Экономика НИС и их роль в мировой экономике

Курсовая работа

С тех пор, как Петр I начал прорубать окно в Европу — в смысле не столько выхода к морю, сколько обогащения ее достижениями — методы и способы «догоняющего» экономического и общественного развития равняющихся на передовые западные образцы стран, как и результаты этой «гонки за лидером», неоднократно менялись.

После второй мировой войны наиболее успешной моделью «догоняющего» развития была общепризнанная японская «промышленная политика», превратившая за четверть века из потерпевшей поражение разоренной страны во вторую экономическую державу мира. Такая модель стала образцом для всей Восточной Азии — от Южной Кореи и Сингапура до Таиланда, Китая и Вьетнама. Достигнутые новоиндустриальными странами многолетние стабильные высокие темпы экономического роста и повышения жизненного уровня стали рекордными за всю историю «догоняющих» развивающихся стран.

Модель «догоняющего» развития восточноазиатских стран получила образное название «летящих гусей». В отличие от Советского Союза, бросившего все свои силы на тяжелую индустрию, проложивший восточноазиатский путь первый «гусь» «пролетел» практически по всему историческому маршруту начавшейся в конце XVIII века классической индустриализации. Это была Япония, которая, ориентируясь прежде всего на экспорт, сначала усиленно развивала легкую промышленность, особенно текстильную, затем — судо- и автомобилестроение и другие отрасли тяжелого машиностроения, а также нефтехимию, на следующем этапе — приборостроение и электронику, и, наконец, высокотехнологичную продукцию — компьютеры, платы и т.д. (проблемы возникли лишь в начале 90-х годов, когда страна стала отставать от США и Европейского союза в разработке и производстве наиболее передовых высоких технологий).

По таким же ступеням индустриализации пошли или идут четыре азиатских «драконы» — Южная Корея, Тайвань, Сингапур и Гонконг, а за ними «тигры» — Таиланд, Малайзия, Индонезия, Филиппины, — и, наконец, Китай и присоединяющийся к «гусиному клину» Вьетнам.

Продолжающийся более десяти лет застой японской экономики и азиатский финансовый кризис 1997-1998 годов, потрясли экономические, социальные и политические основы новых индустриальных стран, внесли существенные коррективы в оценку результатов и перспектив их развития.

Однако быстрота, с которой большинство стран Восточной Азии, за исключением Индонезии, преодолели наиболее тяжкие последствия кризиса и возобновили высокий экономический рост, перечеркнула самые пессимистические сценарии о полном провале их модели «догоняющего» развития. Так, наиболее успешно идущая по пути преодоления изъянов этой модели и глубоких структурных реформ Южная Корея еще в 1999 году добилась 10,2 процента, а в 2000 году — 4,8 и в 2001 году — 3,5 процента прироста ВВП.

45 стр., 22464 слов

Дипломная работа: Реформы 70-90-х годов ХХ века в Китае и их влияние на дальнейшее развитие страны

... гг. вывели страну на траекторию одного из лидеров мирового экономического развития. Стремительный экономический рост Китая, его ускоренная интеграция в мировую экономику ... которая проходила в рамках научного проекта ИМЭМО РАН «Мировые ... по себе является доказательством актуальности настоящего исследования. Геополитические изменения в мире и выдвижение Китая в число наиболее успешно развивающихся стран, ...

В данной работе рассмотрены основные особенности социально-экономического положения НИС Азиатско-Тихоокеанского региона.

Опираясь на информацию периодической и учебной литературы, а также на статистические данные, были выявлены и проанализированы проблемы, с которыми данные государства сталкивались и сталкиваются на пути своего социально-экономического развития, а также основные тенденции этого развития.

Тема НИС показалась мне интересной по своему содержанию, но особый интерес в этой категории стран для меня представили именно НИС Юго-Восточной Азии, поскольку именно в этом регионе миру явились 4 азиатских чуда стран-“тигров” (Гонконг, Сингапур, Тайвань и Южная Корея), а затем и чудо стран-“драконов”. Эти государства сумели в относительно малые сроки добиться огромного прогресса в социальной, а особенно, экономической сферах.

В 1950-е годы в странах АТР было в наличии только отсталое сельское хозяйство. К настоящему же времени страны ЮВА превратились в одни из самых быстроразвивающихся стран мира, которые одевают, и снабжают бытовой электроникой и продуктами питания и США, и Японию, и Западную Европу, чем увеличивают свой вес в мировом хозяйстве.

Недавно произошедший валютно-финансовый кризис в НИС ещё больше приковал внимание индустриально развитых стран к процессам, происходящим в развивающихся странах АТР. Поэтому работа, раскрывающая особенности и закономерности социально-экономического развития, анализирующая позитивные и негативные моменты экономических политик новых индустриальных стран, показалась мне весьма интересной и актуальной в настоящее время.

Цель данной работы — ответить на вопрос: способны ли страны зоны «восточноазиатского чуда» вписаться в новую высокотехнологичную глобализированную мировую экономику?

Рассмотрим более подробно сравнительный анализ развития новых индустриальных стран Восточной Азии и Латинской Америки, а также проанализируем их роль и место в современной международной экономике.

