распадом СССР и образованием стран, не снимали с повестки дня для Исламабада проблему сильного самостоятельного Афганистана и несогласия афганской элиты с линией прохождения пакистанско-афганской границы вдоль бывшей, так называемой линии Дюранда, которая оставляла значительную часть этнических пуштунов вне пределов афганского государства.

3. Проблемы современного экономического развития Афганистана в 1989-2013 гг.

Обзор афганской экономики лучше всего начать с обзора валового внутреннего продукта и государственного бюджета. Это важная сфера, поскольку до сих пор по этому разделу есть наиболее полная информация, и состояние финансов позволяет судить о некоторых сторонах развития афганской экономики. Главное изменение состоит в том, что душевой доход подрос за год на 109 долларов и составил 355 долларов/человек в 2006/2007 финансовом году (по афганскому летоисчислению — в 1385 году), вместо 246 долларов/человек в 2005/2006 финансовом году (по афганскому летоисчислению — в 1384 году).

За этим стоит рост ВВП Афганистана с 5536 млн. долларов в 2005/2006 году до 7987 млн. долларов в 2006/2007 году. Прирост по этим цифрам составляет 69,3%. Однако по данным Всемирного Банка [1], что рост афганской экономики составляет всего 17%. Разница в цифрах легко объяснима. Банк называет цифру объема ВВП на душу населения, но не приводят сам ВВП и не сравнивают его с прошлым годом. За цифру прироста берется прирост операционного бюджета, который в 2006/2007 году действительно составил 17% к 2005/2006 году. С помощью этой нехитрой подтасовки темпы экономического развития Афганистана сильно занижаются.

Такой темп роста характерен для восстановительной экономики, которая основывается на огромном потребительском спросе рынка, на использовании производственных мощностей и имущества, оставшегося после войны. Пока основные потребности 22,5 млн. человек в Афганистане не будут в основном удовлетворены, подобный рост будет продолжаться. Согласно данным Министерства финансов Афганистана бюджет 2006/2007 года состоял из следующих составляющих:

Операционный бюджет — 40,3 млрд. афгани (831,8 млн. долларов)

Бюджет развития — 66,5 млрд. (1372,7 млн.)

Консолидированный бюджет — 106,9 млрд. (2204,6 млн.)

Прирост операционного бюджета составляет 17% к 2005/2006 году, прирост консолидированного бюджета составляет 23%. Доля бюджета развития составляет 62,2%.

По всей видимости, аналитики Всемирного банка, будучи не в состоянии поверить в рост афганской экономики на 70% в год, рассудили, что если операционный бюджет Афганистана (который складывается из внутренних поступлений налогов, таможенных сборов и прочего) увеличился на 17%, то, значит, и сама экономика выросла в такой же степени. Но это не учитывает некоторых особенностей афганского законодательства, в частности то, что взимание налога на прибыль не затрагивает основную массу афганцев, поскольку взимается с официальных доходов выше 200 долларов в месяц. В Афганистане нет налогов с продаж или налога на добавленную стоимость, и компании платят только невысокий налог с оборота. Поэтому, основная масса населения платежей в бюджет не вносит, и считать рост по росту налогов и сборов в Афганистане некорректно.

Несмотря на то, что бюджет недополучает сумм от международных доноров, тем не менее, государство тратит больше денег на развитие страны. Отмечается, что на 2006/2007 год требовалось 143,3 млрд. афгани (2955,5 млн. долларов) внешнего финансирования от доноров, но реально поступило только 69,1 млрд. афгани (1425,6 млн. долларов).

Недофинансирование составило 51,8%.

Афганское правительство сумело весьма существенно увеличить расходы по целому ряду статей. Причем наиболее важные статьи для развития Афганистана значительно подросли и в структуре расходов консолидированного бюджета составили 72% (инфраструктура, ресурсы, сельское хозяйство).

Иными словами, консолидированный бюджет Афганистана приобрел ярко выраженный характер бюджета развития, когда львиная доля расходов направляется в принципиально важные для экономики страны отрасли. В этом смысле афганский бюджет 2006/07 года сильно напоминает государственный бюджет СССР 1933 года, в котором свыше 70% расходов также было направлено в промышленность, развитием которого занималось советское правительство.

По данным Азиатского банка развития, ВВП Афганистана в 2005/2006 году складывался следующим образом: сельское хозяйство — 35%, промышленность — 26,3%, сектор услуг — 35,9%, прочее — 2,8%. Иными словами, промышленность и сельское хозяйство занимает в афганской экономике далеко не последнее место, чтобы ему не уделять никакого внимания.

Согласно данным Азиатского банка развития, производство в 2004 году имело следующий уровень развития (продукция, тыс. тонн):

Пшеница — 2390

Кукуруза — 400

Рис — 350

Ячмень — 290

Сахарный тростник —

Уголь —

Соль —

Цемент —

Электроэнергия (млн. кВт/ч) — 783.

Такие данные, разумеется, не исчерпывают всего производства, и значительная его часть осталась за пределами обзоров Азиатского банка развития. Но в целом, по отчету банка, можно сказать, что афганское сельское хозяйство уже достигло или практически достигло уровня производства 1988 года. Но, по данным 2002 и 2003 годов видно, что сельскохозяйственное производство неустойчиво. Например, в 2002 году было собрано 2686 тыс. тонн зерна пшеницы, в 2003 — 3480 тысяч, в 2004 — 2390 тысяч тонн. По всей видимости, положение может измениться только при лучшем развитии агротехники и ирригации, что сделает сельскохозяйственное производство менее зависимым от климатических колебаний.

Основу экономики Афганистана традиционно составляло сельское хозяйство. В 1980-е годы примерно половина пахотных земель искусственно орошалась. Для этого использовалась система арыков, питающихся от рек и подземных источников. Кроме того, имеются подземные водосборные галереи с колодцами (кяризами или канатами).

В 1980—1990-е годы военные действия нанесли большой ущерб ирригационным сооружениям, а возделывание полей стало опасным занятием из-за мин, рассеянных в сельской местности. Большая часть обрабатываемых земель принадлежит мелким крестьянским хозяйствам. Минеральные удобрения применяются редко. Обычно половина пахотных угодий для предотвращения истощения почв остается под паром на год или несколько лет. Между кочевниками и землевладельцами сложились тесные взаимоотношения. Селяне позволяют стадам кочевников пастись по жнивью, поскольку животные при этом унавоживают поля. Однако два десятилетия войны нарушили эти традиционные связи.

В зависимости от особенностей рельефа, климата и почв и высоты местности ведется подбор пропашных культур. Зерновые культуры выращиваются на территориях до 2700 м над у.м. С увеличением высоты местности ведущая роль переходит от риса к кукурузе, затем к пшенице и еще выше к ячменю. Наиболее продуктивные земли находятся на равнинах севернее Гиндукуша, где притоки Амударьи образуют широкие и плодородные долины, на плато в Кабулистане, в долинах рек Кабул, Логар, Сароби и Лагман, в центральной части страны на нагорье Хазараджат, а также в долинах провинции Герируд (близ Герата) и Гильменд.

Пахотные земли в Афганистане отводят преимущественно под зерновые культуры пшеницу, кукурузу, рис и ячмень. Среди других возделываемых культур сахарная свекла, хлопчатник, масличные и сахарный тростник. В садах выращивают всевозможные плодовые культуры абрикосы, персики, груши, сливы, вишню, гранаты и цитрусовые. Культивируются также несколько сортов винограда и дыни, миндаль и грецкий орех. Традиционно на экспорт шли свежие и сухие фрукты, изюм и орехи.

В 1980—1990-е годы ведущей товарной культурой стал опийный мак, и Афганистан превратился в главного мирового поставщика опиума (по примерным оценкам, в 1999 году его произведено 1670 т).

В конце августа 2008 Комитет ООН по наркотикам (UNODC) опубликовал свой ежегодный доклад о производстве опиумного мака в Афганистане, в котором утверждается: «Ещё ни одна страна в мире, кроме Китая середины XIX века, не производила столько наркотиков, сколько современный Афганистан».

По данным UNODC, в Афганистане производится уже более 90% опиума, поступающего на мировой рынок. Площадь опиумных плантаций составляет 193 тыс. га. По прогнозам, производство составит 15,9 тыс. тонн (в 5 раз больше, чем в 2000, когда коалиционные войска начали боевые действия против талибов), а доходы афганских «наркобаронов» превысят 3 млрд. долл. (что, по разным оценкам, составляет от 40% до 50% официального ВВП Афганистана).

