Рынки знаний: характеристика проблемы и перспективы развития

Курсовая работа

Введение

Знания составляют ядро содержания обучения. На основе знаний у учащихся формируются умения и навыки, умственные и практические действия; знания являются основой нравственных убеждений, эстетических взглядов, мировоззрения.

Но прежде чем рассмотреть, как учащиеся усваивают знания, надо разобраться в том, что такое знание, какие бывают знания, какие знания должен усвоить ученик. Вопрос этот довольно сложный. Понятие «знание» многозначно и имеет несколько определений. Оно определяется то как часть сознания, то как нечто общее в отражении предметного разнообразия, то как способ упорядочения действительности, то как некоторый продукт и результат познания, то как способ воспроизведения в сознании познаваемого объекта.

В новой «Российской педагогической энциклопедии» (1993 г.) «знания» определяются следующим образом: «проверенный общественно-исторической практикой и удостоверенный логикой результат процесса познания действительности; адекватное ее отражение в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений, теорий. Знания фиксируются в форме знаков естественного и искусственного языков» (Российская…, 1993; аннотация).

Элементарные знания, обусловленные биологическими закономерностями, свойственны и животным, у которых они служат необходимым условием их жизнедеятельности, реализации поведенческих актов. Знания являются органическим единством чувственного и рационального. На основе знаний вырабатываются умения и навыки (см. анимацию) (Тищенко П.Д., 1991; аннотация).

Во всех этих определениях говорится, главным образом, о научных знаниях. Но кроме научных есть житейские знания, знания личностные, которые известны только одному человеку. Л.М. Фридман, проанализировав существующие определения понятия «знание», приводит его определение более общего характера: «Знание — это результат нашей познавательной деятельности независимо от того, в какой форме эта деятельность совершалась: чувственно или внечувственно, непосредственно или опосредованно; со слов других, в результате чтения текста, при просмотре кино или телефильма и т.д. Этот результат познания человек выражает в речи, в том числе искусственной, жестовой, мимической и любой другой. Следовательно, всякое знание есть продукт познавательной деятельности, выраженный в знаковой форме. Знание противоположно незнанию, неосведомленности, отсутствию представлений о чем или о ком-нибудь.

44 стр., 21765 слов

Дипломная работа: Формирование краеведческих знаний младших школьников с ЗПР

... состояние краеведческих знаний младших школьников с ЗПР. Предмет исследования -, Цель исследования В соответствии с целью исследования выдвигаются следующие задачи: 1. ... Краеведение в школе изучается в разных формах: 1) на уроках по различным учебным дисциплинам; 2) на ... для исследования, виды и методы работы, организует на изучение края учащихся и руководит их работой. Поэтому успешные результаты ...

1. Экономическое определение понятия «знания»

Несмотря на то, что будущее экономики прочно связывается со знаниями, никогда прежде, тем не менее, знания не являлись предметом исследования экономической науки. Начиная с античных времен, изучение природы, пределов и назначения знаний было задачей философии, но не экономики. Вплоть до настоящего времени процессы получения, обоснования и проверки знаний, формы его объективации, распространения в обществе, реализации в сферах производства и социальной практики изучаются социологией, логикой, методологией, теорией познания, когнитивной психологией. В последнее время существенно возросла роль специально-научных дисциплин, изучающих функционирование систем знаний в обществе (науковедение, социология знания) и обслуживающих современную индустрию знания (информатика, когнитивная инженерия).

В основу всех вышеназванных наук положены результаты научных изысканий философов в области природы знания.

И это не случайно, поскольку именно и только философия в качестве своего основного вопроса рассматривает вопрос об отношении сознания к материи (мышления к бытию, духа к природе) и ставит задачу «рационального разрешения наиболее общих вопросов, касающихся сущности знания, человека и мира». Именно философы впервые очертили границы «пространства знания», дали его первые определения и классификации. Наибольший вклад в изучение проблемы внесли Сократ, Аристотель, Платон, Протагор, Ф. Бэкон, Э. Кант, Гегель и др.

С точки зрения философии, содержание жизнедеятельности человеческого общества двояко. Оно подразделяется на:

;

  • содержание в себе и
  • ·
    содержание для себя.

    Содержание в себе — это воспроизводство обществом самого себя в своём наличном бытии. Сюда относятся сферы производства, распределения и потребления многообразных средств удовлетворения физических потребностей людей (продукты питания, жильё, энергия, коммуникации, транспорт и т.д.).

    Содержание для себя — это сфера познания окружающего мира, где человечество производит своё духовное наполнение — знания о природе и о самом себе. Знания — это чистый продукт жизнедеятельности человеческого общества, производимый не только в целях решения каких-то практических задач, но и в целях осуществления самой деятельности познания как таковой. «…Знание как таковое» — по мнению философов, представляет собой « единую картину мира…»

    Существуют и другие, достаточно распространенные философские определения знания. Например, такие:

    знание — форма существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека;

    знание — субъективный образ объективной реальности, то есть адекватное отражение внешнего и внутреннего мира в сознании человека в форме представлений, понятий, суждений, теорий.

    Однако грандиозность задачи (определение сущности знания) такова, что, даже имея в своем распоряжении многовековой опыт исследований, некоторые современные философы на вопрос «Что такое знание?» отвечают: «у нас нет готовой теории знания», «а понятие знания не поддается какому-либо краткому определению».

    7 стр., 3266 слов

    Реферат: Требования к уровню освоения содержания дисциплины. Рабочая программа дисциплины

    ... Экономический анализ» студентам необходимы знания по дисциплинам: «Математика», «Экономическая теория», «Статистика»,«Экономика предприятия», «Бухгалтерский учет», «Теория экономического анализа». Требования к уровню освоения содержания ... технико-организационного уровня и других условий производства 10,5 0,5 Тема 4 ... 5.3 Примерная тематика рефератов (докладов, эссе) 5.4 Примерная тематика заданий для ...

    И делают вывод: «…полностью и в законченном виде мы не знаем, что такое знание, а потому мы не можем говорить, что мы непротиворечиво и полно знаем, что такое сознание, мышление, самосознание и т.п.»

    Если так говорят философы, имеющие многовековой опыт исследования сущности знаний, то как быть экономистам, для которых вопрос «что такое знания?» никогда не был не только основным, но и вообще не рассматривался как экономический?

    Необходимость исследования знаний как экономического актива была признана научным сообществом относительно недавно, во второй половине века, когда в ряде стран за счет научных знаний и рационального их использования стало создаваться свыше половины ВВП, когда стало понятно, что, по образному выражению академика В.Л. Макарова, «знания — вещь нешуточная, они переворачивают экономическую картину мира».

    За это время появилось немало работ, посвященных проблематике экономики знаний, т.е. рассмотрению особенностей функционирования знаний в качестве экономического актива. Благодаря этому сегодня, как мы полагаем, уже можно говорить о некоторых сложившихся и даже общепринятых подходах в этой области.

    Это одновременно и упрощает, и усложняет нашу задачу. Упрощает — поскольку позволяет выделить из общей массы публикаций лишь некоторые, наиболее полно представляющие общепринятое на данный момент мнение по проблеме и дискутировать, таким образом, с неким ограниченным кругом работ. Усложняет — поскольку, как показывает практика, «общепринятые» подходы поддаются пересмотру и корректировке с большим трудом.

    Итак, поскольку знания признаются экономическим сообществом в качестве ведущего фактора производства, необходимо определиться, что же все-таки экономисты будут понимать под термином «знание»? Будет ли это понимание совпадать с философским определением, или необходимо выработать свое, специфическое, «экономическое» понятие «знаний»?

    При изучении литературы по тематике экономики знаний самым, возможно, большим «открытием» было то, что, несмотря на немалые объемы публикаций, в них не содержится главного — ответа на вопрос «что такое знание как экономический актив?»

    В некоторых работах авторы не дают вообще никакого определения понятию «знания». Так, в учебном пособии «Экономика знаний» отмечается лишь, что «знания — это своеобразный объект», который «становится четвертым фактором производства и его значимость становится приоритетнее, чем ресурсы, капитал, труд».

    Встречаются и откровенно неудачные попытки упрощения, подмены сложного, многоаспектного, многомерного понятия «знания» линейным, одномерным.

    Вместо желаемой простоты это приводит лишь к необходимости многочисленных оговорок и пояснений, за которыми, в результате, теряется суть рассматриваемой категории.

    Так, У. Букович и Р. Уильямс в книге «Управление знаниями: руководство к действию» дают такое определение: «Интеллектуальный капитал, или знания: все, что имеет стоимость для организации и заключено в работающих в ней людях или возникает из производственных процессов, систем или организационной культуры, включая знания и навыки конкретных людей, нормы и системы ценностей, базы данных, методологии, программное обеспечение, производственный опыт (ноу-хау), лицензии, бренды, торговые секреты и т.д.»

    Очевидная расплывчатость формулировки потребовала от авторов пояснений: «Когда мы говорим «знания», а имеем в виду «знания, доступные в организации», то эти ресурсы подпадают под наше определение «интеллектуального капитала». Однако, если говоря «знания», мы имеем в виду знания отдельных людей, то эти ресурсы могут как являться частью «интеллектуального капитала», так и не быть ею.» Но ведь чуть ранее, в приведенном определении, авторы фактически уравнивали понятия «интеллектуальный капитал» и «знания», теперь же оказывается, что это совсем не одно и то же.

    7 стр., 3032 слов

    Эссе: Знания, информация — основные факторы экономического роста

    ... фактор интенсивного экономического роста - повышение производительности труда. Интенсивный тип экономического роста характеризуется увеличением масштабов выпуска продукции, который основывается на широком использовании более эффективных и качественно совершенных факторов производства. Рост масштабов производства, как ... последовательное возрастание роли информации и знаний в обществе. Основываясь ...

    Как следует из пояснений, авторы предполагают наличие, по меньшей мере, двух существенно различающихся (поскольку «могут как являться частью «интеллектуального капитала», так и не быть ею») видов знаний, но они так и не дают определения того, что же все-таки понимается ими под собственно «знанием».

    В подавляющем большинстве работ определение знаний заменяется их описанием, т.е. вместо ответа на вопрос «что такое знание?» авторы показывают, какими бывают знания. Итак, выделяются:

    общественно новые знания, т.е. такие, которыми ранее никто не располагал;

    субъективно новые знания — «старые знания, которые передаются новым умам»;

    теоретические знания состоят из фундаментальных концепций, принципов, моделей и гипотез, которые были выведены и обобщены ведущими специалистами в результате многолетней работы

    практические знания состоят из прикладной теории, эмпирических правил, опыта и других рациональных моделей, постоянно используемых в текущей работе.