Глава 1. Новоиндустриальные страны и новоиндустриальная революция

1.1. Становление и развитие новых индустриальных стран

В результате распада мировой колониальной системы в послевоенные годы на политической карте появилось много независимых государств. Многие из них выбрали за основу своего развития социалистическую модель по примеру СССР, однако большинство из этих стран продолжали свое формационное развитие в рамках капиталистической системы, которая получила дополнительную социально-экономическую базу.

Растущий процесс дифференциации развивающихся государств, обусловленный законом неравномерности экономического развития, привел к выделению особой группы стран и территорий — “новых индустриальных стран” (НИС), или “новых индустриальных экономик” (НИЭ).

К этим странам принято относить прежде всего Южную Корею, Тайвань, Гонконг (Сянган), Сингапур — четыре “азиатских тигра”, а также Малайзию, Таиланд, Индонезию, Филиппины, Мексику, Бразилию, Аргентину.

6 стр., 2925 слов

Реферат: Актуальные проблемы развития региональных социально-экономических систем

... меры по активизации инновационной деятельности в отраслях промышленности; развитие инновационной деятельности в субъектах Российской Федерации. Из вышеизложенного можно сказать, что для развития региональных экономических систем уполномоченным лицам необходимо проделать объемную ...

В 70-х годах наступил исторический перелом в динамике разрыва между индустриально развитыми и развивающимися странами. Внутриэкономические реформы и упорядочение законодательной базы, ускорившие развитие свободного частного предпринимательства, способствовали привлечению иностранного капитала. По развивающимся странам в целом с 1986 г. наметился перелом в динамике чистого притока прямых иностранных инвестиций.

Для создания наиболее полной картины развития данной группы стран необходимо проанализировать некоторые наиболее важные аспекты социально-экономического развития НИС.

Социально-экономическое развитие НИС АТР имеет много общих черт, хотя в регионе есть государства, попадающие под классификацию развитых стран (Сингапур, Гонконг).

В последние десятилетия данной группе НИС в результате быстрого экономического роста удалось добиться заметных успехов в преодолении экономической отсталости. При этом типичная для региона модель социально-экономического развития постепенно меняла своё содержание. Индустриализацию НИС можно разделить на 3 этапа:

  • (50-е – середина 60-х) – развитие импортозамещающих отраслей: создание отраслей лёгкой промышленности, которые были призваны в условиях нехватки иностранной валюты насытить внутренний рынок текстильными, трикотажными изделиями, обувью.
  • (середина 60-х –90-х) – создание экспортного потенциала: создание и развитие отраслей промышленности, ориентированной на внешний рынок.
  • (рубеж ХХ-ХХI века) – развитие наукоёмких отраслей: химической, металлообрабатывающей, электронной, электротехнической.

Рост государственных и частных ассигнований на НИОКР.[4]

Так, в 60-е годы приоритет отдавался росту традиционных сырьевых отраслей экономики, ориентированных преимущественно на экспорт, а также проведению политики замещения импорта. Данная политика предполагала развитие местной обрабатывающей промышленности под защитой высоких тарифов. Эта модель (модель импортозамещения) позволяла укрепить молодую национальную промышленность. Однако эта стратегия не всегда содействовала достижению постоянного и стабильного роста и преодолению экономической отсталости. Во-первых, рынки для продукции отраслей, заменяющих импорт, имеют ограниченный характер в силу недостаточной развитости производства развивающихся стран. Отсюда — крайне узкая ёмкость рынка. Во-вторых, устранение конкуренции со стороны дешёвых заграничных товаров привело к отсутствию стимулов у производителей развивающихся стран к понижению издержек производства и повышению качества товаров. В–третьих, проникновение на иностранные рынки товаров из развивающихся стран вызывает препятствия, поскольку западные страны блокировали их доступ на свои рынки путём всевозможных барьеров.[5]

На первом этапе индустриализации, направленном на импортозамещение, можно отметить создание предприятий текстильной, швейной, кожевенно-обувной, деревообрабатывающей, мебельной и других отраслей промышленности, производящих потребительские товары кратко- и среднесрочного пользования. Эти отрасли по технико-экономическим параметрам в основном соответствовали возможностям и потребностям слаборазвитых экономик. В них использовались относительно простые трудоинтенсивные технологии, практически не требующие сложной системы смежных производств по выпуску исходных и вспомогательных материалов. Однако попытки создать промышленное производство товаров долговременного пользования и необходимой для их изготовления промежуточной продукции в НИС закончились провалом. Такие отрасли, как нефтехимия, металлургия, целлюлозно-бумажная промышленность, где производится основная масса исходных конструкционных материалов, являются капиталоемкими, рассчитаны на большой объем производства и, следовательно, на емкий рынок.[5]

Поэтому к середине 60-х годов в странах АТР усилились негативные социально-экономические процессы, вызванные тем обстоятельством, что мировые цены на сырьё сохранялись на невысоком уровне, а узость внутреннего рынка мешала становлению эффективных, конкурентоспособных импортозамещающих производств. В результате медленный рост или даже абсолютное снижение доходов населения, увеличение безработицы, материальное расслоение общества заставили эти страны предпочесть иную модель развития.