Площадь посевов опийного мака в Афганистане сейчас превосходит плантации коки в Колумбии, Перу и Боливии, вместе взятых.

При этом на севере и в центре, контролируемых правительством Хамида Карзая, производится лишь 20% афганского опиумного мака, а остальная доля в южных провинциях на границе с Пакистаном зоне действий войск НАТО против талибов и наркодельцов. Главный центр производства наркотиков патрулируемая британскими войсками провинция Гильменд, где площадь посадок составила 103 тыс. га.

Афганистан официально находится под патронатом НАТО (которому США передали эту ответственность после официального завершения военных операций), но международные силы так и не смогли взять под контроль всю территорию Афганистана, ограничивая своё реальное влияние в основном Кабулом и окрестностями.

По данным ООН, около 90% поступающих в Европу наркотиков имеют афганское происхождение. НАТО, со своей стороны, подчёркивает, что его войска проводят в Афганистане операцию по поддержанию мира и готовы помогать афганскому правительству в решении наркопроблемы, но это, прежде всего, и в основном его собственная задача.

Афганистан аграрная страна с неразвитой промышленностью. Вследствие непрекращающихся на протяжении более лет военных действий экономика Афганистана пришла в полный упадок. Примерно треть населения покинула страну, и до сих пор на территории Пакистана остаются ок. 1,2 млн., а территории Ирана — 1,4 млн. афганских беженцев. Разрушены многие предприятия, нарушены транспортные и торговые связи между отдельными частями страны и другими государствами. В 2006 году и начале 2007 года тема развития афганской экономики не находила широкого освещения, будучи оттесненной нарастанием боев на юго-востоке Афганистана, борьбой против производства наркотиков и различными политическими событиями. И вправду, на фоне взрыва на авиабазе Баграм, когда там находился вице-президент США, трудно обращать пристальное внимание на развитие афганской экономики.

Наиболее развито в Афганистане мясо-шерстно-молочное овцеводство. Каракульская порода овец, которой славится северный Афганистан, давала знаменитые каракулевые смушки. До гражданской войны Афганистан занимал третье место в мире по экспорту шкурок каракулевых овец. Население владеет навыками выделывания овечьих шкур. Традиционно разводили также коз, лошадей, крупный рогатый скот (зебу и буйволов), верблюдов и ослов. На основе продукции животноводства население занимается шерстопрядением и ручным ковроткачеством.

Леса сосредоточены прежде всего в восточных провинциях Афганистана. Там растут сосна, гималайский кедр, дуб, маслина и орехоплодные деревья. Афганистан испытывает хроническую нехватку древесины, но тем не менее она нередко идет на экспорт, поскольку ее проще сплавлять по рекам в Пакистан, чем доставлять в другие районы страны.

В недрах страны имеются небольшие запасы каменного угля, железной руды, гипса, свинца, цинка, золота. С помощью СССР с 1967 года разрабатывался крупный газоносный бассейн на севере страны, в 1980-е годы природный газ в большом объеме транспортировался в Советский Союз. В мирные годы велась эксплуатация угольных месторождений и некоторых других полезных ископаемых.

До 1930-х годов промышленность в Афганистане была крайне слабо развита. После 1932 году частный Афганский национальный банк (Банк-и-Мелли) приступил к строительству ряда промышленных объектов. В их числе были хлопкоочистительные предприятия в северных районах, хлопчатобумажная фабрика в Пули-Хумри, сахарный завод в Баглане и шерстоткацкая фабрика в Кандагаре. В пятилетних экономических планах начиная с 1956 упор делался на стимулирование прежде всего государственного, а не частного сектора. Были сооружены или модернизированы гидроэнергетические узлы в Суробае, Пули-Хумри, Наглу, Дарунте, Махипаре и др. Всего вырабатывалось ок. 430 млн. кВт·ч. электроэнергии, из них примерно 58% на ГЭС, а 42% на ТЭС. Были построены цементные заводы в Джабаль-ус-Сирадже и Пули-Хумри.

После лет войны многие отрасли обрабатывающей промышленности были разрушены. В 1998 году вся экономика страны, кроме сельского хозяйства, зависела от транзитной торговли. Строительство газопровода из Туркмении через территорию западного Афганистана в Пакистан в конце 1998 году было заморожено из-за неустойчивой политической обстановки.

В стране проложено лишь км железных дорог (между Кушкой в Туркмении и Торгунди км и Термезом в Узбекистане и Хайратаном км).

В стране очень мало пригодных для судоходства рек. Река Кабул судоходна на протяжении немногим более 100 км. Сеть автомобильных дорог имеет протяженность 21000 км, из них 2800 км с твердым покрытием. Вследствие военных действий состояние этих дорог сильно ухудшилось, а дорожно-ремонтные работы почти не проводятся. Зимой и весной некоторые дороги становятся непроезжими. Во многих районах люди передвигаются и перевозят грузы в основном на верблюдах и ослах.

Важное значение приобрела кольцевая автомагистраль, которая начинается в Кабуле, идет на север через туннель на перевале Саланг до Хульма, затем поворачивает на запад к Мазари-Шарифу, далее следует на Меймене и Герат, после чего направляется к юго-востоку до Кандагара и, наконец, к северо-востоку на Кабул. Главные дороги страны соединяются с транспортной сетью Пакистана через Хайберский проход и через перевал Ходжак. Из Герата шоссе ведет в Иран. Товары из России, центральноазиатских республик и европейских стран следуют по железной дороге до государственной границы в Термезе, откуда начинается шоссе на Герат, и к одному из четырех портов на Амударье. Переправу через реку осуществляют на паромах и баржах. Имеются международные аэропорты в Кабуле и Кандагаре и аэродрома для обслуживания местных линий, причем только из них с твердым покрытием. Действуют три вертолетных аэродрома.

В Афганистане проложены два газопровода: из Туркмении в Шинданд и из Узбекистана в Баграм.

В Афганистане в 1998 году насчитывалось 1,8 млн. радиоприемников. В Кабуле с помощью Японии в 1978 году был создан центр цветного телевидения. Государственное радио- и телевещание велось в 1980-х годах на дари, пушту и десяти других языках. Однако талибы наложили запрет на телевизионные передачи как противоречащие догматам ислама и, захватив в 1996 году Кабул, занялись уничтожением телевизоров. Телефонная сеть слабо развита: в 1996 году насчитывалось 31,2 тыс. абонентов. В то же время растет количество сотовых и спутниковых телефонов.

4. Исламская оппозиция у власти: от джихада к гражданской войне

После падения Кабула формально роль правительства Афганистана исполнял особый совет, заседавший в городе. Главой совета мулла Омар назначил своего ближайшего сподвижника муллу Мохаммада Раббани. В конце октября 1997 г. талибский режим объявил об изменении официального названия государства, ставшего именоваться «Исламским эмиратом Афганистан».

Своей целью «Талибан» провозгласил установление духовно чистого исламского государства. При талибах деятельность СМИ Афганистана была сильно ограничена. Радио Афганистан было переименовано в «Голос Шариата» и пропагандировало проповедуемые Талибаном ценности фундаменталистского ислама. На контролируемых движением территориях были запрещены телевидение, кино, шахматы, запуск воздушных змеев (популярное среди афганцев развлечение) и музыка, за исключением духовных песен. Женщин значительно ограничили в правах: в большинстве случаев они не могли появляться на улице без сопровождения мужчин, не могли в полной мере пользоваться системой здравоохранения и работать, а девочки были лишены права на обучение (только в конце 1999 г. появились сведения о некоторых послаблениях в частности, об открытии школ для девочек моложе лет).

Мужчины были обязаны растить и носить бороды (по меньшей мере, длиной с кулак): в противном случае их не брали на работу, а тех, кто сбривал бороды сажали в тюрьму и держали там до тех пор, пока их борода не отрастала снова. Талибы жестоко наказывали преступников: в стране практиковались публичные казни, было учреждено специальное «министерство охраны добродетели и предотвращения порока».

После взятия Кабула талибские войска на несколько месяцев приостановили свое наступление, а его возобновление встретило значительное сопротивление. Так, талибы дважды в мае и сентябре 1997 г. пытались завладеть Мазари-Шарифом, стратегически важным городом на севере страны, но оба раза власть талибов в Мазари-Шарифе держалась лишь несколько суток, после чего восстававшие местные жители изгоняли их из города. В июне 1997 г. антиталибские силы, получившие известность как «Северный альянс», объявили о создании Объединенного исламского фронта за спасение Афганистана. Однако к 1998 г. «Талибан» оттеснил войска Северного альянса, получил контроль над примерно 90% территории Афганистана и таким образом прекратил гражданскую войну на большей части страны. В августе 1998 г. «Талибан» снова взял Мазари-Шариф, что сопровождалось массовыми убийствами, призванными не дать возможность повториться восстанию 1997 г.

