О неформальной экономике

Эссе

Э.О.Леонтьева

НЕФОРМАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА:

МОДЕЛЬ ДЛЯ СБОРКИ

или 16 оттенков серого. 2-е изд. — М.: Издательский дом

Высшей школы экономики, 2017. — 224 с.

Ключевые слова: неформальная экономика, политическая наука, конструктивистский подход

О том, насколько тесно связана специфика социально-экономического взаимодействия в том или ином социуме и полития, возникающая в нем, писалось уже множество раз самыми разными исследователями — от Никколо Макиавелли до Карла Маркса и далее до наших дней. Тем не менее этот момент при анализе конкретной политии отходит на второй план. На первый план выступают смыслы, ценности, институты, традиции и много другое, безусловно, существенное. Казалось бы, все логично. Экономика — экономистам, политика — политологам. Все так, но не совсем. За пределами традиционного взгляда экономистов оказывается гигантский пласт хозяйственной деятельности, там, где она срастается с самой социальной тканью, с образом жизни людей, их формами самоорганизации. Этот пласт и именуют, в силу отсутствия более адекватного термина, неформальной экономикой. Из нее вытекает та неявная политика участия или дистанцирования, которая составляет суть политического поведения населения данной территории, данного государства. Она в большей или меньшей степени задает специфику реального функционирования политических институтов, норм и ценностей. В условиях, когда видимый политический дизайн, существующие формы легитимного насилия оставляют «пустое пространство» для неформальной реальности, она вполне может позволить себя не замечать.

Ведь так комфортнее и ей, и самой видимой реальности. Но в тот момент, когда насилие (не столь важно, легитимное или нет) превышает какой-то предел, неформальность выходит из тени. Точнее, тени просто не остается. Однако сам «свет» от этого «выхода из тени» замутняется. Здесь чаще всего и возникают максимы типа «мир сошел с ума», «мы прошли точку невозврата» и т.д. Для объяснения этой мутной, хаотической и расползающейся реальности и необходимо обратиться к неформальности, к тому, что остается за рамками традиционной политической науки. В этом плане книга Светланы Барсуковой важна и интересна для политологов, людей, стремящихся понять, как устроена политическая часть реальности.

188 “ПОЛИТИЯ” № 3 (86) 2017

Книга Барсуковой представляет собой цикл эссе, посвященных наиболее известным концепциям неформальности как в отечествен ной, так и в мировой литературе. Это привлекает, но одновременно создает серьезные проблемы для рецензента. Появление рецензии на книгу, которая сама строится на основе рецензий, может вызвать не доумение. Действительно, странный жанр «рецензия на рецензии». И как в этом случае определиться с предметом рецензирования? Ведь если Барсукова написала книгу о книгах, принадлежащих уважаемым и даже знаменитым ученым, чем должна быть рецензия на ее книгу? Попыткой вместе с автором поразмышлять над теми же книгами? За нятие это, конечно, полезное — но уводящее от авторского замысла и текста книги.

13 стр., 6355 слов

Карен Хорни и её книга Невротическая личность нашего времени

... в своей некомпетентности, глупости, непривлекательности, которые могут существовать без какой-либо основы в реальности. Эти чувства неполноценности могут открыто проявляться в форме жалоб или тревог, а ... конфликты порождаются главным образом социальными факторами. В 1937 г. вышла ее первая книга — «Невротическая личность нашего времени», посвященная анализу роли социальных факторов в возникновении ...

Все эти вопросы могли бы поставить в тупик, если бы не одно но… Книга Барсуковой — это не сборник рецензий, а некая самостоятель ная композиция, сводящая всех проанализированных исследователей и их идеи в единое смысловое поле. Для автора это смысловое поле есть панорамное ви́дение неформальной экономики, в котором отдельные фрагменты, рассмотренные по мотивам прочитанных книг, являют ся фундаментальными «кирпичиками» конструкции. Сам же процесс конструирования на этой базе — «складывание пазлов», по выраже нию Барсуковой, — по мере чтения книги вовлекает читателя не только в приятную интеллектуальную работу, но и в интересную интригу. Речь идет о постепенном «проявлении» неформальности, привычно скрытой не только от взгляда обывателя или нормотворца, но и от взгляда ис следователя.

Во-первых, складывающиеся пазлы неповторимы, и у разных чи тателей они будут разными. Во-вторых, книгу можно читать в любой последовательности, с любого эссе, сплошь или выборочно. Это озна чает, что даже у одного читателя может каждый раз получаться разный пазл. Ассоциации с конструктивистским подходом, впервые использо ванным в художественных текстах, очевидны — ну как тут не вспомнить знаменитые кортасаровские «Игру в классики» и «Модель для сборки». С той лишь разницей, что, примененный в научных текстах, он погру жает читателя в состояние постоянного штурма собственного мозга, борьбы с собственными представлениями. И осознавать это начина ешь, только прожив в таком состоянии полкниги, после чего с удивле нием понимаешь, что уже не ищешь границу между автором и перво источником и не сравниваешь свой вариант прочтения с авторским. Ты просто уже давно вовсю складываешь свой собственный пазл, на слаждаясь легкостью стиля и восхищаясь концентрацией красивых идей, которыми щедро делится с тобой автор.

В сущности, эти захватывающие конструкции из идей, моделей и теорий, возникающие по ходу чтения, и есть радость погружения в совершенно новый опыт, которой не ждешь от академической лите ратуры. При этом изложение самого материала здесь отнюдь не «газет ное», а на редкость трепетное и осторожное. Это сочетание свободы

“ПОЛИТИЯ” № 3 (86) 2017 189 изложения и его точности создает ощущение проникновения в проблему как некую целостность.