Другая модель развития ориентирована на экспорт национальной промышленной продукции, завоевание позиций на внешнем рынке. Отсюда её название – экспортоориентированная индустриализация. Эта модель основана на открытости экономик, активном участии в международном разделении труда, использовании мировой торговли для увеличения финансовых ресурсов страны и модернизации структуры хозяйства.

Именно эта стратегия оказала сильное влияние на путь развития НИС, а особенно на Гонконг, Сингапур, Тайвань и Южную Корею (НИС “первой волны”), которые, не имея богатых природных ресурсов, сделали ставку на экспорт готовой продукции, используя дешёвую дисциплинированную рабочую силу. В итоге наряду с топливно-сырьевой индустрией ведущее место в хозяйственном комплексе государств АТР заняли трудоёмкие отрасли обрабатывающей промышленности. В связи с этим ряд государств этого региона (Малайзия, Таиланд, Филиппины и Индонезия) в начале 80-х годов вошли в группу НИС “второй волны”.[6]

Следует также отметить тот факт, что экономическому подъёму во многом способствовали тесные экономические связи с Японией, которая через свои инвестиции, а также новые технологии, опыт менеджмента и маркетинга приобщала развивающиеся страны к современному производству, расширяя экспортные возможности.

В таблице 1 представлены данные, характеризующие основной экономический показатель группы НИС (ВНП), его динамику за последнее десятилетие ХХ века.

Таблица 1

Динамика экономического развития НИС

Страны Население млн.чел

ВНП (по ППС)

Общий, млрд. долл. На душу населения, долл. Темпы прироста в 1990-1997 гг.,%

Бруней

Вьетнам

Индонезия

Малайзия

Сингапур

Таиланд

Филиппины

Юж. Корея

0,3

77

200

21

3

61

73

47

7,2

128,3

690,7

229,3

89,6

399,3

269,2

65

29 090

1670

3450

10 920

29 000

6590

3670

12 445

8,6

7,5

8,7

8,5

7,5

3,3

8,8

Из данной таблицы видно, что ВНП на душу населения представленной группы стран сильно варьируется (от 29000 $ в Сингапуре до 3500 $ в Индонезии и Филиппинах), что говорит о довольно значительной дифференциации государств в группе НИС по уровню экономического развития.

Особое внимание привлекают к себе данные о темпах прироста ВНП в представленных странах, которые являются просто колоссальными в сравнении с величиной этого показателя в развитых странах (диаграмма 1).

Таблица  1

Добившись впечатляющего экономического прогресса в 70-90-е годы, некоторые страны АТР, однако, по-прежнему значительно отстают от развитых стран в производстве на душу населения валового продукта, в производстве сельскохозяйственной и промышленной продукции.

Современной особенностью стран региона является то, что их прежняя модель развития, в основе которой лежала экспортная ориентация экономики уже во многом себя изжила. Рост квалифицированной рабочей силы требует увеличения уровня заработной платы, что делает товары НИС всё менее конкурентоспособными на мировых рынках. Открытость экономики обернулась проблемой расчёта по внешним долгам с зарубежными кредиторами в условиях снижения экспортного потенциала. Клановый капитализм обернулись коррупцией и неэффективностью в принятии решений на государственном уровне. Пределы экстенсивного роста на базе вовлечения новых ресурсов пройдены.

Выходом из сложившейся ситуации может быть модернизация экономики и переход на новый уровень развития, в основе которого должны лежать новые технологии, наукоёмкое, нематериальное производство. Скорее всего, теперь НИС обратятся к нишевой специализации на мировом рынке на основе высоких технологий, а также станут активнее работать на своём внутреннем рынке.

Проблемы могут возникнуть только от продолжающейся глобализации мировой экономики, которая пока развивается по американскому сценарию. Странам ЮВА, сильнее всего пострадавшим от валютно-финансового кризиса и получающим кредиты и советы от МВФ и Мирового Банка, труднее всего будет противостоять экономической идеологии США. Попав в финансовую зависимость от США после кризиса, им придётся отказаться от развития экономики по собственному сценарию.[7]

Тем не менее, нельзя сбрасывать со счетов азиатскую модель развития, которая нуждается только в хорошей модернизации и исправлении самых очевидных своих ошибок. Хотя различные источники называют азиатской моделью развития развитие всех стран региона, на самом деле эта модель имеет различные варианты, характерные для каждой из стран АТР. Несмотря на некоторую общность в развитии НИС, существуют также и различия в содержании экономической политики “азиатских тигров”: Корея отдаёт предпочтение большим фирмам, энергично используя механизмы государственного воздействия; в Гонконге правительство старается более умеренно вмешиваться в дела бизнеса; в Сингапуре государство осуществляет глубокое вмешательство на всесторонней основе.[5]

Динамичное развитие стран АТР затормозилось в середине 1997 года, когда в странах ЮВА Азии разразился валютный кризис валютно-финансовой системы. Начавшись в Таиланде, он быстро распространился на соседние страны. В июле 1997 года курс национальных валют в регионе по отношению к американскому доллару резко упал.