Несмотря на установление мира на подконтрольных территориях, талибский режим не смог возродить афганскую экономику, которая переживала значительный упадок, вызванный затянувшимися войнами. Сам талибский режим финансово поддерживался Пакистаном. Помимо этого, талибы вели торговлю с соседними странами Туркменией и Ираном, а также получали значительные средства от продажи изготовляемого на территории Афганистана опиума. Со временем под давлением международного сообщества талибы были вынуждены запретить разведение опийного мака и даже заявляли, что в результате этого решения мировое производство опиума уменьшилось на две трети.

В 1996 г., еще до взятия Кабула, с «Талибаном» стал сотрудничать бежавший незадолго до этого в Афганистан лидер террористической организации «Аль-Каида» саудовский миллионер Усама бен Ладен. Благодаря его авторитету среди арабских ветеранов войны с СССР многие из них стали участвовать в боевых операциях на стороне «Талибана», хотя, как позже отмечали эксперты, союз «Аль-Каиды» и «Талибана» не был естественным, поскольку последний исповедовал в большей степени националистическую пуштунскую идеологию.

В конце 90-х годов некоторые эксперты уже отмечали, что «Аль-Каида», разместившая на контролировавшейся талибами территории свои тренировочные лагеря, имеет гораздо большее влияние на талибское руководство, чем Пакистан. Бен Ладен активно финансировал правительство талибов, а один из его сыновей женился на дочери лидера талибов муллы Омара. В феврале 1998 г. бен Ладен фактически занял место главного террориста в глазах США после того, как он совместно с Айманом аль-Завахири (лидером египетской организации «Исламский джихад», ставшим впоследствии одним из первых людей «Аль-Каиды»), а также с руководителями радикальных исламских организаций других стран подписал заявление (представленное как фетва решение мусульманских богословов), провозглашавшее создание организации «Международный исламский фронт за джихад против евреев и крестоносцев» и призывавшее к уничтожению американцев на Ближнем Востоке.

Талибское правительство не рассматривалось мировым сообществом как легитимное, за исключением Саудовской Аравии, Пакистана и Объединенных Арабских Эмиратов, официально объявивших о признании нового кабульского руководства в мае 1997 г. Пакистан продолжал финансовую поддержку талибов и снабжал их оружием. Отношения между «Талибаном» и Саудовской Аравией, которая первоначально оказывала движению помощь, значительно ухудшились после того, как талибы стали ассоциироваться с именем Усамы бен Ладена, с начала 90-х годов вступившего в конфликт с саудовской королевской семьей; в 1998 г. саудовско-талибские отношения были заморожены. Большая часть соседних государств воспринимал движение талибов как угрозу из-за поддержки талибами сепаратистских и исламистских движений. В частности, в январе 2000 г. «Талибан» официально признал правительство независимой Ичкерии (Чечни) во главе с Асланом Масхадовым и установил с ним дипломатические отношения. Власти соседнего Ирана с самого начала существования движения противодействовали ему, поскольку считали «Талибан» инструментом в руках враждебных настроенных стран Пакистана, Саудовской Аравии и США. Конфронтация Ирана и «Талибана» достигла апогея в 1998 г., когда талибские войска при штурме Мазари-Шарифа убили девять иранских дипломатов, а Иран едва не ответил на это вторжением в Афганистан.

Из-за присутствия бен Ладена на подконтрольных «Талибану» территориях талибский режим стал восприниматься на Западе как потворствующий антиамериканским экстремистским силам, хотя вплоть до лета 1998 г. западные источники уделяли этому аспекту гораздо меньше внимания, чем внутренней политике талибов. августа 1998 г., после терактов в посольствах США в Кении и Танзании, в подготовке которых был обвинен бен Ладен, и несмотря на заявления талибских властей о его непричастности, американские силы нанесли ракетный удар по афганским лагерям «Аль-Каиды». Мулла Омар расценил это как «беззастенчивое проявление враждебного отношения к народу Афганистана». 6 июля 1999 г. президент США Билл Клинтон подписал указ, запретивший в наказание за поддержку бен Ладена торговлю с талибскими властями и заморозивший талибские средства в США. В октябре 1999 г. Совет безопасности ООН потребовал выдать Усаму бен Ладена и наложил на движение талибов санкции, которые были усилены дополнительной резолюцией в декабре 2000 г. В результате были заморожены зарубежные финансовые средства движения, ограничено передвижение членов «Талибана» за пределами Афганистана и запрещены поставки оружия движению. Само талибское руководство, однако, с самого начала настаивало на том, чтобы США предоставили ему свидетельства виновности бен Ладена, после чего последний мог бы быть осужден на территории Афганистана.

Тем не менее, известно, что администрация президента США Клинтона пыталась наладить переговоры с представителями «Талибана» и движение в какой-то степени отражало американские позиции в противостоянии между США и Россией за влияние в регионе. С конца 90-х годов, по некоторым сведениям, с талибами пыталось наладить контакт руководство Узбекистана во главе с Исламом Каримовым, а в начале 2000 г., по отдельным данным, были попытки связаться с талибами со стороны российского руководства. Кроме того, талибы поддерживали хорошие отношения с туркменским режимом Сапармурата Ниязова: в частности, именно в ходе переговоров с туркменским руководством в мае 1999 г. талибы заключили первое экономическое соглашение с иностранным государством, которое предусматривало авиасообщение между Туркменией и Афганистаном, поставки туркменского газа талибам и участие туркменских специалистов в восстановлении двух афганских электростанций.

В марте 2001 г. талибский режим вызвал протест мирового сообщества после того, как вопреки обращениям ЮНЕСКО и ряда стран (включая Пакистан) талибами в Бамианской долине были взорваны гигантские статуи Будды, возраст которых превышал 1500 лет: талибы сочли их идолами, подлежащими уничтожению. Разрушение статуй связывалось, в частности, с продолжавшимся ростом влияния «Аль-Каиды»; позже даже утверждалось, что приказ об уничтожении был отдан непосредственно бен Ладеном. Усиление позиций бен Ладена подчеркивалось и тем, что летом 2001 г. его воспринимали как человека, определяющего внешнюю политику талибов; появлялись также сообщения о том, что он был назначен главнокомандующим талибов.

9 сентября 2001 г. в результате теракта, организованного «Аль-Каидой», был смертельно ранен один из крупнейших деятелей антиталибского альянса Ахмад Шах Масуд. Через два дня, сентября, несколько членов «Аль-Каиды» захватили четыре гражданских авиалайнера и направили три из них на здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и Пентагона в Вашингтоне, в результате чего погибло 2974 человека. сентября президент США Джордж Буш предъявил талибам ультиматум с требованием выдать лидеров «Аль-Каиды», однако руководство «Талибана» вновь потребовало предъявить доказательства причастности бен Ладена к терактам и подтвердило, что готово провести суд только на территории Афганистана.

После отказа талибов от выдачи бен Ладена сентября 2001 г. Объединенные Арабские Эмираты разорвали дипломатические отношения с талибским режимом, а сентября к ним присоединилась Саудовская Аравия. 7 октября 2001 г. страны НАТО (США и их европейские союзники) начали бомбардировки Афганистана, одновременно оказывая поддержку войскам Северного альянса. ноября «Талибан» потерял контроль над Кабулом. Стремительную победу войск коалиции над талибами связывают с применением войсками НАТО стратегии активных авиаударов, почти не сопровождавшихся наземными операциями и тем самым не дававших талибам возможность сопротивляться. К 9 декабря «Талибан» считался окончательно сверженным, в то же время мулле Омару и бен Ладену удалось скрыться: предположительно, они нашли убежище в Федерально-управляемой Зоне племен на севере Пакистана.

Территории Афганистана контролировалась движением Талибан на момент начала операции НАТО. Уже тогда разыскиваемый властями США террорист номер один Усама бин Ладен получил убежище в Афганистане. Талибы отказывались выдавать бин Ладена и после взрывов в американских посольствах в Кении и Танзании в 1998 году. После терактов сентября 2001 года президент США Джордж Буш выдвинул талибам ультиматум: в кратчайшие сроки выдать американскому правосудию бин Ладена, а также все руководство Аль-Каиды. сентября талибы ответили отказом, заявив, что американцы не предоставили достаточно веских доказательств причастности этой организации к атакам в Нью-Йорке и Вашингтоне.