Конструкции, которые сложились у меня как у читателя, безусловно, крайне субъективны в плане преломления их через имеющийся у меня профессиональный опыт и место его приобретения. Тем не менее парой собранных «пазлов» я позволю себе поделиться, принося свои извинения автору за вольность подобного конструирования.

27 стр., 13157 слов

Мировой экономический кризис в социально-политическом разрезе. ...

... годы. Фактически мы имеем дело с первым экономическим кризисом эпохи глобализации. Нарастание кризисных процессов с самого ... С . Яжборовская ( ИС РАН ) и др . В предлагаемом вниманию читателей материале мы публикуем вводный доклад А . А . Галкина , а также ... серьезную научную литературу и все чаще звучала в ходе массовых, преимущественно молодежных, манифестаций. Участились поиски экономической и ...

Пазл 1 — хрестоматийно-учебниковский. Обладая большим опытом преподавания гуманитарных и социальных дисциплин в вузе, я пришла к твердому убеждению, что авторы российских учебников ненавидят студентов. В их традиционной логике псевдоакадемизма учебник должен иметь такой формат: сначала побольше высоких теорий и категорий, а потом несколько примеров из практики, и это в лучшем случае, если дело вдруг дойдет до низких эмпирий. К учебникам иногда прилагаются хрестоматии, которые включают в себя фрагменты первоисточников, рекомендуемых учебником.

Но если мало кто из студентов прорывается сквозь категориальные дебри теоретизирования, то вероятность, что он потом откроет еще и хрестоматию, по сути, равна нулю. В структурированных эссе Барсуковой я увидела альтернативу этой практике написания плохих учебников, перспективную с точки зрения соединения в одном формате жанров учебника и хрестоматии. Реферативность, присутствующая в тексте, местами сближает его с образцовым студенческим конспектом — еще один уходящий жанр. А комментирование и критика надстраивают над конспектом то, что делает текст живым и интересным, в том числе для обучения, — тезисы, выводы, дискуссию. Тот факт, что этого нет в наших учебниках, наглядно свидетельствует об их бесплодности. В работе Барсуковой первоисточники реферируются и комментируются так, что именно факты и примеры — то есть сама жизнь — выводят на теории и концептуальные схемы. О последних же говорится предельно компактно и ненавязчиво. И в результате прочтения одной такой книги возникает широкое представление о теоретических основах неформальной экономики как о поле, в котором переплетаются модели и схемы разного уровня теоретической нагруженности (современное сословное общество, раздаточная экономика, силовое предпринимательство и т.д.).

Пазл 2 — тотальность неформального. Неформальное везде и всюду — в России и за рубежом, в бизнесе крупном и малом, в социальной жизни (в виде блата, сословных правил и т.п.), в самих принципах функционирования экономики, в конкуренции за силовые услуги, в правоприменении и т.д. Картинка, которая складывается из книги, неизбежно порождает вопрос: а есть ли, собственно говоря, что-то, что можно было бы квалифицировать как «нормальное формальное», или все сводится к изощренным попыткам государства и чиновников выжать ренту из неформального.

И этот вопрос по цепочке вытягивает другие — о качестве институтов, об исторической судьбе, о национальной идее. И от одного эссе

190 “ПОЛИТИЯ” № 3 (86) 2017 к другому ответы на эти вопросы становятся все менее оптимистиче скими. Если в 1990-х годах доминировала риторика «переходного пери ода» и связанной с ним неопределенности, будоражащей ожиданиями (вот скоро, скоро поменяется институциональная матрица!), то сейчас, по прошествии 20 лет, уже вроде бы настало время подвести итоги пере хода или, по крайней мере, понять, где мы оказались и какое качество институтов получили. И осознание того, что формальные институты или по-прежнему воспроизводят, или — еще чаще — преумножают соб ственную неэффективность, не способствует позитивному взгляду на жизнь. Хотя автор и его книги-герои здесь, разумеется, не при чем.

32 стр., 15985 слов

Урок-лекция «Государство и экономика» план-конспект ...

... План изучения темы: 1. Экономическая политика государства: основные цели, функции, направления. 2. Инструменты государственного регулирования экономики: бюджетно-налоговая и ... ходу лекции ведите конспект, используя сокращения. Построение лекции-циклическое: вызов, осмысление и контроль в ... эссе и на лабораторном занятии, где мы проработаем тематические тексты, проведём дискуссию по данному вопросу и ...

Вполне возможно, что изучение новой политической реальности, возникающей на наших глазах, потребует включения в политический анализ качественно новых категорий, связанных с неформальностью. Будет ли это сословность Симона Кордонского, положения неоэволю ционизма, теория вождизма или что-то другое, сказать трудно. Однако это будет уже иная теория, может и не столь оптимистическая, но спо собная выявить какие-то закономерности в современной реальности.

Ну и, конечно, прагматический итог. Все книги, представленные автором, для меня четко поделились на три группы. Первая — те, ко торые я не читала и которые обязательно надо прочесть. Вторая — те, которые я читала и которые стоит перечитать. И, наконец, третья — те, которые я не читала и читать не буду. Это тот особый случай, когда удо вольствие от рецензии, ее легкой, стильной и грациозной ироничности и изящного «троллинга» настолько сильно, что вряд ли оригинал дотя нет до уровня рецензии. К слову сказать, таких книг немного, и спасибо автору, который дает возможность экономить время для более достой ного чтения. Но даже если времени нет совсем — найдите его, чтобы прочесть эссе Барсуковой. Ночью, на кухне.

“ПОЛИТИЯ” № 3 (86) 2017 191