    прикладные знания;

    знания как общественное и как частное благо;

    знания, имеющие устойчивое и скоропреходящее значение;

    знания, необходимые для действия или контроля;

    знания, приобретаемые для общего образования;

    неявные знания — те, которые не могут быть выражены вербально (артикулированы);

    осознанные знания — те, про которые индивидууму известно, что они у него есть;

    неосознанные знания — представляют собой неотделимую часть его (индивида) трудовой деятельности;

    эпизодические знания — это знания, которые используют, исходя из схожести ситуаций, аналогичности событий или прецедентов, которые сохраняются, обобщаются и вновь применяются в новой ситуации;

    эвристические знания относятся к практическим правилам, выведенным на основе собственного опыта и позволяют выявить разницу между специалистом и новичком;

    мета-знания — знания о способах и методах поиска и переработки информации, принятии решений о том, когда необходимо прибегать к тому или иному типу знаний;

    кодифицированное знание — сохраняемое и передаваемое с помощью носителей в идее текстов, схем, рисунков и т.п;

    хорошо структурированные знания — алгоритмы, формулы, теории, схемы, процессы;

    полуструктурированные знания — суждения, субъективные оценки, эвристические правила принятия решений;

    неструктурированные знания — знания без теоретической основы, опыт в виде фактов;

    коммерческие знания — совокупность императивов, образцов и правил, реально воплощенных в деятельности фирмы и ее взаимодействии с внешней средой;

    знания описательные (дескриптивные) о фактах и информации;

    знания объясняющие (экспликативные), раскрывающие «почему»;

    знания поведенческие;

    знание, неотделимое от человека.

    Но все эти, безусловно, полезные, описания того, какие бывают знания, не содержат ответа на вопрос — что такое знания, что отмечает и В.Л. Макаров: «Несмотря на обилие литературы по проблеме использования знаний в экономике, в настоящее время нет однозначного, точного и общепринятого определения понятия «знание».

    Одной из причин этого, возможно, стал один из тех самых сформировавшихся в научной среде «общепринятых» подходов, о которых мы упоминали ранее. Дело в том, что уже многие годы дискуссия по вопросу о том, что такое знание как понятие, как категория ведется почти исключительно в границах иерархии «данные — информация — знания».

    «Западные специалисты, формируя понятие единой информационной среды, в основу своей философии закладывают следующий подход к иерархии знаний: «данные — информация — знания», отмечают А.А. Бовин, Л.Е. Чередникова, В.А. Якимович «Необходимо отделить знания от данных и информации» — полагают авторы книги «Микроэкономика знаний» и подкрепляют свою позицию мнением известных ученых, также отмечавших как неидентичность этих понятий (знания и информация), так и их внутреннюю, имманентную связь: «Информация — это поток сообщений, а знание создается из этого потока, оно находится в зависимости от мнений и убеждений его владельца» (И. Нонака и Х. Такеучи); «знания означают глубокое понимание предмета и способность использовать имеющиеся данные, чтобы оценить новую информацию» (Б.З. Мильнер); Б. Когут и У. Зандер под информацией понимают ту часть знания, которую можно передать без потерь в его целостности и т.д. В целом «понятие «знание» в узком (собственном) смысле базируется на более общем понятии «информация», которую целесообразно представлять как иерархическую совокупность данных (сведений) о тех или иных аспектах реального и виртуального мира».

    Итак, иерархия выстраивается следующим образом: «данные — информация — знания». Существует огромное множество различных определений элементов этой иерархии, например:

    «Данные, или факты, относятся к чувственным и воспринимаемым явлениям, которые полностью независимы, а их содержание носит беспристрастный характер.

    Информация расценивается как умозрительная интерпретация данных, фактов, способная искажать значение лежащих в их основе данных.

    Знание еще более умозрительно. Как и информация, оно по природе своей пассивно, но наличие у индивидуума умственных способностей и технологии его реализации создает возможность превращения знания в конкретные действия».

    Есть и такой подход, не очень, впрочем, отличающийся от предыдущего:

    «Данные представляют собой факты и цифры, необработанную информацию и концепции, сформированные путем изложения фактов.

    Обработанные данные представляют собой информацию. Информация образуется при выяснении смысла данных с помощью анализа, в результате которого большой объем исходного материала преобразуется в совокупность небольших взаимосвязанных частей.

    Знания являются синтетической информацией».

    Все та же логика: данные (как некая «простейшая», «первичная» субстанция) — информация (как результат первичной обработки данных) — знания (как результат обработки информации).

    6 стр., 2767 слов

    Эссе: Кристиан Лаваль. Человек экономический. о происхождении неолиберализма

    ... которых раскроется в метаморфозах товара, ставшего королем социального мира. Используемый в этой книге термин человек экономический, конечно, может вызвать недоразумение. Ниже, анализируя первые шаги этого термина, мы увидим, что человек экономический ... знаний о человеке: политическая экономия с ее аналитикой стоимости и цен дала человеку ... рассуждений о котором ему постоянно приходится себя одергивать ...

    4 стр., 1650 слов

    Реферат: Система экономической информации

    ... устаревших данных. Для обеспечения сохранности и качества информации должна быть разработана система мероприятий, предупреждающих ее искажение, уничтожение или несанкционированное использование. Меры защиты информации должны стать составной частью информационной системы экономического анализа ...

    Доступно, последовательно, понятно…. все, за исключением одного — что такое данные и как, из чего они возникают и откуда появляются? Что это за «факты и цифры» и даже целые «концепции, сформированные путем изложения фактов», служащие основой, средой для получения информации и создания знаний, но сами, тем не менее, не являющиеся ни знаниями, ни информацией?

    Такой подход, несмотря на его распространенность и общепринятость, весьма уязвим, поскольку содержит в себе очень серьезные противоречия.

    Так, авторы одного из учебных пособий начинают разговор о роли знаний в современном развитии со следующего определения: «Под категорией «знание» понимается селективная, упорядоченная, определенным способом полученная, в соответствии с какими-либо критериями оформленная информация, имеющая социальное значение и признаваемая в качестве знания именно определенными социальными субъектами и обществом в целом». Итак, знание равно информации.

    Однако уже на следующей странице авторы отмечают, что «значение термина «знание» в настоящее время значительно расширилось: в зависимости от контекста оно означает «научный потенциал», «интеллектуальный потенциал», «информация», ноу-хау и др.» То есть, знание больше, чем информация.

    Далее из текста становится понятно, что знание в принципе не может быть сведено к информации, поскольку, помимо поддающихся кодификации и, следовательно, могущих быть информацией, «явных» и «осознанных» знаний, существуют еще знания «неявные» и «неосознанные», кодификация которых «крайне сложна», но которые, тем не менее, занимают «центральное место в общей схеме человеческих знаний».

    Таким образом, на одной странице, последовательно, приводятся взаимоисключающие определения:

    знания — это информация;

    — знания — это не информация («научный потенциал», «интеллектуальный потенциал», ноу-хау, «неявные», «неосознанные» знания).

    И это не «издержки логики» конкретных авторов, а, скорее, издержки приведенного ранее подхода к определению понятия знаний, а потому эта «нелогичность» и «противоречивость» неизбежно будет повторяться и у других авторов, что и подтверждается многочисленными примерами из литературы.

    Мы совершенно согласны с Д. Блюменау в том, что «..в данном случае мы имеем дело не с проблемой различения понятий «информация» и «знание», а с неким терминологическим курьезом …. Все, что мы на нашем обыденном уровне называем информацией, есть различные виды знания». В этом же ключе высказывается и нобелевский лауреат по экономике К. Эрроу, фактически уравнивающий эти понятия: «знания (информация) существуют вне зависимости от пространства …».

    Таким образом, отделить (сущностно, т.е. определить как другую, принципиально иную сущность) знание от информации не получается — это явные, если можно так выразиться, «клоны», т.е. разные проявления одной и той же сути.

    Еще более условна граница между «данными» и «информацией» и «данными» и «знаниями». Что такое данные, как не ранее полученные знания? Что такое данные, как не уже усвоенная информация? То, что вчера расценивалось, как знания (итог обработки ранее полученных данных), сегодня уже не более чем данные (т.е. исходный материал) при получении новой информации (нового знания).

    23 стр., 11164 слов

    Реферат: Регулирование рынка образовательных услуг в экономике знаний: теория, методология

    ... авторами отмечается рост значимости сферы услуг в экономике знаний, что связано, прежде всего, с нематериальной сущностью как знаний, информации, так и услуги. Это определяет ... развития собственно человека как единственного неисчерпаемого ресурса экономического и общественного развития, источника и носителя перспективного фактора производства – знаний. В условиях становления экономики знаний и ...

    Тем более, что, как отмечается, в отделении «данных» от «знаний» неизбежен «субъективный элемент», поскольку «то, что для одного субъекта может казаться «вершиной знания», для другого — рутинным элементом данных».

    Вот пример умозрительности границы между данными и информацией, выдержка из размещенного на сайте кафедры информатики при Московской финансово-промышленной академии учебного материала: «Например, если нас интересует вес, который может выдержать мост, то кг для нас будет информацией (т.к. в данном случае не важно, к чему именно относится этот вес).

    Если же мы решили варить варенье, то кг для нас станут данными, т.к. требуется дальнейшее уточнение, к чему именно эти килограммы относятся — к ягодам, сахарному песку и т.д. Данные, составляющие информацию, имеют свойства, однозначно определяющие соответствующий метод получения этой информации. Причем необходимо учитывать тот факт, что информация не является статичным (постоянным) объектом — она достаточно быстро может меняться со временем и существует только в момент взаимодействия данных и методов. Все прочее время она (информация) пребывает в состоянии данных.»

    Итак, нет четкого критерия для разделения знаний на «данные», «информацию» и собственно «знания»: как показывает практика, все это взаимозаменяемые и взаимопроникающие понятия, нет никаких оснований утверждать, что данные и информация — это не знания. Предлагаемая иерархия (данные-информация-знания) при выработке экономического понятия «знание» носит абсолютно условный, малоинформативный, более того, деструктивный характер, отвлекающий внимание и усилия исследователей (имеются в виду, конечно же, исследователи тематики экономики знаний) от главного, от сути рассматриваемой проблемы.

    Уместно вспомнить, что такое разделение (данные-информация-знания) возникло и получило распространение в информатике, целям и задачам которой оно и соответствует в наибольшей степени. Однако, поскольку перед экономикой знаний стоят совершенно другие, чем перед информатикой, цели и задачи, то механическое перенесение выработанного в рамках другой научной дисциплины подхода к пониманию и определению знаний представляется необоснованным и малопродуктивным.