сентября два единственных государства, признававших режим Талибан (ОАЭ и Саудовская Аравия)3-й страной признавшей Эмират Афганистан был Пакистан, разорвали с Афганистаном дипломатические отношения. Из самого Афганистана в Иран и Пакистан хлынул огромный поток беженцев.

Военная операция против движения Талибан началась вечером 7 октября 2001 года. В нанесении первого удара принимали участие боевых самолётов; с американских и британских кораблей было выпущено около крылатых ракет.

В течение первого месяца боевые действия сводились к воздушным бомбардировкам американской авиацией различных военных объектов движения Талибан. Система ПВО талибов была выведена из строя почти сразу; вся имевшаяся у них авиация была уничтожена на аэродромах. Также проводились и наземные операции с участием сил специального назначения стран коалиции.

В целом практически вся информация о ходе военных действий исходила либо из американских и британских официальных источников, либо от катарского телеканала «Аль-Джазира» единственного телеканала, чьим журналистам талибы позволили работать в Афганистане.

Основную роль в ведении воздушной войны играли стратегические бомбардировщики B-1, B-2, B-52. Большинство ударов наносилось высокоточными боеприпасами с лазерным или спутниковым наведением, что, однако, не позволило избежать инцидентов с гибелью мирного населения. Были применены и сверхтяжёлые авиационные бомбы «Дэйзикаттер» самые мощные неядерные боеприпасы в мире на тот момент.

Параллельно с военной проводилась гуманитарная операция: военно-транспортные самолёты C-17 разбрасывали над страной пакеты с продовольствием и медикаментами.

После месяца бомбардировок боеспособность движения Талибан снизилась: оно потеряло всю свою авиацию (наличие которой ранее было заметным преимуществом над Северным альянсом), тыловые линии снабжения были нарушены. 9 ноября 2001 года Северный альянс провёл первую серьёзную наступательную операцию с начала воздушной кампании, взяв крупный город Мазари-Шариф.

При этом было убито много талибов, прекративших сопротивление, а город подвергся мародёрству. Утрата Мазари-Шарифа нанесла Талибану неожиданно серьёзный удар. Многие поддерживавшие его полевые командиры предпочли перейти на сторону Северного Альянса после первого же поражения. Уже ноября талибы без боя оставили Кабул, находившийся под их властью с 1996 года.

Несколько дней спустя они контролировали лишь южную часть Афганистана, и город Кундуз на севере. Осада Кундуза продолжалась с по ноября и завершилась капитуляцией удерживавших город сил Талибана. Пленные были помещены в старинную крепость Калайи-Джанги, где, однако, подняли мятеж, который был подавлен Северным Альянсом при поддержке американских спецподразделений и авиации лишь через неделю. Из числа восставших выжили несколько десятков человек. В ходе боёв в Калайи-Джанги военные силы США понесли первую подтверждённую потерю от действий противника погиб сотрудник ЦРУ Джонни «Майк» Спэнн. Гражданское население оказалось блокированным между вооруженной оппозицией, с одной стороны, и международными и афганскими силами, с другой.

Боевые действия велись непосредственно в районах проживания мирных граждан, в результате чего люди страдали от прямых последствий войны — перестрелок, воздушных ударов, терактов с участием террористов-смертников и применения самодельных взрывных устройств.

Помимо этого, существуют еще и косвенные последствия. Боевые действия лишают мирных граждан доступа к таким важнейшим услугам, как здравоохранение, поскольку медики не могут попасть в отдаленные районы, а люди не могут добраться до городов, где находятся медицинские учреждения.

Руководство всех сторон в конфликте ясно заявляет о своем намерении сделать все возможное для защиты мирных граждан от последствий конфликта. Это намерение отражено, например, в тактических директивах НАТО и недавних заявлениях лидеров Талибана.

Однако боевые действия по-прежнему приводят к гибели мирных граждан. Обеспечение более эффективной защиты мирных граждан пока еще остается сложной нереализованной задачей. Так продолжится до тех пор, пока масштабы конфликта будут расти.

К концу ноября под контролем талибов оставался только один крупный город Кандагар, колыбель движения Талибан. Здесь находился и лидер движения мулла Омар. ноября в Афганистане высадился первый крупный воинский контингент США около 1000 морских пехотинцев были вертолётами переброшены с кораблей в Аравийском море в район южнее Кандагара, где они создали передовую оперативную базу Кэмп-Рино.

На следующий день к лагерю выдвинулась небольшая колонна бронетехники талибов, которая была уничтожена вертолётами AH-1W. Хотя морская пехота не участвовала в наземных боевых действиях, положение талибов в осаждённом Кандагаре постепенно ухудшалось, и 7 декабря город пал. Часть боевиков сумела бежать в соседний Пакистан, часть ушла в горы (включая и муллу Омара), остальные сдались в плен Северному Альянсу. Взятие Кандагара символизировало завершение основного этапа боевых действий.

Внимание американского командования теперь было обращено к горному району Тора-Бора на юго-востоке Афганистана. Здесь ещё со времени участия в Афганской войне СССР располагался крупный пещерный комплекс, где, по данным разведки, укрывался Усама бин Ладен. Сражение за Тора-Бору продолжалось с по декабря. На комплекс наступали местные вооружённые отряды, при поддержке американской авиации. После взятия пещеры были тщательно осмотрены.

Как выяснилось, бин Ладен успел покинуть его накануне сражения. Несмотря на это, продолжавшаяся два с половиной месяца военная операция США и Великобритании увенчалась успехом движение Талибан было отстранено от власти и практически утратило боеспособность.

Во главе страны встал Хамид Карзай, назначенный главой переходной афганской администрации в декабре 2001 года и утверждённый временным президентом в июне 2002 года на Лойя джирга.

Для поддержания безопасности в Афганистане была развёрнута военная миссия НАТО, получившая название ISAF (International Security Assistance Force, создана согласно резолюции Совета Безопасности ООН от декабря 2001 года).

Поначалу её зона ответственности распространялась только на Кабул.

Операция «Анаконда» проводилась со 2 по марта 2002 года. Первоначальный план предусматривал осуществление классической схемы «молот и наковальня», в которой лояльные США афганские силы должны были войти в долину, а два американских батальона перекрыть все выходы из неё, что обеспечило бы окружение противника. На этапе планирования операции были допущены серьёзные просчёты. Не располагая адекватными разведданными, американское командование в Афганистане сочло, что противник не окажет серьёзного сопротивления, и операция будет завершена легко и быстро. В действительности боевики «Аль-Каиды» оказались готовы к обороне. В первый же день операции её план оказался нарушен, и американские командиры были вынуждены импровизировать на месте.

Наиболее известным событием операции «Анаконда» стало сражение на хребте Такур-Гар 4 марта. Из-за нескоординированности своих действий подразделения американского спецназа трижды за день попадали в засаду на высоте Такур-Гар, в результате чего два тяжёлых транспортных вертолёта MH-47E были повреждены, а третий уничтожен.

В дальнейшем, задействовав дополнительные силы авиации, сыгравшей в операции очень значительную роль, силы коалиции сумели войти в долину Шахи-Кот и прочесать её. К этому времени большая часть боевиков «Аль-Каиды» либо погибла, либо благополучно покинула долину.

Командование США объявило операцию «Анаконда» крупным успехом коалиции, однако это утверждение было неоднозначно воспринято в армейских кругах. По итогам «Анаконды» развернулась оживлённая дискуссия о том, почему на этапе планирования не было уделено должного внимания авиационному компоненту сил коалиции, что привело к очень большим трудностям во взаимодействии наземных подразделений с ударной авиацией. Опыт этой операции привёл к улучшению механизмов взаимодействия между ВВС и Армией США.

Потери сил США в операции составили 8 человек погибшими и около ранеными. Все погибшие были военнослужащими подразделений спецназа, семь из восьми погибли в бою на Такур-Гар. Потери сил «Аль-Каиды» неизвестны; по разным данным, они составили от 100 до 1000 человек убитыми. По состоянию на 2007 год сражение в долине Шахи-Кот остаётся самым крупным сражением с участием наземных сил США в Афганистане.

Сумев избежать столкновений с войсками международной коалиции после «Анаконды», Талибан начал постепенно восстанавливать силы. Как и вооружённая оппозиция, сражавшаяся против советских войск в 1980-х годах, талибы использовали «племенную зону» на афгано-пакистанской границе в качестве свой тыловой базы.