Финансовый кризис в НИС ЮВА был вызван действием ряда факторов. Во-первых , огромный дефицит торгового баланса, который превысил безопасный уровень в 2% и достиг 8,2% в Таиланде, 6% в Малайзии, 4% в Индонезии и 4,5 в Южной Корее. Это оказало давление на национальную валюту, курс которой был завышен. Во-вторых, — увеличение притоков капитала из-за рубежа. Массивные вливания иностранного капитала покрывали дефицит торгового баланса, но в то же время они “подогревали” инфляционные процессы, увеличивая количество денежной массы в обращении.

В результате, в 1998 году было зарегистрировано снижение производства в Таиланде, Индонезии, Малайзии, Гонконге, Южной Корее, а также в Сингапуре. И только экономика Филиппин в следствие неконвертированности местной валюты пострадала в меньшей степени.

Особенно сильный удар кризис нанёс Индонезии. В 1998 году спад в экономике составил 10%. За чертой бедности оказалось 79,4 млн. человек из 209 млн. населения. Для сравнения, в 1996 году бедными считались 22,5 млн. человек. Инфляция составила 46,6%.

Согласно официальной оценке Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), некоторые из НИЭ Азии и Латинской Америки могут быть отнесены к категории индустриально развитых государств, в которой они занимают весьма достойные позиции по важнейшим экономическим показателям.

Как полагают российские эксперты[2], достаточно высокий уровень производительности труда в НИС Восточной Азии был предопределен такими факторами, как применение сравнительно передовой техники и технологии, довольно высокий уровень автоматизации производства, наличие высококвалифицированных кадров, использование современных методов управления производством, способность модернизируемой экономики эффективно применять научно-технические достижения, а также воспринимать и адаптировать разнообразные инновации.

1.2 Сравнительная характеристика НИС Юго-Восточной Азии

и Ла­тинской

Феномен новоиндустриальной революции некогда отсталых в экономическом отношении стран развивающеюся мира привлекает внимание на протяжении последних четырех десятилетий. В рамках этой модели сложились две конкурирующие между собой на мировом уровне «азиатская» и «латиноамериканская» версии «догоняющего» развития.

С учетом того, что некоторые НИС целесообразнее классифици­ровать как территории, а не как «страны», международное признание получил термин «новые индустриальные экономики» (НИЭ).

Развертывание процессов в социально-экономической дифференциации в развивающемся мире способствовало форсированному выделению из его среды новых индустриальных экономик, а по мере расширения их круга — усилению различий между этими государст­вами.

Латиноамериканские НИС по размерам экономического потен­циала превосходили и превосходят восточно-азиатские НИC. По объ­ему производимого ВВП с Бразилией отчасти соревноваться может лишь Южная Корея, а остальные НИЭ азиатского региона уступают ей в 5-6 раз. С другой стороны, по размерам производства ВВП на душу населения Сингапур почти в 9 раз превосходит Бразилию, в 50 раз уступая ей по численности населения.

Но траектории движения по пути хозяйственной эволюции в двух основных новоиндустриальных регионах мира оказались раз­личными в силу региональной специфики стартовых условий и реа­лизации концепции «догоняющего» развития. Отличаются и резуль­таты развития форсированного экономического «прорыва» азиатских и латиноамериканских НИЭ.

Для восточноазиатских НИЭ еще в 70-е 80-е годы 20 века были характерны относительно более высокие тем­пы роста, которые существенно, порой многократно превышали показатели подавляющего большинства развитых и развивающихся стран.

Эти феноменальные результаты были достигнуты, несмотря, на заметное повышение цен на нефть и другие сырьевые ресурсы 1997-1998 годов (а пионеры новоиндустриального развития в Азии не рас­полагали собственными ресурсами сырья и энергоносителей) и на мировые экономические спады. Вплоть до крупных финансовых по­трясений в Юго-Восточной Азии 1997-1998 годов, а позднее — и в других регионах, азиатские НИЭ демонстрировали самые высокие в мире темпы хозяйственного развития.

Согласно наиболее принятой оценке, на протяжении 1960-1990 годов среднегодовые темпы развития экономики азиатского региона в целом составляли свыше 5%, в то время как в Европе — примерно 2%. Но и в НИС Латинской Америки среднегодовые темпы прироста ВВП в 1950-1995 годы были ниже, чем в Восточной Азии: 5,2% в Брази­лии, 4,8- в Мексики, 2,6% — в Аргентине.

По оптимистическим прогнозам, при сохранении до кризисных темпов экономического роста к 2010 году Восточная Азия могла бы перегнать по объему производимого ВВП Западную Европу, а к 2020 году — Северную Америку.

Беспрецедентный хозяйственный прогресс в этом регионе Азии в течение последних десятилетий обеспечил возрастание совокупных экономических показателей развивающегося мира в целом, что спо­собствовало снижению доли развитых стран в производстве мирового валового продукта примерно с 72% в 1953 году, до 59% в 1990-ом го­ду и 52,8 в 1997-ом году, а также — соответствующему повышению удельного веса развивающихся государств, включая Китай и Индию, в 1990-с годы с 32,6 до 43,2%. В 1996-1997 годы в канун азиатского кризиса Япония, Республика Корея, Китай и Индонезия входили в число первых 12-ти, а еще ряд стран Восточной Азии, наряду с Бра­зилией и Мексикой, — в группу первых 20-ти крупнейших экономик мира.