    В самом деле, напряженная дискуссия специалистов по информатике, следует ли «812 рублей» или «45 кг» относить уже к «информации» или это еще только «данные», вряд ли вызовет интерес и понимание у экономистов — поскольку в этом не содержится предмета для экономической дискуссии. Экономистов заинтересовал бы вопрос, как произвести (распределить, обменять, употребить) «45 кг» чего бы то ни было; как заработать, инвестировать, потратить, преумножить и т.д. «812 рублей» (но в этом случае заскучали бы, вероятно, специалисты по информатике).

    6 стр., 2923 слов

    Бизнес-план: Реферат: Классификация видов экономического анализа

    ... кредитные). В специальной литературе классификация видов экономического анализа не ограничивается двумя главными признаками по содержанию процесса и объектам управления. Виды экономического анализа классифицируют, кроме того, ... -экологический анализ (органы охраны окружающей среды). На практике отдельные виды экономического анализа в чистом виде встречаются редко, но знание важнейших принципов ...

    При обсуждении этих проблем отнесение «45 кг» или «812 рублей» к «данным» или к «информации» для экономистов совершенно неважно.

    Что же важно для экономистов? Принципиально важно понять, где, как, кем (или чем) производится знание, каковы (вследствие этого) условия эффективности его воспроизводства, обмена, потребления и т.п.? Совершенно ясно, что ответ на эти вопросы и бессмысленно, и бесполезно искать во все более детальном изучении иерархии «данные-информация-знания».

    В то же время, ответ становится очевиден, если вспомнить, что абсолютно все и совершенно любые существовавшие и существующие в мире знания (теоретические, прикладные, интеллектуальные, развлекательные, кодифицированные, идеальные и т.д. и т.п.) есть ничто иное, как продукт познавательной деятельности человека.

    Никаким другим способом, кроме как в результате познавательной деятельности человека, знания никогда не создавались и создаваться не могут.

    В самом деле, существует очевидная разница между, например, теоретическими и эмпирическими знаниями (по степени достоверности, по глубине и уровню обобщения и т.д.), личностными (неотделимыми) и кодифицированными знаниями (по возможности передачи и распространения), не говоря уже о таких, выделяемых исследователями видах знаний, как «развлекательные», «ненужные», «знания для высоких духовных целей» и т.п. Объединяет их одно общее свойство — все они являются результатами познавательной деятельности человека и именно в этом качестве — как продукты духовного производства они и интересны экономистам и будут исследоваться экономической наукой. Можно (и нужно) заменить человека машиной в производстве любых материальных продуктов, но невозможно заменить его в производстве знаний, поскольку ни одна машина не может создать для человека «единую картину мира».

    Почему это важно для экономистов? Потому, что это со всей очевидностью указывает на отправную точку, исходную позицию в экономических исследованиях, прогнозах и расчетах — человека. Понять, что знания — это исключительный продукт духовного производства, означает, на самом деле, понять о них, как об экономическом активе, очень многое (если не все): способы и особенности их функционирования в экономическом поле, их свойства как товара, возможные механизмы управления, критерии и показатели эффективности и т.п. Собственно, все значимые для экономистов свойства знаний как продукта (нематериальность, всеобщность, нетоварность, нерыночность и т.п.) определяются именно способом их производства — как результатов мыслительной деятельности человека. Поэтому любое воздействие на знания как экономический актив с традиционными экономическим задачами — повышения эффективности, увеличения отдачи и т.п. — означает воздействие на духовную, мыслительную сферу человека, что для экономики является задачей совершенно новой. Именно этим определяется новизна и сложность становления и функционирования экономики знаний.

    И наконец, все-таки, существует ли разница между философским и экономическим понятием «знание»? Мы полагаем — и да, и нет.

    С одной стороны, границы как философского, так и экономического «пространства знания» одинаковы — это все та же «единая картина мира».

    Наше убеждение основано на том, что внутренний мир человека представляет собой совокупность одновременно присутствующих и взаимодействующих религиозных верований, мифов, научных знаний, суеверий, культурных норм, ментальных построений, убеждений, принципов, формул, дат, фактов, философских представлений и т.д. и т.п. Результатом этого взаимодействия становится собственное, индивидуальное, целостное представление человека о мире — его личностные знания, которые, в зависимости от ситуации, могут принимать различные формы — «явные», «неосознанные», «художественные», «декларативные» и т.д. — и, в зависимости от желаний и целей их владельца могут иметь различное применение, в том числе и экономическое. Однако все (в том числе и экономические) знания всегда будут лишь частью и отражением «единой картины мира» их владельца и потому с неизбежностью будут носить отпечаток его индивидуальности. То есть, например, экономические взгляды будут являться следствием и отражением общего мировоззрения («единой картины мира»): они не могут существовать отдельно от мировоззрения или в противоречии с ним. Смена экономической позиции происходит в следствии изменения и переработки общего мировоззрения, что вполне объяснимо: меняется единая картина мира — меняются и отдельные ее фрагменты.

    И все же разница между философским и экономическим пониманием знания, несомненно, существует и определяется стоящими пред этими науками различными целями в области изучения знаний. Философия ищет ответ на вопрос: «что за сущность — знание?», а экономика — «что за продукт — знание?» Понятно, что ответы на эти вопросы будут также разными.

    Итак, экономическое определение понятия «знания» будет выглядеть следующим образом: знания — это продукт производительной, (экономической) деятельности людей в сфере духовного производства.

    1.1 Функции знаний

    Многозначность в определении понятия «знание» обусловлена тем множеством функций, которое реализуется знанием. Так, например, в дидактике знание может выступать и как то, что должно быть усвоено, т.е. в качестве целей обучения, и как результат осуществления дидактического замысла, и как содержание, и как средство педагогического воздействия. В качестве средства педагогического воздействия знание выступает потому, что, входя в структуру прошлого индивидуального опыта учащегося, оно меняет и преобразует эту структуру и тем самым поднимает обучаемого на новый уровень психического развития. Знание не только формирует новый взгляд на мир, но и меняет отношение к нему. Отсюда вытекает и воспитательное значение всякого знания. Знания и правильно избранный путь их усвоения — предпосылка умственного развития учащихся. Сами по себе знания еще не обеспечивают полноты умственного развития, но без них последнее невозможно. Являясь составной частью мировоззрения человека, знания в большой мере определяют его отношение к действительности, моральные взгляды и убеждения, волевые черты личности и служат одним из источников склонностей и интересов человека, необходимым условием развития его способностей (Полякова А.В., 1978; аннотация).

    ·
    С учетом перечисленных выше дидактических функций знания перед учителем стоит несколько задач:

    o
    а) перевести знание из его застывших фиксированных форм в процесс познавательной активности обучаемых;

    o
    б) преобразовать знание из плана его выражения в содержание мыслительной деятельности учащихся;

    o
    в) сделать знание средством формирования человека как личности и субъекта деятельности.

    1.2 Виды знаний

    ·
    3нания могут быть:

    o
    донаучными;

    o
    житейскими;

    o
    художественными (как специфический способ эстетического освоения действительности);

    o
    научными (эмпирические и теоретические).

    Житейские знания, основывающиеся на здравом смысле и обыденном сознании, являются важной ориентировочной основой повседневного поведения человека. Обыденное знание формируется в повседневном опыте, на основе которого отражаются главным образом внешние стороны и связи с окружающей действительностью. Эта форма знания развивается и обогащается по мере прогресса научных знаний. В то же время сами научные знания вбирают в себя опыт житейского познания. Научное знание представляет собой систематизированные обобщенные разряды знаний, формирование которых основано не только на опытных, эмпирических, но и на теоретических формах отражения мира и закономерностей его развития. В своих абстрактных формах научное знание не всем и не всегда доступно, поэтому оно предполагает такие изменения формы его презентации, которые обеспечивают адекватность его восприятия, понимания и усвоения, т.е. учебное знание. Таким образом, учебное знание является производным от научного и в отличие от последнего есть познание уже известного или познанного (см. Хрест. 7.1).

    38 стр., 18966 слов

    Курсовая работа: Проблема классификации стран мира

    ... КЛАССИФИКАЦИИ СТРАН В МИРОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ, 1.1 Типология стран Каждая страна мира имеет свои неповторимые особенности, но наличие черт, общих с другими государствами, является основанием для выделения определенных типов стран ...

    Научные знания могут быть переданы путем организованного целенаправленного обучения. Характеризуются они осмыслением фактов в системе понятий данной науки. Научные знания, получаемые учеником в школе, зачастую расходятся и даже противоречат житейским представлениям и понятиям ребенка в силу ограниченности или односторонности опыта, на который последний опирается. Усваивая научные понятия, имеющие строго определенное в данной научной области значение (например, понятие тела в курсе физики), учащиеся понимают их в соответствии с более узким (или более широким) житейским смыслом. Преднамеренное изменение, реорганизация научного знания, упрощение или сокращение предметного разнообразия, которое в научном знании отражается с учетом психологических возможностей обучаемых, порождает учебное знание. 3нания, усваиваемые в процессе обучения, должны быть систематизированными, взаимосвязанными, охватывать все основное в изучаемой области, иметь определенную логическую структуру и усваиваться в определенной последовательности. Наряду с внутрипредметными связями, относящимися обычно к одному и тому же учебному предмету, должны создаваться и межпредметные связи.

    ·
    Согласно В.И. Гинецинскому, учебное знание существует в трех формах:

    o
    в форме учебной дисциплины;

    o
    в виде учебного текста;

    o
    в форме учебной задачи.

    Адаптированная форма научного знания образует учебную дисциплину, которая включает, с одной стороны, предметную область знания, а с другой — знание закономерностей познавательной деятельности. Языковая форма выражения учебного знания образует учебный текст. Любое знание, в том числе и учебное, субъективно по форме своего существования, и поэтому его нельзя механически передать «из головы в голову», подобно эстафетной палочке, передаваемой из рук в руки. Знания могут быть усвоены только в процессе познавательной активности самого субъекта. Именно своей субъектностью научное или учебное знание отличается от научной или учебной информации, представляющей собой объективированную форму знания, зафиксированного в различных текстах.

    знание экономический информация

    .Классификация знаний как экономического актива

    Проблема классификации знаний была и остается одной из сложнейших. Главная трудность состоит в выборе критерия, способного из огромного множества черт и характеристик такого многомерного объекта, как знания выделить основные, сущностные характеристики, определяющие свойства, а также способ существования и взаимодействия их с окружающим миром. Великие французские энциклопедисты Д. Дидро, Ж. Д
    Аламбер даже пришли к выводу, «что нельзя найти основание деления, которое могло бы получить общее признание и быть положено в основу классификации знаний».