Этот район не контролировался пакистанскими властями (попытка установить контроль в 2004 году привела к вооружённому конфликту между правительственной армией и племенным ополчением, продолжавшемуся два года) и прекрасно подходил для развёртывания тренировочных лагерей и набора пополнения из числа учащихся медресе.

Была восстановлена цепочка командования, серьёзно пострадавшая во время осенней кампании 2001 года, созданы пять оперативных зон, за каждую из которых отвечал определённый полевой командир.

В 2003—2004 годах Талибан набирал силу и постепенно усиливал боевые действия в южных районах Афганистана. Одним из первых свидетельств восстановления былой мощи стал бой января 2003 года во время проводившейся американскими войсками операции «Мангуст». Тогда был убито боевиков Талибана и группировки «Хизб-и-Ислами», и это было описано как самое крупное боестолкновение со времён «Анаконды». Начали проводиться и террористические акции в городах: так, 7 июня в Кабуле террорист-смертник на заминированной машине протаранил автобус с военнослужащими немецкого контингента ISAF, погибли 4 немецких солдата и 1 мирный афганец. К осени 2003 года талибы настолько укрепились в южных районах страны, что назначили своих «теневых» губернаторов в провинциях Пактика, Пактия, Нангархар и Кунар.

Усиление партизанской войны не осталось незамеченным: в октябре Совет Безопасности ООН одобрил расширение зоны ответственности ISAF за пределы Кабула. Несмотря на активизацию боевых действий, продолжалась экономическое и политическое восстановление Афганистана. В январе 2004 года на Лойя Джирга была принята новая конституция, а 9 октября прошли первые свободные президентские выборы в истории страны, на которых победил Хамид Карзай.

2005 год был отмечен новой эскалацией насилия. За год в результате боевых действий в Афганистане погибло в общей сложности 1500 человек, наибольшее число после свержения режима талибов. Возросли потери американского контингента и сил ISAF. В июне был сбит американский вертолёт MH-47, погибло военнослужащих частей специального назначения наибольшая единовременная потеря США с начала войны. В августе испанских военнослужащих погибли в очередной вертолётной катастрофе. Увеличилось число атак с применением самодельных взрывных устройств. Тем не менее, в сентябре правительству Карзая удалось успешно организовать и провести выборы в парламент.

НАТО стало играть важную роль в Афганистане только в августе 2003 года, взяв на себя командование Международными силами по содействию безопасности в Афганистане (ИСАФ), хотя некоторые из стран-членов этой организации находились в стране ещё с 2001 года. Хотя формально ООН и афганское правительство просили Альянс о привлечении сил НАТО в Афганистан, в реальности же это событие явилось результатом закулисных интриг в Вашингтоне и европейских столицах. В первый период своего присутствия, администрация Буша не стремилась использовать там силы и организационную структуру НАТО, опасаясь ослабления возможности Вашингтона контролировать ситуацию и определять направления местной стратегии. Но немецкое и голландское правительства начали приводить аргументы в пользу более активного участия НАТО в Афганистане, выражая надежду на то, что контроль над военными операциями в Афганистане под командованием НАТО будет более эффективен, нежели это осуществлялось ранее структурой ИСАФ, присутствовавшей в стране до прихода Альянса. Они также надеялись, что присутствие НАТО в Афганистане легитимизирует американское присутствие в глазах общественного мнения страны.

В 2003 году Вашингтон, увлечённый идеей присутствия НАТО, постепенно принимает её, видя в ней одновременно и последующий эффект легитимности, и возможность улучшения отношений со своими союзниками. А также, возлагая надежды на то, что присутствие стран НАТО в Афганистане станет стимулом для отправки ими своих вооружённых сил и вкладывания в эту страну финансовых ресурсов, что было не лишним в ситуации участия сил США в Ираке.

Но даже после того, как НАТО взяло на себя командование силами ИСАФ, расширение и продвижение вглубь афганских провинций все также занимало много времени. Только в 2006 году неамериканские члены НАТО начали развертывание войск на юге Афганистана, где почти сразу же были вовлечены в тяжёлые боевые действия.

Это был самый спорный этап в экспансии НАТО, поскольку лишь небольшая группа членов НАТО согласилась направить войска в сложные южные провинции страны. В частности, такие крупные члены НАТО, как Германия, Италия, Испания и Франция попали под жёсткое давление британских, канадских и американских дипломатов из-за своего нежелания и «отговорок» развернуть войска на юге страны.

Сами голландцы постоянно подвергались резкой критике, несмотря на участие их войск в боевых операциях на юге страны, из-за отказа принять участие в наступательных операциях и нежелания осуществлять боевые операции в глубине территории противника. Однако высшие офицерские чины понимали, что военное развертывание без политической поддержки может повлечь за собой препятствия, подразумевая риск поспешного вывода войск некоторых стран-членов в случае значительных потерь, но они не предавали этому факту особого значения.

Вскоре изменение ситуации в стране привело к изменению роли НАТО в стратегии Вашингтона. Кабул удерживал страну с нарастающей безнадёжностью и шаткостью, и с 2006 года стал очевидным процесс распространения и активизации повстанцев.

С января 2006 года началось размещение войск ISAF на юге Афганистана. Костяк группировки в этом районе составила британская 16-я воздушно-штурмовая бригада, усиленная канадским, голландским и другими контингентами. 1 августа НАТО приняло от США командование международными силами на юге страны; новая миссия, взятая на себя Североатлантическим альянсом, упоминалась как самая опасная за лет существования организации.

Но ещё в середине мая силы ISAF начали операцию «Горный прорыв», ознаменовавшую возобновление активных боевых действий в Афганистане после четырёхлетнего затишья. Операция проводилась в провинциях Гильменд, Забуль, Кандагар, Пактика, Урузган, в ней принимали участие более тыс. военнослужащих международных войск. Талибы, успевшие укрепиться в этих районах, оказывали серьёзное сопротивление. «Горный прорыв» закончился в июле. За ним последовали операции «Медуза» (сентябрь) и «Горная ярость» (сентябрь 2006 январь 2007).

Они также сопровождались интенсивными боевыми действиями.

Результаты наступления сил международной коалиции на юге Афганистана были неоднозначными. Командование ISAF сообщало, что талибы были выбиты из ряда районов и понесли существенные потери (так, было заявлено об уничтожении 1100 талибов во время «Горного прорыва» и ещё около 500 во время «Медузы»).

Однако полный успех достигнут не был, а потери международной коалиции тоже оказались значительными. Крупнейшей единовременной потерей была катастрофа британского разведывательного самолёта «Нимрод» 2 сентября, в которой погибло человек. О возросшей интенсивности боевых действий говорит тот факт, что, к примеру, канадский контингент в июле—сентябре 2006 года потерял погибшими человека больше, чем за предыдущие четыре года пребывания в Афганистане.

В 2007 году на юге Афганистана продолжались боевые действия. И талибы, и силы НАТО проявили наибольшую активность в провинции Гильменд. Осенью 2006 года британские войска покинули город Муса-Кала, центр одноимённого округа в Гильменде, передав контроль местным старейшинам.

Талибы воспользовались этим и в феврале 2007 года заняли город, что стало их крупнейшим успехом с начала войны. В Муса-Кале был введены законы шариата, закрыты школы, а местных жителей принуждали платить большой налог. В ответ на действия талибов войска НАТО провели в провинции крупные операции «Ахиллес» (март—май) и «Ластай Куланг» (май—июнь).

Большим успехом международной коалиции стало убийство мая известного полевого командира муллы Дадуллы, командовавшего всеми силами Талибана на юге. Однако Муса-Кала оставалась в руках талибов, которые были выбиты из города лишь в результате трёхдневного сражения в декабре. Это была первая операция со значительным участием новой афганской армии.

Хотя в других районах Афганистана ситуация оставалась более спокойной, в октябре и ноябре на севере страны было проведено первое крупное наступление против талибов. В двухэтапной операции под кодовым названием «Харекате Йоло» участвовали немецкие, норвежские и афганские подразделения.

Рост интенсивности боевых действий привёл к тому, что международные силы в ряде случаев наносили удары по гражданским объектам, что приводило к гибели мирных жителей.

Достаточно большую известность получил инцидент, произошедший 4 марта 2007 года в округе Шинвар (Нангархар), когда специальное подразделение морской пехоты США было атаковано террористом-смертником и открыло беспорядочную стрельбу, жертвами которой стали до мирных афганцев.

Наиболее трагический случай имел место 2 августа в округе Багран (Гильменд), где в результате авиаудара, направленного против двух полевых командиров, погибло и было ранено от 200 до 300 человек (по свидетельствам местных жителей).