Согласно подсчетам лондонского журнала «Экономист», в 1965-2000 годы в Сингапуре ВВП на душу населения возрос до 27870 дол­ларов, что практически означает восьмикратное повышение жизнен­ного уровня его жителей.

По данному показателю Сингапур заметно превосходит свою прежнюю метрополию — Великобританию, где, со­гласно оценке Всемирного банка, производство ВВП в подушевом исчислении в 2000-ом году составило 21410 долларов.

В привлекшем внимание экспертов и общественности исследо­вании Всемирного банка «восточноазиатское чудо», опубликован­ном в 1993-м году, этот регион был назван «четвертым полюсом рос­та», наряду с США, Японией и Западной Европой. Осенью 1996 года Южная Корея была принята в члены ОЭСР, а Сингапуру был присво­ен статус «индустриально развитого государства».

На протяжении последних десятилетий развивающиеся страны достаточно высокими темпами наращивали объемы производимой промышленной продукции, и в 1997 году впервые превзошли по их совокупному показателю развитую часть мирового хозяйства. При этом в совокупном объеме промышленного производства развиваю­щихся стран в конце 1990-х на долю НИЭ приходилось около 30 %, в том числе удельный вес восточноазиатских стран составлял 18 %, а латиноамериканских- 12%.

Если же сравнивать масштабы промышленного производства в НИС и в мире в целом, то доля НИЭ Восточной Азии возросла с 6,5 % в 1990 году до 8,5 % в 1997-м,, а доля государств Латинской Аме­рики практически мало изменилась, равняясь примерно 5,7-6,2 % и даже обнаруживая тенденцию к сокращению.

В ряде стран азиатского региона опережающими темпами по сравнению с производительностью труда происходил рост заработ­ной платы. Так, в 1970-1985 годы здесь отмечалось ощутимое увели­чение индекса номинальной заработной платы — на 8,8-14,6 % в год. По темпам увеличения этого показателя восточноазиатские НИС час­то оказывались впереди государств развитой зоны мирового хозяйст­ва.

Ситуация, при которой опережающие темпы роста заработной платы на фоне насыщения внутреннего рынка товарами широкого потребления во многом обуславливают и даже стимулируют повы­шение производительности труда, оказалась достаточно широко распространенной в НИС Азии. В 1985-1995 годах подобная динамика отмечалась, в частности, в Индонезии и Южной Корее. В то же время это в определенной степени способствовало понижению конкуренто­способности их экспортной продукции.

Ускоренное хозяйственное развитие позволило восточноазиатским НИЭ первого поколения обеспечить и другие достижения в со­циально-экономической сфере. На протяжении ряда лет здесь под­держивался один из самых низких в мире уровень безработицы и сравнительно невысокие темпы инфляции.

В период осуществления форсированной модернизации про­изошли довольно заметные изменения в товарной структуре экспорта НИС.

За 1970-1995 годы удельный вес вывоза машинотехнической продукции в экспорте новых изделий Гонконга увеличился в 2,3 раза, Тайваня — в 2,9, Сингапура — в 5,7, Южной Кореи — в 7,2 раза. Однако наиболее заметно этот показатель возрос в НИС «второй азиатской волны»: в Индонезии — в 22,7 раза, Малайзии — в 31,3 раза и Таиланда — в 31,5 раза.

Повысился удельный вес высокотехнологичных изделий, к которым сейчас относится продукция таких отраслей, как фармацевтическая, производство компьютеров, научное приборостроение, электротехническое машиностроение, авиа космическая. Так, их доля к общей стоимости вывоза продукции обрабатывающей промышленности Гонконга в 1997-1998 годах составляла 21%, Республики Корея -27%, Таиланда -31%, Сингапура — 59%.

В государствах латиноамериканского региона этот показатель был ниже: в Бразилии — 7-9, в Мексике — 18-19 процентов, а в США он равнялся 33 %, в Великобритании – 28%.

На протяжении десятилетий модернизации происходили весьма ощутимые изменения также в позициях НИЭ Восточной Азии в качестве поставщиков на мировой рынок готовой промышленной продукции. В современном мировом хозяйстве они заняли нишу крупнейших производителей и экспортеров автомобильной и бытовой техники, электроники, продукции судостроения и химической промышленности. Так, удельный вес НИС Азии в мировом экспорте готовых промышленных изделий в 1970-1998 годах повысился в 6,5 раз. Латиноамериканские НИС, несмотря на высокие результаты, все же уступают восточно-азиатским «тиграм». Доля Мексики по этим товарам возросла с 0,44 до 2,17 процента, т.е. почти в пять раз. Схожим образом развивалась ситуация в сфере экспорта машин и оборудова­ния. Отставание латиноамериканских НИС от восточно-азиатских по долевому участию в мировом экспорте указанных товаров оказыва­лось весьма заметным.