    Трудности выработки экономической классификации знаний носят объективный характер и объясняются, прежде всего, их (знаний) природой — трудноопределимой, неосязаемой, неуловимой. Сама по себе многоликость и многомерность знаний — это ни хорошо, ни плохо — это просто факт, отражающий объективную реальность, служащий лишь еще одной иллюстрацией того, что «знания — это единая картина мира», которая, как океан в капле, отражается в каждом явлении и событии нашей жизни. Однако применительно к конкретной дисциплине — экономике — то же самое качество (многоликость и многомерность) максимально затрудняет изучение знаний как фактора производства, как экономического объекта. В этих условиях любая классификация представляет собой ту или иную степень абстракции, несет в себе определенную долю условности.

    Однако, прежде всего, при постановке вопроса о классификации знаний, необходимо отделить собственно «классификацию» от многочисленных «описаний» знаний, примерами которых изобилует литература по данной теме. Зачастую (это будет показано далее) термином «классификация» обозначается совершенно этому не соответствующее простое «описание» отдельных проявлений знаний.

    Примером «описаний» может служить приведенный в предыдущей статье (далеко не полный) перечень видов знаний: общественно и субъективно новые, теоретические, прикладные, знания как общественное и как частное благо; знания, имеющие устойчивое и скоропреходящее значение; знания, необходимые для действия или контроля; знания, приобретаемые для общего образования; неявные, осознанные, неосознанные, эпизодические, эвристические, метазнания, кодифицированные, хорошо структурированные, полуструктурированные и неструктурированные, коммерческие, описательные (дескриптивные), объясняющие (экспликативные), поведенческие; неотделимые, специфические, общие, явные, неявные, декларативные, процедурные.

    Однако правильно ли будет считать, что список описаний (названий) знаний тождествен списку видов знаний, что видов знаний столько же, сколько их названий, и что формулирование нового названия автоматически означает определение совершенно нового, иного, вида знания? Мы полагаем, что это не так, и видов знаний существенно меньше, чем их названий, поскольку зачастую в литературе разными названиями обозначается фактически одно и то же явление.

    Например, знания, обозначенные в одной работе как теоретические, в другой со всем основанием могут описываться как общественно или субъективно новые знания; они же могут рассматриваться и как общественное, и как частное благо. Те же самые, по сути, теоретические знания в контексте работы могут определяться как знания, необходимые для действия и контроля или как приобретаемые для общего образования, не говоря уже о том, что теоретические знания совершенно точно являются кодифицированными, хорошо структурированными, явными и.

    Таким образом, одно и то же по смыслу и содержанию знание разные авторы могут называть (описывать) по-разному. Причина, на наш взгляд, в том, что процесс квалификации знаний (т.е. определения их как «ненужных», или «декларативных», или «эпизодических» и т.п.) носит почти исключительно субъективный характер: в результате одно и то же знание для кого-то будет практическим, а для кого-то — ненужным. Эвристические знания для одного будут эпизодическими или неосознанными для другого и т.д.

    В экономике же, как науке конкретной и практической, важно знать, как правильно (то есть эффективно) действовать в конкретных обстоятельствах с конкретным видом знаний. Для этого надо иметь представление о том, каковы вообще условия эффективности для знаний и одинаковы ли они для всех видов знаний или будут различаться (может быть, даже принципиально) для различных видов? И, в этом случае, где границы этих видов и как их определить? То есть, будничное знание как экономический объект отличается от развлекательного или нет? Является ли вообще будничное (или развлекательное) знание экономическим объектом? Как определить, какое знание является экономическим объектом, а какое — нет?

    Для описаний знаний ответ на эти вопросы вряд ли возможен — по множеству причин, самая простая из которых та, что с помощью описаний вообще невозможно точно идентифицировать вид знания, т.е. объективно определить его границы. Суть описаний, как уже говорилось, в их субъективности. Поэтому будничное знание для артистов эстрады будет развлекательным для зрителей — и описание не дает ответа на вопрос — это два разных вида знания или одно и то же в разных преломлениях?

    Нельзя, конечно, не отметить положительную роль описаний в изучении знаний — это, фактически, первичная обработка материала, дающая богатейшую информацию о нем. И, кроме того, именно многочисленные описания различных видов знаний составляют основу для их дальнейшего анализа и проведения, на его основе, классификации. В то же время, описание, в лучшем случае, может послужить лишь основой для классификации, но ни в коей мере не может ее заменить.

    Поэтому, если мы хотим изучать экономику знаний как науку, то необходимо, прежде всего, перейти от субъективной оценки знаний к их объективному изучению, то есть перейти от описаний знаний к их классификации.

    К описаниям знаний, как мы видели, не предъявляется никаких требований: они могут быть любыми — краткими, точными, эмоциональными, наукообразными — все это будут описания. В отличие от этого классификация, чтобы быть признанной таковой, должна отвечать определенным требованиям.

    Классификация — это многоступенчатое, разветвленное деление логического объема понятия. Результатом классификации является система соподчиненных понятий: делимое понятие является родом, новые понятия — видами, видами видов (подвидами) и т.д. Существуют и другие (родственные) определения:

    классификация — распределение тех или иных объектов по классам (отделам, разрядам) в зависимости от их общих признаков.

    Распределение обычно производится таким образом, что объекты, отнесенные к одному классу, считаются «похожими», близкими, однотипными, а к разным — «непохожими», далекими, разнотипными. В общем случае искомые классы определяются выполнением на них некоторых эмпирических закономерностей. Чтобы осуществить процедуру классификации, требуется задать критерий «похожести» объектов и алгоритм классификации. Наиболее важными для исследователя являются свойства, связанные с устойчивостью результатов классификации. Таковыми свойствами являются следующие признаки:

    . устойчивость алгоритма относительно переупорядочения объектов: в результате классификации получаются классы, соответствующие определенной упорядоченности. Меняя порядок и применяя алгоритм еще раз, получаем новый результат, который может не совпадать с предыдущим. В случае совпадения считается, что алгоритм обладает свойством допустимости относительно переупорядоченности объектов;

    . устойчивость алгоритма относительно дублирования классов означает, что если объекты некоторого класса добавить (продублировать) к исходной совокупности объектов и повторить процедуру классификации, границы классов не изменятся;

    . устойчивость алгоритма относительно удаления классов. Это означает, что если объекты одного класса удалить из исходной совокупности и повторить классификацию, то границы классов не изменятся;

    . устойчивость алгоритма относительно дублирования объектов. Это свойство аналогично второму, с той лишь разницей, что вместо класса рассматривается объект.

    Итак, в основу классификации должно быть положено понимание сущностных особенностей предмета исследования. Только в этом случае выделяемые классы (типы, виды) будут иметь единую основу, единый признак, что сделает их устойчивыми. Такая классификация, действительно, может стать эффективным «инструментом познания», поскольку позволяет изучать не каждый объект, а группу (класс, тип) объектов, существенно экономя при этом силы и средства.

    Применительно к экономике, исходя из ее целей и задач, это должно означать следующее: необходимо сформулировать критерий (критерии), который позволил бы разделить «логический объем понятия» знания на устойчивые классы (типы, группы), законы существования которых в экономическом поле существенно (и даже принципиально) различаются.

    В качестве критерия классификации, способного выделить виды знаний, объединенные родовыми признаками и свойствами, мы предлагаем использовать форму существования знания в экономическом поле. В соответствии с этим критерием можно классифицировать знания как личностные (идеальные, живые); знания, кодифицированные в символах и знаках и знания, материализованные в продуктах и услугах (рис.1).

    Рисунок 1 — Классификация знаний по форме существования.

    Идеальные (личностные) знания

    Идеальные знания создаются только в процессе деятельности головного мозга. Осваивая наличное знание, человек превращает его характеристики в свои субъективные способности, профессиональную компетенцию, творческую силу мышления. Именно этот вид знаний, его личностная форма, создает, распространяет и использует знания.

    Об этом писал и Ф. Махлуп, понимавший «под производством знаний … любую деятельность человека (или вызванную им) эффективно направленную на то, чтобы создать, изменить или подтвердить в собственном или в чужом уме осмысленное понимание или признание каких-либо фактов». Это принципиально важный для понимания закономерностей функционирования знаний в качестве экономического актива момент. Именно закономерности и особенности функционирования человеческого мозга как производственного аппарата будут определять параметры, факторы, показатели как экономики, так и общества знаний.

    Особую сложность в исследованиях будет, по-видимому, представлять тот факт, что человеческое мышление во многом иррационально, неалгоритмично, в связи с чем сам процесс мышления не поддается формализации. Конкретные и абстрактные образы сознания формализуются и объективизируются посредством сложной знаковой системы — вербальной или другими формами обозначений, которыми человек оперирует по алгоритмическому методу. Но выражаемая семантически (формализуемая) часть человеческого мышления — это лишь видимая часть айсберга. Человек умеет справляться не только с задачами, поддающимися полной формализации, но и с задачами, плохо формализуемыми или совсем неформализуемыми. Последние составляют весьма значительную часть человеческой практики и человек находит для них решение, прибегая к самым неожиданным источникам информации, объединяя противоречивые сведения, угадывая истину, т.е. принимает верные решения в условиях большой неопределенности. Результативность мышления зачастую зависит не только от имеющейся информации, подготовки (образования) человека, но и от его мировоззрения, интуитивного сознания, интересов, жизненной позиции, общественного окружения, религиозных воззрений.

    Таким образом, в процессе создания знаний в равной степени участвуют как рациональная часть человеческого мышления (интеллект), так и иррациональная, духовная его часть. В то же время, именно эта, иррациональная сторона человеческого мышления, создает трудности в оценке и использовании личностных знаний в качестве экономического актива. Существующие в рамках современных экономических теорий методики позволяют лишь косвенно, опосредованно и весьма приблизительно определять вклад этого вида знаний в рост экономической эффективности общественного производства. Причина, на наш взгляд, прежде всего в том, что традиционно экономическая наука и не ставила себе такую цель. Классическая экономическая теория формировалась как наука о закономерностях производства материальных и нематериальных благ, но не личности. Однако сегодня, когда все в большей степени становится очевидным, что формирующаяся экономика будет не столько «information economy», т.е. экономикой, основанной на информации, сколько «knowledge economy», т.е. экономикой, основанной на личностном (т.е. неотделимом от человека) знании, особое значение приобретают внутренние, духовные качества самой личности. Поэтому впервые развитие самого человека рассматривается в качестве залога и основы прогресса экономики знаний, что не было характерно для классической экономической теории.