В июле 2009 года «многонациональные силы в Афганистане» (Multinational Force Afghanistan — MNFА), или «международные стабилизационные силы» (ISAF) понесли рекордные с момента ввода в 2002 году безвозвратные потери — человек, из них — военнослужащие ВС США. В некоторых СМИ этот месяц назвали «Черным июлем», а причины таких потерь многие обозреватели склонны объяснить тем, что силы коалиции приступили к «решительным действиям по ликвидации очагов сопротивления».

Действительно, 2 июля силы командование НАТО начало крупномасштабную операцию по уничтожению баз боевиков движения «Талибан» на территории южного Афганистана с нанесением ударов по ряду районов соседнего Пакистана. Операция получила кодовое обозначение «Канжар» («Кинжал»), в ходе которой около 4 тыс. военнослужащих 2-й бригады морской пехоты США и 650 афганских солдат и полицейских направилась в низовья реки Гильменд в одноименной провинции на юге Афганистана. Одновременно в рамках общего замысла британские войска приступили к реализации операции «Коготь пантеры» в провинциях Гильменд и Кандагар силами около 700 военнослужащих при непосредственной поддержке батальона спецназа «Черный дозор» и вертолетов. Благодаря договоренности с властями Пакистана, в соседнем государстве были предприняты жесткие меры по локализации мест проживания афганских беженцев и побуждению их к возвращению в Афганистан с тем, чтобы снизить рост исламского терроризма в самом Пакистане, выявить и обезвредить главарей террористических организаций и нарушить систему связи и управления среди афганского подполья.

К середине июля масштаб боевых действий существенно расширился. Так, июля министр обороны Афганистана генерал Абдул Рахим Вардак заявил, что операции против боевиков проводятся также в провинциях Урузган и Забуль, а июля подразделения Афганской национальной армии начали войсковую операцию «Орёл» в северной провинции Кундуз против боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ) Тахира Юлдашева. Примечательно, что помимо 1000 афганских солдат и полицейских в этой операции были задействованы свыше 300 военнослужащих бундесвера. В этой связи уместно отметить, что дислоцированные в одном из самых спокойных районов страны подразделения бундесвера занимались ранее главным образом строительством колодцев, мостов и школ, периодически сопровождая колонны. Переход к прямому участию в активных боевых действиях, в которых немецкий контингент использовал тяжелые виды вооружения, привел к тому, что сравнительно малочисленный немецкий контингент вышел на четвертое место по количеству безвозвратных потерь среди иностранных войск в Афганистане, уступая лишь США, Великобритании и Канаде.

Официально операция направлена на то, чтобы поразить передовые места дислокации талибов и лишить противника возможности подвоза и складирования оружия и военной техники среди альтернативных, а точнее — сопутствующих мер предлагается, в частности, развертывание британских военных баз по всей провинции Гильменд, чтобы закрепить присутствие и поддержать местные органы самоуправления и полиции. Очевидно, что ближайшей целью действий коалиции является стабилизация обстановки в Афганистане накануне президентских и провинциальных выборов августа. Предполагается, что избиратели смогут зарегистрироваться и принять участие в выборах даже в тех районах, где прежде это ни разу не удавалось (например, в провинции Гильменд).

февраля 2010 на юге Афганистана в провинции Гильменд началась военная операция, в которой участвовали американские и афганские военные. В результате операции талибы были выбиты из главного города боевиков города Марджа. Американские военные назвали операцию успешной, хотя многие аналитики не склонны так утверждать.

В марте началась новая операция в окрестностях Кандагара.

Талибы не ввязываются в крупные боестолкновения, продолжая использовать тактику партизанских войн и мелких стычек.

Большинство военнослужащих иностранного контингента гибнут от заложенных на дорогах мин. Такая тактика талибов не приносит ощутимых потерь американским и натовским войскам. Партизанская война происходит на большей части территории страны.

Так на севере страны, где расквартирован немецкий контингент, 2 апреля 2010 года в уезде Чахар-дара провинции Кундуз военнослужащие бундесвера вступили в крупное боестолкновение с боевиками «Талибана». В результате трое военнослужащих бундесвера погибли и еще восемь получили тяжелые ранения. Сообщалось о 200 нападавших со стороны талибов.

Позже стало известно, что немецкие военнослужащие по ошибке застрелили шестерых военнослужащих афганской армии двигавшихся на помощь немцам. В ответ на вылазку боевиков немецкие и афганские войска начали апреля операцию в уезде Баглан-и-Маркази. Войска НАТО и Афганистана поставили в качестве своей задачи полное освобождение уезда от боевиков.

С окончанием активных военных действий и началом формирования новой власти в Кабуле Хамид Карзай оказался востребован не просто как политик-пуштун, но и как представитель племенной знати.

В декабре 2001 на Боннской конференции афганских политических деятелей Карзай был поставлен во главе переходной администрации Афганистана. В июне 2002 Лойя джирга (Высший совет, в который входят лидеры всех народов, племен и группировок Афганистана) избрала его временным президентом страны. Всё это время в правительстве Карзая были широко представлены деятели Северного альянса основной силы, противостоявшей талибам в Афганистане (этнические таджики из провинции Панджшер министр обороны Мохаммад Фахим, министр иностранных дел Абдулла Абдулла, министр просвещения Юнус Кануни).

Деятели «Северного альянса», которые впоследствии стали соперниками Хамида Карзая на президентских выборах, находятся в политической оппозиции, но пока не представляют такой серьёзной угрозы, как местные полевые командиры, опирающиеся на многочисленные вооруженные отряды и контролирующие основную часть территории страны. Некоторые из них назначены на официальные должности, вплоть до губернаторских, другие являются просто влиятельными людьми.

Афганские выборы стали международными голосование также проходило в Пакистане и Иране, где находятся соответственно 740 и 600 тысяч афганских беженцев, допущенных к участию в выборах. Победу на президентских выборах 2004 года одержал Хамид Карзай. Охрану избирательных участков осуществляли афганская полиция, национальная армия и Международные силы по обеспечению безопасности (ИСАФ) совместно с силами международной коалиции.

Назначая Хамида Карзая главой временного правительства Афганистана в 2001, США надеялись, что он сможет навести порядок в стране. Уровень наркоторговли резко увеличился по сравнению с тем периодом, когда у власти были талибы.

При Карзае наркобароны даже заняли ответственные посты (один из них его брат, Абдул Каюм Карзай, считающийся одним из крупнейших наркобаронов в провинции Кандагар).

Отсутствие результатов в борьбе с наркоторговлей и отсутствие поддержки со стороны президента привело в сентябре 2005 к отставке министра внутренних дел Афганистана Али Ахмада Джалали.

Хамиду Карзаю не удалось подавить вооружённое сопротивление талибов. Несмотря на многомиллиардную помощь мирового сообщества, Афганистан остаётся практически беднейшей страной в мире.

В этой ситуации, по-видимому, США придётся пойти на предоставление реальных властных полномочий тем, кто располагает огромным влиянием и силой.

Это практически уже было сделано путём проведения сентября 2005 парламентских выборов, на которых, по имеющимся сообщениям, лидируют представители оппозиции и бывшие полевые командиры.

августа 2009 года состоялись очередные президентские выборы, по результатам которых Карзай был вновь переизбран.

Кроме самого Хамида Карзая, основными претендентами были бывший министр финансов Ашраф Гани Ахмадзай и бывший министр иностранных дел Абдулла Абдулла. Выборы прошли с многочисленными нарушениями, о чём заявил Глава миссии ООН в Афганистане Кай Эйде.

Заключение

После ухода советских войск, многие западные политики предсказывали быстрое поражение режима Наджибуллы. Но этого не произошло, значит:

1. Правительство Наджибуллы имело поддержку у некоторой части афганского населения.

2. Сам режим не опирался полностью на » штыки » советских солдат.

Решающую роль в падении правительства сыграло два обстоятельства.

  • Полностью уход Советского союза из Афганистана.
  • Правительству Наджибуллы не удалось решить национальный вопрос.

Захватившие в 1992 г. в Афганистане власть, моджахеды так и не смогли ее поделить. К лету 1992 г страна окончательно раздробилась на несколько частей. Причиной произошедшего было, то что:

1. Нет общенационального лидера, на тот момент , за которым бы пошла большая часть населения. (Пуштуны, как самая многочисленная часть населения тоже была неоднородна)

2. Появление на политической арене множество политических лидеров, которые защищали свои автономные интересы в пределах уезда, а не общегосударственные.