Удельный вес НИС в мировом хозяйстве уступает их роли в ме­ждународной торговле. Так, на долю обоих новоиндустриальных ре­гионов в 1997 году приходилось примерно 16,3% производства миро­вого валового продукта и 14,2% выпуска промышленной продукции мира. В то же время их совокупный удельный вес в международной торговле достигал стоимости мирового экспорта 17,6%, а импорта -18,7%.

Несколько отставая от НИС Латинской Америки по объему ВВП, то есть их долевому участию в мировом производстве, восточноазиатские НИС играют более видную роль в современной мировой торговле и отчасти — международном движении капитала. У зани­мающих весьма солидное положение в мировом производстве ВВП и несколько более скромное — в сфере выпуска промышленной продук­ции — НИС латиноамериканского региона ситуация прямо противо­положная: удельный вес их ВВП и промышленности в мировой эко­номике выше долевого участия в международной торговле соответст­венно в 1,96 и 1,27 раза.

Все это подтверждает вывод об относительной успешности из­бравших стратегию сбалансированного экспортоориентированного развития НИЭ Восточной Азии, а также более широких перспективах их участия в современных мирохозяйственных связях и дальнейшей эволюции мирового экономического сообщества в целом.

Глава 2.Современное состояние НИС

2.1. Социально-экономические проблемы НИС

Среди комплекса серьезных проблем, которые нужно решить на пути своего социально-экономического развития НИС, на первый план выдвинулись проблемы экономические.

Сегодня перед НИС стоят, прежде всего, проблемы укрепления и роста экономики, окончательное преодоление отсталости, повышение жизненного уровня населения и изменение позиции в мировом хозяйстве.

Основной причиной, тормозящей социально-экономическое развитие НИС, несомненно, является научно-техническая отсталость. В результате отсутствия в этих странах достаточно развитой научно-технической инфраструктуры и квалифицированных кадров сложились отношения научно-технологической зависимости НИС от стран-лидеров НТП. По оценкам голландского экономиста Тинбергена, ни в одной области неравенство между развитыми и развивающимися странами не проявляются столь сильно, как в области научных исследований и уровня технологий.

Освоение достижений НТП, индустриализация и обновление сфер общественной жизни в странах АТР было невозможно без активного участия государства в экономике.

Отсталость, нехватка инвестиционных ресурсов, односторонняя зависимость от мирового хозяйства, необходимость привлечения иностранного капитала для модернизации экономики объективно усиливала роль государства как хозяйствующего собственника. В ходе индустриализации стратегию экономического и социального развития, приоритетные отрасли национального хозяйства – всё это определяло государство. Но даже, несмотря на полномасштабное вмешательство государства в экономику, все ключевые решения принимались в зависимости от потребностей и состояния рынка, на основании рыночных законов.

Рассмотрев основные позитивные и негативные моменты экономического развития НИС, я предлагаю обратить внимание на процессы, происходящие в социальной сфере данной группы государств.

Несмотря на значительные экономические успехи, социальные проблемы в НИС остаются весьма острыми. Социальные проблемы во многом обострены из-за того, что уровень прироста населения здесь очень высок: 1,9 % в год против 0,7% в развитых странах.

В то же время непоследовательные аграрные реформы и связанное с ними частичное применение современной техники ускорили высвобождение рабочей силы из сельского хозяйства и урбанизацию, массовый приток работоспособных в города, усилив в них давление на рынок труда. Однако, предприятия обрабатывающей промышленности в городах, которые на ранних этапах индустриализации считалась основным источником новых рабочих мест, не могут поглотить более 10-12% численности рабочей силы, причём по мере модернизации этот показатель будет сокращаться. В результате в НИС АТР безработица росла высокими темпами. По экспертным оценкам, безработные и не полностью занятые в этих странах составляют 25-30% экономически активного населения.

По-прежнему большую часть населения НИС составляют бедные. Большая их часть проживает в сельских районах. Так, например, в Таиланде свыше 80% сельского населения относятся к бедноте. В соответствии с критериями Всемирного банка к проживающим в бедности отнесены те, чей ежедневный доход не превышает 1$. В качестве основной причины нищеты следует отметить перенаселение. При среднегодовом темпе роста населения 3% производство, к примеру, продовольствия растёт лишь на 2% в год.

Для НИС, как и для всех развивающихся стран, характерна резкая неравномерность в распределении доходов по сравнению с развитыми государствами. Причём в ходе экономического роста происходит увеличение доли богатых слоёв населения в доходах. Например, в Индонезии и Филиппинах самыми высокими темпами росли доходы 20% населения, отнесённых к категории наиболее богатых. Это во многом объясняется растущей концентрацией собственности и капитала у местной элиты, её приближённость к власти. В результате, несмотря на рост душевого дохода в развивающихся странах АТР за последние 20 лет в среднем на 1,4% в год, на долю самого бедного населения приходится не более 3-7% доходов.

Массовая безработица, бедность и нищета, усугубляемые неравенством в распределении доходов, ограничивают внутренний платёжеспособный спрос и создают барьер для роста производства и дальнейшего развития.

Однако нельзя не отметить и определённых положительных сдвигов в социальной сфере. В НИС повысилась средняя продолжительность жизни с 30-35 лет в 50-х годах, до 58-65 в 90-х.