    Кодифицированные знания

    Именно потому, что знание — идеально, для своего бытия оно нуждается в объективизации, кодификации, которая осуществляется в продуктах труда, технологиях, социальных институтах, предметах культуры. При этом знание объективируется знаково-символическими средствами естественных и искусственных языков.

    Кодифицированные знания — это, фактически, единственный вид знаний, относительно которого в научной литературе почти нет разногласий. Прежде всего, большинство авторов единодушно выделяют такой вид знаний, как кодифицированные (в ряде работ они же обозначаются как формализованные).

    Также абсолютное большинство авторов понимают кодифицированное знание как сохраняемое и передаваемое с помощью носителей в виде текстов, схем, рисунков и т.п.» и разделяют мнение о том, что кодифицированные знания легко воспроизводимы, могут храниться и распространяться на бумаге или электронном носителе, ими можно манипулировать, создавая новые знания в форме умозаключений и утверждений.

    Материализованные знания

    Материализация знаний является заключительным этапом процесса производства знаний и их овеществления в едином экономическом поле.

    В процессе изучения научной литературы по тематике экономики знаний мы сделали для себя интересное открытие: при классификации знаний российские авторы, как правило, ограничиваются только двумя классификационными группами: «Стало возможным разделение знания на два вида: кодифицированное знание, сохраняемое и передаваемое с помощью носителей в виде текстов, схем, рисунков и т.п., и знание, неотделимое от человека, а если и передаваемое, то от учителя к ученику. В литературе закрепилось также деление на явное (эксплицитное) и неявное (имплицитное) знание, а также на формализованное и неформализованное»

    Возможно, это объясняется некоторой «увлеченностью» нематериальным, до сих пор малоизученным и потому особенно интересным аспектом проблемы. Однако нелишне вспомнить, что основной задачей, решаемой всеми без исключения человеческими обществами во все эпохи их существования было обеспечение физического выживания человека (человека как биологического вида) в условиях его противостояния с могуществом Природы. Способ решения этой задачи только один — производство достаточного количества продуктов питания и средств защиты от неблагоприятных условий окружающей среды (одежды, обуви, жилья, оружия).

    И в этом смысле «информационное» общество («постиндустриальное», «общество знаний» и т.п.) принципиально ничем не отличается от любых им предшествующих — основной задачей по-прежнему остается производство вполне материальных средств жизнеобеспечения человека (продуктов питания, одежды, обуви и т.п.).

    Таким образом, знания для человека преобразуются в выгоды благосостояния, только будучи овеществленными. В этом смысле можно говорить об овеществлении знаний как о конечной цели всего процесса познания.

    В то же время, завершение жизненного цикла (овеществление) одних знаний, как правило, является началом формирования жизненного цикла для иных, новых по отношению к овеществленным, знаний. Создание новых орудий труда (машин и механизмов), новых материалов, продуктов ставит новые задачи, требующие исследования и разрешения. Таким образом, овеществление знаний можно в равной степени рассматривать и как конечную цель, и как отправную точку процесса познания.

    Таким образом, предложенный нами критерий классификации знаний — форма существования в экономическом поле — позволил выделить три вида знаний: личностные, кодифицированные и материализованные. Легко убедиться в том, что предложенные критерий и алгоритм классификации выдерживают проверку на устойчивость. Действительно, при проведении в качестве проверки переупорядочивания объектов, дублирования классов, удаления классов и дублирования объектов границы классов не изменились: личностные знания (знания в голове человека) не смешались с кодифицированными знаниями (книгами, дискетами и т.п.) и не «растворились» в знаниях материализованных (зданиях, машинах и т.п.).

    То же самое можно сказать о кодифицированных и о материализованных знаниях, которые также остались в пределах своих классов. Это позволяет заключить, что критерий классификации был выбран правильно, и предложенная классификация может быть использована в дальнейших исследованиях.

    В свете всего вышесказанного представляется небезынтересным рассмотреть другие классификации знаний, т.е. построенные с применением другого критерия и по другому алгоритму. Примеры таких классификации взяты нами из статьи Л.Э. Миндели и Л.К. Пипии «Концептуальные аспекты формирования экономики знаний». Выбор объясняется тем, что как сказано в аннотации «в статье обобщен зарубежный опыт по изучению основных экономических тенденций, связанных с производством и распространением знаний», что дает основание рассматривать представленные классификации как некое общее мнение по данному вопросу.

    Пример /span>


    «Для наших целей имеет смысл привести классификацию знаний, предложенную в докладе:

    научные знания, формируемые в университетах, государственных научно-исследовательских институтах и частном корпоративном секторе исследований и разработок;

    технические (технологические) знания, основными поставщиками которых являются компании предпринимательского сектора, проводящие собственные исследования и разработки, институты предпринимательского сектора и государственные научные учреждения, университеты, а также исследовательская активность в новых предпринимательских структурах, возникающих как при создании нового бизнеса, так и в качестве побочного продукта исследований, проводимого в уже существующих организациях ;

    инновации, осуществляемые компаниями предпринимательского сектора и вновь созданными предприятиями;

    человеческий капитал, создаваемый благодаря деятельности университетов по подготовке специалистов и кадров высшей квалификации; в процессе исследований в государственном и предпринимательском секторе, а также других специализированных заведениях высшего профессионального образования;

    квалификации (компетенции), которые являются результатом получения образования в высших учебных заведениях, обучения, проводимого в корпоративном секторе, а также профессиональных курсов и профессионального опыта работников во всех секторах экономики, включая исследовательский сектор;

    ИКТ (информация) — этот вид знаний создается в корпоративном секторе информационно-коммуникационных технологий и распространяется в результате применения ИКТ и деятельности сетевых структур».

    Такая классификация, по мнению авторов статьи, «представляется конструктивной с точки зрения экономического и институционального анализа, так как позволяет охватить широкую совокупность общественных институтов, задействованных в создании и передаче знаний». Возможно, это и так, но хотелось бы обратить внимание на следующие моменты:

    во-первых, представленная классификация не соответствует вышеприведенным критериям классификации. По всей видимости, в качестве критерия классификации выбрано место создания знаний. Критерий небесспорен сам по себе, кроме того, он не проходит проверку на соответствие требованиям, предъявляемым к классификации.

    во-вторых, данная классификация не является универсальной, поскольку основана не на сущностных особенностях и отличиях различных видов знаний. В самом деле, чем принципиально отличаются «научные знания» от «технологических», или «человеческий капитал» от «компетенций»? Информация же создается в процессе потребления как «научных», так и «технологических» знаний, при формировании «человеческого капитала» и «компетенций» во всех перечисленных структурах: в компаниях предпринимательского сектора, в университетах, государственных научно-исследовательских институтах и частном корпоративном секторе исследований и разработок;

    в-третьих, представленная классификация малоинформативна для экономистов, поскольку не дает представления о том, чем в экономическом плане отличаются друг от друга группы данной классификации? В самом деле, «научные знания» (условия их производства и воспроизводства, обмена и обращения, потребления и распределения) требуют иных экономических условий и механизмов, чем знания «технологические»? Условия создания (обмена и обращения, потребления и распределения) компетенций как-то существенно отличаются от условий создания (обмена и обращения, потребления и распределения) человеческого капитала?

    Пример /span>


    «Для целей экономического анализа, а также построения различных классификационных моделей знаний эксперты и экономисты ОЭСР предложили различать четыре основных типа знаний.

    Во-первых, знания как причина или основа, образующие предметную область — «знать что» (know what) В этом случае знания наиболее близки к понятию информации и могут быть раздроблены и представлены в идее единиц информации. В некоторых видах профессий, например, медицине и юриспруденции, такой вид знаний является определяющим для оценки профессиональной компетенции.

    Во-вторых, знания как причина или основа, образующие предметную область — «знать почему» (know why).

    Этот вид знаний относится к научному знанию. Он лежит в основе технологических разработок продуктов и процессов, определяющих работу большинства промышленных отраслей экономики и развивающих их. Производство и воспроизводство этих знаний происходит в организациях, образующих научно-образовательный комплекс — университетах, научно-исследовательских институтах, технологических лабораториях и т.д.

    В-третьих, знания как набор специальных умений или способностей сделать что-либо — «знать как» (know how).

    Таковы профессиональные квалификации, навыки. Обычно этот вид знания ограничен пределами одной организации, в каждой отдельной организации «знают, как что-либо делать» по-своему.

    В-четвертых, знания, идентифицирующие индивидуального носителя — «знать кто» (know who).

    Этот вид знаний включает информацию о том, кто и какими знаниями владеет и какими навыками обладает.»

    Представленная в примере 2 типология знаний еще в меньшей степени, чем предыдущая, соответствует требованиям, предъявляемым к классификации как к инструменту познания экономики знаний. В сущности, это еще одно описание знаний — со всеми его достоинствами и недостатками.

    Предлагаемая нами классификация знаний по форме их существования на личностные, кодифицированные и материализованные, также, вероятно, не лишена недостатков. Однако она представляется нам адекватным инструментом познания процессов формирования экономики знаний в силу следующих причин:

    во-первых, универсальность и простота критерия классификации: все знания, вне зависимости от их смыслового содержания, назначения и ценности могут принимать только эти формы — личностную, кодированную или материализованную (или последовательно — все три).

    Эти формы легко и однозначно распознаются и идентифицируются: голову (личностные знания) невозможно спутать ни с книгой или дискетой (кодифицированные знания), ни с каким-либо материальным объектом: дом, станок, и т.п. (материализованное знание);

    во-вторых, именно форма знания определяет законы его существования в экономическом поле — и это тоже выполняется для всех знаний: личностное знание функционирует иначе, чем кодированное, кодированное — иначе, чем материализованное.

    Таким образом, предложенная классификация позволяет составить цельную, завершенную картину существования, движения и преобразования знаний в экономическом поле: от создания личностных знаний в голове человека через их кодирование и распространение к материализации в продуктах и услугах.

    2.1 Свойства знаний

    ·
    Знания могут обладать разными качествами. Согласно И.Я. Лернеру, В.М. Полонскому и др., таковыми, например, являются:

    o
    системность,

    o
    обобщенность,

    o
    осознанность,

    o
    гибкость,

    o
    действенность,

    o
    полнота,

    o
    прочность (рис. 2).