3. Заинтересованность соседних государств в раздроблении страны. Особенностью ситуации в Афганистане явилось то, что когда его оставили в покое Москва и Вашингтон, а одна из враждовавших афганских сторон (режим Наджибуллы) потерпел поражение, этот кризис не только не пошел на убыль, но и разгорелся с новой силой. Дальнейшее развитие событий показало, что ситуация в этой стране вышла из-под контроля США и России и что гораздо большее воздействие на нее стали оказывать соседние региональные государства, прежде всего Пакистан и Иран.

Раздробленность страны было своего рода компромиссным вариантом между заинтересованными сторонами, но компромисс этот оказался недолговечен. Пакистан в этой обстановке был самым ущемленным, по выше перечисленным причинам. Одновременно появилось перспектива транспортировать Туркменский газ. Для этого нужно объединить государство Афганистан. И на политическую сцену страны выходит движение «Талибан».

По замыслу его создателей, движение «Талибан» должно было стать той силой, которая сумела бы «навести порядок» в Афганистане, прекратить внутриафганскую междоусобицу, восстановить традиционное доминирование пуштунов в общественно-политической жизни страны. Делался расчет и на то, что гарантирует приход к власти в Афганистане дружественного, если не откровенно зависимого от Исламабада режима, что должно обеспечить Пакистану своего рода «стратегическую глубину» и геополитические преимущества в непростых взаимоотношениях с Индией.

Талибан только при помощи извне не в состоянии объединить силовым путем Афганистан, нужно было опираться и на внутренние силы, и была разыграна пуштунская карта (пуштунский национализм).

К 2000г захватив 90% территории страны Талибы кроме идеологии «чистого ислама» принесли с собой следующие проблемы:

1. Территория страны превратилась в опорную базу международного терроризма (организация » Аль-Кайда».)

2. Рост производства наркотического сырья.

3. Ухудшение гуманитарной обстановки в стране.

Все это свидетельствует о серьезном кризисе в стране.

Радикальная группировка Талибан пришла к власти после падения правительства доктора Наджибуллы в ходе жестокой борьбы за власть между бандами, благодаря финансовой помощи Соединенных Штатов Америки, поддержке Саудовской Аравии и всемерного содействия Пакистана.

Очень быстро эта маленькая группа, получив со стороны США снабжение самым современным оружием и пополняясь сторонниками движения из числа различных группировок моджахедов и учащихся пакистанских медресе, превратилась в мощную военно-политическую силу, которая выступала против войны.

В 1994 году, захватив город Кандагар, талибы провозгласили собственное правительство и получили широкую, претендуя на мировую, известность. В 1996 году талибы установили свой контроль над Кабулом, а потом и над всей страной. Хотя были противники талибов, которые сопротивлялись и пытались создавать оппозиционную коалицию. Но порядок в рядах новой власти был железный, а форма управления страной обеспечивала рост финансовой и военной мощи Движения Талибан. Постепенно крайне жестокий режим управления талибов начал отторгать народ и своих союзников на Западе.

Однако кроме осуждения политики руководства Талибана никаких действий против него Вашингтоном не предпринималось. Более того, по свидетельствам американских СМИ, представители движения имели возможность посещать США, где встречались с американскими чиновникам и, в том числе с будущим президентом США Дж. Бушем. Всё изменилось после терактов сентября 2001 года. США назвали У. бен Ладена, одного из спонсоров Движения Талибан, организатором теракта и потребовали от талибов его экстрадиции. После того как талибы не починились требованиям Вашингтона, президентом Дж. Бушем был выбран вариант военного вторжения в Афганистан в надежде на то, что бомбардировки территория Афганистана вынудят талибов заключить соглашение с США. После более чем месячной бомбардировки Афганистана внезапно ночью талибы без боя оставили Кабул, сосредоточив силы в Кандагаре. А спустя 3 дня режим талибов канул в прошлое.

Но главная задача вторжения в Афганистан не была выполнена. Америке всё ещё не удаётся поймать «террориста №1» и его сподвижников. Прошло более 7 лет с момента вторжения в Афганистан, в течение которых США и силы НАТО не смогли обеспечить мир и стабильности в стране, хотя администрация США постоянно увеличивает свой военный контингент в Афганистане.

Одновременно в прессе всё чаще появляется информация о том, что жертвами американских военных вместо талибов становятся мирные жители. Пытаясь избежать прямых столкновений с боевиками и вынужденных потерь, командование МССБ использует массированные бомбардировки населенных пунктов, что приводит к значительным жертвам среди мирного населения. Авиационные удары наносятся на основе непроверенной информации, эти действия не согласовываются с афганскими властями.

Согласно данным мартовского 2008 года доклада генерального секретаря ООН жертвами боевых действия в 2007 году в Афганистане стали более 8000 человек. Только в марте 2008 года в результате натовских авианалётов в области Гарамсер провинция Гильменд погибли человек, в основном дети, женщины и старики. В целом статистика за 2008—2009 годах показывает, что наибольшее число мирных жителей (две трети от общего количества жертв) погибает в результате действий талибов и других повстанческих группировок, ведущих борьбу против сил НАТО и афганского правительства.

Официальные представители НАТО утверждают, что уничтожаются боевики Талибана и «Аль-Каиды». Очевидцы же доказывают обратное, приводя примеры самоуправства американских офицеров и солдат: задержания и арестов людей, самовольных обысков в домах.

Откровенное несоблюдение норм культуры, религиозных традиций и обычаев народа Афганистана создают серьёзные проблемы для американцев. Ежедневные массовые убийства мирного населения Афганистана называются борьбой с международным терроризмом, поэтому американцам позволено нарушать международные законы о военных действиях и права человека. Поэтому Вашингтон настаивает на неподсудности своих солдат за совершённые ими преступления.

Складывается впечатление, что командование войск США в Афганистане позабыло о тех целях, которые они преследовали, начиная эту кампанию. И как следствие действия американских военных в республике всё больше начинают напоминать оккупацию со всеми её характерными чертами: жестокостью к мирным жителям, непропорциональным применением силы и презрением к местным традициям.

Список использованных источников и литературы

1. Заявление глав государств и правительств стран, выделяющих контингенты в состав действующих в соответствии с мандатом ООН, руководимых НАТО Международных сил содействия безопасности (ИСАФ) в Афганистане ноября 2010 г. URL: http://www.nato.int/cps/ru/SID-6E2A A32E-1C2E4A0D/natolive/news_68722.htm?selectedLocale=ru (дата обращения 15.05.2014 г.)

2. Заявление о борьбе с терроризмом: адаптация оборонного потенциала Североатлантического союза. URL: http://www.nato.int/cps/ru/SID-6E2A A32E-1C2E4A0D/natolive/official_texts_18843.htm?selectedLocale=ru (дата обращения 15.05.2014 г.)

3. Заявление Организации Североатлантического договора и Исламской республики Афганистан от 6 сентября 2006 г. URL: http://www.nato.int/cps/ru/SID-6E2AA32E-1C2E4A0D/natolive/official_texts_ 50575.htm?blnSublanguage=true&selectedLocale=ru&submit.x=14&submit.y=5&submit=select (дата обращения 17.05.2014 г.)

4. Заявление Организации Североатлантического договора (НАТО) и Правительства Исламской Республики Афганистан о долгосрочном партнерстве, подписанное на встрече в верхах НАТО в Лиссабоне, Португалия — ноября 2010. URL: http://www.nato.int/cps/ru/natolive/ official_texts_68724.htm (дата обращения 11.05.2014 г.)

5. Заявление по Афганистану министров иностранных дел стран, участвующих в Международных силах содействия безопасности (ИСАФ) — 4 декабря 2009 г. URL: http://www.nato.int/cps/ru/SID-6E2AA32E-1C2E4A0D/ natolive/news_59701.htm?selectedLocale=ru (дата обращения 26.04.2014 г.)

6. Заявление по Афганистану по итогам встречи в верхах в Чикаго — Обнародовано главами государств и правительств Афганистана и стран, участвующих в Международных силах содействия безопасности под руководством НАТО (ИСАФ).

URL: http://www.nato.int/cps/ru/SID-6E2AA32E-1C2E4A0D/natolive/official_texts_87595.htm?selectedLocale=ru (дата обращения 18.04.2014 г.)

7. Заявление по Афганистану, принятое по итогам встречи в верхах — обнародовано главами государств и правительств, участвовавшими в заседании Североатлантического совета в Страсбурге/Келе 4 апреля 2009 года. URL: http://www.nato.int/cps/ru/SID-6E2AA32E-1C2E4A0D/natolive/ news_52836.htm?selectedLocale=ru (дата обращения 25.04.2014 г.)