Рост безработицы, массовая нищета, нехватка капиталовложений обусловили особый интерес национальных правительств НИС к малым предприятиям. В пользу этого сектора говорит его способность использовать местные ресурсы (как сырьевые, так и рабочую силу), ориентация на ограниченные внутренние рынки, знание их специфики. Малые предприятия традиционно удовлетворяют спрос населения с низкими доходами, а поскольку оно составляет практически во всех НИС АТР большинство, это вызвало широкое распространение и рост мелких форм хозяйствования. Так, доля мелких производств в несельскохозяйственных секторах составляла в середине 90-х годов с Индонезии – 79%, Южной Корее – 78%, Таиланде – 74%. В ходе развития часть мелких производств модернизируется, прежде всего на основе кооперации с местными средними и крупными предприятиями. Постоянное наличие избыточной рабочей силы позволяет сочетать современные методы производства с потогонным трудом и низкой оплатой (как правило, в 1,5-2 раза ниже, чем за сходную работу на крупной предприятии).

В большинстве НИС сложилась разветвлённая система поддержки государством малых форм бизнеса, которые выполняют стабилизирующую экономическую и социальную роль, поставляя на внутренний рынок дешёвые товары, а главное, обеспечивая занятость и доход миллионам людей.[6]

Одним из аспектов социальной отсталости НИС можно считать низкий образовательный уровень населения. Последствия низкого уровня образования и профессиональной подготовки сказывается на уровне научно-технического прогресса и ограниченном участии этих развивающихся стран в создании и использовании мирового научно-технического потенциала. Расходы на НИОКР составляют здесь лишь 0,2-0,3% ВВП, в то время как в экономически развитых странах этот показатель составляет 2-3% . В начале 90-х годов в государствах АТР на 10 тысяч жителей приходилось 160 инженеров. Этот же показатель для развитых стран составлял 295 человек.

Однако нельзя не отметить некоторые успехи НИС в области образования. Существенной положительной чертой политики стран ЮВА в образовании была его доступность. По степени вовлечённости молодёжи в среднее и высшее образование, азиатские НИС превосходили индустриальные страны Латинской Америки. Правда, при этом в рассматриваемых странах достижения в сфере высшего образования были не столь впечатлительны, как в области школьного и среднего профессионального образования. Например, в Сингапуре доля лиц с высшим образованием среди экономически активного населения в середине 90-х годов составляла всего 7%, в Гонконге и на Тайване – 6%. По этому показателю “тигры” существенно уступают развитым странам Запада и Японии: в 1990-1993 года высшее образование в Японии имели 19% активного населения, а в США – 26%.

2.2. Перспективы развития НИС

В 21 в., как отмечают многие специалисты, покажет свою силу азиатско-тихоокеанский регион. В 1989 г. 18 государств образовали форум азиатско-тихоокеанского сотрудничества (АТЭС): США, Канада, Китай, Япония, Австралия, Новая Зеландия, Республика Корея и т.д. Целями этой интегральной группировки стало упразднение торговых препятствий во взаимной торговле и движении капитала. Однако, в силу того, что страны, входящие в АТЭС, различны, были установлены сроки для достижения этих целей: до 2010 — для развитых стран, до 2020 г. — для развивающихся стран. АТЭС не является закрытым блоком. В ноябре 1998 г. на очередной конференции в столице Малайзии Куала-Лумпуре в состав организации приняты еще 3 страны: Вьетнам, Перу, Россия. Большинство прогнозов сейчас сводятся к тому, что ХХI век будет именно периодом азиатско-тихоокеанской мощи. Этот регион займёт доминирующие позиции в мировой экономике. Прогнозы эти исходят из того факта, что с каждым годом доля стран этого региона в мировом хозяйстве неуклонно возрастает, что обусловлено применением высоких технологий и низкими затратами производства. В Азии образуется обширное “технологическое пространство” от Японии, Южной Кореи, Тайваня, Гонконга, Сингапура до Малайзии, Таиланда, Филиппин и Индонезии.[5] В НИС АТР в настоящее время происходит постепенный переход к развитию наукоёмких отраслей промышленности. Правительствами государств планируется значительно увеличить ассигнования на НИОКР: до 2,5 %ВВП.

Говоря о тенденциях социально-экономического развития НИС АТР нужно отметить, что добившись впечатляющего экономического прогресса в 70-90-е годы, страны ЮВА сталкиваются на пороге нового тысячелетия с новыми проблемами, значительная часть которых порождена негативными последствиями предыдущего форсированного роста, сопровождающегося распространением коррупции, появлением олигархических структур, а также отрицательным воздействием колебаний конъюнктуры мирового рынка и хаотичным движением спекулятивного краткосрочного капитала. Обострение экономических проблем усилило националистические настроения, но прежде всего привело к серьёзной корректировке экономической модели.

Кризис, который поразил новые индустриальные страны, породил не только многочисленные проблемы и трудности, но вместе с тем расчистил накопившиеся «завалы», скорректировал конъюнктуру, создал пути преодоления выявившихся проблем. Так, девальвация национальной валюты создает благоприятные условия для роста конкурентоспособности стран, охваченных кризисом. В этом же направлении действуют кризисное сокращение реальной заработной платы и замедление роста цен на капитальные блага. Падение цен на акции ниже их «фундаментальных характеристик» открывает перспективы нового биржевого подъема. Закрытие ненадежных финансовых учреждений, в конечном счете, способствует общему оздоровлению банковской системы.