    ·
    Знания, приобретаемые в процессе обучения, характеризуются различной глубиной проникновения учащихся в их сущность, что, в свою очередь, обусловлено:

    o
    достигнутым уровнем познания данной области явлений;

    o
    целями обучения;

    o
    индивидуальными особенностями учащихся;

    o
    уже имеющимся у них запасом знаний;

    o
    уровнем их умственного развития;

    o
    адекватностью усваиваемого знания возрасту учащихся.

    Различают глубину и широту знаний, степень полноты охвата ими предметов и явлений данной области действительности, их особенности, закономерностей, а также степень детализованности знаний. Организованное школьное обучение требует четкого определения глубины и широты знаний, установления их объема и конкретного содержания.

    Осознанность, осмысленность знаний, насыщенность их конкретным содержанием, умение учащихся не только назвать и описать, но и объяснить изучаемые факты, указать их взаимосвязи и отношения, обосновать усваиваемые положения, сделать выводы из них — все это отличает содержательные знания от формализованных.

    В школе диагностируется главным образом полнота и прочность знаний, остальные параметры знаний в их влиянии на умственное развитие остаются нередко вне внимания учителя. Обученность школьника включает также наличие отдельных разрозненных умений и навыков — как общеучебных (среди них приемы поиска учебной информации, отдельные приемы запоминания, хранения информации, работы с книгой и др.), так и частных (навыки счета, письма и др.).

    Их диагностика позволяет выявить пробелы результатов прошлого обучения. Обученность выявляют тестами достижений, обычными школьными контрольными работами (см. работу Аванесова В.С. «Теория и методика педагогических измерений»).

    .2 Усвоение знаний

    ·
    Таким образом, знание проходит путь от первичного осмысления и буквального воспроизведения, далее

    o
    к пониманию;

    o
    применению знаний в знакомых и новых условиях;

    o
    оцениванию самим учеником полезности, новизны этого знания (Маркова А.К., 1990; аннотация).

    Понятно, что если знания остаются на первом этапе, то их роль для развития невелика, а если ученик применяет их в незнакомых условиях и оценивает, то это значительный шаг в сторону умственного развития.

    ·
    Знания могут усваиваться на разных уровнях:

    o
    репродуктивный уровень — воспроизведение по образцу, по инструкции;

    o
    продуктивный уровень — поиск и нахождение нового знания, нестандартного способа действия.

    Установление уровней усвоения знаний в диагностике важно потому, что эти уровни оказывают влияние на качество мышления, его шаблонность или нестереотипность, оригинальность.

    ·
    И.Я. Конфедератов и В.П. Симонов выделяют следующие уровни усвоения знаний, соотносимые с соответствующими этапами их усвоения:

    o
    уровень различения (или распознавания) предмета;

    o
    уровень его запоминания;

    o
    уровень понимания;

    o
    уровень применения.

    Сходные уровни усвоения знаний предлагаются и В.П. Беспалько. Разграничивая репродуктивный и продуктивный виды деятельности и рассматривая их структуру с точки зрения самостоятельности выполнения, ученый выделил следующие уровни усвоения учебной информации (см. рис. 4):

    Таблица 1 Характеристика уровней усвоения учебной информации (по В.П. Беспалько)

    Уровень усвоенияНазвание уровняХарактеристика уровня0 (нулевой)ПониманиеОтсутствие у обучающегося опыта (знаний) в конкретном виде деятельности. Вместе с тем понимание свидетельствует о его способности к восприятию новой информации, т.е. о наличии обучаемостиIУзнаваниеОбучающийся выполняет каждую операцию деятельности, опираясь на описание действия, подсказку, намек (репродуктивное действие)IIВоспроизведениеОбучающийся самостоятельно воспроизводит и применяет информацию в ранее рассмотренных типовых ситуациях, при этом его деятельность является репродуктивнойIIIПрименениеСпособность обучающегося использовать приобретенные знания и умения в нетиповых ситуациях; в этом случае его действие рассматривается как продуктивноеIVТворчествоОбучающийся, действуя в известной ему сфере деятельности, в непредвиденных ситуациях создает новые правила, алгоритмы действий, т.е. новую информацию; такие продуктивные действия считаются настоящим творчеством

    Упомянутые критерии и уровни усвоения знаний нашли широкое применение в педагогической практике и в научных целях при оценке качества усвоения знаний школьниками.

    .3 Проблема понимания

    Затрагивая вопрос об усвоении знаний, зафиксированных в научных и учебных текстах, важно отметить одно существенное обстоятельство. Один и тот же научный или учебный текст может быть по-разному воспринят и понят различными субъектами. В связи с этим в научном и практическом отношении особое значение приобретает проблема понимания вообще и проблема обеспечения однозначности понимания одних и тех же устных или письменных научных или учебных текстов разными людьми. До сих пор нет единого определения понятия «понимание». Этим объясняется отсутствие общепринятых критериев его диагностики. Все существующие в настоящее время определения понятия сводятся к указанию на какой-либо один или несколько признаков внешнего выражения, проявления понимания. Так, например, если соотносить между собой знание и понимание, то последнее можно трактовать как новое видение уже известного знания. Поэтому перенос знания в новые условия расцениваются как признак понимания (Гинецинский В.И., 1992).

    Но данная точка зрения не единственная. В ряде работ понимание связывается со способностью субъекта усматривать разнообразные связи и отношения одного объекта с другими. Исходя из этого определения ведущим признаком понимания считается вариативность способов видения одного и того же объекта или одних и тех же свойств в их различных связях и отношениях. В качестве иллюстрации можно привести пример многообразного представления по форме представления, допустим, теоремы посредством вербального, графического, знаково-символического, математического способов ее описания. К числу сторонников подобного взгляда можно отнести А.В. Смирнова, который видит в качестве ведущего понимания перевод учащимся учебного или научного текста на свой язык, т.е. способность субъекта изложить содержание учебного или научного текста своими словами (Смирнов А.В., 1975).

    Ю.А. Самарин считает внешним выражением понимания использование обучаемым знаний в других условиях (Самарин Ю.А., 1962).

    Этот же критерий часто принимается как показатель уровня усвоения знаний. Признаком понимания, по Л.Н. Доблаеву, является постановка учащимся вопросов к прочитанному тексту (Доблаев Л.Н., 1972).

    Большая группа ученых определяет понимание как процесс обратимого перевода абстрактно-логических форм информации в ее образно-наглядные формы. О понимании текста можно судить и по адекватности поведения или действий, которые предусматриваются этим текстом. И.А. Зимняя связывает понимание текста с адекватностью воссоздания, воспроизведения реципиентом смысла его содержания (рис. 5) (см. Хрест. 7.2).

    ·
    Можно привести и другие признаки понимания, на которые ссылаются при определении этого понятия:

    o
    способность к узнаванию общего в разных формулировках;

    o
    самостоятельное переформулирование знания в системе разных понятий;

    o
    способность к систематизации, классификации, группировке, квалификации объектов;

    o
    доказательство теорем и обоснование теорий, способность приводить примеры;

    решение нестандартных задач и решение задач нестандартными способами и другие признаки.

    3. Состав и структура экономического поля экономики знаний

    Рассмотрение процесса производства знаний от их создания в голове человека через кодирование на материальных носителях к материализации в продуктах и услугах приводит к выводу о необходимости пересмотра представлений о составе и системе связей экономического поля — предлагается выделять в едином экономическом поле три взаимосвязанных и взаимозависимых сферы экономической деятельности: духовное, информационное, материальное производства (рис. 1).

    Рисунок 1 — Кругооборот знаний в экономическом поле

    Духовное производство.

    Сфера производства личностных (идеальных) знаний определяется нами как сфера духовного производства. В соответствии с данным определением к ней должны быть отнесены все те «непроизводительные» (в традиционном понимании) отрасли социальной сферы, которые либо непосредственно формируют, либо в значительной степени влияют на формирование личности, т.е. мировоззрения, интеллекта, здоровья, духовности человека, следовательно, непосредственно участвуют в производстве идеальных (личностных) знаний: наука и научное обслуживание, культура и искусство, образование, здравоохранение и т.п.

    Именно в этих сферах человеческой деятельности (отраслях экономики) прямо и или косвенно формируется личность человека, являющаяся основой создания любых видов знаний. Действительно, уровень образования, степень физического и духовного здоровья, религиозные взгляды и убеждения, полученное человеком воспитание, его принадлежность к определенной культуре — все это в совокупности и является той производственной средой, продуктом которой являются знания — и, прежде всего, знания личностные (идеальные).

    Поэтому исследования особенностей, возможностей модификации и вообще влияния на процесс производства конечного продукта (личностных знаний) надо начинать с изучения закономерностей существования и функционирования той среды, в которой этот продукт производится — т. е. сферы духовного производства.

    Принципиальная разница между материальным и духовным производством заключается в том, что в последнем отсутствует разделение потребителя и производителя. Между тем, именно это (разделение производителя и потребителя) является фундаментальной основой материального производства, а также соответствующих ему рыночных (в более широком смысле — стоимостных) отношений. Как известно, конечной целью материального производства является производство товара, т.е. продукта, изначально предназначенного для обмена, для потребителя. Собственно, без потребителя нет и производства. Без потребителя материальное производство не может достичь своей цели.

    Конечной целью духовного производства является производство новых личностных знаний. Как уже говорилось, этот процесс осуществим только в мозгу человека. Однако в этом процессе в принципе невозможно отделение производителя знаний от их потребителя, поскольку это одно и то же лицо. Духовное производство сочетает черты как производства, так и потребления, в нем невозможно «провести черту», отделяющую производство знаний от их потребления — это единый, цельный, неразрывный процесс. Производитель знаний и является их первым и основным потребителем. Таким образом, духовное производство всегда имеет своего потребителя, т.е. всегда достигает цели.

    И все же основным, диалектическим, противоречием труда в духовном производстве является его характер: всеобщий по содержанию, осуществляется он индивидуальным образом. Даже в современных условиях, при высочайшей степени разделения духовного труда, он по сути своей остается индивидуальным, персонифицированным.

    Именно поэтому в центре сферы духовного производства — человек — теперь уже действительно, а не декларативно, как цель, а не как средство. В материальном производстве человек был, есть и, вероятнее всего, останется лишь одним из множества факторов, одним из множества объектов — рабочей силой. Духовному производству необходим человек как субъект, как носитель культуры, как индивидуальность, личность с ее системой ценностей. Причем, если в материальном производстве (особенно в индустриальном) индивидуальность работника была не только не интересна, но зачастую рассматривалась как помеха унифицированному, стандартизованному характеру процесса производства, то духовное производство всегда интересовалось именно личностями, яркими индивидуальностями, поскольку эти качества, в определенной степени, служат залогом наличия у человека творческого потенциала.