8. Конституция Республики Афганистан 2004 г. URL: http://mykpzs.ru/ konstituciya-islamskoj-respubliki-afganistan-2004-rus/ (дата обращения 30.03.2014 г.)

9. Коран. Пер. с араб. акад. И.Ю. Крачковского. М., 1990.

10. Ответ НАТО на терроризм. Заявление, обнародованное на министерской сессии Североатлантического совета, состоявшейся в штаб-квартире НАТО в Брюсселе 6 декабря 2001 г. URL: http://www.nato.int/cps/ru/SID-6E2AA32E-1C2E4A0D/natolive/official_texts_ 18848.htm?selectedLocale=ru (дата обращения 16.04.2014 г.)

11. Доклад: «Политика НАТО «Покупайте афганское»» — апреля 2010 г. URL: http://www.nato.int/cps/ru/SID-6E2AA32E-1C2E4A0D/natolive/official_ texts_62851.htm?selectedLocale=ru (дата обращения 17.05.2014 г.)

12. Резолюция ГА ООН 44/15 от 1 ноября 1989 г. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/552/56/IMG/NR055256. pdf?Open Element (дата обращения 7.05.2014 г.)

13. Резолюция ГА ООН 44/161 от декабря 1989 г. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/ RESOLUTION/GEN/NR0/554/02/IMG/NR055402.pdf ? OpenElement (дата обращения 31.03.2014 г.)

14. Резолюция ГА ООН 45/12 от 7 ноября 1990 г. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/45/12 (дата обращения 11.05.2014 г.)

15. Резолюция ГА ООН от декабря 1995 г. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N96/766/95/PDF/N9676695.pdf ?OpenElement (дата обращения 23.04.2014 г.)

16. Резолюция ГА ООН от декабря 2002 г. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N02/554/94/PDF/N0255494.pdf ?OpenElement (дата обращения 23.04.2014 г.)

17. Резолюция ГА ООН 60/32 от ноября 2005 г. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N05/489/48/PDF/N0548948.pdf ?OpenElement (дата обращения 23.04.2014 г.)

18. Устав Организации Североатлантического договора. URL: http://supol.narod.ru/archive/official_documents/nato.htm (дата обращения 31.03.2014 г.)

Литература

19. Акмалов Ш. Афганская стратегия администрации Б. Обамы Азия и Африка сегодня. М., 2013. №3.

20. Андрианов В., Пластун В. Тайна смерти Наджибуллы Спецслужбы: кто есть кто. 1998. №5. URL: http://ctaj.elcat.kg/ (дата обращения 14.05.2014г.)

21. Акимбеков С.М. Афганский узел и проблемы безопасности Центральной Азии. Алматы, 2003.

22. Арунова М.Р. Этнический фактор во внутриафганском конфликте Мусульманские страны у границ СНГ (Афганистан, Пакистан, Иран и Турция — современное состояние, история и перспективы).

М., 2001.

23. Аюбзод С. Афганистан: чем устлана дорога к миру? Об этнической природе афганского конфликта Центральная Азия и Кавказ. Стокгольм, 1997. №1(7).

24. Бабаджанов Б. Ферганская долина: источник или жертва исламского фундаментализма Центральная Азия и Кавказ. Стокгольм, 1999. №4(5).

25. Белокреницкий В.Я. Война в горах. Талибы и пакистано-афганское приграничье Азия и Африка сегодня. М., 2012. №7.

26. Бибикова О. Баткен: Наступление мусульманского экстремизма// Центральная Азия и Кавказ. Стокгольм, 2000. №1(7).

27. Бжезинский З.К. Великая шахматная доска. М., 1998.

28. Бойко В.С. Политика США в Афганистане после событий сентября 2001 г.: научно-экспертный компонент. М., 2003.

29. Бушков В. Таджикистан и талибы Центральная Азия и Кавказ. Стокгольм, 1997. №1(7).

30. Ганковский Ю. В бой вступают талибы Азия и Африка сегодня. М., 1995. №7.

31. Гареев М.А. Моя последняя война (Афганистан без советских войск).

М., 1996.

32. Греков А. Второй фронт против России Русский журнал. URL: http://www.russ.ru/ (дата обращения 29.04.2014 г.)

33. Гулевич В. Афганистан — кровоточащая рана планеты Международная жизнь. М., 2012. №9.

34. Гулевич В. Афганская головоломка для России и её южных соседей Международная жизнь. М., 2012. №11.

35. Гюстози А. НАТО в Афганистане. URL: http://www.afghanistan.ru/ doc/12536.html (дата обращения 27.05.2014 г.)

36. Давыдов А. Афганистан. Талибы стремятся к власти// Азия и Африка сегодня. М., 1997. №7.

37. Зеличенко А.Л. Аналитический обзор наркоситуации в зоне действия Международного Антинаркотикового Проекта ООН «Ошский узел». Бишкек, 1999.

38. Каримов Р.А. Религиозные организации экстремистского толка в Пакистане Профи. 2001. №1-2.

39. Князев А.А. Афганский конфликт и радикальный ислам в Центральной Азии. Сборник документов и материалов. Бишкек, 2001.

40. Князев А.А. Афганистан в контексте «Большого Ближнего Востока» Международная жизнь. М., 2011. №7.

41. Князев А.А. Афганистан как источник религиозного экстремизма и терроризма: год 2000-й// Центральная Азия и Кавказ. Стокгольм, 2000. №5(11).

42. Князев А.А. Афганский вектор политики Пакистана и Центральная Азия Центральноазиатский толстый журнал. URL: http://ctaj.elcat.kg/ (дата обращения 21.04.2014 г.)

43. Князев А.А. История афганской войны 1990-х гг. и превращение Афганистана в источник угроз для центральной Азии. Бишкек, 2002.

44. Коргун В.Г. Афганистан на крутых поворотах истории века Мусульманские страны у границ СНГ (Афганистан, Пакистан, Иран и Турция — современное состояние, история и перспективы).

М., 2001.

45. Коргун В.Г. Афганистан: политика и политики. М., 1999.

46. Коргун В.Г. Ислам и государственная власть в Афганистане// Ислам и политика (взаимодействие ислама и политики в странах Ближнего и Среднего Востока, на Кавказе и в Центральной Азии).

М., 2001.

47. Коргун В.Г. История Афганистана. век. М., 2004.

48. Коргун В.Г. Мирный процесс в Афганистане. Мекканский эпизод 2008 года// Азия и Африка сегодня. М., 2013. №6.

49. Красильников Р. Пиррова победа Вашингтона. В пылу борьбы против СССР в Афганистане. США выпестовали не менее опасного для себя врага// Независимое военное обозрение. М., 2000.

50. Львов А. 7 октября 2001 года войска западной коалиции вошли на территорию Афганистана. URL: http://www.otechestvo.org.ua/main/200910/ 0748.htm (дата обращения 22.05.2014 г.)

51. Морозов Г.И. Международные организации. М., 2004.

52. Мурадов Г. Социальная структура афганского общества. Афганистан Российская Академия наук. Научный совет по проблемам востоковедения. 1999. вып. №12, март.

53. Пойя С. Задача со многими неизвестными Азия и Африка сегодня. М., 2010. №8.

54. Пустовойтова Е. Афганский бизнес Международная жизнь. М., 2010. №6.

55. Пядышев Б. Военные аспекты международной безопасности// Международная жизнь. 1996. №7.

56. Рашид А. Талибан. Ислам, нефть и новая Большая игра в Центральной Азии. М., 2003.

57. Русаков Е.М. Кнутом и пряником Азия и Африка сегодня. М., 2010. №8.

58. Сикоев Р.Р. О новейшей конституции Афганистана// Азия и Африка сегодня. 2004. №6.

59. Сикоев Р.Р. От эмирата до халифата Мусульманские страны у границ СНГ (Афганистан, Пакистан, Иран и Турция — современное состояние, история и перспективы).

М., 2001.

60. Сикоев Р.Р. Талибы строят исламский эмират (теократия в Афганистане: утопия или реальность?) Ислам и политика (взаимодействие ислама и политики в странах Ближнего и Среднего Востока, на Кавказе и в Центральной Азии).

М., 2001.

61. Филатов С. Почем опиум для народа? Международная жизнь. М., 2012. №4.

62. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций Полис, 1994. №1.

63. Чусов Л. НАТО в Афганистане переходит к «тактике выжженной земли». URL: http://www.islam.ru/pressclub/smi/nafitoviz/ (дата обращения 26.04.2014 г.)