Что же касается общих перспектив НИС, то они во многом связаны с планами дальнейшего углубления интеграционных связей в рам­ках группировки АСЕАН, объединяющей ныне 10 государств ре­гиона. С течением времени формы экономической интеграции стран АСЕАН усложнялись. В общих чертах они решили пойти по пути Европейского Союза: от общего рынка к таможенному союзу и затем к единому экономическому и валютному пространству. На ежегодных саммитах входящих в АСЕАН государств принято уже много соответствующих постановлений. Однако пока еще в основ­ном решается задача создания зоны свободной торговли. Еще одно важное направление политики этих стран — дальнейшее расшире­ние экономического сотрудничества с Китаем, Японией и шире — со всеми группировками Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), в состав которой входит и Россия.

Таким образом, НИС Азии имеют хорошие перспективы для дальнейшего успешного развития их экономики.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение данной работы хотелось бы сделать общие выводы по особенностям социально-экономического развития НИС. НИС ЮВА в настоящее время находятся на пути перехода от экстенсивного к интенсивному развитию, от получения эффекта масштаба поточного несложного производства к нишевой специализации на наукоёмкой продукции. Страны-“тигры”, некогда возглавлявшие процесс, уже практически достигли уровня развитых экономик, а страны-“драконы” пока ещё в середине (Малайзия и Таиланд) и даже в начале (Филиппины и Индонезия) пути. Хотелось бы отметить, что азиатская модель развития, которая совсем недавно считалась едва ли не эталонной, на самом же деле имеет многочисленные побочные эффекты. Во-первых, она приводит к возникновению кланово-олигархического капитализма, который крайне неэффективен в современных условиях, когда требуется принимать быстрые решения. Во-вторых, экспортная ориентация экономики может завести в тупик при отсутствии спроса на внешнем рынке и узости внутреннего рынка, при массовом заимствовании иностранного капитала без должной отдачи. Национальная экономическая, да и политическая стабильность в таком случае становится слишком зависимой от действий внешних факторов. Скорее всего, азиатская модель развития эффективна только для ограниченного числа стран, на определённых этапах развития. Массовое же внедрение этой модели не сможет принести желаемых результатов. Азиатская модель оказалась и неспособна адекватно реагировать на валютно-финансовые кризисы, которые она же сама и спровоцировала. Полезными же уроками азиатской модели можно считать чёткую стратегию государства, курс на экономический рост и увеличение благосостояния граждан за счёт увеличения ВВП на душу населения, поэтапное развитие отраслей промышленности, трудолюбие и настойчивость в получении позитивных результатов. В самом деле, настоящим чудом является то, что за каких-нибудь 50 лет страны-“драконы” превратились из отсталых аграрных экономик в одних из лидеров мирового хозяйства. Перспективы у НИС есть, они вполне реальны. Для этого им необходимо всерьёз задуматься над структурной перестройкой экономики, не забывать о принципах устойчивого развития и по образцу стран Северной Америки и Европы интегрироваться, чтобы сообща решать сложные проблемы региона.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1) Сергеев П. Перетягивание каната, Или новые индустриальные страны как феномен в современной мировой экономике // Азия и Африка сегодня. № 8, 2003.

2) Гладков И.С. Особенности экономической эволюции новых индустриальных стран (на примере стран Восточной Азии).

— М., 2001.

3) Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения. — М., 1999.

4) Халевинская, Крозе “Мировая экономика” стр.233-234 – М.: “Инфа-М” 1998

5) Хасбулатов “Мировая экономика” стр.281 – М.: “Астра Семь” 1994

6) Булатов “Мировая экономика” стр.514-515 – М.: “Юристъ” 2000

7) Погорлецкий “Экономика зарубежных стран” стр.330-331 – М.: “Высшая школа” 1999

8) Кудров “Мировая экономика” стр.182 — М.: “ЦентрКом” 1998

9) Максаковский В.П. Новые индустриальные страны Азии // География в школе, 2002, № 4.

10) Пахомова Л. Юго-Восточная Азия. Неоднозначные подходы к глобализации // Азия и Африка сегодня, 2002, № 9

11) Петрунин О.В. Экономический спад 1998г. в странах восточной и юго-восточной Азии // Мировая экономика и международные отношения, 2002, №10.

12) Васильев В.Ф., Левтонова Ю.О. (Ред.).

Государственность и модернизация в странах Юго-Восточной Азии. М., 1997.

13) Лоуренс Т.Э. Перемены на Востоке // Иностранная литература, 1999, №3

14) Михеев В. «Азиатский финансовый кризис и его последствия» // Международная жизнь, 1999, №3

15) Чуфрин Г.И. (Ред.).

Экономические реформы в Азии в переходный период. М., 1996.

16) Барышникова О.Г., Попов А.В., Шабалина Г.С. Юго-Восточная Азия: люди и труд. М.: Институт востоковедения РАН, 1999.