    «Производство личностей» невозможно ни унифицировать, ни стандартизировать, ни поставить на поток, творческая личность — это всегда уникальный продукт среды обитания, условий воспитания и полученного образования. Собственно говоря, производство творческих (в большей или меньшей степени) личностей и есть главная цель и задача духовного производства.

    Цель духовного производства — производство нерыночного продукта: знаний (идей, теорий, образов, духовных ценностей), формирование творческой личности (как единственного создателя знаний), выработка духовных общественных связей и отношений индивидов (как производственной среды для создания знаний);

    Продукт — нетоварный продукт в нетоварной же форме: является продуктом труда, но производится не для обмена, не имеет меновой стоимости, является не частным, а публичным благом, вследствие чего неотделим и неуничтожим.

    Механизмы регулирования: абсолютное преобладание (80-90%) нерыночных методов. Рыночные механизмы могут использоваться в тех случаях, когда способствуют усилению воздействия и повышению эффективности нерыночных методов, но, в любом случае, могут играть только подчиненную роль.

    Информационное производство.

    Под информационным производством мы будем понимать любую деятельность, связанную с кодификацией (т.е. переносом на материальные носители) идеальных (личностных) знаний, а также с их распространением (т.е. хранением, обработкой, передачей).

    Проще всего отделить информационное производство от любого другого по производимому в его рамках продукту: это нематериальный продукт на материальном носителе.

    Роль информационного производства в формировании единого экономического поля трудно переоценить. Если раньше процессы кодирования и материализации знаний из-за высокой инертности материально-технической базы длились сотни и десятки лет, вследствие чего производство знаний не могло стать объектом непосредственной экономической деятельности, то в современных условиях основой развитой экономики является производство и быстрое превращение новых научных знаний в высококачественные продукты и услуги.

    Действительно, взрывной рост возможностей информационных технологий, появление Интернета, снижение стоимостного порога доступа к информационным потокам увеличили — взрывным же образом — массивы информации, доступной для людей, принимающих решения, повысили скорость ее обработки, расширили доступность информации и, следовательно, круг людей, способных с ее помощью влиять на социально-экономические процессы. Непосредственно в информационном производстве не создаются новые знания, однако именно продукты информационного производства (данные и ИКТ-технологии) обеспечивают духовное производство необходимыми ему средствами и предметами труда и тем самым обеспечивают непрерывность и возрастающую эффективность процесса познания.

    Поэтому мы присоединяемся к Л.Э. Миндели и Л.К. Пипия в том, что: «возникновение и развитие экономики знаний было бы неосуществимо без адекватной технологической базы, делающей возможным распространение кодифицированных знаний вне пространственных ограничений при минимальных затратах времени и труда. Иными словами, экономика знаний обязана своим появлением революционным прорывам в ИКТ и их проникновением во все сферы жизни человека.»

    Особенности и свойства информационного производства весьма необычны и определяются аналогичными качествами производимых в его рамках продуктов — кодифицированных знаний. В свою очередь, качества и свойства кодифицированного знания определяются совокупностью свойств его элементов: нематериального содержания в материальной форме.

    С одной стороны, материальный носитель обладает всеми классическими свойствами товара: он является продуктом труда, произведенным для обмена, обладает покупательной, денежной и меновой стоимостями, относится к частным благом, может быть обменян, подарен, уничтожен и т.п. Однако в данном случае «материальная субстанция — лишь малоценный носитель нематериального, интеллектуального, художественного или символического содержания» и не определяет истинную ценность содержащегося на нем знания.

    Само же по себе знание, нанесенное на материальный носитель, обладает всеми характеристиками рассмотренного выше личностного (идеального) знания, а именно: является продуктом труда, но произведено не для обмена, обладает несомненной потребительной стоимостью, но не располагает денежной и меновой стоимостями, относится к всеобщим (публичным) благам, вследствие чего неотчуждаемо и неуничтожимо.

    Рыночный сбыт такого товара сталкивается с определенными трудностями, главная из которых та, что кодифицированные знания (так же, как и личностные) невозможно свести к общей измеримой общественной субстанции стоимости, без чего невозможно определить для них отношение эквивалентности. «Невозможно представить себе рынок формальных знаний, на котором они продавались бы по меновой стоимости. Поскольку их невозможно измерить в величинах стоимости, оценка их представляет такие же сложности, как и оценка произведений искусства».

    Итак, охарактеризуем основные черты информационного производства, позволяющие выделять его как отдельную структуру в едином экономическом поле:

    Цель: кодирование и распространение уже созданных знаний

    Продукт: нетоварный продукт в товарной форме

    Механизмы регулирования: сочетание рыночных и нерыночных методов (% соотношение еще предстоит определить, возможно — на 50).

    Материальное производство.

    Для человека одной из основных задач процесса познания, является обеспечение условий его физического выживания и духовного развития в условиях вечного противостояния с могуществом Природы. Мы уже отмечали, что процесс материализации знаний можно в равной степени рассматривать и как конечную цель, и как отправную точку процесса познания. Кроме того, материализация знаний является одним из важнейших условий самого их существования. Наиболее «хрупкими» с точки зрения сохранности являются, конечно, личностные знания, которые, не будучи материализованы, умирают вместе с их создателем и носителем. Материализация личностных знаний заключается в их кодификации, т.е. переносе на любой материальный носитель (бумагу, дерево, камень, глину, дискету и т.п.).

    В таком виде они имеют возможность надолго пережить своего создателя и принимать участие в создании новых знаний даже без его участия.

    Материализация кодированных знаний, во-первых, обеспечивает проверку их истинности, состоятельности, т.е. соответствия законам природы и, следовательно, жизнеспособности. И, во-вторых, решает исходную задачу процесса познания — обеспечение устойчивости существования человека, безопасности его существования в природной среде.

    К материальному производству относятся все отрасли народного хозяйства, в которых знания обретают материальную форму. Мы полагаем, нет необходимости останавливаться на закономерностях и особенностях функционирования материального производства: к настоящему времени они достаточно хорошо изучены и подробно изложены в соответствующих работах. Отметим лишь кратко, для сравнения с ранее приведенными особенностями духовного и информационного производств:

    Цель: придание личностным и кодированным знаниям материальной формы

    Продукт: товарный продукт на товарном носителе: является продуктом труда, произведенным для обмена; обладает покупательной, денежной и меновой стоимостями, относится к частным благам, потому отделим и уничтожим — может быть обменян, подарен, уничтожен, продан, украден и т.п.

    Механизмы регулирования: преимущественно (80-90%) рыночные. Нерыночные механизмы применяться могут — для усиления и корректировки рыночных.

    Несмотря на глубокое, подробное, доскональное изучение закономерностей и особенностей функционирования материального производства и практическая, и теоретическая экономика оказались совершенно не подготовленными к наступлению эпохи экономики знаний. Изучать ее, закономерности, для нее характерные, факторы, на нее влияющие, начали, фактически, только тогда, когда не замечать происходящих перемен стало уже невозможно, т.е. тогда, когда в ряде стран в сфере нематериальных услуг (не производящей, в соответствии с существующими методиками подсчета общественного богатства, прибавочной стоимости) за счет научных знаний и рационального их использования стало создаваться свыше половины ВВП. Объяснить все эти изменения в рамках привычных представлений о том, что материальное производство является единственным создателем общественного богатства, науке, фактически, не удалось. Полагаем, что во многом этот «неуспех» экономической науки обусловлен традиционными представлениями о составе, структуре и системе связей экономического поля, являющимися, в свою очередь, следствием также традиционных теоретических представлений о природе общественного богатства (рис. 2):

    Рис. 2

    Модель на рис. 2 отражает привычное, традиционное, многие годы безраздельно господствовавшее (да и сегодня еще доминирующее) в экономической науке представление о составе и системе связей экономического поля. В соответствии с этой моделью:

    общественное богатство создается только в отраслях материального производства. Отрасли непроизводственной сферы лишь распределяют и потребляют то, что создано в материальном производстве. Связь между производственной и непроизводственной сферами односторонняя: материальное производство содержит непроизводственную сферу, которая, в свою очередь, всецело зависит от него;

    экономическое поле состоит из одного элемента — материального производства, отношения которого с отраслями непроизводственной сферы — внеэкономические;

    вся прибавочная стоимость «по праву принадлежит» исключительно материальному производству — поскольку создается только в нем. Отдавая часть прибыли на содержание непроизводственной сферы, материальное производство «отдает свое», «жертвует» и потому стремится сократить свои «потери»;

    у материального производства нет объективных причин и, следовательно, нет заинтересованности в расширении непроизводственной сферы (зачем увеличивать «нахлебников»?).

    Однако, как показал опыт, она не в состоянии ответить и на многие другие вопросы: например, как относиться к тому, что отрасли непроизводственной сферы экономически многократно эффективнее, чем отрасли самого материального производства? Так, по данным ОЭСР, на каждую единицу вложенных в развитие науки средств отдача составляет примерно 500%. Не поддается объяснению и тот факт, что в современном мире не материальный, а интеллектуальный капитал становится главным источником создания конкурентных преимуществ предприятий.

    В однокомпонентной модели экономического поля нет места не только интеллектуальному капиталу, но и ИКТ-технологиям, Интернету и т.п. феноменам, формирующим современную экономическую среду — следует признать, что такая (однокомпонентная) модель экономического поля не соответствует реалиям современной жизни и должна быть заменена.

    Настало, по-видимому, время признать «де юре» всегда существовавшие «де факто», наряду с материальным, также духовное и информационное производства и восстановить, таким образом, целостность экономического поля как их неразрывного, диалектического, единства, являющегося залогом и основанием любого развития вообще. Мы предлагаем, таким образом, перейти от вышеприведенной однокомпонентной перейти к трехкомпонентной модели экономического поля (рис. 3).

    Рисунок 3 — Трехкомпонентная модель экономического поля

    Принципиально важным для понимания механизма функционирования единого экономического поля является тот факт, что ни одно из звеньев этой цепочки (духовное — информационное — материальное производство) не существует без других, их существование и развитие взаимообусловлено и взаимозависимо. Совокупность духовного, информационного и материального производств представляет собой единую технологическую цепочку производства и использования знаний: процесс производства знаний, начавшись в духовном производстве с создания идеальных (личностных) знаний, продолжается в информационном производстве посредством их кодирования и распространения и завершается овеществлением в материальном производстве.

    С одной стороны, как информационное, так и материальное производства представляют собой ничто иное, как представление в ином виде (кодифицированном и овеществленном соответственно) идеальных знаний, полученных в духовном производстве. Иначе говоря, целью информационного и материального производств является переработка знаний, полученных в духовном производстве. Остановка, неэффективная работа духовного производства автоматически влекут за собой замедление и остановку информационного и материального производств, поскольку они лишаются как предметов, так и средств труда.

    С другой стороны, даже уникальные по своим возможностям воздействия на реальную жизнь человека и общества личностные знания, не будучи материализованными, оказываются потерянными для общества, для общественного прогресса. Фактически материализация знаний является одним из важнейших условий самого их существования.

    Однако материальное производство всегда вторично по отношению к производству духовному, поскольку всегда лишь воплощает ранее созданные в духовном производстве образы и идеи. Это со всей очевидностью указывает на систему взаимосвязей и подчиненности в едином экономическом поле: источником и основой общественного богатства является духовное производство. Производство материальное является лишь более или менее успешным овеществителем идей, создающихся в духовном производстве. Информационное производство является связующим звеном между духовным и материальным производствами и сочетает в себе черты их обоих.

    Таким образом, в предлагаемой (трехкомпонентной) модели экономического поля:

    общественное богатство является результатом взаимодействия всех трех видов производств, в каждом из которых оно приобретает особую, специфическую, форму. Между собой духовное, информационное, материальное производства связаны отношениями не «подчинения — зависимости», а взаимодействия и кооперации, поскольку являются неотъемлемыми частями единого целого;

    экономическое поле представляет собой совокупность трех диалектически взаимосвязанных видов производств;

    поскольку любой материальный продукт является продуктом совместного труда всех трех производств, то и получающая в материальном производстве свое денежное, вещественное выражение прибавочная стоимость представляет собой совокупную прибавочную стоимость всех трех производств. Поэтому соответствующая ее часть должна вернуться в те производства (духовное и информационное), в которых она создавалась (на этом принципе основано действие механизма возвратного капитала);

    материальное производство объективно заинтересовано в развитии и расширении духовного производства — поскольку именно в духовном производстве закладываются основы устойчивого развития, да и самого существования материального производства.

    Было бы большим преувеличением утверждать, что трехкомпонентная модель экономического поля обязана своим появлением исключительно экономике знаний. Напротив, мы полагаем, что она была присуща всем без исключения социально-экономическим формациям, предшествовавшим экономике знаний (и будет, вполне вероятно, присуща тем, что последуют за экономикой знаний).

    Наша уверенность основана на том, что эта модель является лишь отражением объективной реальности — процесса познания. Мы полагаем, можно со всей уверенностью утверждать, что процесс познания всегда начинается в голове человека и только от человека зависит — какую форму будут иметь результаты его познавательной деятельности — форму записи, книги, материального объекта — или они так и останутся лишь его мыслью, идеей и не выйдут за пределы его сознания. Дух творит себе формы — и никогда наоборот.

    Трехкомпонентная модель экономического поля не была создана экономикой знаний, но именно экономика знаний сделала ее очевидной, сократив с десятилетий и столетий до месяцев и недель путь знаний от создания до воплощения, создав технологическую базу для автоматизации умственного труда и сделав, таким образом, производство знаний объектом непосредственной экономической деятельности.

    Мы полагаем, что именно такая, трехкомпонентная, модель экономического поля является основой и залогом успеха любого инновационного проекта и основой для построения дееспособной, эффективной инновационной системы любого уровня.

    Мы полагаем также, что инновационная система является (или, скорее, должна являться) механизмом, на практике обеспечивающем единство экономического поля. Ее основной задачей является обеспечение непрерывности и беспрепятственности процесса трансформации знаний: из личностных — в кодированные, из кодированных — в материализованные, а затем — снова в личностные. Соответственно, необходимыми условиями и критериями успешности любой инновационной системы (как национальной, так и региональной) будут:

    способность обеспечить тесную, взаимную, беспрепятственную связь между духовным, информационным и материальным производствами;

    способность создать условия для приоритетного, расширенного развития духовного производства (как источника и условия существования информационного и материального производств).

    Итак, основным условием эффективного развития экономики знаний должно стать опережающее, по сравнению с информационным и материальным производствами, развитие духовного производства.

    В настоящее время это условие не соблюдается, что и приводит к дисбалансу всей экономической системы. Существующее в современном экономическом поле доминирование материального производства над информационным и, в особенности, над духовным производством создает серьезные трудности на пути формирования экономики знаний.

    Заключение

    Рынок знаний не имеет четких границ. Его можно определить как рынок, где происходит продажа и передача знаний.

    Особенности рынка знаний

    Рынок знаний своеобразен. Так, значительная часть знаний на нем распространяется безвозмездно или за символическую плату, например школьное и в большей части среднее и высшее профессиональное образование. Бесплатность или низкая плата за эти знания для их потребителей объясняется тем, что процесс передачи этих знаний финансируется из государственного бюджета или некоммерческими организациями.

    Структурно рынок знаний представлен большим количеством секторов, из которых выделяются по своим размерам такие сектора, как наука (НИОКР, НИР), образование (образовательные услуги), средства массовой информации, хранение информации (архивы, библиотеки, информационные сети) и др.

    Наконец, своеобразная черта рынка знаний — это большое количество посредников на этом рынке, а главное, что целый ряд секторов (образования, хранения информации и др.) выступает преимущественно как посредник между производителями знаний (например, НИОКР) и потребителями (домашними хозяйствами, фирмами, государственными учреждениями).

    Интеллектуальный продукт, интеллектуальная собственность и ее охрана

    В ходе НИОКР рождаются новые знания. Их часто называют интеллектуальным продуктом (продукцией).

    Этот продукт принимает самые разные формы: открытий (обычно они являются результатом фундаментальных исследований), изобретений и рационализаторских предложений, полезных моделей и промышленных образцов, сведений о технологических процессах и другой конфиденциальной деловой информации (ноу-хау), программ для ЭВМ и селекционных достижений. К интеллектуальной продукции относят и другие произведения науки, а также произведения литературы и искусства.

    Собственники интеллектуального продукта, чтобы оформить свои права на него, используют правовую охрану этого продукта. В результате собственник интеллектуального продукта получает исключительное право на использование своей так называемой интеллектуальной собственности и в силу этого имеет возможность определить условия ее использования, в том числе цену реализации.

    Арсенал правовых средств защиты интеллектуальной собственности велик. В России он базируется на Законах «Об авторском праве и смежных правах», «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин», «О правовой охране топологий интегральных схем», «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», а также на Патентном законе Российской Федерации.

    На этой основе права на интеллектуальный продукт:

    автоматически возникают в виде авторских прав на произведения науки, литературы и искусства, программ для ЭВМ базы данных;

    оформляются в виде патентов на изобретения, промышленные образцы и полезные модели, селекционные достижения;

    регистрируются в виде фирменных наименований, товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, топологий интегральных микросхем.

    Используя это право, собственник интеллектуальной продукции может самостоятельно использовать ее, продать, сдать в аренду и т.п. Например, он может заключить авторский договор на издание книги, продать патент или только право на использование защищенного патентом изобретения (т.е. продать лицензию на использование изобретения) и т.д. Если предприятие использует чужую интеллектуальную собственность, оно выплачивает ее собственнику вознаграждение (доход).

    Этот доход может принимать самые разные формы: авторского гонорара за книгу, паушального платежа или роялти за лицензию и т.д.

    Выводы:

    . Знания — это совокупность сведений в различных отраслях. Для ведения хозяйственной деятельности они поступают к их потребителям разными способами: через приобретение опыта, получение образования, покупку технологии.

    . Новыми знаниями мир обязан прежде всего науке. Под научными исследованиями и разработками (НИР) или научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами (НИОКР) имеется в виду организованный процесс открытия новых знаний.

    . Рынок знаний специфичен. Значительная часть знаний распространяется на нем безвозмездно. На рынке знаний множество секторов, из которых своими размерами выделяются сектора науки, образования, средств массовой информации, хранения информации. На нем также много посредников между производителями новых знаний и их потребителями.

    . Новые знания называются интеллектуальным продуктом, интеллектуальной собственностью. Этот продукт приобретает самые разные формы, а его собственники получают право на использование, в силу чего они либо сами используют свой интеллектуальный продукт, либо продают его, либо сдают в аренду и т.д.

    . Если фирма использует чужую интеллектуальную собственность, она выплачивает ее собственнику вознаграждение (доход).

    Этот доход может принимать формы авторского гонорара за книгу, паушального платежа или роялти за лицензию на право использовать изобретение и т.д.

    Список использованных источников

1. Труфанов С.Н. Грамматика разума или система Гегеля в доступном изложении Самара: «Гегель-фонд». 2003.

. Овчинников Н.Ф. Знание — болевой нерв философской мысли (к истории концепций знания от Платона до Поппера).

Вопросы философии. 2001, №1,2.

. Станишевский О.Б. Бытие и Быть — онтологические основания знания.

4. Экономика знаний / В.В. Глухов, С.Б. Коробко, Т.В. Маринина. — СПб.: Питер, 2003

. Букович У., Уильямс Р. Управление знаниями: руководство к действию: Пер. с англ.- М.:ИНФРА-М, 2002.

6. Управление инновациями в организации: учеб. пособие/А.А. Бовин, Л.Е. Чередникова, В.А. Якимович. — М. : Омега-Л, 2006.

. Мильнер Б.З. Управление знаниями. — М. : ИНФРА-М, 2003

. Экономика знаний / В.В. Глухов, С.Б. Коробко, Т.В. Маринина. — СПб. : Питер, 2003

. Экономика знаний: Коллективная монография / Отв. ред. д-р экон. наук, проф. В.П. Колесов. — М.: ИНФРА-М, 2008.

10. Миндели Л.Э., Пипия Л.К. Концептуальные аспекты формирования экономики знаний. Вопросы прогнозирования №3, 2007.

11. Макаров В.Л., Клейнер Г.Б. Микроэкономика знаний — М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2007, с.22.

12. Блюменау Д.И. Информация и информационный сервис. — Л.:Наука, 1998.

. Эрроу К. Восприятие риска в психологии и экономической науке / Цит. по: Теория и история экономических и социальных институтов и систем. Альманах. 1994.№5.Вып.5.

13. Экономика знаний: Коллективная монография ./ Отв. ред. д-р экон. наук, проф. В.П. Колесов. — М.: ИНФРА-М, 2008.

. Миндели Л.Э., Пипия Л.К. Концептуальные аспекты формирования экономики знаний. Вопросы прогнозирования №3, 2007.

15. Горц А. Знание, стоимость и капитал. К критике экономики знаний. Философско-литературный журнал «ЛОГОС» №4 (61) 2007